• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 2010 года  Дело N А27-10846/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 28 октября 2010г.

Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2010г.

Седьмой Арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Ждановой Л. И.

судей Павлюк Т. В., Солодилова А. В.

при ведении протокола судебного заседания судьей Павлюк Т. В.

при участии:

от заявителя: Владимирова Е. А. по доверенности от 11.01.2010 года, Гусева Ю. В. по доверенности от 15.09.2010 года

от заинтересованного лица: Колесникова Н. И. по доверенности от 15.09.2010 года

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в г. Киселевске, г. Киселевск и апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Разрез Киселевский», г. Киселевск

на решение Арбитражного суда Кемеровской области

от 23 сентября 2010 года по делу № А27-10846/2010 (судья Ходякова О. С.)

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Разрез Киселевский», г. Киселевск

к Территориальному отделу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в г. Киселевске, г. Киселевск

об оспаривании постановления административного органа,

У С Т А Н О В И Л:

Общество с ограниченной ответственностью «Разрез Киселевский» (далее по тексту – Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в г. Киселевске (далее по тексту – Управление, административный орган, заинтересованное лицо) от 12.07.2010 года № 299 о признании Общества виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ, и назначении наказания в виде штрафа в размере 10 000 руб. и прекращении производства по делу.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 23 сентября 2010 года заявленные Обществом требования удовлетворены.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Управление обратилось в арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Кемеровской области от 23 сентября 2010 года отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных Обществом требований.

Обществом также подана апелляционная жалоба на решение Арбитражного суда Кемеровской области от 23 сентября 2010 года.

Определением суда апелляционной инстанции от 20 октября 2010 года апелляционная жалоба заявителя принята к совместному рассмотрению с ранее поданной апелляционной жалобой административного органа.

Апелляционная жалоба Управления мотивирована следующим образом:

Общество привлечено к административной ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, за невыполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, следовательно, в соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ сроки привлечения к административной ответственности нарушены не были.

Подробно доводы заинтересованного лица изложены в апелляционной жалобе.

Общество в апелляционной жалобе привело следующие доводы:

Управление не представило в материалы дела доказательства совершения заявителем административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ, вина организации также не доказана.

Подробно доводы заявителя изложены в апелляционной жалобе.

В судебном заседании представители Общества поддержали доводы апелляционной жалобы, возражали против доводов апелляционной жалобы административного органа.

Управление в отзыве на апелляционную жалобу и его представители в судебном заседании возражали против доводов жалобы заявителя, указав, что заинтересованным лицом в материалы дела представлено достаточно доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях организации состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ, вина лица доказана.

Письменный отзыв административного органа приобщен к материалам дела.

В судебном заседании представитель Управления дополнил, что прибор является универсальным, замеры производит в нескольких местах одновременно.

Проверив материалы дела в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изучив доводы апелляционных жалоб, отзыва на жалобу, заслушав представителей сторон, суд апелляционной инстанции считает решение Арбитражного суда Кемеровской области от 23 сентября 2010 года подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено материалами дела, в связи с поступившими жалобами от жителей д. Октябринка на неудовлетворительные условия проживания, Управление провело проверку Общества, по результатам которой было вынесено определение от 12.04.2010 года № 642 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования в отношении юридического лица.

Согласно предписанию административного органа Испытательным лабораторным центром ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Кемеровской области» проведены замеры уровней шума и вибрации в жилом доме, расположенном по адресу: г. Киселевск, д. Октябринка, ул. Тихая, 20, при проведении взрывных работ ООО «Разрез Киселевский».

В протокол осмотра места совершения административного правонарушения от 16.04.2010 года № 72, составленном должностным лицом Управления, с участием понятых, представителя Общества - технического директора К.М. Рыжкова, внесены данные о привлекаемых специалистах Испытательного лабораторного центра ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Кемеровской области»: фельдшера-лаборанта Р.Ф. Гишварова, Н.М. Штебловой и О.Г. Чесак.

Специалистам были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 25.8 КоАП РФ и они были предупреждены об административной ответственности в соответствии со статьями 17.7 и 17.9 КоАП РФ, о чем свидетельствуют их подписи в протоколе от 16.04.2010 года № 72.

