• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 марта 2010 года  Дело N А71-14619/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 15 марта 2010 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 22 марта 2010 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Щеклеиной Л. Ю.,

судей Васевой Е.Е., Осиповой С.П.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кузьминой П.С.,

при участии:

от заявителя - ОАО «Альтаир»: Пешкова К.С., паспорт, доверенность от 31.03.2009,

от заинтересованного лица - Управления государственного пожарного надзора ГУ МЧС РФ по Удмуртской Республике, Отдела Государственного пожарного надзора Индустриального района, г. Ижевск: Чукавина М.С., удостоверение, доверенность от 11.01.2010, Пушинина О.В., удостоверение, доверенность от 11.01.2010,

лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заявителя -

ОАО «Альтаир»

на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики

от 31 декабря 2009 года

по делу № А71 - 14619/2009,

принятое судьей Бушуевой Е.А.,

по заявлению ОАО «Альтаир»

к Управлению государственного пожарного надзора ГУ МЧС РФ по Удмуртской Республике, Отделу Государственного пожарного надзора Индустриального района, г. Ижевск

о признании недействительным предписания,

установил:

ОАО «Альтаир» (далее - заявитель, общество) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики к Управлению государственного пожарного надзора Главного управления МЧС РФ по Удмуртской Республике (ОГПН Индустриального района г.Ижевска) о признании незаконным предписания от 15.09.2009 №239/1/1 - 46.

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 31.12.2009 заявленные требования удовлетворены частично: признаны недействительными пункты 3,16,23,27,29 оспариваемого предписания. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит изменить решение суда в обжалуемой части, принять новый судебный акт, которым просит признать недействительным оспариваемое предписание полностью, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права.

В обоснование жалобы указывает на то, что непредставление предписания как составляющей акта проверки после ее завершения является основанием для признания предписания недействительным. Нарушения по пунктам 4,6,7,28,30,35,41,44 акта проверки были устранены на момент его составления, следовательно, возложение обязанности оспариваемым предписанием устранить данные нарушения является незаконным. Представленными в суд первой инстанции фотографиями подтверждается отсутствие нарушений к моменту вынесения предписания. Заинтересованным лицом нарушен трехдневный срок предварительного уведомления заявителя о проведении проверки. Заявитель также не согласен с выводами суда в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительными остальных пунктов предписания, изложив свою позицию в апелляционной жалобе по каждому пункту предписания, который судом признан действительным.

Представитель заявителя в суде апелляционной инстанции поддержал требования и доводы апелляционной жалобы.

Заинтересованное лицо по мотивам, изложенным в письменном отзыве, просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, ссылаясь на законность и обоснованность судебного акта, отсутствие оснований для признания предписания недействительным в обжалуемой части.

Представитель заинтересованного лица в суде апелляционной инстанции поддержал позицию, изложенную в письменном отзыве.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционной жалобы проверены судом апелляционной инстанции в порядке статей 266 и 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, проанализировав нормы права, регулирующие спорные правоотношения, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, находит решение суда первой инстанции подлежащим изменению в связи с допущенной в резолютивной части судебного акта опиской.

Как следует из материалов дела, в период с 10.06.2009г. по 18.06.2009г. заместителем главного государственного инспектора Отделения Государственного пожарного надзора Индустриального района г.Ижевска Муфтахутдиновым Маратом Салаватовичем во исполнение распоряжения Главного государственного инспектора г.Ижевска по пожарному надзору Коробейникова С.А. от 26.05.2009г. № 239 проведена плановая проверка в отношении ОАО «Альтаир», расположенного по адресу: г.Ижевск, ул.В.Шоссе - 31.

По результатам проверки составлен акт проверки от 18.06.2009г. № 239 и вынесено предписание от 15.09.2009г. № 239/1/1 - 46.

ОАО «Альтаир» обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании незаконным указанного предписания от 15.09.2009г. № 239/1/1 - 46.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требования заявителя подлежат частичному удовлетворению, усмотрев незаконность пунктов 3, 16, 23, 25, 29 предписания, признав в остальной части заявленные требования и доводы необоснованными.

Суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Пунктом 1 оспариваемого предписания заявителю предписано смонтировать автоматическую пожарную сигнализацию в полном объеме, а именно смонтировать пожарные извещатели в главном производственном цехе в комнате начальника смены, в коридорах в здании административно - бытового корпуса, в помещении весовой, в коридорах и комнатах столовой.

Пунктом 2 предписания заявителю предписано заменить тепловые пожарные извещатели на дымовые в помещениях (административно - бытовом корпусе, столовой, подвале, производственных цехов, котельной, автотранспортного цеха).

Апеллятор указывает на то, что смонтированная в ОАО «Альтаир» автоматическая пожарная сигнализация (АПС) соответствует проекту, согласно которому предусмотрена установка дымовых извещателей. Тип оборудования установок пожарной автоматики определен организацией - проектировщиком в соответствии с абз.1 п.3 НПБ 110 - 03, установленная на предприятии АПС соответствует требованиям указанных НПБ 110 - 03. Оснований для обязательного оборудования здания административно - бытового корпуса (АБК) автоматической пожарной сигнализацией не имеется, суд не учел выводы арбитражного суда по делу №А71 - 1826/2008 (решение от 08.04.2008г.), переоценил обстоятельства, которые были установлены вступившими в законную силу судебными актами. Ссылка на п.38 НПБ 110 - 03 несостоятельна, поскольку данные правила распространяются на общественные помещения, к каковым АБК не относится. Доказательства необходимости установки дымовых пожарных извещателей в помещениях котельной и АТЦ административным органом не представлены.

Данные доводы апеллятора суд апелляционной инстанции признает ошибочными.

Нормы пожарной безопасности «Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией» (НПБ 110 - 03), устанавливающие основные требования пожарной безопасности и регламентирующие защиту зданий, сооружений, помещений и оборудования на всех этапах их создания и эксплуатации автоматическими установками пожаротушения (АУПТ) и автоматическими установками пожарной сигнализации (АУПС), распространяют свое действие на здания, сооружения, помещения и оборудования, подлежащие защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией, поименованные в Перечне, представленном в обязательном приложении к НПБ 110 - 03 (пункт 14 НПБ 110 - 03).

Таким образом, действие НПБ 110 - 03 имеет место на всех этапах создания зданий, сооружений, помещений и оборудования, в период их эксплуатации, следовательно, требования пожарной безопасности, установленные данными нормами (НПБ 110 - 03) должны выполняться владельцами этих помещений (собственниками, арендаторами и владеющими на ином законном праве).

Здания, сооружения и помещения, не вошедшие в настоящий Перечень, оборудуются установками пожарной автоматики в соответствии с требованиями отраслевых (ведомственных) нормативных документов, утвержденных в установленном порядке (пункт 10 НПБ 110 - 03).

Согласно акту проверки от 18.06.2009г. ОГПН Индустриального района г.Ижевска ГУ МЧС России по УР в присутствии представителя ОАО «Альтаир» были подвергнуты проверке объекты общества: административно - бытовой корпус, производственные цеха, котельная, столовая.

Данные объекты подпадают под действие НПБ 110 - 03, поскольку поименованы в качестве объектов, подлежащих включению в Перечень объектов обязательного приложения к НПБ 110 - 03.

В соответствии с п.4 НПБ 110 - 03 в зданиях и сооружениях следует защищать соответствующими автоматическими установками все помещения независимо от площади, кроме помещений: с мокрыми процессами (душевые, санузлы, охлаждаемые камеры, помещения мойки и т.п.); венткамер (приточных, а также вытяжных, не обслуживающих производственные помещения категории А или Б), насосных водоснабжения, бойлерных и др. помещений для инженерного оборудования здания, в которых отсутствуют горючие материалы; категории В4 и Д по пожарной опасности; лестничных клеток.

Следовательно, требования органа пожарного надзора о монтаже АПС в комнате начальника смены главного производственного цеха, коридорах здания АБК, помещении весовой, в коридоре и комнатах столовой соответствуют требованиям НПБ 110 - 03 и подлежат исполнению.

Суд первой инстанции правомерно отклонил доводы заявителя, ссылавшегося на СНиП 2.09.04 - 87, о необязательном наличии автоматической пожарной сигнализации в АБК, поскольку строительные нормы и правила применяются при проектировании административных и бытовых зданий, нормы же пожарной безопасности устанавливают требования пожарной безопасности, регламентирующие защиту на всех этапах их создания и эксплуатации, указав при этом на то, что проектом спорного здания предусмотрено наличие АПС. Апелляционная инстанция отмечает, что этажность здания при характере его использования как административно - бытового значения при разрешении вопроса о необходимости установки АПС не имеет, от предназначения спорного здания применительно к рассматриваемой ситуации - АПС обязательна.

Обязательны и требования по замене тепловых извещателей на дымовые.

В соответствии с п.3 НПБ 110 - 03 тип автоматической установки тушения, способ тушения, вид огнетушащих средств, тип оборудования установок пожарной автоматики определяется организацией - проектировщиком в зависимости от технологических, конструктивных и объемно - планировочных особенностей защищаемых зданий и помещений с учетом требований действующих нормативно - технических документов.

Следовательно, тип установок пожарной автоматики определяется с учетом требований нормативно - технических документов, то есть должны соответствовать действующим нормам пожарной безопасности НПБ 110 - 03.

