• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 января 2010 года Дело N А33-16826/2008

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Косачёвой О.И.,

судей: Белоножко Т.В., Новогородского И.Б.,

при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью «Ринг-БК» Романовой Эльвиры Семеновны (доверенность от 27.01.2008), Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска и Управления Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю Эрлих Елены Николаевны (доверенности от 28.12.2009 и от 26.08.2009),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Ринг-БК» на постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2009 года по делу N А33-16826/2008 Арбитражного суда Красноярского края (суд первой инстанции: Куликовская Е.А., суд апелляционной инстанции: Колесникова Г.А., Бычкова О.И., Борисов Г.Н.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Ринг-БК» (общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения от 14.07.2008 N 11-40 Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г. Красноярска (налоговая инспекция) в части: привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов в сумме 770 877 рублей 24 копейки за неуплату налога на прибыль организаций, в сумме 414 712 рублей 84 копейки за неуплату налога на добавленную стоимость, доначисления налога на прибыль организаций в сумме 2 879 807 рублей 85 копеек и пеней в сумме 907 792 рубля 68 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 3 429 416 рублей 11 копеек и пеней в сумме 1 307 853 рубля 37 копеек.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю (налоговое управление).

Решением Арбитражного суда Красноярского края 27 марта 2009 года заявленные обществом требования удовлетворены.

Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2009 года решение суда отменено, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Не согласившись с постановлением апелляционного суда, общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке законности и обоснованности судебного акта в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя кассационной жалобы, невозможность представителя общества принять непосредственное участие в самой проверке является грубейшим нарушением прав налогоплательщика, поскольку лишило его возможности поставить перед проверяющими свои вопросы, дать пояснения по представленным документам.

Как указано в кассационной жалобе, апелляционный суд не принял во внимание все доводы общества и представленные им первичные документы, однако неправомерно принял представленные налоговой инспекцией документы, которые не свидетельствуют об отсутствии финансово-хозяйственной деятельности между обществом и его поставщиками.

Общество считает, что протокол выемки документов составлен с нарушением пунктов 6, 7 статей 94 и 99 Налогового кодекса Российской Федерации, а также нарушены сами правила производства выемки документов, однако суд апелляционной инстанции не учел указанные обстоятельства.

Как полагает общество, необоснован вывод суда о нарушении порядка оформления счетов-фактур, не содержащих описание выполненных работ, поскольку к каждому счету-фактуре приложены соответствующие документы, подтверждающие выполнение работ и их полное описание.

Налоговая инспекция в отзыве на кассационную жалобу отклонила изложенные в ней доводы, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.

В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, подтвердили доводы и возражения, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на жалобу.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив соответствие выводов апелляционного суда о применении норм права установленным им по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Как установлено арбитражным судом, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам соблюдения налогового законодательства, в том числе по налогу на прибыль организаций и налогу на добавленную стоимость за период с 01.01.2004 по 31.12.2006.

По результатам налоговой проверки налоговая инспекция составила акт от 20.05.2008 N 11-37 и вынесла решение от 14.07.2008 N 11-40, в том числе о привлечении общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов в сумме 770 877 рублей 24 копейки за неуплату налога на прибыль организаций, в сумме 414 712 рублей 84 копейки за неуплату налога на добавленную стоимость и доначислила налог на прибыль организаций в сумме 2 879 807 рублей 85 копеек и пени в сумме 907 792 рубля 68 копеек, налог на добавленную стоимость в сумме 3 429 416 рублей 11 копеек и пени в сумме 1 307 853 рубля 37 копеек.

Вывод апелляционного суда об отказе в удовлетворении требований общества о признании недействительным названного решения в указанной части является правильным.

