• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.МОСКВЫ

РЕШЕНИЕ

от 21 августа 2007 года Дело N А40-13300/07-85-111


[Суд удовлетворил иск ГУК о признании недействительным договора о совместной деятельности между истцом и ответчиком с момента его заключения и применении последствий недействительности сделки, выселении ответчика из помещения, т.к. договор нарушает права и законные интересы собственника помещений и ограничивает права истца по оперативному управлению принадлежащим ему имуществом]



Резолютивная часть решения объявлена 14.08.2007.

Решение в полном объеме изготовлено 21.08.2007.

Арбитражный суд рассмотрел дело по иску Государственного учреждения культуры г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" к ответчику ООО "Ингл", третье лицо: Департамент имущества города Москвы, о признании договора недействительным, выселении, установил:

Иск заявлен о признании недействительным договора о совместной деятельности от 24.07.2001 N 7/4 между Государственным учреждением культуры г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" и ООО "Ингл" с момента его заключения и применении последствий недействительности сделки, выселении ответчика из помещения I, комнат N 1, 3, 3а, 4, 5, 12, 12а, 13, 14, 15, 16а по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2, 1 этаж.

Исковые требования мотивированы тем, что договор о совместной деятельности является ничтожным, так как предусматривает распоряжение истцом недвижимым имуществом, находящимся в его оперативном управлении, без согласия собственника такого имущества в нарушение требований ст.298 ГК РФ и условий п.4.2.2 контракта на оперативное управление имуществом. В связи с этим истец считает, что ответчик находится в помещениях, являющихся собственностью г.Москвы, без законных оснований и подлежит выселению из помещений.

Ответчик иск не признал, представил отзывы на иск (л.д.92-96, 146-150, т.1). Возражения на иск мотивированы наличием согласия на заключение договора уполномоченного органа: управления культуры ЮАО г.Москвы, отсутствием правовых последствий заключения договора в виде распоряжения имуществом со стороны истца и передачи имущественных прав на использование помещений ответчику, поскольку договором предусмотрено только техническое объединение помещений и их использование под клуб, фактически принадлежащий истцу. Ответчик также указал на наличие договора о сотрудничестве от 07.07.99, утвержденного Управлением культуры ЮАО г.Москвы и действующего по истечении установленного в нем срока ввиду отсутствия возражений сторон о его возобновлении на неопределенный срок. Ответчик также указал на отсутствие доказательств его нахождения в помещениях истца, сославшись на договор о передаче в безвозмездное пользование истцу имущества, находящегося в помещениях по договору безвозмездного пользования от 30.05.97. Ответчиком заявлено о применении к требованиям истца о признании договора недействительным и применении последствий его недействительности срока исковой давности.

Дело рассмотрено согласно ч.3 ст.156 АПК РФ в отсутствие третьего лица, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания в соответствии с ч.1 ст.123 АПК РФ, не обеспечившего явку своего представителя и не представившего письменного отзыва на иск.

Исследовав и оценив представленные доказательства, проверив обоснованность доводов и заслушав представителей сторон, суд считает иск подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из устава истца (л.д.32-39, т.1), свидетельства о внесении в ЕГРЮЛ записи о юридическом лице, зарегистрированном до 01.07.2002 (л.д.31, т.1), Государственное учреждение культуры г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" учреждено Комитетом по культуре г.Москвы на основании постановления Правительства Москвы от 29.11.94 и зарегистрировано в качестве юридического лица 29.06.95, находится в ведении Управления культуры ЮАО г.Москвы как государственное учреждение культуры г.Москвы окружного значения, переименовано в Государственное учреждение культуры города Москвы "Территориальная клубная система "Орехово".

В соответствии с п.п.3.1, 3.2 устава истца контрактом N 06-000855/99 от 29.07.99 на право оперативного управления нежилым фондом, находящимся в собственности г.Москвы (л.д.9-15, т.1), заключенным на основании распоряжения мэра г.Москвы N 1244-РМ от 11.12.98, свидетельства N 06-013337 от 29.07.99 Департаментом имущества г.Москвы в оперативное управление истцу передано нежилое помещение общей площадью 271,3 кв.м, расположенное по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2, для использования под культурно-досуговую работу с населением без ограничения срока (п.п.1.1, 2.1 контракта).

