• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
     
от 8 октября 2007 года Дело N КГ-А40/10490-07


[Суд отказал в удовлетворении иска ФГУК к ДИгМ о признании права собственности РФ на строения домовладения, признании незаконными зарегистрированных права собственности г.Москвы и права оперативного управления Москомнаследия на строения, обязании ГУ ФРС исключить из ЕГРП записи о регистрации права собственности, т.к. истцом избран ненадлежащий способ защиты, что влечет отказ в удовлетворении заявленных требований]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: ..., установил:

Решением Арбитражного суда г.Москвы от 28 апреля 2007 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2007 года N 09АП-8504/2007-ГК по делу N А40-4834/07-50-50, отказано в удовлетворении исковых требований ФГУК "Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры" к Департаменту имущества города Москвы (ДИГМ) о признании права собственности Российской Федерации на строения 1, 8 домовладения, расположенного по адресу: г Москва, ул.Скаковая, д.3; признании незаконными зарегистрированных права собственности г.Москвы и права оперативного управления Москомнаследия на строения 1, 8 домовладения, расположенного по адресу: г.Москва, ул.Скаковая, д.3; обязании ГУ ФРС по Москве исключить из ЕГРП записи о регистрации права собственности г.Москвы и права оперативного управления Москомнаследия на стр.1 и 8 домовладения.

В качестве третьих лиц к участию в деле привлечены Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ), Комитет по культурному наследию г.Москвы (Москомнаследие), Управление Федеральной регистрационной службы по Москве (УФРС по Москве).

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ФАУФИ обратилось в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме.

В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель ссылается на незаконность и необоснованность обжалуемых судебных актов.

Заявитель указывает, что недвижимое имущество, расположенное по адресу: г.Москва, ул.Скаковая, д.3, стр.1, 8 домовладения, является объектом историко-культурного наследия, взято под государственную охрану и в силу закона относится исключительно к федеральной собственности в силу положений п.3 раздела I приложения N 1 постановления Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 года N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность"; Указа Президента от 20 февраля 1995 года N 176; распоряжения Минимущества России и Минкультуры России от 22 декабря 2000 года N 429/1367-р, закрепившего спорное недвижимое имущество на праве оперативного управления за Государственным учреждением "Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры" Министерства культуры Российской Федерации.

Регистрация права собственности Москвы на указанные объекты является незаконной. Кроме того, в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18 марта 1992 года N 114-рп "Об утверждении Положения об определении пообъектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности" собственностью города Москвы оспариваемый объект мог стать только после соблюдения определенной процедуры передачи, которой не было.

Заявитель также не согласен с применением судом первой инстанции исковой давности по заявленным требованиям, полагая, что судом неверно исчислено начало течения срока исковой давности.

Отзыв на кассационную жалобу не поступил.

В заседании кассационной инстанции представитель ФГУК "Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры" поддержал доводы кассационной жалобы, представители ДИГМ и Москомнаследия возражали против ее удовлетворения, считая судебные акты законными и обоснованными, а доводы кассационной жалобы несостоятельными. Представитель ФАУФИ в заседание не явился.

Кассационная жалоба рассмотрена в порядке ст.284 АПК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, явившихся в заседание, проверив в порядке статьи 286 АПК РФ правильность применения норм материального и процессуального права, кассационная инстанция пришла к заключению, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене ввиду следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судом, спорное имущество до марта 1985 года находилось на балансе Главного управления капитального строительства Мосгорисполкома. В марте 1985 года принято решение о передаче спорного объекта на баланс Управления государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г.Москвы, Министерству культуры СССР поручено заключить с Управлением государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г.Москвы охранно-арендный договор на пользование памятником (решение Исполнительного комитета Московского городского совета народных депутатов), спорное имущество используется Государственным театром классического балета на основании охранно-арендного договора N 3з от 13 января 1993 года сроком аренды с 10.01.93 по 01.01.2042.

Указом Президента РФ N 176 от 20.02.95 спорный объект включен в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения. 21 марта 2001 года спорное имущество внесено в реестр федерального имущества за реестровым номером N 07701351 (свидетельство от 21.03.2001 N 009014). Распоряжением Министерства культуры Российской Федерации и Министерства имущественных отношений Российской Федерации от 22.12.2000 N 429/1367-р объект закреплен за истцом на праве оперативного управления.

В 2001 году в установленном порядке зарегистрировано право собственности г.Москвы на спорное имущество, а также право оперативного управления ГУ "Главное управление охраны памятников г.Москвы" (свидетельства о государственной регистрации права - л.д.54-57).

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции исходил из следующего.

Приведенная в обоснование заявленного требования ссылка истца на постановление Верховного Совета Российской Федерации N 3020-1 от 27.12.91, а также на Указ Президента РФ N 176 от 20.02.95, которым утвержден перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, согласно разделу III которого спорное имущество отнесено к памятникам градостроительства и архитектуры федерального (общероссийского) значения, суд счел несостоятельной. Данный вывод суда основан на положениях п.6 ст.2 ФЗ РФ N 73-Ф3 от 25.06.2002 "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", согласно которому оформление права собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований на объекты недвижимого имущества, отнесенные к недвижимым памятникам истории и культуры республиканского значения, недвижимым памятникам истории и культуры федерального (общероссийского) значения либо к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения после 27 декабря 1991 года, осуществляется по основаниям, не связанным с отнесением указанных объектов недвижимого имущества к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения.

