• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 сентября 2007 года Дело N КА-А40/9510-07


[Удовлетворяя требования о признании недействительным решения ИФНС, суд пришел к выводу, что обществом выполнены условия, предусмотренные ст.252 НК РФ, расходы по оплате услуг поверенных являются для него экономически целесообразными, направленными на получение доходов, т.о., выводы налогового органа о занижении налога на прибыль являются необоснованными]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: ..., установил:

ОАО "Акрон" обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с заявлением о признании незаконным решения N 06-8-05/092 от 14.12.2006 Федеральной налоговой службы России (л.д.4-23, том 2) частично, в том числе в части взыскания налогов в сумме 1244678436 рублей, включая: налог на прибыль в сумме 38293087 руб. (п.2.1, подп."б" итоговой части решения); налог на добавленную стоимость в сумме 1204122064 рублей (п.2.1, подп."б" итоговой части решения); налог на добавленную стоимость в сумме 2263285 рублей, подлежащий перечислению налоговым агентом (п.2.1, подп."б" итоговой части решения); штрафов в сумме 402721291 рублей, в том числе штрафа 20% в сумме 2264262 рублей за неуплату налога на прибыль (п.1.1, подп."а" итоговой части решения); штрафа 20% в сумме 368494 рублей за неуплату налога на добавленную стоимость (п.1.1, подп."б" итоговой части решения); штрафа 40% в сумме 399676693 рублей за неуплату налога на добавленную стоимость (п.1.2, подп."а" итоговой части решения); штрафа 20% в сумме 411842 рублей за неуплату налога на добавленную стоимость налоговым агентом (п.1.3, подп."а" итоговой части решения); пеней в сумме 839534018 рублей, в том числе пени по налогу на прибыль в сумме 5811602 рублей (п.2.1, подп."в" итоговой части решения); пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 833199447 рублей (п.2.1, подп."в" итоговой части решения); пени по налогу на добавленную стоимость (по налоговому агенту) в сумме 522969 рублей (п.2.1, подп."в" итоговой части решения - л.д.1-4, том 11).

Решением Арбитражного суда г.Москвы от 26.03.2007, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2007, заявленные требования удовлетворены частично.

Признано незаконным решение Федеральной налоговой службы России от 14.12.2006 N 06-8-05/092 в части взыскания с ОАО "Акрон" налога в сумме 1242415151 руб., в том числе:

- налог на прибыль в сумме 38293087 руб. (п.2.1, подп."б" итоговой части оспариваемого решения);

- налог на добавленную стоимость в сумме 1204122064 руб. (п.2.1, подп."б" итоговой части оспариваемого решения);

штрафа в сумме 402309449 руб., в том числе:

- штраф 20% в сумме 2264262 руб. за неуплату налога на прибыль (п.1.1, подп."а" итоговой части оспариваемого решения);

- штраф 20% в сумме 368494 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость (п.1.1, подп."б" итоговой части оспариваемого решения);

- штраф 40% в сумме 399676693 руб. за неуплату налога на добавленную стоимость (п.1.2, подп."а" итоговой части оспариваемого решения);

пени в сумме 839011049 руб., в том числе:

- пени по налогу на прибыль в сумме 5811602 руб. (п.2.1, подп."в" итоговой части оспариваемого решения);

- пени по налогу на добавленную стоимость в сумме 833199447 руб. (п.2.1, подп."в" итоговой части оспариваемого решения).

В удовлетворении остальной части заявленных ОАО "Акрон" требований отказано.

В кассационной жалобе ФНС РФ просит об отмене судебных актов, ссылаясь на то, что они вынесены с нарушением закона.

Выслушав представителя ФНС РФ, поддержавшего доводы жалобы, представителей Общества, возражавших против ее удовлетворения по мотивам, изложенным в судебных актах и в приобщенном к материалам дела отзыве на кассационную жалобу, проверив материалы дела, кассационная инстанция не находит оснований для отмены решения и постановления судов.