Согласно п.3 НПБ 110 - 03 здания и помещения, перечисленные в пунктах 3, 6.1, 7, 9, 10, 13 таблицы 1, пунктах 14 - 19, 26 - 29, 32 - 38 таблицы 3 при применении автоматической пожарной сигнализации следует оборудовать дымовыми пожарными извещателями.

К таковым помещениям относятся здания общественного и административно - бытового назначения (пункт 9 таблицы 1), помещения иного административного и общественного назначения, в том числе встроенные и пристроенные (пункт 38 таблицы 3).

Следовательно, требование органов пожарного надзора о замене существующих тепловых извещателей в целях приведения в соответствии с требованиями пункта 3 НПБ 110 - 03, которым к помещениям данной категории выдвигаются особые требования в целях обеспечения жизни и сохранности здоровья находящихся в данных помещениях людей, на дымовые в помещениях административно - бытового назначения (АБК, столовой, помещениях производственных цехов, котельной, АТЦ) является правомерным.

Судом первой инстанции правомерно отклонен довод заявителя со ссылкой на п.9.2 «Пожарная безопасность» (л.д.127 том 1) об отнесении участков к категориям «Г» и «Д», но, как правильно указал суд, данный пункт относится к производственным и складским участкам, категорированию же по пожарной безопасности подлежат только производственные и складские участки. Иные помещения, в частности административно - бытового назначения, категорированию не подлежат. Согласно п.33 ППБ 01 - 03 категория взрывопожарной и пожарной опасности определяется для всех производственных и складских помещений. Аналогичные положения содержатся в НПБ 105 - 03.

В оспариваемом же предписании указано на отсутствие либо несоответствие АПС в помещениях административно - бытового назначения, которые, как указано выше, не категорируются по взрывопожарной и пожарной опасности.

Ссылка апеллятора о неправомерности применения к помещениям ОАО «Альтаир» п.38 НПБ 110 - 03 является несостоятельной, поскольку указанный пункт применяется к помещениям административного и общественного назначения, каковыми являются спорные (административно - бытового назначения) помещения.

Судом первой инстанции обоснованно отклонен довод заявителя о том, что обстоятельства, связанные с правомерным отсутствием автоматической пожарной сигнализации в административно - бытовом корпусе, установлен вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 08.04.2008г. по делу № А71 - 1826/2008 и постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2008г.

Содержащиеся в судебных актах выводы, на которые ссылается заявитель, как правильно указал суд первой инстанции, являются не установленными судами обстоятельствами, а являются оценкой доказательств и доводов сторон, выводами по существу спорных обстоятельств.

Следовательно, преюдициального значения в силу ст.69 АПК РФ судебные акты по делу №А71 - 1826/2008 для разрешения настоящего спора иметь не будут.

Таким образом, требование органа пожарной безопасности о необходимости монтажа АПС в полном объеме (пункт 1 предписания) и монтажа дымовых пожарных извещателей (замена тепловых - пункт 2 предписания), отсутствие которых было установлено проверяющими, что нашло отражение в акте проверки, является правомерным.

Таким образом, пункты 1 и 2 оспариваемого предписания соответствуют НПБ 110 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется. Ошибочная ссылка в пункте 2 предписания на НПБ 88 - 2001 не влияет на законность указанного в нем требования.

Пунктом 4 предписания заявителю предписано устранить нарушение п.98 ППБ 01 - 03, выразившееся в неисправности шлейфа № 3 автоматической пожарной сигнализации в котельной.

Не оспаривая факт неисправности шлейфа, заявитель указал, что согласно журналу ППР производились профилактические работы, в связи чем осуществлялась замена шлейфа. Кроме того, заявитель указал, что до вынесения предписания указанное нарушение было устранено.

Согласно п.98 Правил пожарной безопасности в РФ (ППБ 01 - 03), утвержденных приказом МЧС РФ от 18.06.2003г. № 313, установки пожарной автоматики должны находиться в исправном состоянии и постоянной готовности.

Правила пожарной безопасности ППБ 01 - 03 не предусматривают условий, при которых установки пожарной автоматики могут находиться в неисправном состоянии. Факт неисправности шлейфа заявителем не оспаривается, в связи с чем пункт 4 правомерно включен в оспариваемое предписание. Факт устранения данного нарушения в период между проведением проверки и вынесением предписания, на который ссылается заявитель, не является основанием для невключения выявленного нарушения в предписание, поскольку требует проверки заинтересованным лицом с выходом на объект проверки, что возможно только при наличии предусмотренных законом оснований.

Таким образом, пункт 4 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Соответствующие доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению.

Пунктом 5 заявителю предписано устранить нарушение, выразившееся в том, что пожарные извещатели в АТЦ, подвешенные на тросе, не имеют устойчивого положения и ориентации в пространстве.

Согласно п.98 ППБ 01 - 03 установки пожарной автоматики должны находиться в исправном состоянии и постоянной готовности. Пожарные извещатели АТЦ в момент проведения проверки не находились в постоянной готовности, так как готовность установок подразумевает под собой не только их наличие и исправное состояние, а также безусловное нахождение их в состоянии, при котором данные установки смогут выполнить свою функцию, в частности пожарные извещатели должны определить место пожара, что при наличии выявленного нарушения невозможно.

Таким образом, доводы апеллятора в данной части суд апелляционной инстанции находит несостоятельными. Пункт 5 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 6, 41 заявителю предписано устранить нарушение п.60 ППБ 01 - 03, выразившееся в эксплуатации электросветильников без колпаков (рассеивателей).

Заявитель ссылается на то, что спорные светильники эксплуатируются с колпаками (рассеивателями). В подтверждение данного факта заявителем представлены фотографии №№ 6.1 - 6.3, 41.

Между тем, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что указанные фотографии не свидетельствуют о состоянии электросветильников на момент проверки, поскольку предположительно выполнены после окончания проверки - 30.06.2009г. (о чем свидетельствует имеющаяся на них дата). Указанные фотографии не являются допустимыми доказательствами, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, где, когда и кем они выполнены. В представленных заявителем возражениях на акт проверки факт отсутствия колпаков (рассеивателей) на момент проверки не отрицается, акт проверки подписан без замечаний и возражений по данному пункту.

Ссылка апеллятора на то, что указанное нарушение не могло быть включено в качестве нарушений в оспариваемое предписание, так как на момент его вынесения нарушение отсутствовало, что подтверждается постановлением о привлечении к административной ответственности работника ОАО «Альтаир» Перевозчикова, является несостоятельной. В постановлении о привлечении к административной ответственности Перевозчикова указано в качестве смягчающего вину обстоятельства устранение им нарушений, но данные обстоятельства указаны со слов привлекаемого к ответственности лица, государственным же инспектором выход на объект с целью проверки действительности устранения этого нарушения не производился. С целью осуществления контроля за устранением нарушений требований пожарной безопасности на законных основаниях государственным инспектором все выявленные в ходе проверки нарушения были включены в оспариваемое предписание, в том числе и нарушения, за совершение которых был привлечен к ответственности Перевозчиков.

Таким образом, пункты 6 и 41 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 7 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 58, 60 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что штепсельные розетки и выключатели не закреплены надежно к стене.

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что штепсельные розетки и выключатели зафиксированы к стенам, а в акте проверки не указано, какие повреждения они имеют.

Согласно пункту 60 ППБ 01 - 03 при эксплуатации действующих электроустановок запрещается использовать приемники электрической энергии (электроприемники) в условиях, не соответствующих требованиям инструкций организаций - изготовителей, или приемники, имеющие неисправности, которые в соответствии с инструкцией по эксплуатации могут привести к пожару, а также эксплуатировать электропровода и кабели с поврежденной или потерявшей защитные свойства изоляцией; пользоваться поврежденными розетками, рубильниками, другими электроустановочными изделиями.

Из акта проверки от 18.06.2009г. № 239 следует, что штепсельные розетки и выключатели в компрессорной и РМЦ не закреплены надежно к стене. В представленных заявителем возражениях на акт проверки наличие указанного факта на момент проверки не отрицается, акт проверки подписан без замечаний и возражений по данному пункту. Каких - либо доказательств, опровергающих зафиксированный в акте проверки факт, заявителем не представлено.

Ссылка на постановление от 11.06.2009г. о привлечении к ответственности Перевозчикова, в котором было указано на устранение данного нарушения, что свидетельствует об отсутствии нарушения к моменту вынесения предписания, также несостоятельна, поскольку, как указано выше, с целью осуществления контроля за устранением нарушений требований пожарной безопасности на законных основаниях государственным инспектором все выявленные в ходе проверки нарушения должны быть включены в предписание.

Таким образом, пункт 7 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 8, 9 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 3, 57 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что соединение проводов в главном производственном корпусе в помещении транспортера отходов выполнено без распределительных коробок, в цехе № 385 распределительные коробки эксплуатируются без крышек.

Не оспаривая наличие данных нарушений, заявитель указал, что неисправная коробка была заменена и соответствующие коробки закрыты крышками.

Факт последующего устранения данных нарушений не является основанием для невключения выявленных нарушений в предписание, поскольку требует проверки ответчиком с выходом на объект проверки, что возможно только при наличии предусмотренных законом оснований.

Таким образом, пункты 8, 9 оспариваемого предписания соответствуют ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Соответствующие доводы жалобы подлежат отклонению.

