• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 25 февраля 2009 года Дело N А51-13664/2008

Судья Арбитражного суда Приморского края О.В. Голоузова, рассмотрев в судебном заседании 17.02.2009 дело по заявлению Индивидуального предпринимателя Ельчищева Владимира Викторовича к Находкинской таможне о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров по ГТД N 10714040/271008/0024243,

протокол судебного заседание на компьютере вел судья Голоузова О.В.,

при участии в заседании:

от заявителя - Семилет С.Ю. (паспорт серии 0503 N 514129 выд. 18.08.2003, доверенность от 20.11.2008 нотар.),

от таможенного органа - не явились, извещены надлежащим образом, установил:

Резолютивная часть решения была изготовлена и оглашена судом в судебном заседании 17.02.2009, изготовление решения в полном объеме откладывалось судом на основании статьи 176 АПК РФ, полный текст решения изготовлен 25.02.2009.

Индивидуальный предприниматель Ельчищев Владимир Викторович (далее - «заявитель», «предприниматель», «декларант») обратился в арбитражный суд с заявлением к Находкинской таможне (далее «таможня», «таможенный орган») о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных на территорию Российской Федерации по грузовой таможенной декларации (далее по тексту - «ГТД») N 10714040/271008/0024243.

Предприниматель, в обоснование требований сослался на то, что при подаче ГТД N 10714040/271008/0024243, а также дополнительно по запросу таможенного органа представил все имеющиеся у него и необходимые документы, перечень которых установлен приказом ФТС России от 25.04.2007 N 536, соответственно, им в полном объеме выполнена обязанность по подтверждению таможенной стоимости.

Настаивая на удовлетворении заявленных требований в полном объеме, заявитель указал на следующие нарушения, допущенные таможенным органом при принятии оспариваемого ненормативного акта, в силу которых оспариваемое решение подлежит признанию недействительным.

Декларант полагает, что у таможенного органа отсутствуют основания для проведения корректировки таможенной стоимости по ГТД N 10714040/271008/0024243 в связи с тем, что в силу п. 5 ст. 323 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее «ТК РФ») данное решение может быть принято при отсутствии данных, подтверждающих правильность определения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров, либо при обнаружении признаков того, что представленные декларантом документы и сведения не являются достоверными и достаточными.

Предприниматель указал, что как к таможенной декларации, так и дополнительно по запросу таможенного органа он представил все необходимые и имеющиеся у него документы, содержащие достаточную и документально подтвержденную информацию о таможенной стоимости товара, в связи с чем оснований для применения иного метода оценки таможенной стоимости не имеется.

Дополнительно заявитель указал на то, что использование факсимильной подписи в Контракте и инвойсе обусловлено географической отдаленностью участников сделки и не противоречит п. 2 ст. 160 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - «ГК РФ») и п. 13 Контракта, которым предусмотрено соглашение о действительности документов при передаче факсом или по электронной почте.

Кроме того, как полагает заявитель, соответствие Контракта всем требованиям закона подтверждает то обстоятельство, что уполномоченным банком оформлен паспорт сделки.

По мнению предпринимателя, увеличение таможенной стоимости спорного товара со стороны таможни необоснованно повлекло увеличение размера подлежащих уплате таможенных платежей в сумме 44.565,74 руб., что нарушает права и законные интересы предпринимателя в сфере внешнеэкономической деятельности.

Таможенный орган заявленные требования не признал, поскольку он полагает, что документы и сведения, использованные предпринимателем при заявлении таможенной стоимости, не основаны на количественно определяемой и документально подтверждённой достоверной информации.

Таможня также сослалась на непредставление декларантом обязательного документа - экспортной декларации страны отправления, которая у заявителя, по мнению таможенного органа, должна быть в силу п. А10 Комментария к «Инкотермс-2000» и ст. 323 ТК РФ.

Помимо прочего, таможенный орган ставит под сомнение действительность представленного Контракта и инвойса ввиду того, что Контрактом не оговорено использование факсимильной подписи инопартнера, в частности, предоставленный декларантом контракт и другие документы содержат факсимильное воспроизведение подписи в виде штампа, то есть не подписаны продавцом лично, что лишает их доказательственной силы согласно ст.ст. 160, 1209 ГК РФ.