В соответствии с п.4.2.1 контракта истцу предоставлено право владения, распоряжения и пользования имуществом в пределах, ограниченных требованиями законодательства, целями деятельности истца, заданиями собственника и назначением имущества. Условиями п.4.2.2 контракта предусмотрен запрет истцу на отчуждение или распоряжение иным образом недвижимым имуществом, а именно - на продажу, безвозмездную передачу другому лицу, сдачу в аренду, внесение в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных товариществ и обществ; передачу в залог, совершение иных действий, которые могут повлечь за собой отчуждение государственной собственности. В соответствии с п.1.1 контракта, документами технического учета БТИ от 16.02.99 (л.д.14-15, т.1), помещение, являвшееся объектом оперативного управления истца, на момент передачи имело площадь 271,3 кв.м и состояло из комнат N 1, 2, 3, 3а, 3б, 3в, 3г, 4, 5, 5а, 5б, 6, 12, 12а, 13, 13а, 13б, 14, 15, 16а.

Право оперативного управления ГУК г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" на нежилое помещение общей площадью 271,4 кв.м по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2, зарегистрировано в ЕГРП 29.09.2000 на основании распоряжения N 1244-РМ от 11.12.98 Мэра Москвы и удостоверено свидетельством о государственной регистрации права 77 НН 040373, о чем в ЕГРП внесена запись N 77-01/00-161/2000-81532 (л.д.16, т.1).

Как следует из представленных доказательств, 24.07.2001 между Государственным учреждением культуры города Москвы Территориальная клубная система "Орехово" и ООО "Ингл" был подписан договор о совместной деятельности N 7/4 (л.д.17-20, т.1), предусматривающий объединение вкладов сторон для осуществления совместной деятельности по проведению диско-программ, досуговых мероприятий, обеспечения буфетного обслуживания, рекламы мероприятий и иных не запрещенных законодательством видов деятельности (п.1.1 договора). Согласно п.2.1 договора вкладом ГУК Территориальной клубной системы "Орехово" является предоставление для совместной деятельности помещения площадью 271,4 кв.м, находящегося в оперативном управлении учреждения. Вкладом ответчика являлось предоставление прилегающего помещения площадью 267,3 кв.м, арендованного ответчиком по договору N 06-0044/2000 от 26.06.2000 у г.Москвы в лице Департамента имущества г.Москвы. Пунктом 2.2 договора также предусмотрено внесение ответчиком вклада в виде разработки проекта, финансирования и проведения ремонтных работ в помещениях совместного досугового комплекса. Пунктом 3.1 договора закреплено право сторон на совместное использование помещений. Согласно условиям раздела 4 договора совместная деятельность осуществляется в виде проведения социально-значимых и платных акций, при этом платные акции проводятся и услуги оказываются с целью возмещения затрат на ремонт и оборудование досугового комплекса; договор заключен на неопределенный срок (п.8.1).

Суд считает, что договор о совместной деятельности от 24.07.2001 является ничтожной сделкой, нарушает права и законные интересы собственника помещений г.Москвы и ограничивает права истца по оперативному управлению принадлежащим ему имуществом.

В соответствии со ст.422 ГК РФ, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения.

Спорный договор о совместной деятельности в нарушение требований данной нормы противоречит ст.ст.209, п.1 ст.296, ст.298 ГК РФ в редакции, действовавшей на дату подписания договора о совместной деятельности от 24.07.2001.

В соответствии со ст.209 ГК РФ собственник имущества правомочен по своему усмотрению осуществлять принадлежащие ему права распоряжения, владения и пользования имуществом.

П.1 ст.296 ГК РФ установлено, что права учреждения в отношении имущества, закрепленного за ним собственником на праве оперативного управления, ограничены пределами, установленными законом, целями деятельности учреждения, заданиями собственника, назначением имущества.

Согласно ст.298 ГК РФ учреждение не вправе отчуждать или иным образом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

В соответствии с п.3.1 устава истца все имущество учреждения находится в государственной собственности г.Москвы, отражается в самостоятельном балансе и закреплено за учреждением по согласованию с учредителем на основании акта приемки-передачи Департаментом имущества г.Москвы. Учреждение вправе владеть и пользоваться закрепленным за ним имуществом. Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним, в том числе сдавать в аренду, пользование, отдавать в залог или в заклад. В силу п.3.2 устава истца, он вправе в случаях, предусмотренных законодательством, распоряжаться принадлежащим ему на праве оперативного управления имуществом с согласия Департамента города Москвы в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, определенную уставом. В пункте 4.3 устава истца закреплена обязанность согласовывать все сделки, связанные с распоряжением имуществом учреждения, с Департаментом имущества г.Москвы, в случаях, когда осуществление данных сделок разрешено учреждению законодательством РФ.

