• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 02 февраля 2012 года Дело N А19-3052/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 31 января 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 2 февраля 2012 года.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Парской Н.Н.,

судей: Первушиной М.А., Юдиной Н.М.,

при участии в судебном заседании представителя открытого акционерного общества «Гостиничный комплекс «Русь» Мудровой Л.И. (доверенность N 16/10 от 25.11.2010),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Гостиничный комплекс «Русь» на решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 августа 2011 года по делу N А19-3052/2011, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 октября 2011 года по тому же делу (суд первой инстанции - Антонова С.Н., суд апелляционной инстанции: Юдин С.И., Клочкова Н.В., Скажутина Е.Н.),

установил:

открытое акционерное общество «Гостиничный комплекс «Русь» (г. Иркутск, ОГРН 1073811000010; далее - общество) обратилось к управлению делами Губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области (г. Иркутск, ОГРН 1083808000847; далее - управление) с требованием, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о взыскании 1 245 192 рублей неосновательного обогащения за оказанные сотрудникам администрации Иркутской области услуги по проживанию в период с 01.12.2005 по 31.07.2007; 240 988 рублей 88 копеек неосновательного обогащения за оказанные членам государственной комиссии в период с 09.07.2006 по 15.07.2006 услуги по проживанию и питанию; 328 497 рублей 26 копеек платы за пользование автомобилем в период с апреля по июнь 2009 года; процентов в сумме 32 521 рубль 23 копейки за период с 26.02.2010 по 05.07.2011.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 10 августа 2011 года с управления в пользу общества взыскано 240 988 рублей 88 копеек неосновательного обогащения, 108 295 рублей 80 копеек стоимости услуг, 12 086 рублей 26 копеек процентов и 6 155 рублей 92 копейки расходов по госпошлине. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 октября 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции и постановлением апелляционного суда в части отказа в удовлетворении его требований, общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке законности и обоснованности судебных актов в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судами дана ошибочная квалификация заключенного государственного контракта на оказание услуг по предоставлению автотранспорта без экипажа как договора возмездного оказания услуг исходя только из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, в связи с чем неверно применены положения главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Общество утверждает, что целью данного контракта не может являться оказание услуг, поскольку сторонами не было достигнуто соглашение ни по предмету, ни по иным существенным условиям контракта. При этом заявитель жалобы указывает, что им были приведены доказательства того, что между сторонами контракта сложились правоотношения, имеющие правовую природу арендных, однако судами не дана оценка этим доказательствам.

Заявитель кассационной жалобы полагает, что судами также не дана надлежащая оценка недобросовестным действиям ответчика, длительное время не исполнявшего обязательства по оплате оказанных ему услуг и препятствующего своим преимущественным правовым положением своевременному предъявлению обществом иска. Указанные действия управления следует расценивать как злоупотребление правом, что недопустимо в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому суд должен был отказать ответчику в применении такого способа защиты прав как применение срока исковой давности.

В отзыве на кассационную жалобу управление указывает на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов и несостоятельность доводов общества.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Участвующий в судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы.

Проверив соответствие выводов суда первой инстанции и арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты отмене не подлежат по следующим основаниям.

Как установлено Арбитражным судом Иркутской области, в период с 01.12.2005 по 31.07.2007 истцом на основании заявок управления оказаны услуги по проживанию сотрудников ответчика в гостиницах «Ретро 1», «Русь» на общую сумму 1 245 192 рубля, что подтверждается актами, подписанными представителями и скрепленными печатями обеих сторон.

Кроме того, между истцом (исполнитель) и ответчиком (заказчик) 04.02.2009 был заключен государственный контракт N 92/1 на оказание услуг по предоставлению автотранспорта без экипажа для транспортного обеспечения служебной деятельности Правительства Иркутской области и аппарата губернатора на 2009 год.

Задолженность управления по названному контракту за апрель-июнь 2009 года с учетом частичной уплаты составила 328 497 рублей 26 копеек.

Полагая, что у ответчика возникло обязательство из неосновательного обогащения, поскольку управление фактически воспользовалось услугами по проживанию сотрудников ответчика в период с 01.12.2005 по 31.07.2007 в отсутствие предусмотренных договором оснований такого пользования, а также учитывая, что управлением не произведена оплата по контракту N 92/1, общество обратилось в арбитражный суд с иском, в том числе о взыскании неосновательного обогащения в сумме 1 245 192 рубля и платы за пользование автомобилем за апрель-июнь 2009 года в сумме 328 497 рублей 26 копеек.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований общества в части взыскания неосновательного обогащения в сумме 1 245 192 рубля, исходил из пропуска срока исковой давности, о применении которого заявил ответчик. В отношении требования о взыскании платы за пользование автомобилем суд квалифицировал контракт N 92/1 как договор возмездного оказания услуг, в связи с чем применил положения главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом суд удовлетворил требования о взыскании с управления платы за оказанные в апреле 2009 года услуги в сумме 108 295 рублей 80 копеек, однако пришел к выводу о недоказанности истцом факта оказания услуг в мае и июне 2009 года, в связи с чем отказал в удовлетворении остальной части требований по данному эпизоду. Четвертый арбитражный апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов обоснованными.