Кроме того, таможенный орган ссылается на тот факт, что в п. 4.2 представленного договора на перевозку внешнеторговых грузов N FCS 07/0125 от 01.01.2007 оговорено, что в дополнение к сумме фрахта с клиента взимается банковская комиссия в размере 20 долл. США за каждый банковский перевод, однако из представленных к таможенному оформлению документов не представляется возможным установить, была ли банковская комиссия включена в таможенную стоимость.

Заслушав пояснения представителей сторон, исследовав материалы дела, судом установлено следующее.

Ельчищев Владимир Владимирович зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя Администрацией муниципального образования г. Артем 15.06.1994, о чем Межрайонной инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 12 по Приморскому краю 12.01.2004 в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесена запись за основным государственным регистрационным номером 304250201200043 и выдано свидетельство серии 25 N 00922004.

Из материалов дела следует, что на основании Контракта N 1054/YIZN-01 от 05.05.2008, заключённого между предпринимателем и компанией «Danyang Yizn Electrical Co Ltd.», КНР (с 05.09.2008 - компанией «Jiangsu Yizn Electrical Co Ltd.», КНР, что подтверждается Дополнением к Контракту N 01 от 05.09.2008), Приложения к указанному Контракту N 03 от 07.10.2008, в октябре 2008 года на территорию Российской Федерации был ввезен товар - штепселя для телекоммуникационных кабелей на напряжение не более 1000 вольт на общую сумму 1.790 долл. США.

В целях таможенного оформления ввезенного товара предпринимателем была подана грузовая таможенная декларация N 10714040/271008/0024243, и таможенная стоимость товара была определена по методу N 1 - по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В соответствии с условиями п. 1 Контракта и Приложения к нему сторонами согласована поставка приобрёл 6.000 штук штепселей для телекоммуникационных кабелей на напряжение не более 1000 вольт по цене от 0,20 до 0,60 долл. США за штуку на общую сумму 1.910 долл. США. Как следует из инвойса и упаковочного листа, фактически поставлено 5.700 штук штепселей на сумму 1.790 долл. США.

Как установлено Приложением N 03 от 07.10.2008 к Контракту, цена товара понимается на условиях FOB-Шанхай, что согласно Международным правилам толкования международных торговых терминов «Инкотермс 2000» означает, что продавец обязан оплатить: все расходы, относящиеся к товару до момента фактического его перехода через поручни судна в согласованном порту отгрузки; все расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей, оплатой всех пошлин, налогов и иных официальных сборов, взимаемых при вывозе.

Оплата товара, согласно п. 3, п. 4 Контракта, производится после подписания соответствующего Приложения к Контракту путём перечисления покупателем предоплаты в размере 100% стоимости товара в течение 80 дней с момента получения от Продавца счета на оплату товара.

Заявлением на перевод валюты N 304 от 16.10.2008 и свифт-сообщением банка от 16.10.2008 подтверждается, что со счета Покупателя на счет Продавца перечислены денежные средства в сумме 1.910 долл. США.

Никаких условий, которые могут повлиять на цену сделки, Контракт и Приложение к нему не предусматривает, общая стоимость товара по Приложению к Контракту является фиксированной.

Кроме того, в соответствии с Договором на перевозку внешнеторговых грузов N FCS 07/0125 от 01.01.2007, заключенным с «FESCO Container Services Co., Ltd.», декларант на основании счета N 813368 от 24.10.2008 также оплатил и перевозку груза на сумму 4.335 долл. США платежным поручением N 2076 от 24.10.2008 на сумму 116.955,26 руб. (в том числе и контейнера FESU 4010192, указанного в графе 31 ГТД.

Таким образом, доводы таможенного органа о том, что представленные документы не позволяют определить количество (объём) ввезённого товара и его стоимость, не основаны на фактических обстоятельствах дела. Представленные вышеуказанные документы позволяют прийти к однозначному выводу о том, какой товар, в каком количестве и какой стоимости ввезён на территорию Российской Федерации по спорной ГТД, а также о том, что ввезённый товар, указанный в графе 31 ГТД, полностью соответствует тому, который является предметом вышеуказанного Контракта и Приложения к нему как по наименованию, так и по количеству.

При этом, установленные судом фактические обстоятельства прямо свидетельствуют о том, что сторонами внешнеэкономической сделки полностью соблюдены порядок и сроки согласования партии товара, его оплаты и поставки.

Однако, в ходе таможенного контроля таможенный орган тем не менее пришёл к выводу, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения по товару не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации и недостаточны для подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров по первому методу, в связи с чем таможенным органом в адрес Общества направлен Запрос от 28.10.2008 о предоставлении в срок до 17.11.2008 дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости.

