• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 08 ноября 2010 года  Дело N А03-5428/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 28 октября 2010 г.

Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2010 г.

Седьмой арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Колупаевой Л.А.

судей: Бородулиной И.И., Журавлевой В.А.

при ведении протокола судебного заседания судьей Журавлевой В.А.

при участии:

от заявителя: Ситников В.Г. по доверенности от 26.04.2010

от заинтересованного лица: Игонина Е.В. по доверенности от 25.05.2010 (по 31.12.2010), Акелькин Д.В. по доверенности от 30.12.2009 (по 31.12.2010),

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу

Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Алтайскому краю

на решение Арбитражного суда Алтайского края от 10.08.2010 г.

по делу №А03-5428/2010 (судья Янушкевич С.В.)

по заявлению открытого акционерного общества «Новоалтайскторг»

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Алтайскому краю

о признании недействительным в части решения от 15.12.2009 г. № РА-123-12,

УСТАНОВИЛ:

Закрытое акционерное общество «Новоалтайскторг» (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Алтайскому краю (далее -инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо) о признании недействительным в части решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Алтайскому краю от 15.12.2009 № РА-123-12 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 10.08.2010 заявленные обществом требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с указанным решением, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой в Седьмой арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении заявленных требований отказать.

В обоснование апелляционной жалобы ее податель ссылается на следующее:

- налоговым органом установлен факт получения ЗАО «Новоалтайскторг» необоснованной налоговой выгоды вследствие действий общества, направленных на создание схемы снижения своих налоговых обязательств путем уменьшения налоговой базы по НДС, налогу на прибыль, налогу на имущество, по ЕСН когда формально налогоплательщиком действующее законодательство соблюдается, но при этом из под налогообложения доходов используются взаимозависимые лица, находящиеся на упрощенной системе налогообложения, т.е. схема дробления бизнеса.

Подробно доводы изложены в апелляционной жалобе.

В отзыве налогоплательщик возражает против удовлетворения апелляционной жалобы, просит решение оставить без изменения.

В судебном заседании представители налогового органа поддержали доводы апелляционной жалобы, настаивали на ее удовлетворении.

В свою очередь представитель налогоплательщика, с доводами апелляционной жалобы не согласился, поддержал позицию, изложенную в отзыве.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции считает его не подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 15.12.2009 Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 4 по Алтайскому краю принято решение № РА-123-12 о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Указанным решением ЗАО «Новоалтайскторг» предложено уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в размере 8 293 067 рублей, налогу на прибыль, зачисляемому в федеральный бюджет в размере 79 243 рублей, налогу на прибыль, зачисляемому в бюджет субъектов РФ в размере 213 349 рублей, налогу на имущество организаций в размере 38 895 рублей, единому социальному налогу, зачисляемому в федеральный бюджет, в размере 583 634 рублей, единому социальному налогу, зачисляемому в Фонд социального страхования, в размере 282 090 рублей, единому социальному налогу, зачисляемому в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, в размере 107 078 рублей, единому социальному налогу, зачисляемому в Территориальный фонд обязательного медицинского страхования, в размере 194 545 рублей, начислены соответствующие пени и штрафы. Также решением начислены пени за несвоевременную уплату налога на доходы физических лиц в размере 718,68 рублей.

Не согласившись с указанным решением, общество обратилось с апелляционной жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю. По результатам рассмотрения жалобы решение нижестоящего налогового органа оставлено без изменения и утверждено.

Данное обстоятельство послужило основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя требования ЗАО «Новоалтайскторг», суд первой инстанции указал на то, что налоговым органом не представлены неоспоримые и достаточные доказательства наличия в действиях налогоплательщика состава налогового правонарушения; все полученные в результате налоговой проверки доказательства носят характер косвенных доказательств.

Седьмой арбитражный апелляционный суд соглашается выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно статье 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Данная конституционная обязанность распространяется на всех налогоплательщиков в качестве безусловного требования государства.

Налоговый кодекс Российской Федерации (статья 52) устанавливает, что налогоплательщик самостоятельно исчисляет подлежащую уплате сумму налога. В предусмотренных законом случаях обязанность исчислить соответствующий налог может быть возложена на налоговые органы, что не противоречит их задачам и предназначению.

В проверяемом периоде ЗАО «Новоалтайскторг» применяло упрощенную систему налогообложения, выбрав при этом объект налогообложения: доходы, уменьшенные на величину расходов.