Из материалов дела следует, что на основании постановления о проведении повторной выездной налоговой проверки N 06-3-13/001 от 03.06.2005 с дополнениями N 06-3-13/002 от 09.06.2005, N 06-3-13/003 от 24.06.2005 и N 06-3-13/008 от 17.04.2006 ФНС РФ была проведена проверка по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджеты налогов и сборов, соблюдения законодательства РФ за период с 01.01.2003 по 31.12.2003 деятельности Общества в порядке контроля за деятельностью Управления ФНС России по Новгородской области. По итогам проверки составлен акт повторной выездной налоговой проверки от 15.06.2006 (л.д.1-139, том 5, л.д.1-43, том 6). По результатам рассмотрения указанного акта и представленных налогоплательщиком возражений от 29.08.2006 N 1-5/608 (л.д.44-103, том 6), ответчиком было принято решение о проведении мероприятий дополнительного налогового контроля N 06-08-05/055 от 15.09.2006. По результатам рассмотрения указанных документов, материалов повторной выездной проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, ФНС России вынесла решение N 06-8-05/092 от 14.12.2006 о привлечении Общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым предусматривается взыскание с последнего налогов и сборов на общую сумму 1248696941 рублей, пеней в сумме 839535202 рубля, штрафов на сумму 402831497 рублей (л.д.1-119, том 2, л.д.1-120, том 3, л.д.1-106, том 4).

По вопросу доначисления налога на прибыль при отражении выручки от реализации продукции на экспорт суды пришли к выводу, что заявитель правомерно отражал в 2004 году эти доходы исходя из даты пересечения товара границы РФ, указанной на товаросопроводительных документах, а не с даты отправки товара с железнодорожной станции Новгород-на-Волхове.

Кассационная инстанция находит этот вывод обоснованным.

В соответствии с подп.1 п.1 ст.247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признается доход, уменьшенный на величину произведенных расходов. Порядок признания доходов для целей налогообложения установлен пунктом 3 ст.271 НК РФ, в соответствии с которым датой получения дохода признается дата реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), а не дата их отгрузки. При этом согласно п.1 ст.39 НК РФ реализацией товаров признается передача на возмездной основе права собственности на товары. Исходя из этого, датой получения дохода для целей налогообложения является дата перехода права собственности на товар, а не дата его отгрузки, как указывается в решении налогового органа.

Для определения момента перехода права собственности суд руководствовался условиями соответствующих договоров и применимым к этим договорам законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п.1 ст.233 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом в силу ст.458 ГК РФ, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент вручения товара покупателю или указанному им лицу. Если из договора не вытекает обязанность продавца по доставке товара, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент сдачи товара перевозчику.

Судом установлено, что Контрактом N 11105/1-631 от 04.02.2003 с фирмой "Izofert Trading" предусмотрено, что датой поставки товара является дата пересечения границы Россия-Эстония или Россия-Латвия. Следовательно, до этого момента товар принадлежит продавцу, на которого возложена обязанность по его доставке. Остальные контракты не содержат прямых указаний на дату поставки товара, но предусматривают условия поставки DAF (Инкотермс-2000), применимые на основании п.6 ст.1211 ГК РФ.

В соответствии с условиями базиса поставки DAF продавец обязан предоставить в распоряжение покупателя товар, очищенный от таможенных пошлин, в согласованном пункте на границе. Таким образом, до момента передачи товара покупателю в установленном договором месте (граница Россия-Эстония или Россия-Латвия), право собственности сохраняется за продавцом товара.

В связи с этим, при определении момента перехода права собственности суд первой инстанции обоснованно руководствовался положениями договоров с покупателями Общества и нормами ст.458 ГК РФ, а не положениями "Инкотермс 2000", как ошибочно указано в жалобе налогового органа.

Кроме того, суд указал, что расчет суммы неуплаченного налога на прибыль производился налоговым органом исходя из выручки от реализации продукции без учета затрат на производство и реализацию этой продукции, что противоречит ст.247 и ст.274 НК РФ.

Вывод суда об обоснованном отнесении Обществом на расходы, учитываемые при исчислении налогооблагаемой прибыли, затрат по агентскому договору с ООО "Реалтрансгрупп" является правильным.

Согласно п.1 ст.252 Налогового кодекса РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

Пунктом 2 ст.254 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что стоимость товарно-материальных ценностей включает все расходы, связанные с их приобретением (комиссионные вознаграждения, уплачиваемые посредническим организациям, расходы на транспортировку и иные затраты).

Оценив представленные сторонами доказательства, суд указал, что спорные затраты носят производственный характер, являются экономически обоснованными.

