• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 18 февраля 2008 года Дело N А51-168/2008

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Л. П. Нестеренко

рассмотрел 18 февраля 2008 г. в судебном заседании при ведении протокола судебного заседания судьей Л. П. Нестеренко дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Дальконтракт» к Находкинской таможне об оспаривании решения

при участии в заседании: от заявителя - Урусова Е.В. (доверенность от 01.08.2007 г.), от таможни - главный государственный таможенный инспектор правового отдела Вяткина М.А. (доверенность от 23.01.2008 N 11-31/1000).

Общество с ограниченной ответственностью «Дальконтракт» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными решения Находкинской таможни по таможенной стоимости товаров по ГТД N 10714040/091007/0017481, оформленного записью от 19.10.2007 о принятии таможенной стоимости в ДТС-2.

Рассмотрение дела было начато в предварительном заседании. В порядке части 4 статьи 137 Арбитражного процессуального кодекса РФ суд с согласия сторон завершил подготовку дела и открыл судебное заседание в суде первой инстанции, приступив к рассмотрению спора по существу.

Обосновывая заявленные требования, Общество сослалось на то, что пакет представленных таможенному органу документов подтверждал заявленную таможенную стоимость, оснований для отказа в применении 1-го метода определения таможенной стоимости товаров не имелось. Утверждает, что внешнеэкономический контракт, во исполнение которого ввезен спорный товар, и выставленный продавцом инвойс оформлены надлежащим образом, поскольку стороны сделки предусмотрели условие о возможном подписании документов с помощью факсимильного воспроизведения подписи.

Заявитель просит также взыскать с Находинской таможни в его пользу 15000 руб. в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя.

Находкинская таможня требования не признает, указала, что уровень заявленной таможенной стоимости свидетельствует о возможности ее занижения, а представленный пакет документов не содержит документального подтверждения таможенной стоимости, поскольку контракт и коммерческий инвойс не подписаны собственноручно со стороны продавца. Кроме этого, ответчик сослался на отсутствие подписи в коносаменте.

Против взыскания судебных расходов таможня возражает, указав, что размер расходов на оплату услуг представителя неоправданно завышен и перечисление денежных средств не подтверждено документально.

При рассмотрении дела суд установил, что Общество с ограниченной ответственностью «Дальконтракт» зарегистрировано в качестве юридического лица ИФНС России по Первореченскому району г. Владивостока 27.04.2007 г., о чем выдано свидетельство серии 25 N 002775810.

23.08.2007 г. Общество заключило с Компанией «Beijing East Industrial Trading Co., LTD», Китай контракт N JVP-020 на продажу кальция металлического в гранулах (Са - 98,83%, Si - 0,006%, Mn - 0,024%, Cu - 0,003%, Al - 0,38%, Fe - 0,014%, Mg - 0,416%, Ni - 0,0002%, Cl - 0,0097%), произведенного компанией «SINO-METAL INTERNATIONAL LIMITED», в количестве 160 бочек (28000 кг) по цене 72,319 долл. США за 1 бочку, общей стоимостью 11571,04 долл. США на условиях CFR порт Восточный.

В октябре 2007 г. во исполнение указанного контракта на таможенную территорию России в адрес заявителя был ввезен товар - кальций металлический в гранулах, содержащий 98,3% кальция, в количестве 160 бочек весом нетто 28000 кг, в целях таможенного оформления которого Общество подало в Находкинскую таможню грузовую таможенную декларацию N 10714040/091007/0017481. При этом таможенная стоимость задекларированного товара определена заявителем по методу N 1 (по стоимости сделки с ввозимыми товарами) и составила 11571,04 долл. США, или 289 044, 58 руб.

Посчитав, что представленных заявителем документов недостаточно для определения таможенной стоимости ввезенного товара по этому методу, Находкинская таможня 10.10.2007 г. вручила декларанту запрос о предоставлении дополнительных документов в срок до 22.11.2007 г.

С письмом от 11.10.2007 N 151 ООО «Дальконтракт» представило дополнительные документы и пояснения о причинах невозможности представления части запрошенных документов.

16.10.2007 ответчик принял решение о невозможности применения первого метода таможенной оценки и о корректировки заявленной декларантом таможенной стоимости, путем проставления отметки «ТС подлежит корректировке» в графе ДТС-1 «Для отметок таможни» и оформления дополнения N 1 к ДТС-1 с указанием на то, что контракт от 23.08.2007 N JVP-020 не удостоверен собственноручной подписью продавца и отсутствует подпись продавца в коносаменте, что, по мнению таможенного органа, свидетельствует об отсутствии надлежащего подтверждения заключения сделки на конкретных условиях и заключения договора перевозки в соответствии с условиями сделки. Декларанту было предложено в срок до 30.11.2007 г. самостоятельно определить таможенную стоимость спорного товара с использованием иного метода таможенной оценки и прибыть в таможню для продолжения процедуры определения таможенной стоимости.

