• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июля 2009 года Дело N А19-11391/08

Резолютивная часть постановления объявлена 8 июля 2009 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 июля 2009 года.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего судьи Белоножко Т.В.,

судей: Новогородского И.Б., Первушиной М.А.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области на решение Арбитражного суда Иркутской области от 2 декабря 2008 года по делу N А19-11391/08, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2009 года по тому же делу (суд первой инстанции: Филатов Д.А., суд апелляционной инстанции: Клочкова Н.В., Борголова Г.В., Никифорюк Е.О.),

установил:

гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющий статус индивидуального предпринимателя, Мамаев Евгений Александрович (далее - индивидуальный предприниматель) обратился в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Иркутской области (далее - налоговая инспекция) о признании недействительным пункта 2 решения N04-12/03-16 от 07.06.2008 об уменьшении суммы налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в размере 203 493 рублей.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 2 декабря 2008 года заявленные предпринимателем требования удовлетворены.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, и принять по делу новый судебный акт.

Из кассационной жалобы следует, что представленные индивидуальным предпринимателем на проверку первичные документы ставят под сомнение реальность осуществления хозяйственных операций, по которым налог заявлен к вычету, поскольку контрагенты поставщика леса не имеют необходимых материальных и трудовых ресурсов, не уплачивают налоги в бюджет, отсутствуют по месту государственной регистрации.

В отзыве на кассационную жалобу Мамаев Е.А. с изложенными в ней доводами не согласился, считает решение суда и постановление апелляционного суда законными и обоснованными и просит в удовлетворении жалобы отказать.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом (уведомления о вручении почтовых отправлений N63655, N63656, N63657), однако своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в соответствии с пунктом 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть жалобу в их отсутствие.

Дело рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федераци

и.

Проверив соответствие выводов Арбитражного суда Иркутской области и Четвертого арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения судами двух инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, налоговой инспекцией проведена камеральная проверка представленной индивидуальным предпринимателем налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость по налоговой ставке 0 процентов за ноября 2007 года.

По результатам проверки составлен акт N 04-12/03-16 от 02.04.2008 и с учетом возражений индивидуального предпринимателя вынесено решение N 04-12/03-16 от 07.06.2008 «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», в соответствии с которым предпринимателю, в том числе уменьшен предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость в сумме 203 493 рублей.

Не согласившись с названным решением в указанной части, индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Иркутской области с требованием о признании его недействительным.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из того, что налоговой инспекцией не представлено доказательств осведомленности предпринимателя о нарушениях, допущенных контрагентами его поставщиков, о согласованности действий названных лиц и наличии в их действиях схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

По аналогичным основаниям апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов правильными и обоснованными.

Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В силу пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Анализ вышеназванных норм свидетельствует о том, что налогоплательщик предъявляет к вычету суммы налога только при соблюдении им двух условий: наличия счета-фактуры и принятия товара (работ, услуг) на учет.

Судами двух инстанций установлено, что индивидуальным предпринимателем в подтверждение приобретения и оприходования товара в налоговую инспекцию представлены счета-фактуры, товарные накладные унифицированной формы ТОРГ-12, товарно-транспортные накладные, составленные с соблюдением требований налогового законодательства.

Как следует из решения налоговой инспекции, индивидуальный предприниматель приобретал лесопродукцию у ООО "Вудлайн", которое заготовителем (производителем) не является, а приобретает её у третьих лиц (контрагентов). Основаниями отказа в применении индивидуальным предпринимателем вычетов по налогу на добавленную стоимость в сумме 203 493 рублей налоговая инспекция указала на следующие обстоятельства.

ООО "Вудлайн" приобретало поставленную предпринимателю продукцию у ООО "ВостСибСнаб", которое относится к категории предприятий, представляющих нулевую бухгалтерскую и налоговую отчетность (без отражения оборотов по реализации товаров); не имеет имущества, транспортных средств, работников; не находится по адресу, указанному в учредительных документах. Согласно объяснению Мазьминова Г.М., значащегося учредителем и руководителем ООО "ВостСибСнаб", он является инвалидом 2 группы, предоставлял свой паспорт за плату в целях осуществления государственной регистрации предприятий, отношения к деятельности ООО "ВостСибСнаб" не имеет.

Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, а также законности принятия оспариваемого решения и обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт.

Отсутствие у ООО "ВостСибСнаб", у которого ООО "Вудлайн" приобретало (получало) впоследствии реализуемый индивидуальному предпринимателю товар, основных средств, необходимой численности работников, непредставление данным контрагентом отчетности и неуплата налогов, отсутствие его по месту государственной регистрации, не свидетельствуют о направленности действий индивидуального предпринимателя на необоснованное получение налоговой выгоды.

При этом непосредственно сам поставщик индивидуального предпринимателя зарегистрирован в установленном порядке, фактически осуществляет хозяйственную деятельность, не отрицает совершение хозяйственных операций с индивидуальным предпринимателем и оплату им поставленного товара с налогом на добавленную стоимость. Из имеющихся налоговых деклараций ООО "Вудлайн" следует, что с произведенных с индивидуальным предпринимателем сделок им был исчислен налог на добавленную стоимость.

Оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства в их взаимосвязи, суды обоснованно пришли к выводу о том, что наличие необходимого пакета документов для предоставления налоговых вычетов в совокупности с тем, что не были установлены обстоятельства, безусловно свидетельствующие о недобросовестности самого индивидуального предпринимателя и его непосредственного поставщика, либо схемы их совместных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, исключает правомерность отказа налоговой инспекцией в предоставлении налоговых вычетов и, соответственно, доначисление налогов, пени, а также привлечение индивидуального предпринимателя к налоговой ответственности.

В Определении от 16.10.2003 N 329-0, принятом по заявлению о проверке конституционности положений абзаца первого пункта 4 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации признал, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Данный вывод суда соответствует принципам осуществления налогового контроля, подтвержденным Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", согласно пункту 10 которого факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было или должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Налоговой инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки и при рассмотрении дела в суде не представлены в достаточном объеме доказательства, свидетельствующие о том, что индивидуальный предприниматель., совершая хозяйственные операции с вышеназванным поставщиком, не проявил должную осмотрительность и осторожность, что он знал или мог знать о нарушениях, допущенных контрагентом поставщика при совершении сделок с лесопродукцией, впоследствии приобретенной индивидуальным предпринимателем.

Из смысла положений, изложенных в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О и от 15.02.2005 N 93-О, можно сделать вывод, что для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция, и другие доказательства.

Налоговая инспекция не доказала, что при заключении договоров с поставщиком - ООО "Вудлайн" у индивидуального предпринимателя отсутствовала деловая цель, а его действия были направлены исключительно на неправомерное возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость. Материалами дела не подтверждается, что для целей налогообложения индивидуальным предпринимателем учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), либо налоговая выгода получена предпринимателем вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Таким образом, Арбитражным судом Иркутской области и Четвертым арбитражным апелляционным судом с учетом требований статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исследованы и оценены все представленные сторонами доказательства и сделан законный и обоснованный вывод о недействительности решения налоговой инспекции в оспариваемой индивидуальным предпринимателем части.

При таких обстоятельствах Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает, что доводы, изложенные в кассационной жалобе, основаны на ошибочном толковании Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N9 по Иркутской области норм права и направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и изложенных выше обстоятельств, установленных судами двух инстанции, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статьях 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При вынесении обжалуемых судебных актов нормы материального и процессуального права применены правильно, выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для изменения или отмены решения и постановления судом округа не выявлено, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа,

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 2 декабря 2008 года по делу NА19-11391/08, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30 марта 2009 года по тому же делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
Т.В.Белоножко
Судьи
И.Б.Новогородский
М.А.Первушина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-11391/08
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 10 июля 2009

Поиск в тексте