Пунктом 10 заявителю предписано устранить нарушение п. 60 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что в комнате караула в АКБ электрочайник эксплуатируется без подставки из негорючего теплоизоляционного материала.

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что из предписания неясно, эксплуатируется ли чайник вообще без подставки или с подставкой, но не из негорючих теплоизоляционных материалов. Кроме того, в ОАО «Альтаир» утверждена Инструкция по пожарной безопасности, пунктом 3 которой предусмотрен запрет на эксплуатацию электрочайников без подставки из негорючих материалов.

Пунктом 60 ППБ 01 - 03 предусмотрено, что запрещается пользоваться электроутюгами, электроплитками, электрочайниками и другими электронагревательными приборами, не имеющими устройств тепловой защиты, без подставок из негорючих теплоизоляционных материалов, исключающих опасность возникновения пожара.

Из оспариваемого предписания и из акта проверки следует, что заявителем допущена эксплуатация электрочайника без соответствующей подставки. Каких - либо доказательств, опровергающих данный факт, заявителем не представлено.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что пункт 10 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 11 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 6.26, 6.27 СНиП 21.01 - 97, выразившиеся в том, что ширина горизонтальных участков путей эвакуации в столовой при двухстороннем открывании дверей составляет 0,5м.

Согласно пунктам 6.26, 6.27 СНиП 21.01 - 97 «Пожарная безопасность зданий и сооружений», утвержденных Приказом Минстроя РФ от 13.02.1997г. № 18 - 7, при дверях, открывающихся из помещений в коридоры, за ширину эвакуационного пути по коридору следует принимать ширину коридора, уменьшенную на половину ширины дверного полотна - при одностороннем расположении дверей; на ширину дверного полотна - при двустороннем расположении дверей. Высота горизонтальных участков путей эвакуации в свету должна быть не менее 2м, ширина горизонтальных участков путей эвакуации и пандусов должна быть не менее 1,2 м - для общих коридоров, по которым могут эвакуироваться из помещений класса Ф1 более 15 чел., из помещений других классов функциональной пожарной опасности - более 50 чел.; 0,7 м - для проходов к одиночным рабочим местам; 1,0 м - во всех остальных случаях.

В любом случае эвакуационные пути должны быть такой ширины, чтобы с учетом их геометрии по ним можно было беспрепятственно пронести носилки с лежащим на них человеком.

Из акта проверки, оспариваемого предписания, объяснений заинтересованного лица следует, что в нарушение указанных требований ширина горизонтальных участков путей эвакуации в столовой ОАО «Альтаир» при двухстороннем открывании дверей составляет 0,5м (расстояние было определено при помощи рулетки).

В представленных заявителем возражениях на акт проверки не оспаривается, что на момент проверки ширина горизонтальных участков путей эвакуации в столовой при двухстороннем открывании дверей составляет 0,5м. Акт проверки подписан без замечаний и возражений по данному пункту. Каких - либо доказательств, опровергающих изложенный в пункте 11 предписания факт, заявителем не представлено.

Довод апеллятора о том, что коридор и планировка дверей выполнены в соответствии с проектом, подлежит отклонению. Требования СНиП 21.01. - 97 подлежат обязательному исполнению. Поскольку при проведении проверки должностным лицом заинтересованного лица установлена фактическая ширина горизонтального участка пути эвакуации, которая не соответствует требованиям СНиП 21.01 - 97, обществу следует привести в соответствии с данными требованиями проем двери в соответствии с установленными размерами, что не отразится на конструктивных и несущих элементах строения, к каковым дверные проемы не относятся.

Таким образом, пункт 11 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21.01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 12 заявителю предписано устранить нарушение пункта 6.25 СНиП 21.01. - 97, выразившееся в том, что отделка путей эвакуации (стен) в коридоре первого этажа, лестничных клетках, в подвале АБК, котельной, АТЦ выполнена масляной краской ПФ, т.е. из материала с показателями, превышающими допустимые.

Заявитель оспаривает данный пункт предписания, ссылаясь на то, что согласно пункту 6.25 СНиП 21.01 - 97 из негорючих материалов должны быть выполнены только полы и каркасы подвесных потолков на путях эвакуации. Заинтересованным лицом не проводились испытания горючести материалов, которыми выполнена отделка путей эвакуации на спорных участках.

Согласно п. 53 ППБ 01 - 03 при эксплуатации эвакуационных путей и выходов запрещается применять горючие материалы для отделки, облицовки и окраски стен и потолков, а также ступеней и лестничных площадок на путях эвакуации (кроме зданий V степени огнестойкости).

В соответствии с пунктом 6.25 СНиП 21 - 01 - 97 в зданиях всех степеней огнестойкости и классов конструктивной пожарной опасности, кроме зданий V степени огнестойкости и зданий класса С3, на путях эвакуации не допускается применять материалы с более высокой пожарной опасностью, чем: Г1, В1, Д2, Т2 - для отделки стен, потолков и заполнения подвесных потолков в вестибюлях, лестничных клетках, лифтовых холлах; Г2, В2, Д3, Т3 или Г2, В3, Д2, Т2 - для отделки стен, потолков и заполнения подвесных потолков в общих коридорах, холлах и фойе; Г2, РП2, Д2, Т2 - для покрытий пола в вестибюлях, лестничных клетках, лифтовых холлах; В2, РП2, Д3, Т2 - для покрытий пола в общих коридорах, холлах и фойе.

Исходя из пункта 3 Норм пожарной безопасности (НПБ 105 - 03) «Определение категорий помещений, зданий и наружных установок по взрывопожарной и пожарной опасности», утвержденных Приказом Министерства по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Российской Федерации от 18.06.2003г. № 314, при определении пожароопасных свойств веществ и материалов допускается использование справочных данных, опубликованных головными научно - исследовательскими организациями в области пожарной безопасности или выданных Государственной службой стандартных данных.

Согласно справочнику «Пожаровзрывоопасность веществ и материалов и средства их тушения» (под редакцией А.Н. Баратова, А.Я. Корольченко), согласованному с Государственной службой стандартных справочных данных, краска ПФ является легковоспламеняющейся жидкостью.

В силу п.5.5 СНиП 21.01 - 97 горючие материалы по воспламеняемости подразделяются на трудновоспламеняемые (В1), умеренновоспламеняемые (В2) и легковоспламеняемые (В3).

Таким образом, краска ПФ является легковоспламеняемой и ее запрещается использовать для отделки стен на путях эвакуации.

Наличие краски ПФ на стенах путей эвакуации, указанных в предписании, заявителем не отрицается. При этом, учитывая вышеизложенные выводы, судом правомерно отклонен довод заявителя о том, что согласно пункту 6.25 СНиП 21.01 - 97 из негорючих материалов должны быть выполнены только полы и каркасы подвесных потолков на путях эвакуации, поскольку данный довод основан на неверном толковании указанной нормы.

С учетом вышеизложенных выводов не является основанием для признания незаконным оспариваемого пункта предписания и довод заявителя о том, что ответчиком не проводились испытания горючести материалов, которыми выполнена отделка путей эвакуации на спорных участках, поскольку данный способ для определения пожароопасных свойств веществ и материалов не является исключительным, безальтернативным.

Таким образом, пункт 12 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21.01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 13 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 3, 37, 64 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что в местах пересечения противопожарных стен, перекрытий и ограждающих конструкций различными инженерными и технологическими коммуникациями образовавшиеся отверстия и зазоры не заделаны строительным раствором или другим негорючим материалом, обеспечивающими требуемый предел огнестойкости и дымогазонепроницаемости (компрессорная).

Согласно п.37 ППБ 01 - 03 в местах пересечения противопожарных стен, перекрытий и ограждающих конструкций различными инженерными и технологическими коммуникациями образовавшиеся отверстия и зазоры должны быть заделаны строительным раствором или другими негорючими материалами, обеспечивающими требуемый предел огнестойкости и дымогазонепроницаемость.

Согласно п.64 ППБ 01 - 03 отверстия в местах пересечения электрических проводов и кабелей (проложенных впервые или взамен существующих) с противопожарными преградами в зданиях и сооружениях должны быть заделаны огнестойким материалом до включения электросети под напряжение.

Из акта проверки, предписания следует, что в нарушение указанных норм в местах пересечения противопожарных стен, перекрытий и ограждающих конструкций различными инженерными и технологическими коммуникациями в компрессорной образовавшиеся отверстия и зазоры не заделаны строительным раствором. Указанные отверстия обнаружены визуально, обнаружение отверстий не требует проведения каких - либо испытаний, экспертиз, исследований.

Представленная заявителем фотография № 13 не свидетельствуют о наличии асбестового шнура на отверстиях на момент проверки, поскольку предположительно выполнена после окончания проверки - 30.06.2009г. (о чем свидетельствует имеющаяся на ней дата). Указанная фотография не является допустимым доказательством, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, кем, где и когда она выполнена. В представленных заявителем возражениях на акт проверки заявитель не оспаривал тот факт, что отверстия на момент проверки не были заделаны соответствующими материалами, акт проверки подписан без замечаний и возражений по данному пункту.

Таким образом, пункт 13 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Соответствующие доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению.

Пунктом 14 заявителю предписано устранить нарушение п.8.2 СНиП 41 - 01 - 2003, выразившееся в отсутствии системы противодымной вытяжной вентиляции для удаления продуктов горения при пожаре из подвала АБК.