В силу ч.2 ст.287 АПК РФ, арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Доводы Инспекции в кассационной жалобе о неподтвержденности затрат, наличии в составе организационной структуры Общества службы снабжения направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Судами первой и апелляционной инстанций сделан правильный вывод о том, что Общество обоснованно учитывало в составе расходов, принимаемых для целей налогообложения, расходы по аренде помещений для организации офиса по адресу: г.Москва ул.Большая Ордынка, д.41/42.

В соответствии с подп.10 п.1 ст.264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся арендные платежи за арендуемое имущество. При этом расходами, учитываемыми для целей налогообложения, признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Оценив представленные доказательства: договоры, акты и другие, суды указали, что заявитель подтвердил правомерность включения этих затрат в состав текущих производственных расходов.

Доводы налогового органа в кассационной жалобе повторяют содержание его решения, были предметом оценки судов и признаны несостоятельными.

Кассационная инстанция не вправе переоценивать доказательства.

В своем решении суды первой и второй инстанции обоснованно подтвердили правомерность включения Обществом в состав затрат расходов по служебным командировкам.

Согласно подп.12 п.1 ст.264 Налогового кодекса РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы налогоплательщика на командировки, в частности, на проезд работника к месту командировки и обратно к месту постоянной работы, наем жилого помещения, суточные в пределах норм, утвержденных Правительством РФ. При этом законодательством установлен конкретный перечень документов, подлежащих оформлению при направлении сотрудника в служебную командировку.

Обществом оформлялись все первичные документы, предусмотренные законодательством, которые были представлены сотрудникам налогового органа в ходе налоговой проверки и в суд.

Им дана надлежащая оценка. Соответствие порядка оформления документов требованиям законодательства РФ налоговым органом не оспаривается. При этом налоговый орган не представил доказательств того, что в состав затрат, принимаемых для целей налогообложения, Общество включало какие-либо расходы, не подтвержденные документами, предусмотренными законодательством РФ.

Ссылка налогового органа на то, что представленные документы не подтверждают производственного характера, опровергается самим фактом направления сотрудника в командировку на основании производственного приказа, что свидетельствует о наличии производственной необходимости.

Отсутствие результата в виде заключенных договоров или иных подписанных документов не свидетельствует о непроизводственном характере командировочных расходов.

Доводы ФНС РФ о том, что заявитель занизил налог на прибыль на 1875576 руб., включив расходы по выплате вознаграждения по договорам поручения с ОАО "Акронагротрейдинг" и ОАО "Акронагросбыт" в налогооблагаемую прибыль, признаны судом необоснованными.

Вознаграждение поверенных подлежит включению в состав затрат, учитываемых для целей налогообложения, в соответствии с подп.3 п.1 ст.264 НК РФ. Согласно данной статье в состав прочих расходов, связанных с производством и (или) реализацией, относятся суммы комиссионных сборов и иных подобных расходов за выполненные сторонними организациями работы (предоставленные услуги).

Возможность включения в состав затрат вознаграждения, уплаченного поверенному за услуги по сбыту продукции, также предусмотрена и отраслевыми Методическими рекомендациями по калькулированию себестоимости продукции (работ, услуг) на предприятиях химического комплекса.

Оценив представленные сторонами доказательства: договоры, акты сдачи-приемки работ, справки и другие, суд пришел к выводу, что Обществом выполнены условия, предусмотренные ст.252 НК РФ, расходы по оплате услуг поверенных являются для него экономически целесообразными, направленными на получение доходов.

Налоговым кодексом не предоставлено права налоговым органам решать вопросы целесообразности привлечения либо непривлечения специализированных сбытовых организаций для реализации продукции, в связи с чем претензии ФНС РФ по этому вопросу правомерно признаны необоснованными.

Суды первой и второй инстанции пришли к выводу том, что Общество обоснованно учитывало в составе расходов, принимаемых для целей налогообложения, затраты на обеспечение пожарной охраны на объектах Общества силами Государственной противопожарной службы УВД Новгородской области.