Поскольку спорное имущество отнесено к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения Указом Президента N 176 от 20.02.95, то есть после 27 декабря 1991 года, суд пришел к заключению, что в основу решения о признании права собственности Российской Федерации на спорное имущество не могут быть положены доказательства, подтверждающие отнесение спорного имущества к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения. Соответственно, требование о признании права собственности удовлетворению не подлежит, а потому не подлежат удовлетворению и остальные требования истца.

Заявление ответчика о пропуске истцом срока исковой давности суд первой инстанции счел несостоятельным, поскольку к спорным правоотношениям, по заключению суда, применима статья 208 ГК.

Повторно рассматривая дело, суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции.

Поскольку Указом Президента Российской Федерации от 20 февраля 1995 года N 176 спорный объект был включен в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, то в силу данного акта и в соответствии с подп.3 п.1 Приложения N 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации N 3020-1 от 27.12.91, апелляционный суд пришел к выводу о том, что спорное имущество является объектом федеральной собственности.

Апелляционный суд также счел, что суд первой инстанции в данном случае неправильно применил пункт 6 статьи 2 Федерального закона РФ N 73-Ф3 от 25 июня 2002 года "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации".

Кроме того, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 года N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" при разрешении споров о праве собственности в отношении объектов, необоснованно включенных в соответствующие перечни или реестры собственности, арбитражный суд при определении их принадлежности соответствующим субъектам на праве собственности должен руководствоваться приложениями 1, 2, 3 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 3020-1.

Суд апелляционной инстанции также заключил, что суд первой инстанции сделал неправильный вывод о том, в данном случае подлежит применению статья 208 ГК РФ, согласно которой исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304), поскольку данная норма права подлежит применению в случае, если истец владеет имуществом. Поскольку из материалов дела не следует, что истец владел спорным имуществом, в данном случае подлежит применению общий трехлетний срок исковой давности, установленный ст.196 ГК РФ. С 15 июля 2002 года истец должен был знать, что спорными помещениями пользуется иной владелец, и должен был узнать, на основании каких правовых документов используются спорные помещения, установленный законом трехлетний срок защиты нарушенного права на момент подачи искового заявления истек, о чем ответчиком было заявлено до принятия решения по существу спора. В соответствии с п.2 ст.9 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Кассационная инстанция не может признать выводы, содержащиеся в принятых по делу судебных актах законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права.

В обоснование решения о признании права федеральной собственности на спорное здание апелляционный суд сослался на то, что оно включено в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 20.02.95 N 176. Поэтому в соответствии с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 и пунктом 3 раздела I приложения N 1 к этому постановлению здание относится исключительно к федеральной собственности, и нахождение его в реестре муниципальной собственности неправомерно.

Данный вывод сделан без учета фактических обстоятельств дела.

Суд первой инстанции установил, и апелляционный суд подтвердил, что из материалов дела, в том числе и из утверждений самого истца, не усматривается, что спорное здание до издания Указа Президента Российской Федерации от 20.02.95 N 176 являлось объектом культуры общероссийского значения, а потому в силу пункта 3 раздела I приложения N 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 могло быть отнесено исключительно к федеральной собственности. Какие-либо документы, опровергающие данный факт, в материалах дела отсутствуют.

Ошибочным является вывод апелляционного суда о том, что в силу приложения N 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 спорное здание как памятник федерального (общероссийского) значения является федеральной собственностью. Содержащаяся в данном приложении правовая норма об отнесении памятников общероссийского значения к федеральной собственности означала недопустимость передачи таких объектов в собственность субъектов Российской Федерации и муниципальную собственность при разграничении права собственности на государственное имущество.

Поскольку спорное здание в момент разграничения права собственности на государственное имущество не являлось памятником общероссийского значения, на него не распространялось действие этой нормы.

Включение впоследствии спорного здания в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения само по себе не могло повлечь возникновение на него права собственности Российской Федерации, поскольку статья 218 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривает такого основания приобретения права собственности, равно как не могло повлечь и прекращение на него права муниципальной собственности и передачу его в федеральную собственность, поскольку статья 235 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривает такого основания прекращения права собственности.

С учетом вышеизложенного регистрация права собственности г.Москвы на спорное здание, как произведенная по не признанным в установленном законом порядке незаконными основаниям, не может рассматриваться как момент, с которого истцу стало известно о нарушении его прав, вследствие чего применение апелляционным судом срока исковой давности является неверным.

В обоснование отказа в удовлетворении заявленных исковых требований суд первой инстанции сослался на то, что, поскольку спорное имущество отнесено к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения Указом Президента N 176 от 20.02.95, то есть, после 27 декабря 1991 года (принятие постановления Верховного Совета Российской Федерации N 3020-1), в основу решения о признании права собственности Российской Федерации на спорное имущество в силу п.6 ст.2 ФЗ РФ N 73-Ф3 от 25.06.2002 "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", не могут быть положены доказательства, подтверждающие отнесение спорного имущества к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения.