Заявитель, оспаривая данный пункт, ссылался на то, что согласно п.2.3 СНиП 2.01.02 - 85 система противодымной вытяжной вентиляции для удаления продуктов горения при пожаре необходима только в случаях, если в подвальных помещениях происходит применение или хранение горючих веществ и материалов, предписание не содержит указания на то, что в подвале осуществляется применение или хранение горючих веществ и материалов, и необоснованность ссылки админиситративным органом на СНиП 41 - 01 - 2003.

Данным доводам судом первой инстанции дана правовая оценка. Те же самые доводы приведены обществом в обоснование апелляционной жалобы, с указанием на неправомерность применения судом актов, не подлежащих применению, и неприменению актов, подлежащих применению.

Доводы апеллятора являются несостоятельными в силу неправильного толкования в применении норм действующего законодательства, технических норм и правил.

Согласно пунктам 8 - 12 Указа Президента РФ от 23.05.1996г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер, прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти подлежат официальному опубликованию в «Российской газете" в течение десяти дней после дня их регистрации, а также в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти издательства "Юридическая литература" Администрации Президента Российской Федерации. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу.

Из изложенного следует, что регистрации в Минюсте РФ подлежат нормативные правовые акты, которые затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеют межведомственный характер.

Согласно п.15 Приказа Минюста РФ от 04.05.2007г. № 88 технические акты (ГОСТы, СНиПы и т.п.) государственной регистрации не подлежат.

Строительные нормы и правила 41 - 01 - 2003 распространяются на системы теплоснабжения, отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха в помещениях зданий и сооружений. Нормы содержат требования санитарной, экологической, пожарной безопасности при пользовании, а также требования надежности и энергосбережения к системам теплоснабжения, отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха зданий и сооружений.

Данные строительные нормы и правила, в регистрации которых было отказано, не отменены, продолжают действовать и сохраняют свою обязательную силу в соответствии с пунктом статьи 46 Федерального закона "О техническом регулировании" как технические нормы по вопросам безопасности строительства (письмо Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Технический комитет по стандартизации ТК 465 «Строительство» от 10.02.2005г. №КС - 7 по вопросу действия СНиП, принятых в 2003г. и не прошедших регистрацию в Минюсте России).

Таким образом, СНиП 41 - 01 - 2003, содержащие требования пожарной безопасности, соответствующие целям защиты жизни или здоровью граждан, имущества физических или юридических лиц, в силу положений ст.46 Федерального закона "О техническом регулировании" подлежат применению.

Согласно п.8.2 СНиП 41 - 01 - 2003 системы вытяжной противодымной вентиляции для удаления продуктов горения при пожаре следует предусматривать из каждого помещения без естественного освещения общественного, предназначенного для массового пребывания людей.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания и объяснений ответчика, следует, что в подвале АБК размещены тренажерный зал, подсобные помещения. Следовательно, на основании п.8.2 СНиП 41 - 01 - 2003 для удаления продуктов горения при пожаре из подвала должна быть предусмотрена система противодымной вытяжной вентиляции.

Суд первой инстанции, отклоняя ссылку заявителя на СНиП 2.01.02 - 85, правомерно указал, что административным органом проведена проверка заявителя по соблюдению требований пожарной безопасности при эксплуатации здания, а не при его проектировании, ссылка на них в предписании органом пожарного надзора не влияет на законность требования об устранении нарушения, суть которого изложена верно.

Таким образом, пункт 14 оспариваемого предписания соответствует СНиП 41 - 01 - 2003 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 15, 35, 38 заявителю предписано устранить нарушение п.40 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что заявителем не обеспечен свободный доступ к пожарному крану № 1 в лестничной клетке на первом этаже АБК к пожарному щиту и крану № 3 в цехе.

Согласно п.40 ППБ 01 - 03 в зданиях, сооружениях организаций (за исключением индивидуальных жилых домов) запрещается производить изменения объемно - планировочных решений, в результате которых ухудшаются условия безопасной эвакуации людей, ограничивается доступ к огнетушителям, пожарным кранам и другим средствам пожарной безопасности.

Материалами дела, в том числе актом проверки, предписанием, подтверждается, что ограничение доступа к пожарному щиту и кранам допущено заявителем путем установки вблизи к ним различных предметов (фото № 2 фототаблицы № 3).

Таким образом, указанные пункты обоснованно включены в оспариваемое предписание.

Довод апеллятора о том, что ограничение доступа к огнетушителям и пожарным кранам в соответствии с п.40 ППБ 01 - 03 должно быть вызвано изменением объемно - планировочных решений, отклоняется.

Определяющим фактором применительно к п.40 ППБ 01 - 03 является такое изменение планировки, в результате которого ограничивается доступ к огнетушителям, пожарным кранам и другим средствам пожарной безопасности.

Поскольку установка различных предметов около огнетушителей и пожарных кранов ограничивает доступ к ним, то оспариваемые пункты 15, 35, 38 предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

С учетом данных обстоятельств фотографии об отсутствии изменений объемно - планировочных решений, на которые ссылается заявитель, постановление от 11.06.2009г. по привлечению к административной ответственности Киселева об устранении нарушения правового значения для разрешения настоящего дела не имеют.

Пунктом 17 заявителю предписано устранить нарушение п.90 ППБ 01 - 03, выразившееся в отсутствии у гидранта № 6 и по направлению движения к нему соответствующего указателя (объемного со светильником или плоского, выполненного с использованием светоотражающих покрытий).

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что гидранты обеспечены указателями (фото №№ 17, 17.1).

Между тем, представленные заявителем в подтверждение данного довода фотографии №№ 17 и 17.1 не свидетельствуют о наличии надлежащих указателей на момент проверки, поскольку предположительно выполнены после окончания проверки - 30.06.2009г. и 02.07.2009г. (о чем свидетельствуют имеющиеся на них даты). Указанные фотографии не являются допустимыми доказательствами, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, кем, где и когда они выполнены.

Таким образом, пункт 17 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 18 заявителю предписано устранить нарушение, выразившееся в том, что шкафы пожарных кранов в АБК, производственных цехах и АТЦ выполнены с нарушением требований ГОСТ.

Заявитель, оспаривая данный пункт, сослался на то, что административным органом не представлены доказательства того, что из - за габаритных размеров шкафов созданы препятствия на путях эвакуации. Замеры шкафов при проверке не производились. Административным органом не указано, из каких материалов изготовлены шкафы и на основании чего сделан вывод о том, что они изготовлены из горючих материалов. В июне 2009г. в ОАО «Альтаир» проведены испытания сетей пожарного водопровода, в результате которых было выявлено соответствии пожарных шкафов (акт испытания от 01.06.2009г.). В предписании имеются ссылки на ГОСТы, не подлежащие применению. По мнению апеллятора, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Апелляционная инстанция отклоняет данные доводы общества.

В соответствии с п. 1.9 ГОСТ 12.4.009 - 83 «Пожарная техника для защиты объектов» дверцы пожарных шкафов должны быть опломбированы. Согласно п. 2.5.3 указанного ГОСТа пожарные шкафы должны иметь вентиляционные отверстия и быть оборудованы устройствами для размещения пожарного рукава, уложенного в двойную скатку или «гармошку», п. 2.5.4 - внешнее оформление пожарных шкафов должно включать красный сигнальный цвет по ГОСТ 12.4.026.

Пунктом 2.5.7 ГОСТ 12.4.009 - 83 предусмотрено, что покраска пожарного инвентаря, цвета и схема окраски пожарных щитов должны быть выполнены в соответствии с требованиями ГОСТ 12.4.026 - 2001. Согласно п.4.3 НПБ 151 - 00 «Шкафы пожарные, технические требования пожарной безопасности, методы испытаний» глубина шкафа должна быть не более 300мм.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания и объяснений ответчика, следует, что шкафы пожарных кранов ОАО «Альтаир» выполнены с нарушением предъявляемых требований (окраска, вентиляция, опломбирование, прозрачная вставка, ШП из горючих материалов, комплектность, испытания (АБК, производственные цеха, АТЦ). Шкафы пожарных кранов выполнены из дерева, что является горючим материалом (справочник «Пожаро - взрывоопасность веществ и материалов и средств их тушения» под ред. А.Н. Баратова и А.Я. Корольченко, согласованный с Государственной службой стандартных справочных данных). Несоответствие окраски и отсутствие вентиляционных отверстий установлено визуально, глубина шкафа измерялась при помощи рулетки, также не указана комплектность на дверце шкафа. Данное нарушение подтверждается фото № 3 фототаблицы № 5 к Акту проверки.

Учитывая изложенное, оспариваемый пункт правомерно включен в предписание.

Правомерно не принят судом первой инстанции довод заявителя о том, что административным органом не представлены доказательства того, что из - за габаритных размеров шкафов созданы препятствия на путях эвакуации. Согласно п.4.3 НПБ 151 - 00 «Шкафы пожарные, технические требования пожарной безопасности, методы испытаний» глубина шкафа должна быть не более 300мм. Указанные нормы не содержат к ШП требований, связанных с отсутствием загромождения путей эвакуации. Из объяснений ответчика следует, что в п. 18 предписания допущена опечатка, правильно должно быть указано «глубина ШП более 300мм». В дополнениях к заявлению заявитель подтвердил размер глубины шкафа 320мм, т.е. более 300мм, что является нарушением п.4.3 НПБ 151 - 00. Какими - либо доказательствами не подтвержден довод о том, что замеры шкафов при проверке не производились. Ссылка заявителя на акт испытания от 01.06.2009г. не опровергает выявленные при проверке нарушения.