Пунктами 1, 2, 7 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что руководитель налогового органа рассматривает акт и другие материалы налоговой проверки, а также письменные возражения по указанному акту, представленные проверяемым лицом (его представителем), извещенным о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, и по результатам рассмотрения выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Из названных правовых норм не следует, что решение должно быть вынесено в день рассмотрения материалов проверки или в иной день с извещением налогоплательщика о времени и месте вынесения решения.

Судом установлено, что обществом представлены возражения на акт выездной налоговой проверки от 20.05.2008 N 11-37, по результатам рассмотрения которых при участии представителей общества назначены дополнительные мероприятия налогового контроля.

Рассмотрение материалов налоговой проверки после проведения дополнительных мероприятий налогового контроля назначено на 08.07.2008, о чем общество было извещено уведомлением от 26.06.2008 N 11-07/70, полученным им 26.06.2008.

Согласно протоколу от 08.07.2008 материалы налоговой проверки и возражения налогоплательщика рассмотрены при участии представителей общества Романовой Э.С., Уфимцевой Г.Г.

Решение N 11-40 изготовлено в полном объеме 14.07.2008.

Из материалов дела не следует и общество не представило доказательства, подтверждающие, что в период с 08.07.2008 по 14.07.2008 налоговой инспекцией проводились какие-либо мероприятия налогового контроля.

Таким образом, вынесение налоговой инспекцией решения 14.07.2008 без извещения налогоплательщика о времени и месте его вынесения не противоречит нормам налогового законодательства и не нарушает права и законные интересы общества.

Довод общества о том, что невозможность представителя общества принять непосредственное участие в самой проверке является грубейшим нарушением прав налогоплательщика, несостоятелен.

В соответствии с пунктом 6 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям. При этом налогоплательщик вправе приложить к письменным возражениям или в согласованный срок передать в налоговый орган документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений.

Как было указано выше, общество представило возражения на акт выездной налоговой проверки, при рассмотрении материалов проверки участвовали его представители, которые имели возможность и поставить перед проверяющими свои вопросы, и дать пояснения по представленным им документам.

Апелляционный суд правомерно отклонил довод общества о том, что поскольку показания свидетелей Триппель А.Г. и Черноусовой Н.Б. получены в период приостановления выездной налоговой проверки, они не могут являться доказательствами по делу.

Из пункта 9 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что на период действия приостановления налоговой проверки приостанавливаются действия налогового органа по истребованию документов у налогоплательщика, в отношении которого проводится проверка, однако названная норма не содержит указание на приостановление его действий, в том числе по опросу свидетелей.

Довод общества о том, что протоколы выемки документов составлены с нарушением требований пунктов 6, 7 статьи 94, статьи 99 Налогового кодекса Российской Федерации, несостоятелен.

Апелляционный суд, проанализировав представленные налоговой инспекцией протоколы выемки документов, установил, что названные протоколы и описи составлены в соответствии с требованиями Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для переоценки выводов суда.

При этом апелляционный суд обоснованно отклонил ссылку общества на то, что Рымарь С.Г., являясь курсантом школы милиции, не имел права быть понятым при проведении выемки документов, поскольку обществом не представлены суду доказательства, что он является заинтересованным в исходе дела лицом.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о соблюдении налоговой инспекцией процедуры рассмотрения материалов выездной налоговой проверки.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на налоговые вычеты, которые производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), при наличии соответствующих первичных документов.

При этом требования о соблюдении порядка оформления первичных учетных документов (счетов-фактур, товарных накладных, актов приемки товара и других) относятся не только к наличию всех установленных реквизитов, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

Следовательно, правомерность и обоснованность применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, а также понесенных расходов по налогу на прибыль первичной документацией, содержащей достоверные сведения, должен доказать налогоплательщик.