Поскольку декларант не согласился определить таможенную стоимость товара методом, отличным от метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами, Находкинская таможня 19.10.2007 г. приняла окончательное решение по таможенной стоимости ввезенного товара, самостоятельно определив ее с использованием метода по стоимости сделки с однородными товарами, что составило 2 591 429, 73 руб. Решение оформлено проставлением соответствующей записи в ДТС - 2 и дополнением N 2 к ДТС-2.

Не согласившись с решением таможни по таможенной стоимости спорных товаров, ООО «Дальконтракт» обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Исследовав материалы дела, оценив доводы лиц, участвующих в деле, проанализировав законность принятого решения, суд находит заявленные требования подлежащими удовлетворению в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со статьей 19.1 настоящего Закона, в виде дополнительных начислений к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 указанного закона определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации (пункт 3 статьи 12 закона).

Пунктом 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации определено, что в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 12 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки, которая в данном случае и использована декларантом при определении таможенной стоимости.

Таким образом, исходя из смысла метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами в сочетании с условием о ее документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности данный метод не может быть применен в случаях отсутствия документального подтверждения заключения сделки в любой, не противоречащей закону форме или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

Суд не усматривает оснований согласиться с мнением таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сделки.

Так, в силу пункта 1 статьи 161 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. Согласно пункту 3 статьи 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Пунктом 2 статьи 1209 ГК РФ определено, что форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места ее совершения российскому праву. Правила, установленные российским гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (пункт 1 статьи 2 кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершившими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Согласно пункту 2 статьи 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

В силу пункта 2 статьи 160 ГК РФ использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

Пунктом 11.3 внешнеэкономического контракта от 23.08.2007 N JVP-020 предусмотрено, что при подписании контракта, дополнения и приложения к нему, а также всех относящихся к контракту документов допускается использование факсимильного воспроизведения подписи лиц, уполномоченных на подписание этих документов, а также иных аналогов собственноручной подписи. Следовательно, документы могли быть подписаны со стороны инопартнера с использованием факсимиле.

Таможенный орган в судебном заседании пояснил, что пришел к выводу об использовании факсимиле визуально, какие-либо исследования и экспертизы не назначались. Заявитель указал, что контракт мог быть подписан с использованием факсимиле, однако возможно подписание собственноручно уполномоченным представителем компании-продавца.

Исследовав копию контракта от 23.08.2007 N JVP-020, суд полагает, что невозможно сделать однозначный вывод о способе подписания данного контракта со стороны продавца.

Кроме этого, согласно пункту 3 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 438 кодекса, то есть если лицо, получившее оферту, совершило действия по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п.), если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в законе.

Материалами дела подтверждена как отгрузка товара инопартнером на условиях, оговоренных контрактом, так и исполнение обязательств по этому контракту заявителем. В частности, в соответствии с пунктом 4.2 контракта оплата производится путем перечисления денежных средств в размере 100% стоимости товара на расчетный счет продавца в течение ста восьмидесяти банковский дней после завершения таможенного оформления товара; допускается оплата авансовым платежом. Согласно условиям контракта, коммерческому инвойсу от 23.08.2007 N JVP020/01 оплате покупателем подлежит сумма 11 571, 04 долл. США. В свою очередь ООО «Дальконтракт» перечислило указанную сумму продавцу, что подтверждено заявлением на перевод от 21.11.2007 N 44, мемориальным ордером от 21.11.2007 N 36997837.1, выпиской из лицевого счета ООО «Дальконтракт» в АКБ «Приморье» от 21.11.2007 г.

Таким образом, у таможенного органа отсутствовали основания для признания внешнеторгового контракта незаключенным.