Таким образом, выводы суда первой инстанции основаны на анализе имеющихся в материалах дела документов, допустимых и относимых доказательствах, технических норм и правил.

Отклонены и доводы заявителя о неприменимости нормативных документов, указанных в предписании, так как часть утратила силу, а часть не относятся к рассматриваемому нарушению. Несостоятельно указание заявителем на неприменимость ГОСТа 12.4.026 - 76* как утратившего силу, поскольку в оспариваемом предписании указан ГОСТ 12.4.026 - 2001, с введением в действие которого ГОСТ 12.4.026 - 76 утратил силу. Также несостоятельна ссылка заявителя на ГОСТ 2.601 - 2006, поскольку в оспариваемом предписании ссылки на ГОСТ с указанным номером не имеется.

Несостоятельна ссылка апеллятора на применение НПБ 151 - 00 на стадии разработки, изготовления и испытания пожарных шкафов в целях подтверждения их соответствия установленным требованиям при сертификации, поскольку дальнейшая их эксплуатация должна соответствовать установленным требованиям пожарной безопасности, введение сертификации после сдачи завода в эксплуатацию не означает возможность эксплуатации объекта с нарушением установленных требований к пожарной безопасности.

Таким образом, пункт 18 оспариваемого предписания соответствует Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 19 заявителю предписано устранить нарушение п.91 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что пожарный рукав ПК № 2 в АБК на первом этаже не присоединен к пожарному крану.

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что пожарные краны содержатся в надлежащем виде (фото № 19).

Согласно п.91 ППБ 01 - 03 пожарные краны внутреннего противопожарного водопровода должны быть укомплектованы рукавами и стволами. Пожарный рукав должен быть присоединен к крану и стволу.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания следует, что на момент проверки пожарный рукав ПК № 2 в АБК на первом этаже не был присоединен к пожарному крану.

Следовательно, оспариваемый пункт правомерно включен в предписание.

Представленная заявителем фотография № 19 не свидетельствуют об отсутствии указанного нарушения на момент проверки, не является допустимым доказательством, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, кем, где и когда она выполнена. Доводы апеллятора подлежат отклонению как несостоятельные.

Таким образом, пункт 19 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 20 заявителю предписано устранить нарушение п.8.9 СНиП 21 - 01 - 97, выразившееся в том, что отсутствует зазор между маршами лестниц и между поручнями ограждений лестничных маршей шириной в плане в свету не менее 75 мм (АБК восточная лестничная клетка).

Заявитель, оспаривая данный пункт, сослался на то, что лестницы выполнены согласно проекту и в соответствии со СНиП 2.01.02 - 85, в предписании не указано, каким образом определено расстояние между маршами лестницы. СНиП 21 - 01 - 97 введен в действие с 01.01.1998г., административным органом в нарушение ч.4 ст.4 Технического регламента не представлено доказательств того, что эксплуатация лестниц не обеспечивает надлежащей защиты и приводит к угрозе жизни и здоровью людей.

Согласно п.8.9 СНиП 21 - 01 - 97 между маршами лестниц и между поручнями ограждений лестничных маршей следует предусматривать зазор шириной в плане в свету не менее 75 мм.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика и фото № 3 фототаблицы № 3 к акту проверки, следует, что в восточной лестничной клетке АБК отсутствует зазор между маршами лестниц и между поручнями ограждений лестничных маршей.

Доводы апеллятора о несоответствии выводов суда материалам дела объективно ничем не подтверждены. Отсутствие зазора между маршами лестниц и между поручнями ограждений лестничных маршей видно из фотографий, данное обстоятельство с указанием размера зазора отражено в акте проверки, подписанном представителем общества без возражений.

Следовательно, оспариваемый пункт правомерно включен в предписание.

Таким образом, пункт 20 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21 - 01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 21 заявителю предписано устранить нарушение п.41 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что наружные пожарные лестницы не подвергнуты эксплуатационным испытаниям.

Заявитель, оспаривая данный пункт, ссылается на то, что все наружные лестницы в ОАО «Альтаир» выполнены по проекту и содержатся в исправном состоянии, замечания к их неисправности не предъявлены.

Между тем, пунктом 41 ППБ 01 - 03 предусмотрена необходимость проведения испытаний наружных пожарных лестниц не реже одного раза в пять лет.

В нарушение данного требования наружные пожарные лестницы ОАО «Альтаир» не подвергнуты эксплуатационным испытаниям, заявителем при проведении проверки и в судебном заседании соответствующие акты испытаний не представлены.

Таким образом, пункт 21 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 22, 26, 46 заявителю предписано устранить нарушение п. 7.4 СНиП 21 - 01 - 97, выразившееся в том, что в складских помещениях, электрощитовых, венткамерах, аккумуляторной отсутствуют противопожарные двери 2 - го типа с нормируемым пределом огнестойкости, а также части здания (производственная и административная) различной функциональной опасности не разделены противопожарными преградами (противопожарными дверями).

Заявитель, оспаривая данные пункты, сослался на то, что электрощитовая, венткамера и складские помещения выполнены согласно проекту, СНиП 2.09.04 - 87, ГОСТ 24698 - 81, приняты в эксплуатацию. Поскольку кирпич не является горючим материалом, то в производственном цехе пожарная нагрузка отсутствует.

Согласно п.7.4 СНиП 21 - 01 - 97 части зданий и помещения различных классов функциональной пожарной опасности должны быть разделены между собой ограждающими конструкциями с нормируемыми пределами огнестойкости и классами конструктивной пожарной опасности или противопожарными преградами.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика следует, что имеющиеся дверные полотна в складских помещениях, электрощитовых, венткамерах, аккумуляторной обшиты листовым металлом, однако дверные коробки данных дверных блоков листовым металлом не обшиты. В связи с чем суд первой инстанции правомерно пришел к выводу, что данные двери не имеют нормируемого предела огнестойкости и не являются противопожарными.

Доводы апеллятора о необоснованности выводов суда объективно ничем не подтверждаются. При тех обстоятельствах, что установленные в проверяемых помещениях дверные блоки изготовлены из дерева, обшиты листовым металлом, неполностью, уже достаточно свидетельствует о несоблюдении обществом требований п.7.4 СНиП 21 - 01 - 97, которые должны быть выполнены с учетом величины пожарной нагрузки, совокупности критериев, указанных в данном пункте. Состояние дверей, выявленное в ходе проверки, нельзя признать соответствующим требованиям пожарной безопасности. ГОСТом 24698 - 81 установлена структура условного обозначения (марки) дверей, согласно которой трудносгораемые двери должны иметь в маркировке буквенное обозначение «Т», однако все установленные в помещениях зданий общества двери, как следует из проекта, такого буквенного обозначения не имеют. Согласно проекту в соответствии с требованиями ГОСТ 24698 - 81 установлено только 7 дверей, в остальных помещениях установлены двери типа ДГ (двери с глухими полотнами) в соответствии с ГОСТ 6629 - 74, который не распространяется на двери специального назначения, между тем, помещения должны быть оборудованы противопожарными дверями. С учетом функциональной пожарной опасности помещений, величины пожарной нагрузки, степени огнестойкости и класса конструктивной пожарной опасности здания, административный орган как специализированный орган пожарного надзора определил необходимость установки противопожарных дверей 2 - го типа с нормируемым пределом огнестойкости. Заявителем выводы специализированного органа объективно не опровергнуты. Суд апелляционной инстанции при тех обстоятельствах, что двери в спорных помещениях в принципе не соответствуют требованиям пожарной безопасности, не усматривает оснований для признания данных пунктов недействительными, поскольку заявителем оспаривается не определение органом пожарного надзора типа противопожарной двери, а необходимость ее установления. Между тем, в указанных в предписании объектах требуется установление противопожарных дверей, производственный корпус и административная часть здания являются различными классами функциональной пожарной безопасности, в связи с чем должны быть ограждены между собой противопожарными преградами, в силу чего довод заявителя об отсутствии необходимости в наличии противопожарной двери между производственной и административной частями здания со ссылкой на отсутствие пожарной нагрузки в производственном цехе ввиду негорючести кирпича подлежит отклонению.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что оспариваемые пункты обоснованно включены заинтересованным лицом в предписание.

Таким образом, пункты 22, 26, 46 оспариваемого предписания соответствуют СНиП 21 - 01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Пунктом 24 заявителю предписано устранить нарушение п.44 ППБ 01 - 03, выразившееся в отсутствии на дверях (люках) чердачных помещений, технических этажей и подвала информации о местонахождении ключей.

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что в ОАО «Альтаир» проводятся мероприятия по размещению соответствующей информации (фото №№ 24, 24.5).

Согласно п.44 ППБ 01 - 03 двери чердачных помещений, а также технических этажей и подвалов, в которых по условиям технологии не требуется постоянного пребывания людей, должны быть закрыты на замок.

На дверях указанных помещений должна быть информация о месте хранения ключей.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания следует, что в нарушение указанной нормы на момент проверки информации о местонахождении ключей не имелось.

Представленные заявителем фотографии не свидетельствуют об отсутствии указанного нарушения на момент проверки, не являются допустимым доказательством, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, кем, где и когда они выполнены.