В соответствии со статьей 346.14 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения единым налогом, уплачиваемым в связи с применением упрощенной системы налогообложения, признаются доходы; доходы, уменьшенные на величину расходов. Выбор объекта налогообложения в силу пункта 2 указанной статьи, действующей в спорном периоде, осуществляется самим налогоплательщиком. Объект налогообложения не может меняться налогоплательщиком в течение всего срока применения упрощенной системы налогообложения.

Согласно пункту 2 статьи 346.18 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если объектом налогообложения являются доходы организации или индивидуального предпринимателя, уменьшенные на величину расходов, налоговой базой признается денежное выражение доходов, уменьшенных на величину расходов.

В соответствии с п. 4 ст. 346.13 Налогового кодекса Российской Федерации, если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 Налогового кодекса Российской Федерации, превысили 20 млн. рублей и (или) в течение отчетного (налогового) период допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 пунктом 3 статьи 346.14 Налогового кодекса Российской Федерации, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанные требованиям. Этой же нормой в редакции Федерального закона от 31.12.2002 № 191-ФЗ бы предусмотрен предельный размер дохода в сумме 15 млн. рублей.

Из оспариваемого решения налогового органа следует, что ЗАО «Новоалтайскторг» и индивидуальные предприниматели Гатилов И.О., Головенко С.Н., Головенко Т.А., Трунов В.В. создали схему дробления бизнеса с целью исключения факта превышения предельного предела доходов заявителя для минимизации налоговых обязательств путем применения режима налогообложения в виде упрощенной системы налогообложения взаимозависимыми лицами.

Вывод о том, что закрытое акционерное общество «Новоалтайскторг» и индивидуальные предприниматели Гатилов И.С. и Трунов В.В. являются взаимозависимыми лицами, сделан на том основании, что Гатилов И.С. является сыном председателя совета директоров закрытого акционерного общества «Новоалтайскторг», а Трунов В.В - сыном генерального директора закрытого акционерного общества «Новоалтайскторг».

Понятие взаимозависимых лиц для целей налогообложения и основания, по которым лица могут быть признаны взаимозависимыми, дано в статье 20 НК РФ.

Согласно п.п. 1 п. 1 ст. 20 Налогового кодекса Российской Федерации взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно, одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой.

Данный вопрос налоговым органом не исследован, сведений о принадлежности индивидуальному предпринимателю Головенко С.Н. более 20 процентов акций закрытого акционерного общества «Новоалтайскторг» оспариваемое решение не содержит.

Основания для признания взаимозависимыми лицами закрытого акционерного общества «Новоалтайскторг» и индивидуального предпринимателя Головенко Т.А. в оспариваемом решение не изложены.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04 декабря 2005 №441-О разъяснил, что право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 НК РФ, может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Таким образом, для признания организаций взаимозависимыми необходима обязательная совокупность двух условий: установление в законе или ином нормативно-правовом акте формальных критериев взаимозависимости, а также причинно-следственная связь между фактом взаимозависимости и результатами заключенных указанными лицами сделок. В отсутствие подобной связи лица не могут быть признаны взаимозависимыми по смыслу НК РФ.

Аналогичный вывод был сделан и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 6 Постановления Пленума от 12 октября 2006 № 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", согласно которому взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В силу п.п. 3 п. 1 ст. 20 Налогового кодекса Российской Федерации взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно, лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

В соответствии с частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания того обстоятельства, что факт предполагаемой взаимозависимости участников сделок повлиял на их результат, возлагается на налоговый орган.

Между тем, налоговый орган по настоящему делу не привел никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что предполагаемая взаимозависимость заявителя и указанных организаций оказала влияние на условия или экономические результаты их деятельности.

Судом первой инстанции установлено, что какие-либо документы, подтверждающие отношения родства между взаимозависимыми лицами, в материалах дела отсутствуют.

Также обоснованным является вывод суда о том, что как общество, так и индивидуальные предприниматели осуществляли реальную хозяйственную деятельность, производили реализацию товара от своего имени, самостоятельно выполняли свои налоговые обязательства перед бюджетом.

Каждый из хозяйствующих субъектов - общество, индивидуальные предприниматели Гатилов И.С, головенко С.Н,, Головенко Т.А., Трунов В.В. самостоятельно вели учет своих доходов в соответствии с порядком ведения бухгалтерского учета при упрощенной системе налогообложения, установленным главой 26.2 Налогового кодекса Российской Федерации.

Хозяйствующие субъекты самостоятельно определяли от своей деятельности объект налогообложения, налоговую базу, исчисляли налог и представляли в налоговый орган по месту учета налоговую отчетность.

Передача товара и получение оплаты оформлены соответствующими документами, операции отражены в налоговом учете каждого из названных предпринимателей.