Договор о совместной деятельности в соответствии с положениями главы 55 ГК РФ по правовой природе является договором простого товарищества.

В соответствии с п.1 ст.1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной, не противоречащей закону, цели.

Согласно п.1 ст.1042 ГК РФ вкладом товарищей признается все то, что он вносит в общее дело, в том числе деньги, иное имущество, профессиональные и иные знания, навыки, умения, а также деловая репутация и деловые связи.

П.1 ст.1043 ГК РФ предусмотрено, что внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей.

Таким образом, условия договора от 24.07.2001 N 7/4 о совместной деятельности между истцом и ответчиком предусматривают распоряжение недвижимым имуществом города Москвы, закрепленным на праве оперативного управления за истцом, путем его внесения в качестве вклада в общее имущество, без согласия собственника имущества в нарушение требований закона, устава и условий контракта на оперативное управление с истцом, запрещающих истцу самостоятельное распоряжение недвижимым имуществом, закрепленным за ним собственником имущества.

Доводы ответчика о наличии согласия на заключение договора со стороны уполномоченного государственного органа - Управления культуры ЮАО г.Москвы и Управы района "Орехово-Борисово северный" ЮАО г.Москвы необоснованны. Согласно п.п.3.1, 4.3 устава истца полномочия собственника учреждения, в том числе в отношении закрепленного за ним недвижимого имущества, осуществляет Департамент имущества г.Москвы. Кроме того, наличие согласования договора указанными ответчиком органами не подтверждено документально.

Также неосновательно возражение ответчика о том, что договором предусмотрено не объединение имущественных прав сторон на помещения, а только техническое объединение помещений. Данный довод противоречит буквальному значению условий п.п.1.1, 2.1, 3.1 договора о совместной деятельности и смыслу договора в целом.

В соответствии со ст.168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что она оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

С учетом установленных судом обстоятельств суд пришел к выводу о ничтожности договора о совместной деятельности от 24.07.2001, как не соответствующего требованиям ст.ст.209, 296, 298 и 422 ГК РФ.

Данный договор нарушает права собственности города Москвы и право оперативного управления истца на имущество, незаконно внесенное в качестве вклада в общее имущество товарищей по договору о совместной деятельности. Кроме того, создает угрозу нарушения имущественных прав города Москвы в связи со следующим.

В соответствии со ст.1046 ГК РФ, порядок покрытия расходов и убытков, связанных с совместной деятельностью товарищей, определяется их соглашением. При отсутствии такого соглашения каждый товарищ несет расходы и убытки пропорционально стоимости его вклада в общее дело. Соглашение, полностью освобождающее кого-либо из товарищей от участия в покрытии общих расходов или убытков, ничтожно.

Учитывая, что в соответствии с п.1.7 устава истца при недостаточности находящихся у истца денежных средств субсидиарную ответственность по его обязательствам несет город Москва, участие истца без согласия собственника в договоре простого товарищества незаконно, нарушает права и законные интересы собственника ГУК "Территориальная клубная система "Орехово".

Согласно п.п.2.1, 2.2, 2.5 устава истца ГУК г.Москвы "Территориальная клубная система Орехово" создано с целью организации условий для формирования и удовлетворения культурных запросов и духовных потребностей, развития инициативы и реализации потенциала различных возрастных категорий населения в сфере досуга, то есть в соответствии со ст.50 ГК РФ является некоммерческой организацией, не имеет излечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит для достижения целей, ради которых создано, и соответствующую этим целям. Вместе с тем из содержания договора от 24.07.2001 N 7/4 в совокупности с представленными по делу доказательствами не следует, что цель совместной деятельности сторон по договору не связана с извлечением прибыли, учитывая, что одной стороной товарищества являлся ответчик, основной целью создания которого является осуществление предпринимательской деятельности, направленной на извлечение прибыли. Доказательства, подтверждающие, что помещения использовались только для осуществления акций социальной направленности, а размер дохода от платных акций и услуг не превысил затрат на модернизацию клуба, не представлены.

Согласно п.2 ст.1041 ГК РФ сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и коммерческие организации.