В соответствии со ст.37 Федерального закона N 69-ФЗ от 21 декабря 1994 года "О пожарной безопасности" предприятия, эксплуатирующие пожароопасные объекты, обязаны содержать подразделения пожарной охраны, в том числе на основе договоров с Государственной противопожарной службой. Аналогичная норма содержится и в ст.10 названного Закона. На основании указанных правовых норм Общество заключило с Государственной противопожарной службой УВД Новгородской области договор N 4011/2 от 31.12.2002.

Согласно п.1.1 договора противопожарная служба силами 1-го отряда ОГПС осуществляла организацию и государственный пожарный надзор на объектах Общества, обеспечивала тушение пожаров, проводила аварийно-спасательные работы.

Данное подразделение необходимо для обеспечения безопасной работы, предотвращения аварийных ситуаций на предприятии и для выполнения требований постановления Правительства РФ от 14.08.2002 N 595 "Об утверждении положения о лицензировании деятельности по эксплуатации пожароопасных производств". Заключение указанного договора является обязательным условием получения лицензии на эксплуатацию пожароопасных производств и ведение производственной деятельности.

Как правильно отмечено судебными инстанциями, в соответствии с актами сдачи-приемки услуг Государственная противопожарная служба оказывала Обществу услуги по организации и осуществлению пожарного надзора на объектах Общества, а Общество уплачивало за данные услуги определенное договором вознаграждение. Тот факт, что вознаграждение по договору оказания услуг складывается из затрат подрядчика на обмундирование, денежное довольствие личного состава и проч., не может являться основанием для признания договора на оказание услуг договором целевого финансирования.

В соответствии с подп.6 п.1 ст.264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в том числе, расходы на обеспечение пожарной безопасности налогоплательщика в соответствии с законодательством Российской Федерации и на приобретение услуг пожарной охраны.

Исходя из этого, судами сделан правильный вывод о том, что Общество обоснованно учитывало затраты на обеспечение пожарной безопасности в составе расходов, принимаемых для целей налогообложения.

Является несостоятельной ссылка налогового органа на то, что расходы на обеспечение пожарной безопасности исходя из смысла п.2 ст.251 и п.34 ст.270 НК РФ должны рассматриваться в качестве целевого финансирования, которое не учитывается в составе затрат, принимаемых для целей налогообложения.

Во-первых, перечень целевых расходов, содержащихся в указанных нормах, является закрытым и не содержит расходов на обеспечение пожарной безопасности.

Во-вторых, как следует из п.2 ст.251 НК РФ к целевым поступлениям относятся поступления из бюджета или целевые поступления, поступившие безвозмездно. Общество же перечисляло в пользу противопожарной службы денежные средства на возмездной основе по договору за обеспечение пожарной безопасности.

Учитывая изложенное, суды обоснованно удовлетворили требования Общества по этому эпизоду.

В соответствии с подп.7 п.1 ст.254 НК РФ к материальным расходам относятся затраты налогоплательщика, связанные с содержанием и эксплуатацией основных средств и иного имущества природоохранного назначения, в том числе связанные с содержанием и эксплуатацией очистных сооружений.

Судом установлено, что в структуру Общества входит Цех биологических очистных сооружений. Согласно Положению о Цехе биологических очистных сооружений данное подразделение Общества осуществляет производственно-хозяйственную деятельность по очистке сточных вод ОАО "Акрон", а также оказывает услуги по очистке сточных вод по договорам с абонентами.

Необходимость использования данного объекта в собственных производственных целях связана с технологией химического производства. Данный факт налоговым органом не оспаривается. Что касается услуг по биологической очистке, оказываемых сторонним организациям, то такие услуги предоставлялись Обществом на платной основе в соответствии с заключенными договорами. Таким образом, расходы по содержанию и эксплуатации Цеха биологических очистных сооружений носят производственный характер и осуществлены с целью получения дохода.

В соответствии с п.1 ст.153 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя расходы, связанные с выполнением работ, оказанием услуг, а также расходы на содержание, эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества.

Учитывая, что расходы по содержанию и эксплуатации Цеха биологических очистных сооружений направлены на получение дохода, суд обоснованно указал, что Общество имело основания принять данные затраты для целей налогообложения в соответствии с п.1 ст.252 Налогового кодекса. Тот факт, что размер платы за очистку сточных вод был утвержден Администрацией Новгородской области, не подтверждает вывода налогового органа о том, что убытки возникли в результате применения Обществом не рыночных цен. В своем решении налоговый орган не привел каких-либо доказательств того, что цены на услуги по очистке сточных вод отклоняются от рыночных.