Имеющиеся у декларанта документы, а также пояснения были представлены таможне в установленный срок, поскольку это следует из представленных сторонами документов - сопроводительных писем, пояснений, Дополнения N 1 к ДТС-1 и письменного отзыва таможни.

По результатам анализа представленных предпринимателем документов и пояснений 31.10.2008 таможенным органом было принято решение о невозможности использования выбранного декларантом метода таможенной оценки по стоимости сделки с ввозимыми товарами по основаниям, изложенным в добавочном листе к ДТС-1, и в срок до 15.11.2008 ему было предложено явиться для продолжения процедуры определения таможенной стоимости с использованием другого метода.

В связи с отказом декларанта определить таможенную стоимость на основании иного метода (отличного от первого) таможней было принято окончательное решение о корректировке таможенной стоимости товаров от 07.11.2008 путем проставления отметки «Таможенная стоимость принята 07.11.2008» в графе «Для отметок таможенного органа» декларации таможенной стоимости формы ДТС-2.

Данным решением о корректировке таможенной стоимости таможенный орган определил стоимость товара, задекларированного по ГТД ГТД N 10714040/271008/0024243, по шестому резервному методу на основе стоимости сделки с однородными товарами.

Не согласившись с корректировкой таможенной стоимости, предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным окончательного решения по таможенной стоимости товаров Владивостокской таможни от 07.11.2008.

Суд находит требования заявителя подлежащими удовлетворению в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее - «Закон N 5003-1») таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со статьей 19.1 настоящего Закона, в виде дополнительных начислений к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона N 5003-1 определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации (п. 3 статьи 12 Закона N 5003-1).

Пунктом 7 статьи 323 ТК РФ определено, что в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 12 Закона N 5003-1 первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки, которая в данном спорном случае и использована декларантом при определении таможенной стоимости.

Таким образом, исходя из смысла метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами в сочетании с условием о ее документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности данный метод не может быть применен в случаях отсутствия документального подтверждения заключения сделки в любой, не противоречащей закону форме, или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

При этом таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров лишь в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа (пункт 7 статьи 323 ТК РФ).

Как установлено судом из материалов дела, в целях документального подтверждения применения метода по стоимости сделки с вывозимым товаром декларант представил в таможенный орган все необходимые документы:

· Контракт N 1054/YIZN-01 от 05.05.2008,

· Приложение к Контракту N 03 от 07.10.2008,

· Дополнение к Контракту N 01 от 05.09.2008,

· инвойс N YZ-003 от 07.10.2008,

· упаковочный лист N YZ-003 от 07.10.2008,

· коносамент N FVOST8000805,

· паспорт сделки N 08060001/0843/0002/2/0,

· заявление на перевод денежных средств N 304 от 16.10.2008,

· платежное поручение N 2076 от 24.10.2008,

· счет на фрахт N 813368 от 24.10.2008,

· договор на перевозку внешнеторговых грузов N FCS 07/0125,

· пояснения по условиям продаж по установленной форме, и другие документы согласно описи.

При анализе представленных документов, как уже было указано выше по тексту, суд не усматривает оснований согласиться с мнением таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сделки, поскольку доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 2 статьи 323 ТК РФ условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами таможенный орган не представил.

При таких обстоятельствах суд считает, что у таможенного органа не возникло само право истребования у декларанта дополнительных документов, поскольку первоначально представленные предпринимателем документы подтверждали таможенную стоимость товара, определенную по цене сделки с ввозимыми товарами, и не содержали ни признаков её недостоверности, ни признаков недостаточности.

Следовательно, решение таможни о необходимости уточнения заявленных сведений о таможенной стоимости товаров и представлении декларантом дополнительных документов, является необоснованным и немотивированным.

С учетом изложенного доводы таможенного органа о том, что у него имелись основания для корректировки таможенной стоимости указанных товаров, поскольку в целях уточнения заявленной таможенной стоимости декларант не представил дополнительные документы, а также отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода, судом отклоняются.

При этом суд исходит из того, что со стороны таможенного органа не должно допускаться необоснованного и произвольного истребования сведений, не влияющих на принятие таможенным органом решения по таможенной стоимости либо не имеющих значения для выяснения обстоятельств сделки.