Замеры производились в гостиной комнате жилого дома по адресу: д. Октябринка, ул. Тихая, 20.

По результатам данных замеров составлены протоколы лабораторных исследований физических факторов от 16.04.2010 года № 500 и от 22.04.2010 года № 528, в соответствии с которыми измеренные уровни вибрации в гостиной комнате не соответствуют требованиям СН 2.2.4./2.1.8.566-96 «Производственная вибрация, вибрация в помещениях жилых и общественных зданий» и превышают допустимые уровни в дневное время суток на 4 дБ.

Нарушение выразилось в том, что в жилом доме № 20 по ул. Тихая, находящемся в 150 метрах на юге от границы горного отвода и в зоне влияния Общества, измеренные уровни вибрации в период взрывных работ ООО «Разрез «Киселевский» составляют 71 дБ, что является превышением допустимых уровней в дневное время суток на 4 дБ, не соответствуют требованиям СН 2.2.4./2.1.8.566-96 «Производственная вибрация, вибрация в помещениях жилых и общественных зданий», пункту 6.2 СанПиН 2.1.2.1002-00 4 «Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям», а также является нарушением статей 2, 8, 11, 23, 24 Федерального закона от 30.03.1999 года № 52 «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

По данному факту Территориальный отдел составил протокол об административном правонарушении от 13.05.2010 года № 95 и вынес постановление по делу об административном правонарушении от 12.07.2010 года № 299, которым Обществу назначено наказание в виде административного штрафа, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ, в размере 10 000 руб.

Полагая указанное постановление незаконным, Общество обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с настоящим требованием.

В соответствии с п. 6 ст. 210 Арбитражного процессуального кодекса РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

При рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

В силу статьи 6.3 КоАП РФ нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, влечет для юридических лиц наложение административного штрафа от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Согласно статье 1 Федерального закона от 30.03.1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы (санитарные правила) - это нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний, санитарно-эпидемиологическое заключение представляет собой документ, удостоверяющий соответствие или несоответствие санитарным правилам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ, услуг; зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования и иного имущества, которые соискатель лицензии предполагает использовать для осуществления предусмотренных статьей 40 настоящего Федерального закона видов деятельности; проектов нормативных актов, эксплуатационной документации.

В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 30.03.1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства.

Жилые помещения по площади, планировке, освещенности, инсоляции, микроклимату, воздухообмену, уровням шума, вибрации, ионизирующих и неионизирующих излучений должны соответствовать санитарным правилам в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от его срока (п. 1 ст. 23 Закона № 52-ФЗ).

Согласно п. 1 ст. 24 Федерального закона от 30.03.1999 года № 52-ФЗ при эксплуатации производственных общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта должны осуществляться санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия и обеспечиваться безопасные для человека условия труда, быта и отдыха в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Санитарные нормы (СН) 2.2.4./2.1.8.566-96 «Производственная вибрация, вибрация в помещениях жилых и общественных зданий», утвержденные постановлением Госкомсанэпиднадзора Российской Федерации от 31 октября 1996 года № 40, устанавливают классификацию, нормируемые параметры, предельно допустимые значения производственных вибраций, допустимые значения вибраций в жилых и общественных зданиях (пункт 1.1).

Согласно таблице 9 СН 2.2.4./2.1.8.566-96 эквивалентным корректированным допустимым значением длительной вибрации в жилых помещениях является уровень виброускорения в 72 дБ.

Согласно примечанию 1 в дневное время в помещениях допустимо превышение уровней вибрации на 5 дБ. Для непостоянной вибрации к допустимым значениям уровней, приведенным в табл. 9, вводится поправка - 10 дБ (примечание 2),

Таким образом, допустимым значением виброускорения является 67 дБ (72-10+5).

Согласно протоколам лабораторных исследований физических факторов от 16.04.2010 года № 500 и от 22.04.2010 года № 528 в момент взрыва в дневное время уровень вибрации в доме № 20 по ул. Тихая, д. Октябринка превысил допустимые значения на 4 дБ.