Признан необоснованным вывод налогового органа о том, что Цех биологических очистных сооружений относится к объектам обслуживающих производств и хозяйств, расходы по которым могут быть учтены для целей налогообложения лишь при наличии оснований, указанных в ст.275.1 Налогового кодекса.

В соответствии с указанной статьей Налогового кодекса к объектам обслуживающих производств и хозяйств относятся подсобные хозяйства, объекты ЖКХ, социально-культурной сферы и т.п. объекты.

Цех биологических очистных сооружений не относится к таким объектам, поскольку:

во-первых, в соответствии с подп.7 п.1 ст.254 НК РФ очистные сооружения прямо отнесены к объектам природоохранного назначения предприятия, а не к объектам обслуживающих производств и хозяйств;

во-вторых, указанный цех не оказывал услуги своим работникам, в то время как согласно ст.275.1 НК РФ квалифицирующим признаком обслуживающих производств и хозяйств является оказание услуг не только сторонним лицам, но и своим работникам.

С учетом изложенного суды пришли к обоснованному выводу о правомерности включения Обществом в состав затрат расходов по содержанию и эксплуатации Цеха биологических очистных сооружений.

Кассационная инстанция полагает, что суды первой и второй инстанций пришли к обоснованному выводу о правомерном включении в состав затрат, принимаемых для целей налогообложения, убытков от содержания объектов ЖКХ и социально-культурной сферы.

В состав ОАО "Акрон" входят обособленные структурные подразделения, оказывающие услуги работникам и сторонним лицам: профилакторий, гостиница, дом культуры, база отдыха, физкультурно-оздоровительный комплекс, детский лагерь, комплекс жилых домов и квартир.

По всем указанным подразделениям Общество получало доходы, что подтверждается учетными регистрами и налоговым органом не оспаривается. Однако, в связи с тем, что в проверяемый период расходы по содержанию указанных объектов превысили доходы от их деятельности, Общество понесло убытки, которые были учтены при исчислении налога на прибыль. Статьей 275.1 Налогового кодекса установлено, что убыток от деятельности, связанной с содержанием и эксплуатацией указанных объектов, признается для целей налогообложения при соблюдении следующих трех условий:

- стоимость услуг соответствует стоимости аналогичных услуг, оказываемых специализированными организациями, осуществляющими аналогичную деятельность;

- расходы на содержание не превышают обычных расходов на обслуживание аналогичных объектов, осуществляемое специализированными организациями, для которых эта деятельность является основной;

- условия оказания услуг не отличаются от условий оказания услуг специализированными организациями, для которых эта деятельность является основной.

Поскольку Обществом представлены доказательства, что стоимость, затраты и условия оказания услуг структурными подразделениями ОАО "Акрон" соответствуют показателям специализированных организаций, для которых эта деятельность является основной, а налоговым органом эти сведения не опровергнуты, суд обоснованно признал незаконным решение ФНС РФ в этой части.

Суды первой и второй инстанций правомерно посчитали, что Общество обоснованно включало в затраты для целей налогообложения проценты по полученным в 2003 году кредитам.

Указанные затраты были признаны налоговым органом экономически нецелесообразными на том основании, что Общество в проверяемый и иные периоды выдавало займы другим предприятиям под более низкий процент.

В соответствии с подп.2 п.1 ст.265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией продукции, включаются расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида. Однако эти претензии несостоятельны.

Общество в 2003 году самостоятельно в соответствии с п.1 ст.269 НК РФ производило корректировку налогооблагаемой прибыли по договорам, в которых ставка кредитования превышала ставку рефинансирования ЦБ РФ, увеличенную на коэффициент 1,1. Данный факт был исследован в ходе проверки и налоговым органом не оспаривается.

Полученные Обществом в 2003 году кредиты были использованы на финансирование текущей производственной деятельности (закупку сырья, газа, электроэнергии, оплату услуг сторонних организаций, расчеты с персоналом и проч.). Данный факт подтверждается имеющимися в материалах дела реестрами использования заемных средств. Займы сторонним организациям выдавались Обществом не за счет полученных кредитов, а из свободных оборотных средств, что налоговым органом также не оспаривается. Более того, денежные средства, выданные Обществом в качестве займов до 2003 года, не могли быть использованы для погашения задолженности по кредитам, привлеченным для производственных целей в 2003 году.