Таким образом, пункт 24 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 27 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 5.14, 6.9 СНиП 21 - 01 - 97, выразившиеся в том, что в АБК не предусмотрен эвакуационный выход из подвала непосредственно наружу, обособленным от общей лестничной клетки.

Заявитель оспаривая данный пункт, сослался на то, что п.5.14 СНиП 21 - 01 - 97 относится к противопожарным преградам.

Согласно п.6.9 СНиП 21 - 01 - 97 выходы из подвальных и цокольных этажей, являющиеся эвакуационными, как правило, следует предусматривать непосредственно наружу обособленными от общих лестничных клеток здания. Допускается эвакуационные выходы из подвалов предусматривать через общие

лестничные клетки с обособленным выходом наружу, отделенным от остальной части лестничной клетки глухой противопожарной перегородкой 1 - го типа; эвакуационные выходы из подвальных и цокольных этажей с помещениями категорий В, Г и Д предусматривать в помещениях категорий В4, Г, Д и в вестибюль, расположенные на первом этаже зданий класса Ф5, при соблюдении требований п.7.23; эвакуационные выходы из фойе, гардеробных, курительных и санитарных узлов, размещенных в подвальных или цокольных этажах зданий классов Ф2, Ф3 и Ф4, предусматривать в вестибюль первого этажа по отдельным лестницам 2 - го типа; эвакуационные выходы из помещений предусматривать непосредственно на лестницу 2 - го типа, в коридор или холл (фойе, вестибюль), ведущие на такую лестницу, при условиях, оговоренных в нормативных документах; оборудовать тамбуром, в том числе двойным, выход непосредственно наружу из здания, из подвального и цокольного этажей.

Таким образом, выход из подвала может быть не выведен наружу обособленным от общих лестничных клеток в предусмотренных указанным пунктом случаях. Из объяснений ответчика следует, что в здании АБК ни одно их этих условий не выполнено, что заявителем не оспаривается.

Довод заявителя о том, что п.5.14 СНиП 21 - 01 - 97 не относится к нарушению, изложенному в оспариваемом пункте, правомерно оценен судом как не влияющий на законность данного пункта предписания.

Доводы апеллятора о соответствии установленным требованиям эвакуационных выходов из подвала объективно ничем не подтверждены. Выход из подвала через коридор (в плане на отметке 1.800 выход слева) ведет непосредственно наружу, но не обособлен от лестничной клетки, как того требует п.6.9 СНиП 21 - 01 - 97 (д.д.150 том 1). Планы на отм.0.000, на отм.1.800, отм. 3.600 не предусматривают отдельные выходы подвального и первого этажей здания АБК (л.д.72 - 73 том 2). Планы эвакуации подвального помещения, первого этажа также не свидетельствуют об обособленности эвакуационных выходов подвального этажа и первого этажа (л.д.4, 24 том 2).

Таким образом, пункт 27 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21 - 01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется. Доводы жалобы подлежат отклонению.

Пунктами 28 и 44 заявителю предписано устранить нарушение п.25 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что допускается курение в не специально отведенных для этого местах в производственных цехах, котельной, автотранспортном цехе.

Заявитель, оспаривая данный пункт, сослался на то, что в ОАО «Альтаир» проводятся мероприятия по ограничению курения, приказами определены специальные места для курения.

Согласно п. 25 ППБ 01 - 03 не разрешается курение на территории и в помещениях складов и баз, хлебоприемных пунктов, объектов торговли, добычи, переработки и хранения ЛВЖ, ГЖ и горючих газов, производств всех видов взрывчатых веществ, взрывопожароопасных и пожароопасных участков, а также в неотведенных для курения местах иных организаций, в детских дошкольных и школьных учреждениях, в злаковых массивах.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания следует, что в нарушение указанного пункта в ОАО «Альтаир» допускается курение в не специально отведенных для этого местах в производственных цехах, котельной, автотранспортном цехе. Наличие окурков в не отведенных для курения местах, а не установление факта непосредственного использование сигарет работниками общества, на необходимость которого указывает апеллятор, достаточно для того, чтобы сделать вывод, что в не отведенных для курения местах допускается курение, в силу чего данный довод апеллятора подлежит отклонению.

Таким образом, пункты 28 и 44 оспариваемого предписания соответствуют ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Пунктами 30, 33 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 40, 51, 53 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что на путях эвакуации допускается хранение шкафов и картонных коробок (в столовой АБК), на втором этаже в коридоре АБК допускается размещение выставочных образцов, стендов и упаковок.

Заявитель, не оспаривая наличие на путях эвакуации шкафов, картонных коробок, выставочных образцов, стендов и упаковок, сослался на то, что при этом никакие объемно - планировочные решения не изменены, ширины путей эвакуации достаточно для соблюдения положения п.6.27 СНиП 21 - 01 - 97.

Согласно пункту 53 ППБ 01 - 03 при эксплуатации эвакуационных путей и выходов запрещается загромождать эвакуационные пути и выходы (в том числе проходы, коридоры, тамбуры, галереи, лифтовые холлы, лестничные площадки, марши лестниц, двери, эвакуационные люки) различными материалами, изделиями, оборудованием, производственными отходами, мусором и другими предметами, а также забивать двери эвакуационных выходов.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания следует, что на путях эвакуации в столовой АБК допускается хранение шкафов и картонных коробок, на втором этаже в коридоре АБК допускается размещение выставочных образцов, стендов и упаковок. Не оспаривается данный факт и заявителем. Довод заявителя о том, что при этом ширины путей эвакуации достаточно для соблюдения положения п.6.27 СНиП 21 - 01 - 97, отклоняется. Требование п.53 ППБ 01 - 03 должно соблюдаться независимо от размеров путей эвакуации, нарушение указанного требования может послужить препятствием для свободной эвакуации в случае пожара и может послужить дополнительной пожарной нагрузкой на путях эвакуации. С учетом изложенного доводы апеллятора подлежат отклонению.

Таким образом, пункты 30, 33 оспариваемого предписания соответствуют ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Пунктом 31 заявителю предписано устранить нарушение п. 6.16 СНиП 21 - 01 - 97, выразившееся в том, что ширина эвакуационного выхода из фойе первого этажа АБК на территорию завода менее 1,2 м.

Заявитель, оспаривая данный пункт, ссылался на то, что в предписании не указано, каким образом было определено расстояние. Пунктом 6.16 СНиП 21 - 01 - 97 предусмотрено, что высота эвакуационных выходов в свету должна быть не менее 1,9 м, ширина не менее: 1,2 м - из помещений класса Ф1.1 при числе эвакуирующихся более 15 чел., из помещений и зданий других классов функциональной пожарной опасности, за исключением класса Ф1.3, - более 50 чел.; 0,8 м - во всех остальных случаях.

Ширина наружных дверей лестничных клеток и дверей из лестничных клеток в вестибюль должна быть не менее расчетной или ширины марша лестницы, установленной в п.6.29 СНиП 21 - 01 - 97.

Во всех случаях ширина эвакуационного выхода должна быть такой, чтобы с учетом геометрии эвакуационного пути через проем или дверь можно было беспрепятственно пронести носилки с лежащим на них человеком.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика, следует, что ширина эвакуационного выхода из фойе первого этажа АБК на территорию завода менее 1,2 м, составляет 0,9 м, определено при помощи рулетки. Каких - либо доказательств, опровергающих данный факт, заявителем не представлено, в связи с чем его довод, изложенный в обоснование возражений по оспариваемому пункту, правомерно отклонен судом. Общество не представило суду апелляционной инстанции доказательства, опровергающие выводы суда первой инстанции. Акт проверки подписан представителем общества без замечаний, следовательно, определение ширины эвакуационного выхода произведено верно, объективно отражено в документах. Апеллятором указано, что пунктом 6.16 СНиП 21 - 01 - 97 установлено, что ширина эвакуационных выходов зависит от класса функциональной пожарной опасности здания, числа эвакуирующихся, выход выполнен в соответствии с проектом, а планировкой рабочих мест число эвакуирующихся составляет менее 50 человек (42 человека). В соответствии с п.1.1 СНиП 21 - 01 - 97 требования противопожарной защиты помещений, зданий и других строительных сооружений предъявляются на всех этапах их создания и эксплуатации, поэтому доводы апеллятора в части соответствия помещений проекту не означает, что они не должны соответствовать установленным требованиям в процессе их эксплуатации.

Число работников ОАО «Альтаир» значительно превышает 50 человек, что не оспаривалось заявителем и подтверждается приложением №1 к приказу №22 от 20.02.2008г. «Перечень учебных групп по ГО и защите от ЧС», согласно которому только учебу в данной области проходит более 200 человек. План, на который ссылается апеллятор, содержит указание максимального количества людей 42 человека только на первом этаже, хотя здание АБК трехэтажное (л.д.151 том 1). Поэтому доводы апеллятора в части числа эвакуирующихся менее 50 человек, что влияет на ширину эвакуационного выхода и отсутствие необходимости в ее определении не менее 1,2 м, подлежат отклонению как несостоятельные.

Таким образом, пункт 31 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21 - 01 - 97 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 32 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 34, 53 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что самозакрывающиеся двери коридоров, лестничных клеток и тамбуров фиксируются в открытом положении.

Заявитель оспаривая данный пункт, ссылался на то, что из представленных ответчиком фотографий не следует, что было установлено какое - либо устройство, препятствующее закрыванию дверей.