Отсутствие экспортной декларации страны отправления не может служить основанием для отказа в применении первого метода таможенной оценки, поскольку данный документ не входят в обязательный Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом, утвержденный Приказом ФТС РФ N 536 от 25.04.2007, которыми подтверждается таможенная стоимость товаров по первому методу таможенной оценки.

Экспортная декларация не имеет значения при определении таможенной стоимости товара, а является лишь дополнительным документом, представляемом в случае недостаточности первичных документов. Однако, ввиду того, что декларантом представлен полный пакет первичных документов, содержащий все необходимые сведения о стоимости товара, представление экспортной декларации не является обязательным.

Также, судом отклоняется и довод таможни о недостоверности Контракта, инвойса и упаковочного листа.

В силу пункта 1 статьи 161 ГК РФ сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. Пунктом 2 статьи 1209 ГК РФ определено, что форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места ее совершения российскому праву. Правила, установленные российским гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (п. 1 ст. 2 ГК РФ). В соответствии с пунктом 1 статьи 160 ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершившими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Согласно пункту 2 статьи 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

В силу пункта 2 статьи 160 ГК РФ использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. В соответствии с пунктом 3 статьи 162 ГК РФ предусмотрено, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность. Судом установлено, что в п. 13 Контракта сторонами согласовано, что подписанный каждой стороной контракт является действительным при передаче факсом или по электронной почте. В спорной ситуации суд считает, что Контракт не может считаться незаключенным в силу установленного законодательством Российской Федерации порядка заключения договоров в письменной форме (п. 3 ст. 434, п. 3 ст. 438 ГК РФ). Имеющиеся в материалах дела документы позволяют утверждать о наличии оферты, выраженной предпринимателем (подписание Контракта), и ее акцепта иностранной компанией, фактически исполнившей сделку. Следовательно, такой способ заключения сделки согласуется с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и фактическое его исполнение устраняет сомнения в её недействительности. Указание таможни на то обстоятельство, что инвойс не подписан лицом, его выставившим, поскольку отсутствует соглашение об использовании факсимиле при его подписании, суд также находит несостоятельным. По мнению суда, факт неподписания инвойса в виде отсутствия в нём личной подписи продавца не свидетельствует о нарушении норм действующего законодательства, поскольку порядок оформления инвойсов (счетов) иностранных юридических лиц законодательством Российской Федерации и международными договорами не регулируется.

Кроме того, использование при подписании инвойса факсимиле не означает, что данный документ не является платёжно-расчетным документом, подтверждающим намерение одной стороны продать, а другой - оплатить товар, при условии, что заявитель перечислил инопартнёру, оговоренную в нем сумму, и последний поставил товар в адрес предпринимателя. При этом суд исходит из того, что таможенный орган в нарушение правил об обязанностях доказывания, установленных п. 1 ст. 65, п. 5 ст. 200 АПК РФ, не доказал, что у лиц, от имени которых подписан Контракт и инвойсы, отсутствуют полномочия на их подписание, а названные документы подписаны с использованием графического воспроизведения подписи (факсимиле). Таким образом, данные обстоятельства не могли явиться причиной отказа в применении основного метода определения таможенной стоимости спорного товара и принятия определения таможенной стоимости товара по 6 (резервному) методу.

Судом также отклоняется довод таможенного органа о том, что из представленных к таможенному оформлению документов невозможно установить, была ли банковская комиссия включена в таможенную стоимость.

В п. 4.2 договора на перевозку внешнеторговых грузов N FCS 07/0125 от 01.01.2007 указано, что в дополнение к сумме фрахта с клиента взимается банковская комиссия в размере 20 долл. США за каждый банковский перевод.

В п. 5 Запроса о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости от 28.10.2008 таможенный орган в качестве подтверждения структуры таможенной стоимости запросил у декларанта прайс-листы, счет-проформу и заказ. Все указанные документы были предоставлены таможне в установленный срок. Другие документы таможней для уточнения структуры таможенной стоимости запрошены не были.

Таким образом, непредставление документов, не запрашиваемых у декларанта, не может являться причиной отказа в применении основного метода определения таможенной стоимости спорного товара и принятия определения таможенной стоимости товара по 6 (резервному) методу.

При этом, из пояснений представителя следует, что банковская комиссия как обязательный по Контракту платеж уже включена в стоимость фрахта. Если же у таможенного органа возникли сомнения в структуре таможенной стоимости, то в рамках выбранного декларантом метода, таможенный орган имел возможность уточнить структуру таможенной стоимости, увеличив (скорректировав) таможенную стоимость на сумму банковского перевода.