Налоговое законодательство не содержит запрета для включения в затраты процентов по полученным кредитам в случае предоставления налогоплательщиком займов другим организациям. Следовательно, нет оснований полагать, что проценты за пользование кредитами были экономически неоправданными и не соответствуют положениям главы 25 НК РФ.

Таким образом, выводы судов являются обоснованными.

Судами первой и второй инстанций сделан вывод о правомерном возмещении налогоплательщиком НДС, уплаченного в составе стоимости услуг сторонних организаций:

- в сумме 374582 руб. - НДС, уплаченного в составе вознаграждения специализированным сбытовым организациям;

- в сумме 944437 руб. - НДС, уплаченного в составе арендных платежей за аренду офисных помещений договору с ОАО "Акронагросервис";

- в сумме 285150 руб. - НДС, уплаченного в составе агентского вознаграждения в пользу ООО "Реалтрансгрупп".

Согласно п.1 ст.171 Налогового кодекса РФ налогоплательщик вправе уменьшить общую сумму налога на установленные настоящей статьей вычеты. При этом в соответствии с п.2 этой же статьи вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения по налогу на добавленную стоимость. В соответствии с п.1 ст.172 Налогового кодекса РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами товаров (работ, услуг).

Поскольку факт оказания услуг документально подтвержден, а счета-фактуры, оформленные поставщиками, соответствуют требованиям законодательства и у налоговых органов каких-либо замечаний не было, вычет налога на добавленную стоимость произведен Обществом правомерно. В этой связи выводы судов соответствуют положениям Налогового кодекса РФ, фактическим обстоятельствам.

В кассационной жалобе налоговый орган указывает, что Общество, используя ненадлежаще оформленные бланки транспортных документов, нарушало порядок получения отметок таможенного органа, необходимых для реализации предусмотренного пунктом 1 статьи 164 НК РФ права на применение ставки 0 процентов по налогу на добавленную стоимость. При этом, налоговым органом делается вывод о том, что Общество действовало недобросовестно с целью незаконного и преждевременного получения бюджетных средств в виде возмещения налога на добавленную стоимость.

Налоговый орган считает, что Общество не представило в установленный Налоговым кодексом 180-дневный срок полный пакет документов, предусмотренный статьей 165 НК РФ и дающий право на применение налоговой ставки 0%, что привело к занижению суммы НДС, подлежащего уплате в бюджет.

Кассационная инстанция полагает, что выводы судов по этому эпизоду являются правильными, основанными на верной оценке фактических обстоятельств и правильном толковании законодательства о налогах и сборах.

В соответствии с п.1 ст.165 НК РФ для подтверждения ставки НДС 0% налогоплательщиком предоставляются следующие документы:

1) контракт (копия контракта) налогоплательщика с иностранным лицом на поставку товара за пределы таможенной территории Российской Федерации;

2) выписка банка (копия выписки), подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица-покупателя указанного товара на счет налогоплательщика в российском банке;

3) грузовая таможенная декларация (ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории Российской Федерации;

4) копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Общество представило указанные документы, однако в своем решении налоговый орган указал на ненадлежащее оформление документов, предусмотренных в подп.4 п.1 ст.165 НК РФ.

Налоговый орган утверждает, что транспортными документами при осуществлении перевозки грузов железнодорожным транспортом в режиме экспорта или транзита являются исключительно следующие документы:

- при перевозках грузов в международном железнодорожном сообщении между железными дорогами государств - участников СНГ, Латвийской, Литовской и Эстонской республик - в форме третьего листа дубликата накладной;

- при перевозке грузов в российско-финляндском прямом железнодорожном сообщении - в форме пятого листа дубликата накладной.

К такому выводу проверяющие пришли на том основании, что только эти документы должны выдаваться отправителю железной дорогой исходя из смысла Соглашения о международном грузовом сообщении (СМГС) и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Финляндской Республики о российско-финляндском прямом железнодорожном сообщении.

Суды правомерно указали, что этот вывод не соответствует подп.4 п.1 ст.165 НК РФ, в котором предусмотрено, что налогоплательщик может представлять любой из перечисленных в этом пункте документов, т.е. любой из транспортных, товаросопроводительных или иных документов с отметками таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории РФ.

