• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 февраля 2008 года Дело N А39-792/2007


[Заявленное требование о признании недействительным решения МИФНС удовлетворено, поскольку инспекция в нарушение ст.65 АПК РФ не представила суду доказательств того, что у предпринимателя численность работающих не изменялась, а при указанных обстоятельствах налоговый орган не имел права возлагать на налогового агента обязанность уплатить за счет своих средств налог, подлежащий удержанию с лиц, не состоявших с ним в трудовых отношениях]

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего Чигракова А.И., судей Базилевой Т.В., Масловой О.П. без участия представителей рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Мордовия на решение от 23.04.2007 Арбитражного суда Республики Мордовия и на постановление от 14.11.2007 Первого арбитражного апелляционного суда по делу N А39-792/2007, принятые судьями Цыгановой Г.А., Москвичевой Т.В., Белышковой М.Б., Протасовым Ю.В., по заявлению индивидуального предпринимателя - главы крестьянско-фермерского хозяйства Францева Юрия Григорьевича к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Мордовия о признании недействительным решения от 14.08.2006 N 09-08/738 и установил:

индивидуальный предприниматель - глава крестьянско-фермерского хозяйства Францев Юрий Григорьевич (далее - Предприниматель, Глава крестьянского хозяйства) обратился в Арбитражный суд Республики Мордовия с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Мордовия (далее - Инспекция, налоговый орган) от 14.08.2006 N 09-08/738 в части доначисления 118 249 рублей налога на добавленную стоимость, 157 629 рублей единого социального налога, соответствующих сумм штрафов за их неуплату (23 649 рублей 80 копеек и 31 525 рублей 85 копеек) и пеней (29 776 рублей 70 копеек и 25 001 рубля 83 копеек); 94 770 рублей налога на доходы физических лиц; 339 256 рублей штрафа за непредставление декларации по единому социальному налогу; 62 206 рублей взносов на обязательное пенсионное страхование.

Решением суда первой инстанции от 23.04.2007 заявленные требования удовлетворены частично: признано незаконным оспариваемое решение налогового органа о доначислении Предпринимателю 120 851 рубля налога на добавленную стоимость, 35 114 рублей 36 копеек единого социального налога, соответствующих сумм штрафов за их неуплату (11 628 рублей и 7 022 рублей 67 копеек) и пеней (28 038 рублей и 6 583 рублей); 339 256 рублей штрафа за непредставление декларации по единому социальному налогу, 13 856 рублей 77 копеек взносов на обязательное пенсионное страхование. В остальной части заявленного требования отказано.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2007 решение суда отменено в части доначисления Предпринимателю 74 815 рублей налога на доходы физических лиц. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, Инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Республики Мордовия и постановление Первого арбитражного апелляционного суда.

Заявитель считает, что суды неправильно применили нормы материального и процессуального права, а именно: подпункт 14 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации, часть 1 статьи 65, статью 68, части 2 и 4 статьи 71, часть 4 статьи 198, части 1-2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По его мнению, Предприниматель неправомерно при исчислении единого социального налога применил подпункт 14 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым не подлежат налогообложению выплаты в натуральной форме товарами собственного производства - сельскохозяйственной продукцией.

Суд апелляционной инстанции при исследовании вопроса о наличии возможности у налогового агента удержать и перечислить в бюджет налог с физических лиц необоснованно использовал дополнительно представленные Предпринимателем доказательства.

Кроме того, вывод судов обеих инстанций об уважительности пропуска налогоплательщиком срока подачи заявления в арбитражный суд является ошибочным.

Подробно доводы заявителя изложены в кассационной жалобе.

Предприниматель не представил отзыв на кассационную жалобу.

Заявитель и заинтересованное лицо, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, представителей в судебное заседание не направили, ходатайствовали о рассмотрении дела без их участия.

Законность судебных актов Арбитражного суда Республики Мордовия и Первого арбитражного апелляционного суда проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, Инспекция провела выездную налоговую проверку предпринимателя Францева Ю.Г. по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2004 по 31.12.2004 и установила в том числе, что Предприниматель в проверяемый период занизил налогооблагаемую базу по единому социальному налогу в результате неправомерного применения при его исчислении подпункта 14 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым не подлежат налогообложению выплаты в натуральной форме товарами собственного производства - сельскохозяйственной продукцией, а также не полностью уплатил налог на доходы физических лиц с доходов, выплаченных наемным работникам, в связи с чем ему доначислено 260 966 рублей единого социального налога и 132 976 рублей налога на доходы физических лиц.

По результатам проверки составлен акт от 28.07.2006 N 09-08/49, на основании которого руководитель налогового органа принял решение от 14.08.2006 N 09-08/738 о привлечении Предпринимателя к налоговой ответственности, предусмотренной в пункте 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа за неуплату единого социального налога в сумме 52 193 рублей, и пунктом 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление декларации по данному налогу в сумме 339 256 рублей. Налогоплательщику предложено уплатить указанные налоговые санкции, 260 966 рублей единого социального налога и 48 926 рублей пеней, а также 132 976 рублей налога на доходы физических лиц.

Предприниматель не согласился с решением налогового органа и обратился с заявлением в арбитражный суд.

Частично удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции руководствовался пунктом 14 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации* и исходил из того, что налоговый орган незаконно доначислил налогоплательщику единый социальный налог, соответствующие суммы пеней и штрафов, поскольку Предприниматель документально подтвердил выдачу своим работникам в спорный период заработной платы в натуральной форме.

________________
* Вероятно, ошибка оригинала. Следует читать: "подпунктом 14 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации" - Примечание изготовителя базы данных.