Однако п.6 ст.2 ФЗ РФ N 73-ФЗ от 25.06.2002 "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" не содержит положения, устанавливающие основания приобретения права собственности. Данная норма регулирует вопросы оформления права собственности на объекты культурного наследия, отнесенные к таковым после 27 декабря 1991 года.

Кассационная инстанция считает, что принятые по делу судебные акты как первой, так и апелляционной инстанций подлежат отмене, при этом основаниями для отмены является не только неправильное применение норм права, но и неправильное определение действительных обстоятельств дела и фактических взаимоотношений сторон.

Особенности владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия (памятниками истории и культуры) народов Российской Федерации, как особым видом недвижимого имущества, регулируются ФЗ РФ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" от 25 июня 2002 года N 73-ФЗ (п.2 ст.1).

Для реализации указанных полномочий в отношении объектов, признанных объектами культурного наследия соответствующего значения после 27 декабря 1991 года, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования обязаны оформить в соответствии с положениями ст.2 вышеуказанного Закона на них свое право собственности, поскольку только собственнику в силу п.1 ст.208 ГК РФ принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Пунктом 2 ст.63 ФЗ РФ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" предусмотрено, что в случае, если право собственности на объект культурного наследия было зарегистрировано субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием до 1 января 2007 года, то:

если объект включен в перечень объектов, на которые в соответствии с решением Правительства Российской Федерации право собственности субъекта Российской Федерации или муниципального образования сохраняется, перерегистрация указанного права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не требуется;

если объект включен в перечень объектов, на которые в соответствии с решением Правительства Российской Федерации должно быть оформлено право собственности Российской Федерации, указанное право оформляется после отказа соответствующего субъекта Российской Федерации или муниципального образования от права собственности на данный объект. Данный отказ может быть оформлен в трехмесячный срок со дня вступления в силу решения Правительства Российской Федерации.

В случае, если субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием в указанный срок не оформлен отказ от права собственности на объект культурного наследия, Российская Федерация вправе требовать государственной регистрации права собственности Российской Федерации на данный объект в судебном порядке.

Из буквального толкования положений указанной статьи следует вывод о том, что включение объекта, на которое зарегистрировано право муниципальной собственности, в перечень объектов, на которые должно быть оформлено право собственности Российской Федерации как на объект культурного наследия федерального значения, порождает между субъектом Федерации и Российской Федерации обязательственные, а не имущественные отношения, а их неисполнение является основанием для предъявления иска обязательственного, а не имущественного характера, а именно, требования государственной регистрации собственности Российской Федерации на данный объект в судебном порядке.

Государственная регистрация представляет собой оформление права собственности на объект недвижимого имущества.

При этом основанием для прекращения права собственности прежнего собственника в силу п.1 ст.235 ГК РФ является отказ собственника от права собственности, этот же отказ является основанием приобретения права нового собственника в силу п.3 ст.218 ГК РФ.

Право собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований на объекты культурного наследия, признанные таковыми после 27 декабря 1991 года, считается возникшим со дня государственной регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, признать право соответствующего субъекта на объект культурного наследия ранее регистрации нельзя.

Требованием о признании прав снимается сомнение в принадлежности права тому или иному лицу. Право собственности является вещным правом, и как вещное право защищается вещным иском. Это означает, что условием предъявления иска является отсутствие обязательственных отношений между истцом и ответчиком, иными словами, стороны cпора не должны иметь иной связи, кроме самой вещи. В данном споре между сторонами в силу прямого указания закона возникли не имущественные, а обязательственные отношения.

В силу ч.1 ст.4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Способы защиты гражданских прав перечислены в ст.12 ГК РФ. Однако если нормы права предусматривают для конкретного правоотношения только определенный способ защиты, стороны правоотношений вправе применять лишь этот способ. В данном случае для защиты нарушенных или оспоренных прав в отношении оформления права собственности Российской Федерации на объекты культурного наследия федерального значения, право собственности на которые было зарегистрировано субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием до 1 января 2007 года, пунктом 2 ст.63 ФЗ РФ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" такой способ установлен. При этом применение данного способа защиты предопределяет определение соответствующего предмета иска и его основания, как это требуется в силу п.п.4, 5 ст.125 АК РФ*.

________________

* Текст документа соответствует оригиналу. - Примечание изготовителя базы данных.

Таким образом, указанные спорные отношения между сторонами не могут быть разрешены при предъявлении вещного иска - требования о признании права собственности, то есть, истцом избран ненадлежащий способ защиты, что влечет отказ в удовлетворении заявленных требований.

Руководствуясь статьями 284, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

Решение Арбитражного суда г.Москвы от 28 апреля 2007 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2007 года N 09АП-8504/2007-ГК по делу N А40-4834/07-50-50 отменить, в иске отказать.

Резолютивная часть объявлена 3 октября 2007 года.

Мотивированное постановление изготовлено 8 октября 2007 года.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: А40-4834/07-50-50
КГ-А40/10490-07
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 08 октября 2007

Поиск в тексте