Как следует из материалов дела, между истцом (исполнитель) и ответчиком (заказчик) 04.02.2009 был заключен государственный контракт N 92/1 на оказание услуг по предоставлению автотранспорта без экипажа для транспортного обеспечения служебной деятельности Правительства Иркутской области и аппарата губернатора на 2009 год.

Пунктом 4.1. контракта установлено, что датой оказания услуг считается дата подписания сторонами (или их представителями) акта сдачи-приемки.

Исследовав представленные в подтверждение факта оказания предусмотренных названным контрактом услуг за май, июнь 2009 года и их принятия ответчиком акты, суды установили, что акты от 29.05.2009 N 00000249 и от 30.06.2009 N 00000315, не подписаны со стороны заказчика. Какие-либо иные документы, подтверждающие факт оказания услуг в указанных периодах, истцом не представлены.

Таким образом, суды обоснованно отказали в удовлетворении требований общества в указанной части.

Довод заявителя кассационной жалобы о неверной квалификации судом названного контракта как договора возмездного оказания услуг, в то время как, по его мнению, между сторонами сложились отношения в рамках договора аренды транспортного средства, отклоняется судом кассационной инстанции.

Согласно части 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Правила толкования договора определены статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Само по себе наименование договора не может служить достаточным основанием для причисления его к тому или иному договору, основное значение имеет смысл договора, его содержание.

Суд квалифицировал спорный контракт в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации исходя из условий заключенного и подписанного самим обществом контракта в совокупности с представленными в материалы дела доказательствами, в том числе актами, в которых в графе «наименование работы (услуги)» указано «Услуги по предоставлению автотранспорта».

Ссылка истца на пункт 2 статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации несостоятельна, поскольку при толковании договора по правилам пункта 1 данной статьи у суда не возникло сомнений.

В силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Течение срока исковой давности в силу части 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с пунктом 26 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Ответчик - управление заявил о пропуске срока исковой давности, установленного статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении заявленных требований о взыскании неосновательного обогащения в сумме 1 245 192 рубля.

Судом установлено, что право требования исполнения обязательств по оплате услуг, оказанных управлению за период с 01.12.2005 по 31.07.2007, возникло в момент их оказания, следовательно, о нарушении своего права истец узнал или должен был узнать не позднее августа 2007 года. С иском о взыскании неосновательного обогащения в сумме 1 245 192 рубля общество обратилось в феврале 2011 года.

Таким образом, поскольку с иском о взыскании неосновательного обогащения истец обратился за пределами установленного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срока исковой давности, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали в удовлетворении исковых требований общества в указанной части.

Довод общества о злоупотреблении ответчиком своим правом по основаниям статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации при обращении с заявлением о применении срока исковой давности, поскольку, по его мнению, управление препятствовало своевременному обращению с соответствующим требованием в суд, не принимается во внимание судом кассационной инстанции.

Исходя из конституционно-правового смысла статей 196, 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, изложенного в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 03.10.2006 N 439-О, от 21.12.2006 N 576-О, от 20.11.2008 N 823-О-О, от 28.05.2009 N 595-О-О, 28.05.2009 N 600-О-О, от 25.02.2010 N 266-О-О) установление сроков исковой давности (то есть срока для защиты интересов лица, права которого нарушены), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

Заявление об истечении срока исковой давности является реализацией прав, предусмотренных статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому достаточных основания для применения положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации у судов отсутствовали.

Кроме того, суд первой инстанции, исходя из положений статей 1, 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, правильно указал, что действуя разумно и добросовестно, а также зная ограниченность сроков для возможной защиты нарушенного права, истец должен был проявить необходимую осмотрительность и своевременно осуществить защиту своих прав путем обращения в суд.

При этом следует учитывать также положение части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой лица, участвующие в деле несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 августа 2011 года по делу N А19-3052/2011, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25 октября 2011 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
Н.Н.Парская
Судьи
М.А.Первушина
Н.М.Юдина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-3052/2011
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа
Дата принятия: 02 февраля 2012

Поиск в тексте