Апелляционная инстанция руководствовалась аналогичной нормой права, а также статьями 24, 224, 226 Налогового кодекса Российской Федерации и относительно единого социального налога согласилась с выводом суда первой инстанции, однако указала на то, что уплата налога на доходы физических лиц за счет средств налоговых агентов не допускается, поэтому налогоплательщику неправомерно доначислен названный налог, в связи с чем отменила решение суда в данной части.

Рассмотрев кассационную жалобу, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для отмены принятых судебных актов.

На основании пункта 1 статьи 38 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) объектами налогообложения могут являться операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога.

Согласно пункту 1 статьи 53 Кодекса налоговая база представляет собой стоимостную, физическую или иную характеристики объекта налогообложения.

В силу пункта 1 статьи 236 Кодекса объектом налогообложения по единому социальному налогу для налогоплательщиков-индивидуальных предпринимателей признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 237 Кодекса налоговая база налогоплательщиков-индивидуальных предпринимателей определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 настоящего Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 настоящего Кодекса).

На основании подпункта 14 пункта 1 статьи 238 Кодекса не подлежат налогообложению выплаты в натуральной форме товарами собственного производства - сельскохозяйственной продукцией и (или) товарами для детей - в размере до 1 000 рублей (включительно) в расчете на одно физическое лицо - работника за календарный месяц.

Как следует из материалов дела (ведомостей на выдачу заработной платы, кассовой книги, справки о производстве продукции) Предприниматель часть заработной платы ( 134 537 рублей) выдавал своим работникам сельскохозяйственной продукцией, произведенной в собственном крестьянско-фермерском хозяйстве.

При таких обстоятельствах суды обеих инстанций сделали правильный вывод о том, что названная сумма неправомерно включена Инспекцией в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу, в связи с чем правомерно признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в данной части.

Согласно пункту 1 статьи 24 Кодекса налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд) налогов.

Налоговые агенты обязаны правильно и своевременно исчислять, удерживать из средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие налоги. Налоговые агенты перечисляют удержанные налоги в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом для уплаты налога налогоплательщиком (подпункт 1 пункта 3 и пункт 4 статьи 24 Кодекса).

На основании пунктов 1 и 2 статьи 45 Кодекса налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Если обязанность по исчислению и удержанию налога возложена в соответствии с Кодексом на налогового агента, то обязанность налогоплательщика по уплате налога считается выполненной с момента удержания налога налоговым агентом.

В пунктах 1 и 2 статьи 226 Кодекса предусмотрено, что российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы (за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляется в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 Кодекса), обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 Кодекса. При этом в пункте 9 статьи 226 Кодекса установлено, что уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

Из приведенных норм следует, что обязанность по перечислению налога возникает у налогового агента после фактического удержания налога из средств, выплачиваемых налогоплательщику. Лишь в случае удержания суммы налога налоговым агентом он становится обязанным лицом по перечислению в бюджет этой суммы.

Из материалов дела видно и не оспаривается налоговым органом, что налогоплательщик в проверяемый период не удерживал налог на доходы с физических лиц с наемных работников.

Первый арбитражный апелляционный суд на основе всестороннего, полного и объективного исследования представленных Предпринимателем доказательств установил, что на момент окончания налоговой проверки трудовые отношения у Предпринимателя сохранились только с девятью работниками из 113.

Инспекция в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представила суду доказательств того, что у Предпринимателя численность работающих не изменялась и составляла 113 человек.

При указанных обстоятельствах налоговый орган не имел права возлагать на налогового агента обязанность уплатить за счет своих средств налог, подлежащий удержанию с лиц, не состоявших с ним в трудовых отношениях.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о незаконности оспариваемого решения Инспекции в части доначисления Главе крестьянского хозяйства 74 815 рублей налога на доходы физических лиц, поэтому правомерно удовлетворил заявленное требование последнего в данной части.

Доводы Инспекции, направленные на переоценку доказательств, установленных судом апелляционной инстанции, в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат рассмотрению судом кассационной инстанции, поскольку выходят за пределы его компетенции.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Кодекса).

Из содержания приведенных норм следует, что моментом, с которого начинается исчисление трехмесячного срока, признается день, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом.

В определении от 18.11.2004 N 367-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Владимир и Ольга" на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 52 и частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока, в силу соответствующих норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, - вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, то есть в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

Как установлено судами обеих инстанций, Предприниматель заблуждался в том, что за вменяемое правонарушение уже был признан виновным по части 1 статьи 198 Уголовного кодекса Российской Федерации с назначением штрафа в сумме 100 000 рублей, в связи с чем узнал о нарушении своих прав и интересов в тот момент, когда Службой судебных приставов-исполнителей 24.01.2007 был произведен арест имущества должника.

Оценив фактические обстоятельства и представленные в дело доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что причины пропуска Главой крестьянского хозяйства срока на подачу заявления в суд являлись уважительными, поэтому указанный срок подлежал восстановлению.

С учетом изложенного кассационная жалоба Инспекции удовлетворению не подлежит.

Нормы материального права применены Арбитражным судом Республики Мордовия и Первым арбитражным апелляционным судом правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины с кассационной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на налоговый орган.

Руководствуясь статьями 110, 287 (пунктом 1 части 1) и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановил:

решение от 23.04.2007 Арбитражного суда Республики Мордовия и постановление от 14.11.2007 Первого арбитражного апелляционного суда по делу N А39-792/2007 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Мордовия - без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины с кассационной жалобы отнести на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Мордовия.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
А.И. Чиграков

     Судьи

     Т.В. Базилева
 О.П. Маслова

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А39-792/2007
Принявший орган: Арбитражный суд Волго-Вятского округа
Дата принятия: 20 февраля 2008

Поиск в тексте