При этом, доводы Общества о проведении замеров с нарушением требований, предусмотренных Методическими рекомендациями по измерению и гигиенической оценке вибрации в жилых помещениях от 02.01.1984 года № 2957-84 являются необоснованными.

Так, согласно п. 4.5. Методических рекомендаций точки измерения уровней вибрации располагаются на полу жилого помещения. Верхнее покрытие пола (пластик, линолеум, паркет и т.д.) должно плотно прилегать к несущей конструкции в точке измерения.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что на момент измерений пол жилого дома был покрыт плотно прилегающим ковром без заворотов и загибов, не создавая препятствия для установки адаптера.

Таким образом, нарушений условий прилегания верхнего покрытия пола допущено не было.

Пунктом 4.6 Методических рекомендаций предусмотрено, что виброизмерительный преобразователь должен быть прикреплен с помощью резьбового соединения к поверхности стального диска диаметром 300 мм и толщиной 4 мм, имеющего три точки опоры (ножки) под углом в 120°. Диск с датчиком устанавливается на полу. При проведении измерений на диск становится человек, масса которого должна быть в пределах 70 +/- 10 кг.

В данном случае вместо рекомендуемого диска использовался адаптер, имеющий три точки опоры, для измерений общей вибрации на полу, исключающий необходимость постановки человека на диск.

Согласно п. 4.7 Методических рекомендаций измерения вибрации должны проводиться в трех точках перекрытия, удаленных друг от друга на расстояние не менее 1,5 м. С нормативными значениями сравниваются результаты измерений той из точек, где регистрируются наибольшие величины вибрации.

Между тем, в связи с однократной и кратковременной вибрацией во время взрыва у специалиста не было возможности провести измерения в трех точках.

Согласно п. 4.8. Методических рекомендаций в каждой точке измерение вибрации осуществляется по трем взаимно перпендикулярным направлениям: вертикальному (ось Z) и двум горизонтальным (оси X и Y), в каждой октавной полосе.

Измерения в каждой октавной полосе должны производиться не менее 3 раз; при различии результатов в какой-либо октавной полосе более 3 дБ проводятся 3 дополнительных измерения. Результаты всех измерений усредняются по абсолютным величинам измеряемого параметра. При разности измеренных уровней не более 5 дБ допускается усреднение по уровням.

С нормами сравниваются результаты спектральных измерений вибрации по тому из направлений, где регистрируются наибольшие средние значения.

Однако, в данном случае измерения проведены в трех взаимно перпендикулярных направлениях одновременно, так как измерительный прибор является интегрирующим, он автоматически проводит измерения во всех необходимых октановых полосах и выводит сренднеквадратическое значение виброускорения, которые указаны в протоколе. Измерения проводились один раз, но в течение нескольких секунд, прибор проводит измерения каждую секунду и выводит среднее значение вибрации за период измерения.

Пунктом 4.12. Методических рекомендаций определено, что уровень помех должен быть ниже уровня измеряемой вибрации не менее чем на 4 дБ.

Если разность между уровнями измеряемой вибрации и помех составляет от 4 до 5 дБ, то из значения измеренного уровня (с влиянием помех) следует вычесть 2 дБ, а при разности от 6 до 9 дБ следует вычесть 1 дБ. При разности указанных уровней в 10 дБ и более поправки на влияние помех вносить не следует.

Согласно пункту 5.3. Методических рекомендаций для определения допустимых уровней вибрации в октавных полосах частот в зависимости от характера вибрации, времени суток, продолжительности ее воздействия в нормативные уровни из табл. 5 вносятся поправки по табл. 6.

Арбитражным судом установлено, что Методические рекомендации применяются только в части метода измерения без оценки и расчетов согласно области аккредитации. Применение поправок, нормирование и расчеты в них относятся к санитарным нормам. Измеряемым параметром вибрации является виброускорение, которое нормируется по СН 2.2.4./2.1.8.566-96.

Как указано выше, с учетом примечаний 1 и 2 к таблице 9 СН 2.2.4./2.1.8.566-96 допустимым значением виброускорения является 67 дБ.

Сторонние помехи (разговорная речь) на уровень вибрации в помещении не могли повлиять.