Осуществление предпринимательской деятельности в рамках договора о совместной деятельности, одной из сторон которых является некоммерческая организация, является в соответствии со ст.168 ГК РФ самостоятельным основанием ничтожности такого договора.

Кроме того, условия договора о совместной деятельности от 24.07.2001, заключенного ответчиком в отношении помещений общей площадью 267,3 кв.м по указанному адресу, арендованных ответчиком у города Москвы по договору N 06-0044/2000 от 26.06.2000, без согласия собственника недвижимого имущества, противоречат ст.606 ГК РФ, поскольку предусматривают распоряжение имуществом, переданным во владение и пользование, либо в пользование, то есть в отсутствие у арендатора права распоряжаться имуществом.

При изложенных обстоятельствах договор о совместной деятельности согласно п.2 ст.167 ГК РФ не влечет юридических последствий и недействителен с момента его совершения.

Ответчик владеет спорным помещением без установленных законом оснований.

В соответствии со ст.301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно ст.305 ГК РФ права, предусмотренные ст.ст.301-304 Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Материалами дела подтверждается, что в соответствии с заключением ГлавАПУ Москомархитектуры АПУ ЮАО г.Москвы от 12.10.2001 (л.д.21, т.1), протоколом заседания межведомственной комиссии Управы района Орехово-Борисово Северное от 24.10.2001 (л.д.23-24, т.1), распоряжением главы Управы района Орехово-Борисово Северное ЮАО г.Москвы от 25.10.2001 N ОС-21-967 в помещениях, переданных истцу в оперативное управление, произведена перепланировка. Согласно поэтажному плану и экспликации помещений Южного ТБТИ города Москвы (л.д.48-49, т.1) в результате произведенной перепланировки помещение по состоянию на 09.01.2002 является помещением I общей площадью 234,3 кв.м и состоит из комнат N 1, 2, 3, 3а, 4, 5, 12б, 12а, 13, 14, 15, 16а.

Судом установлено наличие оснований, предусмотренных ст.ст.11, 12, 301 и 305 ГК РФ для выселения ответчика из вышеуказанных помещений, основания для нахождения ответчика и его имущества в спорных помещениях отсутствуют.

Ссылка ответчика в обоснование использования помещений на договор о сотрудничестве от 07.07.99 (л.д.99-100, т.1) неосновательна. Указанный договор предусматривает передачу ГУК Территориальной клубной системой "Орехово" помещения общей площадью 273,1 кв.м по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2, для создания молодежного досугового клуба "Квадрат" и осуществления его деятельности совместно с ООО "Ингл". В качестве основания передачи помещения в договоре указано наличие у учреждения права оперативного управления имуществом, срок договора определен с момента подписания до 31.12.2005 с продлением сроком на пять лет при отсутствии заявлений сторон о его расторжении, сделанных не менее чем за один месяц до окончания срока договора. Однако в соответствии со ст.131 ГК РФ, ст.2 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" право оперативного управления имуществом, возникшее по основаниям, имевшим место после вступления в силу указанного Закона, принадлежит субъекту такого права с момента государственной регистрации в ЕГРП. Право истца на спорное имущество основано на распоряжении мэра Москвы N 1244-РМ от 11.12.98, изданного после вступления закона в силу, и зарегистрировано в ЕГРП 29.09.2000 контракт на право оперативного управления N 06-000855/99 от 29.07.99. Таким образом, на дату подписания договора о сотрудничестве - 07.07.99 истец не обладал правами на помещения, которыми распорядился по данному договору. Указанная в договоре площадь помещений - 273,1 кв.м не соответствует площади помещений в размере 271,3 кв.м, переданных истцу в оперативное управление.

Кроме того, согласно ст.ст.296, 298 ГК РФ объем права оперативного управления не предусматривает распоряжение имуществом без волеизъявления собственника имущества. При указанных обстоятельствах утверждение договора о сотрудничестве начальником Управления культуры и досуга ЮАО г.Москвы, не являющегося собственником имущества, в отсутствие волеизъявления собственника имущества в лице Департамента имущества г.Москвы, не влечет возникновения у сторон договора соответствующих прав и обязанностей.

Нормами главы 55 ГК РФ о договоре простого товарищества не предусмотрено возобновление договора простого товарищества, заключенного с указанием срока его действия, на неопределенный срок, и обязанность сторон по договору, заключенному с указанием срока, заявлять о его расторжении. Таким образом, договор от 07.07.99 в соответствии со ст.ст.425, 1050 ГК РФ подлежал прекращению по истечению установленного в нем срока, 31.12.2005, в связи с чем также не может являться правовым основанием занятия помещений ответчиком после указанного срока.