Согласно п.34 ППБ 01 - 03 устройства для самозакрывания дверей должны находиться в исправном состоянии. Не допускается устанавливать какие - либо приспособления, препятствующие нормальному закрыванию противопожарных или противодымных дверей (устройств).

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания следует, что на момент проверки самозакрывающиеся двери в коридорах, лестничных клетках и тамбурах были зафиксированы в открытом положении. Данный факт не оспаривается и заявителем. Суд первой инстанции правомерно отклонил довод заявителя о том, что открытое положение самозакрывающихся дверей имело место не в результате установки какого - либо устройства (т.к. из фотографий не следует, что было установлено какое - либо устройство), указав, что данное обстоятельство не имеет значения для квалификации нарушения, т.к. независимо от способа, в результате которого самозакрывающиеся двери находились в открытом состоянии, факт нарушения заявителем п.34 ППБ 01 - 03 подтверждается, поскольку самозакрывающиеся двери находились на момент проверки в неисправном состоянии - зафиксированы в открытом состоянии. Доводы апеллятора подлежат отклонению как несостоятельные.

Таким образом, пункт 32 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 34, 37 заявителю предписано устранить нарушение п.47 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что в РМЦ и в АТЦ допускается хранение обтирочного материала на рабочих местах, а не в металлических контейнерах с закрывающейся крышкой.

Заявитель, оспаривая данные пункты, ссылался на то, что в предписании не указано, в каком количестве находился обтирочный материал на рабочих местах и соответствовало ли его нахождение признакам накопления.

Согласно п.47 ППБ 01 - 03 использованные обтирочные материалы следует собирать в контейнерах из негорючего материала с закрывающейся крышкой. Периодичность сбора использованных обтирочных материалов должна исключать их накопление на рабочих местах. По окончании рабочей смены содержимое указанных контейнеров должно удаляться за пределы зданий.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика, следует, что на момент проверки обтирочный материал хранился на рабочих местах, под станками, т.к. отсутствовали контейнеры с закрывающейся крышкой, в связи с чем судом первой инстанции правомерно отклонен довод заявителя о том, что в предписании отсутствует указание на количество обтирочного материала и на соответствие этого количества признакам накопления, поскольку данные обстоятельства не влияют на квалификацию нарушения ввиду отсутствия контейнеров. Представленная заявителем фотография № 34 не свидетельствуют об отсутствии указанного нарушения на момент проверки, не является допустимым доказательством, поскольку отсутствует надлежащим образом заверенная информация о том, кем, где и когда она выполнена. Апеллятором приведены те же самые доводы, что и в заявлении, им дана надлежащая оценка арбитражным судом, оснований для переоценки у суда апелляционной инстанции не имеется.

Таким образом, пункты 34, 37 оспариваемого предписания соответствуют ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Пунктом 36 заявителю предписано устранить нарушение п.6.28 СНиП 21 - 01 - 97, выразившееся в том, что в раздевалке РМЦ в полу на путях эвакуации в местах перепада высот отсутствует пандус с уклоном не более 1:6 или лестница с числом ступеней не менее трех.

Согласно п.6.28 СНиП 21 - 01 - 97 в полу на путях эвакуации не допускаются перепады высот менее 45 см и выступы, за исключением порогов в дверных проемах. В местах перепада высот следует предусматривать лестницы с числом ступеней не менее трех или пандусы с уклоном не более 1:6.

Из материалов дела следует, что указанная норма в ОАО «Альтаир» не соблюдена, что не оспаривается заявителем. Его довод о том, что спорный выход выполнен в соответствии с проектом, отклоняется, поскольку данное обстоятельство не освобождает общество от соблюдения требований п.6.28 СНиП 21 - 01 - 97, которые распространяют свое действие на объекты не только при их создании, но и в процессе эксплуатации. Имеющийся перепад высоты в полу может послужить ограничением по свободной эвакуации работников в случае пожара.

Таким образом, пункт 36 оспариваемого предписания соответствует СНиП 21 - 01 - 97 Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктами 39, 40 заявителю предписано устранить нарушения пунктов 89, 91 ППБ 01 - 03, выразившиеся в том, что в АТЦ не проверен на водоотдачу пожарный кран № 3 и не произведена перекатка рукава ПК № 3.

Заявитель оспаривает данные пункты, ссылаясь на акт испытания сетей противопожарного водопровода на водоотдачу от 01.06.2009г.. В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель указывает, что суд ошибочно посчитал установленными обстоятельства, которые ответчиком не были доказаны. Данные доводы апелляционная инстанция находит несостоятельными.

В силу положений пунктов 89, 91 ППБ 01 - 03 сети противопожарного водопровода должны находиться в исправном состоянии и обеспечивать требуемый по нормам расход воды на нужды пожаротушения. Проверка их работоспособности должна осуществляться не реже двух раз в год (весной и осенью). Пожарные краны внутреннего противопожарного водопровода должны быть укомплектованы рукавами и стволами. Пожарный рукав должен быть присоединен к крану и стволу. Необходимо не реже одного раза в год производить перекатку рукавов на новую скатку.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика, следует, что на момент проверки на дверце шкафа пожарного крана № 3 на печати была указана последняя дата проверки 09.01.2008г., что свидетельствует о нарушении заявителем пунктов 89, 91 ППБ 01 - 03 и исключает возможность принятия довода заявителя о том, что пожарный кран № 3 был своевременно проверен на водоотдачу и произведена перекатка рукава его рукава. Доводы апеллятора, что данные обстоятельства не нашли своего подтверждения, подлежат отклонению как документально не подтвержденные.

Таким образом, пункты 39, 40 оспариваемого предписания соответствуют ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания их недействительными не имеется.

Пунктом 42 заявителю предписано устранить нарушение п.40 ППБ 01 - 03, выразившееся в том, что в вентиляционной камере в АТЦ на воздуховодах хранится обувь работников.

Заявитель оспаривает данный пункт, ссылаясь на то, что п. 40 ППБ 01 - 03 не содержит запрета на хранение работниками предметов одежды и обуви.

Согласно п.40 ППБ 01 - 03 в зданиях, сооружениях организаций (за исключением индивидуальных жилых домов) запрещается использовать чердаки, технические этажи, венткамеры и другие технические помещения для организации производственных участков, мастерских, а также хранения продукции, оборудования, мебели и других предметов.

Из данного пункта следует, что он содержит запрет на использование венткамер для хранения продукции, оборудования, мебели и других (любых) предметов, в том числе, и обуви, в связи с чем довод заявителя, изложенный в обоснование возражений по оспариваемому пункту предписания, был обоснованно отклонен судом первой инстанции. Выводы апеллятора о неправильном толковании судом данной нормы Правил ошибочны. Доводы апеллятора о недоказанности установленного факта материалами дела не подтверждается, акт проверки подписан представителем общества без замечаний.

Таким образом, пункт 42 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 43 заявителю предписано устранить нарушение п.6.30 СНиП 21 - 01 - 97, выразившееся в том, что уклон лестницы на путях эвакуации в раздевалке АТЦ более 1:1, ширина проступи менее 25 см, высота ступени более 22 см.

Заявитель, оспаривая данный пункт, ссылается на то, что лестница выполнена в соответствии с проектом.

Согласно п.6.30 СНиП 21 - 01 - 97 уклон лестниц на путях эвакуации должен быть, как правило, не более 1:1; ширина проступи - как правило, не менее 25 см, а высота ступени - не более 22 см.

Из материалов дела, в том числе акта проверки, предписания, объяснений ответчика, следует, что указанная норма в раздевалке АТЦ не соблюдена. Довод заявителя о том, что лестница выполнена в соответствии с проектом, отклоняется, поскольку не свидетельствует о соблюдении п.6.30 СНиП 21 - 01 - 97, которые распространяют свое действие на объекты как при их создании, так и при эксплуатации. В целях обеспечения пожарной безопасности своих работников, сохранности имущества общество обязано независимо от того, что помещения соответствуют проекту, при дальнейшей его эксплуатации соблюдать требования пожарной безопасности, предусмотренных в Правилах пожарной безопасности, технических регламентах, СНиПах, ГОСТах, даже если они претерпевали изменения.

Таким образом, пункт 43 оспариваемого предписания соответствует ППБ 01 - 03 и Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Пунктом 45 предписания заявителю предписано устранить нарушение п.4.4.36 ПУЭ, выразившееся в том, что стены, потолки, двери и оконные рамы, вентиляционные короба, металлические конструкции и 29 другие части помещения аккумуляторной не окрашены кислотостойкой краской.

Заявитель, оспаривая данный пункт, ссылается на то, что помещение аккумуляторной не содержит стационарных установок аккумуляторных батарей, а представляет собой участок обслуживания электрооборудования, топливной аппаратуры и аккумуляторов, где происходит зарядка аккумуляторов в специальном шкафу.

Согласно п.4.4.36 Правил устройства электроустановок стены, потолки, двери и оконные рамы, вентиляционные короба, металлические конструкции и другие части помещения аккумуляторной должны окрашиваться кислотостойкой краской.

В силу п.4.4.1 ПУЭ глава 4.4 распространяется на стационарные установки кислотных аккумуляторных батарей.

Из материалов дела следует, что оборудование для зарядки аккумуляторов является не переносным, а стационарным, в связи с чем довод заявителя, изложенный в обоснование возражений по оспариваемому пункту предписания, правомерно отклонен судом первой инстанции.