Из этого следует, что налогоплательщик вправе представить не только те документы, которые подлежат выдаче перевозчиком непосредственно отправителю груза в обязательном порядке, но и другие документы, имеющиеся у него в наличии.

Учитывая, что в соответствии с подп.1 п.1 ст.164 НК РФ, определяющим фактом для применения ставки налога 0%, является именно факт экспорта товара, подп.4 п.1 ст.165 НК РФ не устанавливает никаких особенностей в отношении подтверждающих документов. Единственным условием допустимости документов является наличие отметок таможенных органов о вывозе товара за пределы территории РФ.

В подтверждение обоснованности применения ставки 0 процентов Общество предоставляло документы с отметками таможенных органов о том, что товар фактически вывезен. Таким образом, им выполнено условие статьи 165 НК РФ.

Кроме того, согласно п.9 Инструкции о подтверждении таможенными органами фактического вывоза (ввоза) товаров с таможенной территории Российской Федерации (на таможенную территорию Российской Федерации), утв. приказом ГТК РФ от 21.07.2003 N 806, право выбора предоставляемого в таможенный орган для получения подтверждения фактического вывоза транспортного, товаросопроводительного и (или) иного документа принадлежит заявителю, т.е. налогоплательщику.

Пунктом 12 той же Инструкции установлено, что отметки, свидетельствующие о подтверждении фактического вывоза товара, проставляются, если представлен экземпляр транспортного, товаросопроводительного и (или) иного документа или его копия - на оборотной стороне первого листа данного документа. После проверки факта вывоза товаров уполномоченное должностное лицо таможенного органа делает отметку "Товар вывезен" (штамп либо запись) с обязательным указанием даты фактического вывоза товаров и заверяет ее личной номерной печатью.

Письмом от 12.05.2006 N 19-27/5823 Кингисеппская таможня проинформировала ОАО "Акрон" о том, что для подтверждения таможенными органами фактического вывоза товаров с таможенной территории РФ достаточно предъявления любого экземпляра ТСД, имеющего соответствующие отметки таможни оформления и таможни на границе. В письме говорится, что для подтверждения факта вывоза товаров наличие отметок железной дороги на данных документах не требуется.

Кроме того, нормативными актами ГТК РФ не оговорено наличие на товаросопроводительном документе его номера.

В ответе ОАО "Российские железные дороги" от 24.08.2006 N 127 на запрос ОАО "Акрон" сообщается, что имеющиеся у Общества копии дорожных ведомостей по своему содержанию в полной мере соответствуют порядку оформления транспортных документов, установленному на железной дороге. Указанным письмом Общество также проинформировано о том, что выдача грузоотправителю экземпляра дорожной ведомости при принятии груза к перевозке соответствует сложившейся на железной дороге практике и установленному порядку. Кроме того, письмом подтверждено, что имеющиеся у Общества экземпляры дорожных ведомостей являются транспортными документами и соответствуют экземплярам дорожных ведомостей, находящихся у железной дороги.

Таким образом, наличие на представленных Обществом документах надлежаще оформленных отметок таможенного органа свидетельствует о том, что товар, описание которого содержится в этих документах (наименование товара, его количество и код), вывезен за пределы территории РФ, а сами документы соответствуют требованиям подп.4 п.1 ст.165 НК РФ, т.к. содержат отметки таможенных органов, подтверждающие вывоз товара на условиях, указанных в документах (наименование и реквизиты отправителя, получателя и перевозчика, станции отправления и назначения, пограничные станции перехода, номера вагонов, реквизиты договора и др.)

Факт вывоза подтвержден также сведениями из базы данных электронных копий таможенных деклараций за 2003 год Федеральной таможенной службы РФ, предоставленными в соответствии с запросом ОАО "Акрон" (письмо N 1-5/914 от 24.11.2004) специализированным государственным учреждением "Главный научно-информационный вычислительный центр ФТС России (ГНИВЦ ФТС России)".

