• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 октября 2011 года Дело N А19-22660/10

Резолютивная часть постановления объявлена 20 октября 2011 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 24 октября 2011 года.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Парской Н.Н.,

судей: Высокос М.Д., Шелёминой М.М.,

при участии в судебном заседании представителей общества с ограниченной ответственностью «Профессиональные монтажные системы» Долинина Ю.В. (доверенность от 29.07.2011) и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 16 по Иркутской области Артемьева А.В. (доверенность N 04-11/21060 от 31.12.2010),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Профессиональные монтажные системы» на решение Арбитражного суда Иркутской области от 9 марта 2011 года по делу N А19-22660/10, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2011 года по тому же делу (суд первой инстанции - Гаврилов О.В., суд апелляционной инстанции: Ткаченко Э.В., Доржиев Э.П., Желтоухов Е.В.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Профессиональные монтажные системы» (ОГРН 1023801011706, ИНН 3808075411) (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным решения от 0.08.2010 N 14-45/32 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 16 по Иркутской области (ОГРН 1083808014377, ИНН 3808185774) (далее - налоговая инспекция).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 9 марта 2011 года в удовлетворении заявленных обществом требований отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда, общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке законности и обоснованности судебных актов в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя кассационной жалобы, налоговой инспекцией допущено нарушение пункта 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку в связи с получением ответов на ее запросы непосредственно перед вынесением решения налогоплательщик был лишен возможности представить письменные возражения и пояснения в течение установленного Налоговым кодексом Российской Федерации срока. Кроме того, в решении налоговая инспекция сделала вывод о непроявлении обществом должной осмотрительности и осторожности, который отсутствовал в акте проверки и в справках о проведенных мероприятиях налогового контроля и до вынесения решения претензий по указанному вопросу налоговая инспекция не предъявляла.

Общество считает, что выводы судов о непроявлении обществом должной осмотрительности не соответствуют действительности, сделаны без учета сложившихся обычаев делового оборота, позиции Минфина и сложившейся судебной практики, а также доводов и представленных обществом доказательств, свидетельствующих о том, что при заключении сделок общество осуществило достаточный комплекс мероприятий, позволяющий установить правоспособность поставщиков, их надлежащую государственную регистрацию, наличие организационных документов, полномочия лиц, подписавших документы от имени организаций.

Заявитель жалобы полагает, что в нарушение части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды приняли выводы налоговой инспекции о нереальности хозяйственных операций при отсутствии каких-либо доказательств. При этом суды неправомерно возложили бремя доказывания всех сомнений налоговой инспекции на налогоплательщика.

Из кассационной жалобы следует, что суды не оценили представленные обществом допуски заказчиков на объекты сотрудников обществ с ограниченной ответственностью (ООО) «Континент», «Сибирский дом», «Контактрегион», «Интертех», свидетельствующие о реальности выполнения работ.

По мнению общества, также необоснованно суды не приняли во внимание свидетельские показания, подтверждающие наличие реальных взаимоотношений с заявленными контрагентами.

Общество указывает, что признавая недоказанным представленными товарно-транспортными накладными факт доставки товара, суды не указали, почему в графе «грузоотправитель» должны быть указаны именно заявленные контрагенты. Указание в товарно-транспортных накладных иных юридических лиц не опровергает реальность транспортной схемы при непредставлении налоговой инспекцией доказательств обратного.

В отзыве на кассационную жалобу налоговая инспекция указывает на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов и несостоятельность доводов общества.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Участвующие в судебном заседании представители общества и налоговой инспекции поддержали доводы жалобы и отзыва на жалобу.

Проверив соответствие выводов суда первой инстанции и арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты отмене не подлежат по следующим основаниям.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, а также страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2006 по 31.12.2008.