Как установлено арбитражным судом, между Управлением Роспотребнадзора по Красноярскому краю (заказчик) и обществом (подрядчик) заключен государственный контракт от 27.03.2005 N 7/3 на выполнение работ по капитальному ремонту зданий управления, а также государственный контракт от 10.04.2006 N 12 на выполнение подрядных работ по капитальному ремонту электропроводки в медицинском складе, контракты от 21.06.2006 N 2, от 12.08.2006 N 5, от 10.08.2006 NN 6, 9, 10 на выполнение строительно-ремонтных работ, оплату и принятие которых обязуется произвести КГУЗ МЦ «Резерв», а общество принимает на себя обязательства по выполнению и сдаче результатов ремонтных работ на указанных в договорах (контрактах) объектах.

В соответствии с частью 1 статьи 706 Гражданского кодекса Российской Федерации, если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика.

Как указано в пункте 5.1.2 государственного контракта от 27.03.2005 N 7/3 на выполнение работ по капитальному ремонту зданий заказчика общество обязано согласовать с ним заключение договоров субподряда со специализированными организациями, привлекаемыми для выполнения работ по контракту.

Государственные контракты от 10.04.2006 N 12, от 21.06.2006 N 2, от 12.08.2006 N 5, от 10.08.2006 NN 6, 9, 10 на выполнение строительно-ремонтных работ для КГУЗ МЦ «Резерв» предусматривают выполнение ремонтных работ обществом, привлечение субподрядчиков указанными контрактами не предусмотрено.

Судом установлено, что работы по названным государственным контрактам на объектах заказчика и КГУЗ МЦ «Резерв» выполнены самим обществом. Названный факт подтверждается актами выполненных работ, показаниями начальника отдела обеспечения деятельности Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю Триппеля А.Г., инженера по эксплуатации и ремонту КУГЗ МЦ «Резерв» Черноусовой Н.Б. о том, что документы на согласование заключения договоров субподряда не представлялись, работы проводились обществом самостоятельно (т. 5 л.д. 133-178, т. 6 л.д. 88-112, т. 25, л.д. 166-169, 170-173).

Поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что документы, представленные обществом в подтверждение осуществления ремонтных работ по вышеуказанным государственным контрактам субподрядными организациями (ООО «Байкал-Трейд» и ООО «Промтехноком»), содержат недостоверную информацию.

Правильным является и вывод апелляционного суда о том, представленные обществом копии чеков не могут служить доказательством оплаты работ по договорам субподряда, поскольку расчеты с субподрядчиками обществом произведены наличными денежными средствами с использованием не зарегистрированной в установленном порядке контрольно-кассовой техники.

Между тем статья 4 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов с использованием платежных карт» устанавливает, что контрольно-кассовая техника, применяемая организациями, должна быть зарегистрирована в налоговых органах по месту учета организации в качестве налогоплательщика.

Также суд правомерно учел установленные налоговой инспекцией в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля и представленные в материалы дела доказательства, свидетельствующие об отсутствии работников субподрядных организаций на объектах производимых ремонтно-строительных работ, а также о том, что ООО «Байкал-Трейд» и ООО «Промтехноком» относятся к категории «проблемных» налогоплательщиков, не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность; ООО «Промтехноком» находится в розыске, расчетный счет закрыт; названные организации не имеют структурных подразделений в г. Красноярске, необходимых условий для выполнения ремонтно-строительных работ в связи с отсутствием управленческого или технического персонала, производственных активов и транспортных средств.

Довод общества со ссылкой на Определение от 16.10.2003 N 329-О Конституционного Суда Российской Федерации о том, что оно не несет ответственность за действия своих контрагентов, является несостоятельным.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности юридического лица, но и полномочий лиц, действующих от их имени, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

Следовательно, апелляционный суд, установив, что общество не проявило должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов, пришел к обоснованному выводу о правомерности отказа ему налоговой инспекцией в праве на налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость и принятии расходов по налогу на прибыль.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы кассационная инстанция приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт основан на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принят с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2009 года по делу N А33-16826/2008 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
О.И.Косачёва
Судьи
Т.В.Белоножко
И.Б.Новогородский

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-16826/2008
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 12 января 2010

Поиск в тексте