В коносаменте от 22.09.2007 N DNALTXG0709000253 действительно не содержится подпись перевозчика, тогда как в силу подпункта 11 пункта 1 статьи 144 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации подпись перевозчика или действующего от его имени лица является обязательным реквизитом коносамента. Однако ООО «Далдьконтракт» может рассматриваться лишь как выгодоприобретатель по отношению к договору морской перевозки груза, договор перевозки им не заключался, а потому он не мог повлиять на правильность оформления коносамента при принятии груза к перевозке. Кроме этого, в коносаменте от 22.09.2007 N DNALTXG0709000253 не оговорен размер фрахта, ввиду чего суд отклоняет довод Находкинской таможни о том, что отсутствие подписи перевозчика в этом документе не позволяет рассматривать данный коносамент в числе документов, подтверждающих структуру заявленной таможенной стоимости ввезенного товара.

Иных доводов в обоснование решения по таможенной стоимости от 19.10.2007 г. таможенный орган не привел.

Оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу о том, что заявитель представил таможне документы, содержащие достаточные и достоверные сведения в подтверждение заявленной таможенной стоимости ввезенных товаров, позволяющие определить таможенную стоимость по цене сделки с ввезенными товарами, поэтому оснований для применения иного метода определения таможенной стоимости у ответчика не имелось.

Суд также отмечает, что в силу пункта 2 статьи 21 Закона РФ «О таможенном тарифе» при использовании метода определения таможенной стоимости по цене сделки с однородными товарами применяются положения пунктов 2-4 статьи 20 этого закона. Пунктом 2 статьи 20 закона, в частности, определено, что цена сделки с идентичными товарами принимается в качестве основы для определения таможенной стоимости, если эти товары ввезены примерно в том же количестве и на тех же коммерческих условиях, что и оцениваемые товары, а если товары ввезены на других условиях, то должна быть произведена корректировка цены с учетом этих различий и документально подтверждена ее обоснованность.

При определении таможенной стоимости товара по ГТД N 10714040/091007/0017481, таможня использовала цену сделки в отношении товара, оформленного по ГТД N 10504080/300607/0005366, который поставлялся на условиях СРТ Челябинск. Таможня не представила документальное подтверждение того, что при использовании стоимости сделки с однородным товаром учитывалась разница в стоимости транспортных расходов.

Согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными и обязывает устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

При таких обстоятельствах требования заявителя подлежат удовлетворению в полном объеме.

Расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2000 рублей в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат взысканию с Находкинской таможни.

В соответствии с частью 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Общество представило в материалы дела договор поручения от 26.11.20007 N DК/08, которым уполномочила Урусову Евгению Владимировну представлять интересы ООО «Дальконтракт» в арбитражном суде Приморского края по делу об оспаривании решения Находкинской таможни по таможенной стоимости товаров по ГТД N 10714040/091007/0017481, вознаграждение поверенного составило 15 000 руб. Платежным поручением от 28.11.2007 N 328 сумма 15 000 руб. перечислена Обществом поверенному. Согласно актам выполненных работ от 09.01.2008 N DК/08-1, от 28.01.2008 N DК/08-2, от 15.02.2008 N DК/08-3 зафиксировано участие представителя в подготовке документов, составлении и подаче заявления в арбитражный суд, услуги по подготовке к судебному заседанию и участию в судебных заседаниях; в общей сумме стоимость оказанных услуг по названным актам составила 11 000 руб., то есть подтверждена частичная оплата услуг представителя, которые были оказаны в рамках настоящего дела.

Кроме того, по данному делу было проведено два заседания, включая предварительное, не потребовавшие значительных временных затрат. Основной пакет документов в обоснование требований был представлен представителем заявителя при подаче заявления в арбитражный суд. Каких-либо дополнительных аргументов в подтверждение своей позиции представитель заявителя в заседаниях суда не излагал, подготовка материалов и участие в деле не представляло большой сложности компетентному представителю.

В связи с изложенным суд находит заявленные Обществом расходы на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб. не соответствующими принципу разумности и считает достаточным взыскать с ответчика в пользу заявителя расходы на оплату услуг представителя в размере 10 000 руб.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л :

Признать незаконным решение Находкинской таможни по таможенной стоимости товаров по ГТД N 10714040/091007/0017481, оформленное записью о принятии таможенной стоимости в ДТС-2, в связи с его несоответствием Таможенному кодексу Российской Федерации, Закону Российской Федерации «О таможенном тарифе».

Решение подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Находкинской таможни в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Дальконтракт» 12000 руб. (Двенадцать тысяч рублей) судебных расходов, в том числе 2000 руб. расходов на уплату государственной пошлины, 10000 руб. расходов на оплату услуг представителя.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в арбитражный суд апелляционной инстанции.

     Судья
Л. П. Нестеренко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А51-168/2008
Принявший орган: Арбитражный суд Приморского края
Дата принятия: 18 февраля 2008

Поиск в тексте