По результатам проведенной проверки налоговой инспекцией составлен акт от 04.05.2010 N14-43/21 и вынесено решение от 05.08.2010 N 14-45/32, которым общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафов за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость за август 2007 года в сумме 191 759 рублей, налога на прибыль, зачисляемого в Федеральный бюджет, за 2007 год в сумме 274 092 рубля, налога на прибыль, зачисляемого в бюджет субъекта Российской Федерации, в сумме 739 360 рублей; обществу предложено уплатить указанные суммы штрафов, недоимку в общей сумме 17 903 130 рублей, пени в общей сумме 7 564 003 рубля 65 копеек, а также предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за 2006 год в сумме 127 010 рублей.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным ненормативного правового акта.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что установленные налоговой инспекцией в ходе проведения налоговой проверки обстоятельства свидетельствуют об отсутствии реальных хозяйственных отношений между обществом и его контрагентами ООО «Контактрегион», ООО «ИнтерТех», ООО «Континент», ООО «Сибирский дом» и получении обществом необоснованной налоговой выгоды. При этом суды признали соблюденной налоговой инспекцией процедуру проведения проверки и рассмотрения материалов проверки.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов обоснованными.

Довод общества о нарушении налоговой инспекцией пункта 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку в связи с получением ответов на ее запросы, направленные в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, непосредственно перед внесением решения налогоплательщик был лишен возможности представить письменные возражения и пояснения в течение установленного Налоговым кодексом Российской Федерации срока, отклоняется судом кассационной инстанции.

В соответствии с пунктом 6 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации в случае необходимости получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе вынести решение о проведении в срок, не превышающий один месяц, дополнительных мероприятий налогового контроля. Целью дополнительных мероприятий налогового контроля является уточнение обстоятельств, связанных с обнаруженными правонарушениями.

Из положений статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что процедура рассмотрения материалов налоговой проверки, по результатам которой налоговый орган выносит решение, включает в себя, в том числе обсуждение итогов дополнительных мероприятий, назначенных налоговым органом, в котором вправе участвовать налогоплательщик, в отношении которого проводилась проверка.

Согласно пункту 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, в том числе необеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и необеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения, является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Из материалов дела следует и судами установлено, что налогоплательщик был ознакомлен с материалами проверки и материалами дополнительных мероприятий налогового контроля, о чем составлены протоколы от 16.07.2010 N 14-60/18, от 03.08.2010 N 14-60/23, от 05.08.2010 N 14-60/23. Рассмотрение материалов проверки и возражений общества и материалов дополнительных мероприятий налогового контроля состоялось в присутствии уполномоченных представителей налогоплательщика, надлежащим образом извещенного о времени и месте рассмотрения материалов проверки, в ходе которого они имели возможность заявить свои возражения.

Исходя из изложенного, суды обоснованно признали, что при вынесении оспариваемого решения обществу была обеспечена возможность участвовать в рассмотрении окончательных результатов проверки по завершении дополнительных мероприятий и представления своих объяснений, в связи с чем пришли к выводу о соблюдении налоговой инспекцией процедуры рассмотрения материалов проверки и отсутствии нарушения права налогоплательщика на участие в процессе рассмотрения результатов проверки по завершении дополнительных мероприятий и представление им объяснений и доказательств по существу налоговых правонарушений.

То обстоятельство, что в решении налоговая инспекция сделала вывод о непроявлении обществом должной осмотрительности и осторожности, который отсутствовал в акте проверки и в справках о проведенных мероприятиях налогового контроля и, по мнению общества, до вынесения решения инспекция претензий по указанному вопросу не предъявляла, не может являться безусловным основанием для признания незаконным ненормативного акта, поскольку указанный вывод налоговой инспекции не относится к установлению фактических обстоятельств, по результатам которых налоговая инспекция пришла к выводу о невозможности осуществления хозяйственной деятельности между обществом и его контрагентами, и является лишь следствием выявления совокупности этих обстоятельств.