При указанных обстоятельствах нахождение ответчика без законных оснований в помещениях, принадлежащих истцу на праве оперативного управления, нарушает права истца и влечет применение судебной защиты в виде выселения ответчика по требованию ГУК Территориальная клубная система "Орехово".

Факт нахождения ответчика и его имущества в указанных истцом помещениях, принадлежащих истцу на праве оперативного управления, по состоянию на 06.03.2007 и 05.06.2007, подтверждается актом проверки использования имущества г.Москвы от 06.03.2007 комиссией в составе представителей ДИГМ, Управления культуры ЮАО г.Москвы, ГУП ДЕЗ района Орехово-Борисово северный, в присутствии генерального директора ответчика (л.д.51, т.1), актом проверки использования имущества, проведенной совместно представителями истца и ответчика, представленным в судебное заседание.

Ссылка ответчика на нахождение имущества, находящегося в спорных помещениях, в безвозмездном пользовании истца, необоснованна.

В соответствии с ч.1 ст.65 АПК РФ, обязанность доказывания обстоятельств, на которые сторона ссылается в обоснование своих доводов и возражений, лежит на этой стороне.

Представленные ответчиком протокол к договору о сотрудничестве и договор от 30.05.97 не отвечают требованиям ст.ст.67 и 68 АПК РФ к допустимости и относимости доказательств поскольку не содержат данных об имуществе, позволяющих определенно установить, что указанное в них имущество является имуществом, перечисленным в акте проверки. Договор также содержит отметку о принятии имущества на ответственное хранение лицом, не являющимся стороной данного договора.

Согласно письму ответчика в адрес Управления культуры ЮАО г.Москвы от 12.09.2005 (л.д.30, т.1), ответчик обязался освободить помещения от своего имущества до 15.10.2005, однако помещения не освободил и использует их в настоящее время.

Таким образом, поскольку ответчик владеет комнатами N 1, 3, 3а, 4, 5, 12, 12а, 13, 14, 15, 16 в помещении I на первом этаже здания по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2, без оснований, предусмотренных договором либо законом, ООО "Ингл" подлежит выселению из указанных помещений по требованию истца.

Срок исковой давности не подлежит применению по заявлению ответчика в связи со следующим.

Срок исковой давности по требованию о признании сделки недействительной исчисляется по общим правилам ст.200 ГК РФ со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Материалами дела подтверждается, что спор между сторонами о правомерности использования помещений возник после издания управлением культуры ЮАО г.Москвы приказа от 31.03.2005 и неисполнения ответчиком требования истца от 04.04.2005 о расторжении договора о совместной деятельности, таким образом, срок исковой давности в три года не истек на дату подачи иска. П.1 ст.181 ГК РФ не подлежит применению к заявленным требованиям, поскольку защита прав на имущество, переданного по ничтожной сделке, осуществляется в порядке ст.ст.301-305 ГК РФ, нарушение в виде незаконности владения помещением является длящимся, в пределах трехлетнего срока.

Расходы по оплате государственной пошлины относятся на ответчика в соответствии со ст.110 АПК РФ.

С учетом изложенного, на основании ст.ст.8, 9, 11, 12, 131, 166-168, 196, 200, 209, 296, 298, 422, 606 ГК РФ и руководствуясь ст.ст.4, 65, 66, 110, 153, 162, 164, 166-170, 176 АПК РФ, суд решил:

Признать недействительным договор о совместной деятельности от 24.01.2001 N 7/4, заключенный между ГУК г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" и ООО "Ингл".

Выселить ООО "Ингл" из нежилых помещений, расположенных по адресу: г.Москва, ул.Генерала Белова, д.21, корп.2: 1 этаж, помещение I, комнаты N 1, 3, 3а, 4, 5, 12, 12а, 13, 14, 15, 16а.

Взыскать с ООО "Ингл" в пользу ГУК г.Москвы Территориальная клубная система "Орехово" 4000 руб. госпошлины.

Данное решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия в Девятый арбитражный апелляционный суд.

     

Судья
...

     
     
     
Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка
     

Номер документа: А40-13300/07-85-111
Принявший орган: Арбитражный суд города Москвы
Дата принятия: 21 августа 2007

Поиск в тексте