Указанные выше обстоятельства подтверждены в судебном заседании специалистом Гившаровой Р. Ф., которая непосредственно осуществляла измерения. При таких обстоятельствах, арбитражный суд правомерно привлек указанного специалиста к участию в судебном заседании как свидетеля. Между тем, Обществом в порядке ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ доказательств обратного в материалы дела представлено не было.

При этом, испытательный лабораторный центр ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Кемеровской области» является лабораторией, аккредитованной в установленном порядке, осуществляющей санаторно-эпидемиологические исследования, испытания.

Взаимодействия территориальных управлений Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и федеральных государственных учреждений здравоохранения - центров гигиены и эпидемиологии не свидетельствует о заинтересованности специалиста, поскольку лаборатория является самостоятельным лицом.

Факт совершения Обществом вменяемого административного правонарушения подтверждается материалами дела.

При таких обстоятельствах, Управление пришло к правомерному выводу о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежит выяснению виновность лица в его совершении.

Согласно положениям ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Из приведенных норм следует, что виновность юридического лица в совершении административного правонарушения определяется в зависимости от принятия им исчерпывающих мер по соблюдению требований действующего законодательства.

Доказательств того, что Общество не имело возможности для соблюдения норм и правил санитарно-эпидемиологического законодательства, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, и им были приняты все зависящую от него меры по их соблюдению, материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах следует признать, что действия Общества образуют состав вменяемого ему административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 6.3 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции находит правомерными доводы апелляционной жалобы Общества о том, что 13.05.2010 года заявитель не производил взрывов, также не производились замеры уровня вибрации.

Согласно статье 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны: должность, фамилия, имя, отчество судьи, должностного лица, наименование и состав коллегиального органа, вынесших постановление, их адрес; дата и место рассмотрения дела; сведения о лице, в отношении которого рассмотрено дело; обстоятельства, установленные при рассмотрении дела; статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения, либо основания прекращения производства по делу; мотивированное решение по делу; срок и порядок обжалования постановления.

В силу п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 года № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (часть 2 статьи 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Между тем, Общество не указало каким образом, указанные противоречия нарушают его права, то есть не представила доказательств, что допущенные административным органом недостатки являются существенными.

Таким образом, процессуальных нарушений, носящих существенный характер и влекущих отмену оспариваемого постановления не установлено судом и апелляционной инстанции.

При этом, в оспариваемом постановлении отражены даты проведения замеров вибрации, то есть указаны дата и место совершения правонарушения.

Исходя из вышеизложенного, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения требований апелляционной жалобы заявителя и отмены решения суда первой инстанции в части установления наличия в действиях Общества административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 КоАП РФ.

Между тем, апелляционная инстанции находит ошибочными выводы арбитражного суда о том, что оспариваемое постановление вынесено административным органом за пределами срока, установленного ст. 4.5 КоАП РФ.

Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, - по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение законодательства Российской Федерации в области санитарно- эпидемиологического благополучия населения - по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Поскольку Общество привлечено к административной ответственности за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, за невыполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, в соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ сроки привлечения к административной ответственности нарушены не были (правонарушение выявлено 22.04.2010 года, постановление по делу об административном правонарушении № 299 вынесено 12.07.2010 года).

Неправильное применение норм материального права является основанием для отмены решения суда в порядке ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ; и принятия в соответствии с п. 2 ст. 269 АПК РФ нового судебного акта об отказе в удовлетворении заявленных Обществом требований.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, пунктом 4 части 1 статьи 270, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 23 сентября 2010 года по делу № А27-10846/2010 отменить.

Принять по делу новый судебный акт.

В удовлетворении требований Общества с ограниченной ответственностью «Разрез Киселевский» о признании незаконным и отмене постановления Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в г. Киселевске от 12.07.2010 года № 299 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.3 КоАП РФ, и назначении наказания в виде штрафа в размере 10 000 руб. и прекращении производства по делу отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

     Председательствующий
   Жданова Л. И.

     Судьи  
  Павлюк Т. В.

     Солодилов А. В.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-10846/2010
Принявший орган: Седьмой арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 октября 2010

Поиск в тексте