Проанализировав пакет представленных декларантом документов, суд пришел к выводу о том, что он содержал достаточную и достоверно подтвержденную информацию о предмете и стоимости сделки.

Утверждая обратное, таможня ссылается на то, что ИТС (индекс таможенной стоимости) товара, заявленного в спорной ГТД, расходится с ценовой информацией, содержащейся в информационной базе «Мониторинг - Анализ».

Вместе с тем, довод Находкинской таможни о том, что таможенная стоимость, указанная декларантом в рамках заявленного первого метода, ниже статистических данных информационно-аналитической системы «Мониторинг-Анализ», не может быть принят судом во внимание, поскольку эти данные не являются нормативными правовыми актами, регулирующим порядок определения таможенной стоимости. Информация, содержащаяся в базах данных ГТД, носит учётно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющими использовать её в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.

То обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. Как следует из положений ст.ст. 358-359 ТК РФ, система управления рисками в таможенном деле и применение методов анализа рисков предполагает сотрудничество с таможенными органами иностранных государств и применение тех или иных форм таможенного контроля в необходимой степени, но в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации.

Предусмотренные в статье 367 ТК РФ полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров. Аналогичному толкованию подлежат и положения статьи 323 ТК РФ.

Таким образом, обязанность декларанта представлять по требованию таможенного органа объяснения и дополнительные документы возникает лишь при наличии признаков недостоверности сведений о цене сделки либо о ее зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости. Таможенный орган обязан доказать наличие таких признаков в соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ (пункты 2, 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005 N 29 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров»).

Суд полагает, что, претендуя на возможность определения таможенной стоимости товара по резервному методу на базе третьего метода - по стоимости сделки с однородными товарами, таможня ненадлежащим образом применила положения статьи 21 Закона N 5003-1 (в редакции от 27.07.2006), согласно которым для определения таможенной стоимости товаров в соответствии с настоящей статьей используется стоимость сделки с однородными товарами, проданными в тот же или соответствующий ему период времени (пункт 1), на том же коммерческом уровне (оптовом, розничном и ином) и по существу в том же количестве, что и оцениваемые товары (пункт 2). Доказательств исследования таких факторов таможенный орган не представил.

С учётом всего вышеизложенного суд пришёл к выводу, что в подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара по цене сделки предприниматель представил в таможенный орган соответствующие достоверные и достаточные документы.

При этом общая стоимость ввозимого товара указана в Приложении к Контракту без каких-либо условий и является фиксированной, а стоимость перевозки согласована с перевозчиком и таможенным органом не оспаривается.

Доказательств недостоверности указанных документов либо заявленных в них сведений, а также доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену названных сделок при их заключении, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не представлено.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что таможня не доказала наличие обстоятельств, препятствующих применению первого метода определения таможенной стоимости.

Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пунктом 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган или лицо, которые приняли такое решение.

В силу части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным.

Принимая во внимание изложенное, суд находит требование заявителя о признании недействительным решения таможни обоснованным и подлежащим удовлетворению.

В соответствии с правилами ст. 110 АПК РФ судебные расходы по уплате госпошлины в сумме 100 руб. суд относит на таможенный орган, поскольку требования заявителя удовлетворены судом в полном объёме, а положениями главы 25.3 НК РФ не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины государственных органов при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы выступают в качестве ответчика, и судебный акт вынесен судом не в их пользу.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 201, ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пп. 1.1 п. 1 ст. 333.37, ст. 333.40 НК РФ суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным решение Находкинской таможни от 07.11.2008 о таможенной стоимости товаров, заявленных в грузовой таможенной декларации N 10714040/271008/0024243, оформленное путём проставления отметки «Таможенная стоимость принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2, как не соответствующее Таможенному кодексу РФ, Закону РФ от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе».

Решение подлежит немедленному исполнению.

Возвратить Индивидуальному предпринимателю Ельчищеву Владимиру Викторовичу из бюджета государственную пошлину в сумме 100 (сто) рублей, уплаченную по платежному поручению N 2390 от 19.11.2008 через филиал ОАО «Дальневосточный банк» г. Артём. Справку на возврат государственной пошлины выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в установленном законом порядке.

     Судья
О.В.Голоузова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А51-13664/2008
Принявший орган: Арбитражный суд Приморского края
Дата принятия: 25 февраля 2009

Поиск в тексте