Кроме того, данный довод не заявлялся обществом при рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанций и предметом рассмотрения судов не являлся, в связи с чем не может быть принят судом кассационной инстанции.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Из статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на налоговые вычеты, которые производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) и составленных в соответствии с требованиями статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, представленной в альбомах унифицированных форм первичной документации, а документы, форма которых не определена в этих альбомах, должны содержать указанные в настоящей статье обязательные реквизиты, в том числе наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственных операций и правильность их оформления, личные подписи указанных лиц.

Следовательно, правомерность применения вычетов по налогу на добавленную стоимость и включения затрат в состав расходов по налогу на прибыль должен доказать налогоплательщик. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов и включение затрат в состав расходов по налогу на прибыль, а налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость на сумму вычетов, уменьшении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на расходы, если они не подтверждены надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты и расходы хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе применения более низкой налоговой ставки или получения налогового вычета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пунктах 4-5, 10 названного постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Обстоятельствами, свидетельствующими о необоснованности получения обществом налоговой выгоды, являются отсутствие подтверждения соответствующими документами реальности хозяйственных операций, совершенных между обществом и его контрагентами; отсутствие у контрагентов необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, транспортных средств; совершение налогоплательщиком без должной осмотрительности и осторожности хозяйственных операций с контрагентами, не исполняющими свои налоговые обязанности.

Как установлено судами, обществом в проверяемых налоговых периодах заключены договоры подряда и договоры поставки товара с ООО «Контактрегион», ООО «ИнтерТех», ООО «Континент» и ООО «Сибирский дом».

Исследовав в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные обществом в обоснование расходов по налогу на прибыль организаций и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость договоры, товарные накладные, счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, акты о приемке выполненных работ, КС-2, справки о стоимости выполненных работ и затрат КС-3, книги покупок, суды пришли к выводу о том, что указанные документы содержат недостоверные сведения.

Судами установлено, что лица, указанные в поименованных документах в качестве руководителей контрагентов, отрицают свою причастность к деятельности названных организаций и наличие финансово-хозяйственных отношений с обществом. Кроме того, факт подписания документов от имени ООО «Контактрегион», ООО «ИнтерТех», ООО «Континент» и ООО «Сибирский дом» лицами, числящимися их руководителями, не подтверждается заключениями почерковедческих экспертиз, признанных судами допустимыми доказательствами по делу.

Суды учли также установленные налоговой инспекцией в ходе проведения проверки и в ходе рассмотрения дела факты, свидетельствующие о невозможности осуществить поставку товара и исполнить условия договоров подряда, а именно: отсутствие у них транспортных средств, производственного персонала; ненахождение указанных организаций по месту их государственной регистрации; отсутствие у организаций расходов, свидетельствующих о реальном осуществлении какой-либо финансово-хозяйственной деятельности, в том числе на выплату заработной платы, оплату командировочных расходов, канцелярии, горюче-смазочных материалов, коммунальных расходов; транзитный характер движения денежных средств через банковские счета контрагентов на расчетные счета предприятий и физических лиц, участвующих в схемах уклонения от налогообложения.

Обоснованно признан судами недоказанным представленными в суд первой инстанции товарно-транспортными накладными факт поставки товаров от спорных поставщиков, поскольку сведения о грузоотправителях, указанных в товарно-транспортных накладных противоречат сведениям о грузоотправителях в счетах-фактурах и товарных накладных, а в отношении указанных в товарно-транспортных накладных грузоотправителей отсутствуют сведения, идентифицирующие их (ИНН, адрес и т.п.), что не позволяет установить действительных поставщиков товара. Кроме того, судами установлено, что товар к перевозке ООО «Желдорэкспедиция-И», указанным в товарно-транспортных накладных в качестве исполнителя, принимался по количеству мест без проверки по накладным и внутреннего пересчета.

Учитывая изложенные обстоятельства, подтверждающие невозможность выполнения предусмотренных договорами подряда и поставки товаров обязательств спорными поставщиками, а также подписание первичных документов от имени руководителей контрагентов неустановленными лицами, суды пришли к правильному выводу о доказанности налоговой инспекцией отсутствия реальных сделок между обществом и ООО «Контактрегион», ООО «ИнтерТех», ООО «Континент» и ООО «Сибирский дом».