Довод апеллятора не опровергает правильность выводов суда первой инстанции. Апеллятором со ссылкой на план на отм.0.0000 указано, что помещение аккумуляторной не содержит стационарных установок кислотных аккумуляторных батарей, а представляет собой участок обслуживания электрооборудования, топливной аппаратуры и аккумуляторов, где происходит зарядка аккумуляторов в специальном шкафу. Поскольку зарядка аккумуляторов производится путем помещения в специальный шкаф, расположенный в указанном заявителем помещении, данный шкаф не является переносным, следовательно, является стационарной установкой кислотных аккумуляторных батарей. Ссылка апеллятора на необходимость окрашивания кислотостойкой краской лишь внутренней поверхности вытяжных шкафов в связи с размещением в них аккумуляторов в соответствии с п.4.4.37 несостоятельна, поскольку это не освобождает от выполнения требований п.4.4.36, предписанного обществу, поскольку предназначение стационарной установки кислотных аккумуляторных батарей и вытяжных шкафов различное, Правилами установки электрооборудования предусмотрены требования по окрашиванию кислотостойкой краской при обращении с аккумуляторами как стен, потолков, дверей и оконных рам, вентиляционных коробов, металлических конструкций и других частей помещения аккумуляторной, так и вытяжного шкафа.

Таким образом, пункт 45 оспариваемого предписания соответствует Федеральному закону «О пожарной безопасности», оснований для признания его недействительным не имеется.

Судом первой инстанции правомерно отклонены доводы заявителя о том, что заинтересованным лицом допущено грубое нарушение установленных ч.4 ст.16 Федерального закона № 294 - ФЗ требований к организации и проведению проверки.

Заявитель полагает, что поскольку предписание, являющееся приложением к акту проверки, не вручено ему непосредственно после завершения проверки, то указанное обстоятельство является грубым нарушением требований к проведению проверки и основанием для признания предписания недействительным.

Согласно статье 20 Федерального закона от 26.12.2008г. № 294 - ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя.

К грубым нарушениям относится нарушение требований, предусмотренных: 1) частями 2, 3 (в части отсутствия оснований проведения плановой проверки), частью 12 статьи 9 и частью 16 (в части срока уведомления о проведении проверки) статьи 10 настоящего Федерального закона; 2) пунктом 2 части 2, частью 3 (в части оснований проведения внеплановой выездной проверки), частью 5 (в части согласования с органами прокуратуры внеплановой выездной проверки в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства) статьи 10 настоящего Федерального закона; 3) частью 2 статьи 13 настоящего Федерального закона (в части нарушения сроков и времени проведения проверок в отношении субъектов малого предпринимательства); 4) частью 1 статьи 14 настоящего Федерального закона (в части проведения проверки без распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля); 5) пунктом 3 (в части требования документов, не относящихся к предмету проверки), пунктом 6 (в части превышения установленных сроков проведения проверок) статьи 15 настоящего Федерального закона; 6) частью 4 статьи 16 настоящего Федерального закона (в части непредставления акта проверки).

Согласно ч.4 ст.16 указанного Федерального закона акт проверки оформляется непосредственно после ее завершения в двух экземплярах, один из которых с копиями приложений вручается руководителю, иному должностному лицу или уполномоченному представителю юридического лица, индивидуальному предпринимателю, его уполномоченному представителю под расписку об ознакомлении либо об отказе в ознакомлении с актом проверки. В случае отсутствия руководителя, иного должностного лица или уполномоченного представителя юридического лица, индивидуального предпринимателя, его уполномоченного представителя, а также в случае отказа проверяемого лица дать расписку об ознакомлении либо об отказе в ознакомлении с актом проверки акт направляется заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении, которое приобщается к экземпляру акта проверки, хранящемуся в деле органа государственного контроля (надзора) или органа муниципального контроля.

В силу ч.3 ст.16 данного Федерального закона к акту проверки прилагаются протоколы отбора образцов продукции, проб обследования объектов окружающей среды и объектов производственной среды, протоколы или заключения проведенных исследований, испытаний и экспертиз, объяснения работников юридического лица, работников индивидуального предпринимателя, на которых возлагается ответственность за нарушение обязательных требований или требований, установленных муниципальными правовыми актами, предписания об устранении выявленных нарушений и иные связанные с результатами проверки документы или их копии.

Из буквального толкования изложенных норм следует, что грубым нарушением, влекущим отмену результатов проверки, является непредставление акта проверки проверяемому лицу. Несвоевременное представление акта проверки или несвоевременное представление приложений к нему, не является грубым нарушением, влекущим отмену результатов проверки.

Довод апеллятора о том, что заинтересованным лицом нарушен трехдневный срок предварительного уведомления заявителя о проведении проверки, подлежит отклонению.

Согласно ч.12 ст.9 Федерального закона от 26.12.2008г. № 294 - ФЗ о проведении плановой проверки юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трех рабочих дней до начала ее проведения посредством направления копии распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля о начале проведения плановой проверки заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении или иным доступным способом.

Из материалов дела следует, что распоряжение о проведении проверки от 26.05.2009г. № 239 было направлено 26.05.2009г. в ОАО «Альтаир» факсом и получено 26.05.2009г. в 15час.14мин. главным инженером ОАО «Альтаир» Потехиным В.А.

Подтверждением указанного факта является представленное письмо ОАО «Альтаир» от 28.05.2009г. № 392/5 - 15, направленное в адрес заинтересованного лица, из которого следует, что заявитель просит провести проверку в период с 10 по 20 июня 2009г. в связи с переводом предприятия на четырехдневную рабочую неделю и в связи с командировкой главного инженера Потехина В.А.

То обстоятельство, что данное письмо направлено по факсу не свидетельствует о том, что распоряжение о проведении проверки не было получено, поскольку при ее проведении присутствовал главный инженер Потехин В.А.

Учитывая, что проверка начата 10.06.2009г, а заявитель был уведомлен о проведении проверки 26.05.2009г, оснований для вывода о нарушении ответчиком ч.12 ст.9 Федерального закона от 26.12.2008г. № 94 - ФЗ не имеется.

Следует также отметить, что действующее законодательство не содержит требований о необходимости вручения или получения распоряжения о проведении проверки непосредственно законному представителю юридического лица.

Сроки проведения проверки, установленные ст.13 Федерального закона от 26.12.2008г. №294 - ФЗ, органом пожарного надзора соблюдены, проверка начата 10.06.2009г., продолжительность проверки (6 дней) не превышает установленного данной правовой нормой срока 20 рабочих дней.

Судом первой инстанции правомерно отклонен довод заявителя о том, что выдача предписания после прекращения производства по делу об административном правонарушении в отношении ОАО «Альтаир» противоречит действующему законодательству.

Кодекс РФ об административном правонарушениях, Федеральный закон от 26.12.2008г. № 294 - ФЗ, иные законы и нормативные правовые акты не содержат запретов на выдачу предписаний после прекращения производства по делу об административном правонарушении.

Не принимаются судом апелляционной инстанции ссылки заявителя на постановления о привлечении к административной ответственности работников ОАО «Альтаир» Киселева Д.В., Перевозчикова Б.М., в которых имеются указания на то, что нарушения по пунктам 4, 6, 7, 28, 30, 35, 41, 44 акта проверки устранены.

Указанные постановления не имеют правового значения для оценки законности или незаконности оспариваемого предписания.

Таким образом, суд апелляционной инстанции оставляет апелляционную жалобу ОАО «Альтаир» без удовлетворения.

Между тем, суд апелляционной инстанции отмечает, что из мотивировочной части решения следует, что судом признаны недействительными пункты 3, 16, 23, 25, 29 оспариваемого предписания, однако в резолютивной части судебного акта указано на признание недействительными пунктов 3, 16, 23, 27, 29 предписания.

Поскольку оспариваемое предписание следует признать недействительным по пунктам 3, 16, 23, 25, 29 решение суда подлежит изменению.

Распределение судебных расходов по оплате госпошлины при подаче заявления в арбитражный суд произведено судом в соответствии с требованиями ст.110 АПК РФ. Поскольку апелляционная жалоба общества удовлетворению не подлежит, расходы по оплате госпошлины по апелляционной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь ст.ст. 176, 258, 266, 268, 269, ч.ч.1 - 2 ст.270, ст.271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 31 декабря 2009 года по делу № А71 - 14619/2009 изменить, изложив резолютивную часть в следующей редакции:

«Признать недействительным, несоответствующими Федеральному закону «О пожарной безопасности» пункты 3, 16, 23, 25, 29 предписания Управления государственного пожарного надзора Главного управления МЧС РФ по Удмуртской Республике (ОГПН Индустриального района г.Ижевска) от 15.09.2009г. №239/1/1 - 46, принятого в отношении ОАО «Альтаир», г.Ижевск.

Взыскать с Управления государственного пожарного надзора Главного управления МЧС РФ по Удмуртской Республике (ОГПН Индустриального района г.Ижевска) в пользу ОАО «Альтаир» 2000 (две тысячи) руб. расходов по оплате государственной пошлины.

Отказать в удовлетворении остальной части требований заявителя».

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет - сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www.fasuo.arbitr.ru.

     Председательствующий
  Л.Ю.Щеклеина

     Судьи
  Е.Е.Васева

     С.П.Осипова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А71-14619/2009
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 22 марта 2010

Поиск в тексте