Таким образом, указание в решении ФНС на отдельные недостатки перевозочных документов (отсутствие оттиска календарного штемпеля станции отправления, отсутствие провозной платы) не может являться основанием для отказа налогоплательщику в праве применить ставку налогообложения 0 процентов. Сведения, имеющиеся в представлявшихся налоговому органу документах, достоверны для идентификации груза и подтверждения факт его вывоза за пределы РФ, что было неоднократно подтверждено выездными налоговыми проверками, в том числе и выездной налоговой проверкой Межрегиональной инспекции МНС РФ по Северо-Западному федеральному округу.

Кроме того, поскольку налоговым органом был поставлен под сомнение факт вывоза товаров за пределы РФ (листы 254-256 решения ФНС), Общество в составе возражений на акт налоговой проверки представило копии дубликатов накладных с отметками таможенного органа о вывозе товара с территории РФ, акты таможенного досмотра и прочие документы, подтверждающие факт вывоза товара.

В соответствии с определением Конституционного суда Российской Федерации от 08.04.2004 N 169-О, в постановлении КС РФ от 13 июля 2003 года указано, что установленный Налоговым кодексом Российской Федерации (статья 165) перечень документов, представляемых в целях налогообложения для подтверждения фактического экспорта товаров, не может рассматриваться как формальное ограничение прав налогоплательщиков, поскольку не исключает в общей системе правового регулирования представления и иных, содержащих такую же информацию документальных доказательств, допускаемых при рассмотрении гражданско-правовых споров.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с доводами Общества о том, что привлечение Общества к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 40 процентов от суммы недоимки за неполную уплату НДС является незаконным.

Указанная ответственность предусмотрена п.3 ст.122 НК РФ за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия), совершенных умышленно. Однако в нарушение ст.101 НК РФ в решении ФНС не приведены обстоятельства, подтверждающие вывод об умышленном характере действий налогоплательщика по неуплате налога.

Пунктом 2 статьи 110 НК РФ установлено, что налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий, желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий.

При этом обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы в силу прямого указания п.6 ст.108 НК РФ.

Никаких доказательств наличия у должностных лиц налогоплательщика умысла на совершение вменяемого ему налогового правонарушения, а также направленности действий налогоплательщика на уклонение от уплаты НДС решение ФНС не содержит.

Ст.176 НК РФ установлен порядок возврата НДС с операций по реализации продукции на экспорт, который предусматривает возможность возмещения НДС только по решению налогового органа на основании представленных ему документов.

В материалах дела имеются решения Межрайонной инспекции МНС России по Новгородской области о возврате (зачете) экспортного НДС. Обоснованность указанных решений в последующем была подтверждена повторной выездной налоговой проверкой Управления МНС России по Северо-Западному федеральному округу.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о незаконности решения ФНС РФ в части привлечения к ответственности в виде штрафа в размере 40% от суммы недоимки.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что налогоплательщиком допущена арифметическая ошибка при расчете налоговых санкций, предъявленных ему по п.1 ст.122 НК РФ (им не оспаривался штраф за неуплату налога на имущество за 2003 год в сумме 110180 руб. и платы за пользование недрами за 2003 год в сумме 26 руб.), не является основанием для отмены судебных актов, поскольку в случае наличия такой ошибки стороны не лишены возможности исправить ее в порядке, установленном ст.179 АПК РФ.

В кассационной жалобе ФНС РФ повторяет доводы, изложенные в оспариваемом решении, в апелляционной жалобе, но не приводит каких-либо доказательств, опровергающих выводы суда.

Согласно статье 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить судебный акт лишь в случае, когда такой судебный акт содержит выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом, и имеющимися в деле доказательствами, а также, если он принят с нарушением либо неправильным применением норм материального и процессуального права.

Нормы материального права при разрешении спора применены правильно, требования процессуального закона соблюдены.

В части отказа в удовлетворении требований судебные акты Обществом не обжалуются.

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов не имеется.

Руководствуясь ст.ст.284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда г.Москвы от 26.03.2007 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2007 оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной налоговой службы России - без удовлетворения.

Взыскать с Федеральной налоговой службы госпошлину в доход федерального бюджета в размере 1000 (одна тысяча) руб. за рассмотрение дела по кассационной жалобе.

Резолютивная часть постановления объявлена 18.09.2007.

Полный текст постановления изготовлен 25.09.2007.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: КА-А40/9510-07
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 25 сентября 2007

Поиск в тексте