Указанные обстоятельства налоговый орган не оспаривает.

Конституционным Судом РФ в Определении от 25.07.2001 № 138-0 указано, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Для установления недобросовестности налогоплательщиков налоговые органы вправе - в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов - осуществлять необходимую проверку и предъявлять в арбитражных судах требования, обеспечивающие поступление налогов в бюджет. Учитывая изложенное, налоговые органы в целях обеспечения баланса государственных и частных интересов вправе проводить проверки в целях выявления фактического собственника реализованного имущества и фактического получатели экономической выгоды и установления его недобросовестности, выразившейся в применении схемы уклонения от уплаты налогов. При этом налоговые органы устанавливают лицо, являющееся собственником исходя из фактических отношений, возникающих между сторонами сделок, вне зависимости от того, какие лица названы собственниками имущества в представляемых в ходе налоговой проверки документах.

Суд апелляционной инстанции находит правомерным вывод суда первой инстанции о том, что налоговым органом не представлены доказательства, подтверждающие, что совокупность совершенных преднамеренных действий налогоплательщика в отношении ведения им финансово-хозяйственной деятельности от имени взаимозависимых и аффилированных лиц изначально были направлены: на "дробление бизнеса" с целью занижения доходов путем распределения их по искусственно созданным хозяйствующим субъектам, формально осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность по производству и реализации печенья и других кондитерских изделий при отсутствии "деловой цели" сделок, на получение необоснованной налоговой выгоды через применение льготного режима налогообложениями взаимозависимыми организациями (УСН), при отсутствии хозяйственной потребности в создании дополнительных хозяйствующих субъектов, выразившееся в минимизации налоговых платежей посредством не уплаты налога на прибыль, налога на имущество, НДС, ЕСН.

При таких обстоятельствах, выводы налогового орана о том, что деятельность предпринимателей носила формальный характер, является необоснованным и документально неподтвержденным.

Суд первой инстанции указал, что налоговым органом не доказано, что Обществом для налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), а также вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Также не доказано, что главной целью налогоплательщика являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

Доказательств, опровергающих эти обстоятельства, а также указанные выводы суда при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции в нарушение требований статьей 65, 200 АПК РФ налоговым органом не представлено, также как доказательств, свидетельствующих о том, что денежные средства, полученные от деятельности индивидуальных предпринимателей как самостоятельных хозяйствующих субъектов, являются доходом налогоплательщика; то, что физические лица – Гатилов И.С., Головенко С.Н. Головенко Т.А., Трунов В.В., а также Качук В.В., Мозалевская В.П. зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей с целью формального соблюдения обществом условий применения упрощенной системы налогообложения.

При указанных обстоятельствах, фактов, свидетельствующих о наличии между налогоплательщиком и указанными предпринимателями каких-либо взаимоотношений, преследующих цель получения необоснованной налоговой выгоды, судом не установлено.

Кроме того, налогооблагаемая база для доначисления налогов, штрафных санкций и пени принята Инспекцией только с учетом деятельности общества и индивидуальных предпринимателей Гатилова И.С., Головенко С.Н. Головенко Т.А., Трунова В.В., хотя общество также как с указанными лицами работает с индивидуальными предпринимателями Качук В.В. и Мозалевской В.П.

Законность такого определения налогооблагаемой базы налоговым органом не обоснована.

Кроме того, как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 №8337/08 Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком платежи по НДС с позиции экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственных взаимоотношений. Иной подход к разрешению настоящего спора означал бы нарушение установленного НК РФ порядка исчисления НДС.

Также НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

По смыслу правовой позиции КС РФ, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

Иные положенные в основу апелляционной жалобы доводы повторяют доводы оспариваемого решения и являются позицией налогового органа по настоящему делу. Данные доводы не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции, соответственно не влияют на законность принятого судебного акта и по мотивам, приведенным выше, отклоняются судом.

Нормы процессуального права, несоблюдение которых является основанием для отмены решения в соответствии с частью 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не нарушены.

В соответствии с пп. 1.1 п. 1 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации (введен Федеральным законом от 25.12.2008 № 281-ФЗ) государственные органы, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах в качестве истцов или ответчиков, освобождены от уплаты государственной пошлины.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьёй 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Седьмой арбитражный апелляционный суд,

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда Алтайского края от 10 августа 2010 года по делу №А03-5428/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

     Председательствующий

     Колупаева   Л. А.

     Судьи

     Бородулина   И.И.

     Журавлева   В.А.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А03-5428/2010
Принявший орган: Седьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 08 ноября 2010

Поиск в тексте