При этом довод общества о том, что выводы судов основаны на сомнениях налоговой инспекции без представления ею каких-либо доказательств противоречит материалам дела и установленным судами фактическим обстоятельствам.

Утверждение заявителя кассационной жалобы о том, что суды не приняли во внимание и не дали оценку представленным им допускам заказчиков на объекты сотрудников ООО «Континент», ООО «Сибирский дом», ООО «Контактрегион», ООО «Интертех» и свидетельским показания, подтверждающим реальность выполнения работ, несостоятельно.

Оценив показания свидетелей в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами, суды пришли к обоснованному выводу о том, что данные показания достоверно не подтверждают факт выполнения работ именно работниками данных юридических лиц.

Согласно пункту 10 Постановления N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что при заключении договоров с ООО «Континент», ООО «Сибирский дом», ООО «Контактрегион», ООО «Интертех» общество запросило у них копии учредительных документов, свидетельства о государственной регистрации и решения о назначении генерального директора, в связи с чем у него отсутствовали основания сомневаться в полномочиях руководителей указанных организаций, несостоятельна, поскольку факт государственной регистрации организации и постановка ее на налоговый учет не свидетельствует о реальном осуществлении ею хозяйственной деятельности.

В случае недобросовестности контрагентов покупатель несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты либо воспользоваться льготным порядком исчисления налогооблагаемой базы ввиду отсутствия надлежаще оформленных документов, поэтому обязанность представления налоговому органу достоверных сведений возложена именно на налогоплательщика, как заинтересованного в получении вычетов лица.

В связи с этим проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности самого юридического лица, но и полномочий лиц, действующих от имени этого юридического лица, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

Следовательно, при заключении сделок налогоплательщику необходимо не только запросить у его контрагентов уставные и регистрационные документы, но и удостовериться в личности лиц, подписавших договоры и первичные документы, а также в наличии у них соответствующих полномочий.

Учитывая выявленные судами условия и обстоятельства совершения и исполнения сделок, а также то, что какие-либо доводы в обоснование выбора спорных контрагентов налогоплательщиком не приведены, суды пришли к правильному выводу о недоказанности обществом проявления должной осторожности и осмотрительности при вступлении в договорные отношения с вышеуказанными контрагентами.

При этом суд апелляционной инстанции правильно указал, что о непроявлении должной осмотрительности свидетельствует также и то, что общество не выясняло фактическое местонахождение организаций, наличие у них материальной базы, штатной численности работников для поставки товаров и выполнения работ, и не установило полномочия лиц, указанных в качестве их руководителей.

Судами установлены фактические обстоятельства по делу на основании полного и всестороннего исследования и оценки в соответствии со статьями 64, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всех представленных в материалы дела доказательств, исходя из требований относимости и допустимости доказательств к предмету заявленных требований и к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу.

Доводы кассационной жалобы повторяют доводы общества, изложенные в заявлении в суд и в апелляционной жалобе и фактически направлены на переоценку установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств по делу, что недопустимо в суде кассационной инстанции в силу полномочий и пределов рассмотрения дела кассационной инстанцией, установленных статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Учитывая, что при подаче кассационной жалобы обществу была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, государственная пошлина в сумме 1 000 рублей подлежит взысканию в Федеральный бюджет с заявителя в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 110, 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 9 марта 2011 года по делу N А19-22660/10, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2011 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Профессиональные монтажные системы» в доход Федерального бюджета государственную пошлину в сумме 1 000 рублей за рассмотрение кассационной жалобы.

Арбитражному суду Иркутской области выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
Н.Н.Парская
Судьи
М.Д.Высокос
М.М.Шелёмина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-22660/10
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 24 октября 2011

Поиск в тексте