• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 ноября 2009 года Дело N КА-А40/10309-09


[Дело в части доначисления налога на прибыль передано на новое рассмотрение, поскольку суд не проверил проведенный инспекцией расчет остатков незавершенного производства с учетом доводов общества, не учел требования ст.319 НК РФ]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: ..., установил:

Открытое акционерное общество "Челябинский металлургический комбинат" (далее - общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с заявлением к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5 (далее - инспекция, налоговый орган) с заявлением о признании недействительным решения N 56-13-26/08-07 от 03.09.2008 "О привлечении ОАО "ЧМК" к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления: налогов в размере 2622128644 руб., пени в сумме 569304234 руб. 97 коп., привлечения к налоговой ответственности по п.1 ст.122, п.1 ст.123, ст.126 НК РФ в виде штрафа в размере 491994496 руб., всего - на общую сумму 3683427374 руб. 97 коп.

Решением Арбитражного суда г.Москвы от 14.04.2009 требования общества удовлетворены частично; названное решение в части, приходящейся на оспариваемую часть решения, признано судом недействительным, за исключением доначисления налога на прибыль организаций 421531778 руб., в соответствующей части пени по налогу на прибыль, штрафа по налогу на прибыль в размере 84306355 руб. 60 коп. по пункту 1.7 решения. В указанной части в удовлетворении требований судом отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2009 решение суда оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, заявитель и инспекция обратились в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационными жалобами, в которых просят отменить решение и постановление судов в обжалуемой части.

Общество просит отменить судебные акты в части отказа в признании недействительным решения инстанции относительно выводов по пункту 1.7 решения и принять новый судебный акт об удовлетворении требований в полном объеме.

Инспекция просит отменить решение и постановление судебных инстанций в части признания недействительными начислений налогов (налога на прибыль, НДС, транспортного налога, налога на имущество организаций), в соответствующей части пени и штрафных санкций по пунктам: 1.1-1.10, 2.1-2.7, 3.1, 3.2, 5.3, 5.4, 7.2, 7.3, 7.5 решения, принять новый судебный акт об отказе обществу полностью в удовлетворении заявленных требований.

В представленных отзывах на кассационные жалобы стороны возражают против доводов друг друга, считая их не соответствующими закону и фактическим обстоятельствам.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах.

Законность и обоснованность принятых судебных актов проверена Федеральным арбитражным судом Московского округа в порядке, установленном ст.286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 2005 года по 2006 год, о чем составлен акт проверки и принято решение N 56-13-26/08-07 от 03.09.2008 "О привлечении ОАО "ЧМК" к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения".

Считая, что в обжалуемой части решение инспекции является незаконным и нарушает права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая частично в удовлетворении заявленных требований, Арбитражный суд г.Москвы исходил из того, что налоговый орган доказал, что в нарушение п.1 ст.319 НК РФ общество в проверяемом периоде не осуществляло расчет и оценку незавершенного производства (далее - НЗП) на стадии производства чугуна и стали, что методика расчета остатка НЗП в количественном и в суммовом выражении, примененная инспекцией, полностью соответствует методике, отраженной в учетной политике предприятия.

Удовлетворяя требования общества в остальной части, суд исходил из незаконности и необоснованности принятого налоговым органом решения.

Выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судом норм материального и соблюдения процессуального права, доводы кассационных жалоб и возражений относительно них, Федеральный арбитражный суд Московского округа считает, что судебные акты подлежат отмене в части отказа обществу в удовлетворении требований о признании недействительным решения инспекции в отношении доначисления налога на прибыль в сумме 421531778 руб., соответствующей суммы пени и штрафа на основании п.1 ст.122 НК РФ в сумме 84306355 руб. 60 коп. (п.1.7 решения), а дело в отмененной части - направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

В ходе проверки инспекцией установлено, что общество допустило занижение налоговой базы по налогу на прибыль в связи с завышением суммы прямых расходов, относящихся к реализованным товарам (работам, услугам), что повлекло неуплату (неполную уплату) налога на прибыль организаций в сумме 421531778 руб. за 2005-2006 гг.

По мнению налогового органа, общество в нарушение п.1 ст.319 НК РФ в проверяемом периоде не осуществляло расчет и оценку незавершенного производства (далее - НЗП) на стадии производства чугуна и стали (ККЦ) (полуфабрикаты и материалы, подвергшиеся обработке). К данному выводу инспекция пришла по результатам исследования технических отчетов и Сводов затрат, содержащих сведения об остатках и движении сырья и производственной продукции в разрезе производства, а также допросив должностных лиц общества.

Судебные инстанции, согласившись с выводами инспекции, признали идентичность методики расчета остатка НЗП, применяемой обществом, и методики, примененной налоговым органом в ходе проверки, и исходили из того, что налоговым органом оценка остатков НЗП на конец месяца по данным количественного учета сырья и материалов была произведена в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации (ст.319) и учетной политики общества.

Доводы заявителя, приведенные в подтверждение заявленных требований, судами отклонены, как несостоятельные и не опровергающие выводы налогового органа.

В силу статьи 162 АПК РФ суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу и в соответствии со статьями 170, 271 АПК РФ - указать в решении и постановлении доказательства, на которых основаны его выводы об обстоятельствах дела, мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.

Согласно статье 168 АПК РФ суд должен оценить доказательства и доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, определить, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие не установлены.

Суд кассационной инстанции считает, что суды, исходя из доводов и возражений сторон, не полно исследовали фактические обстоятельства, связанные с расчетом и оценкой незавершенного производства на стадии производства чугуна и стали, то есть с методикой расчета остатка НЗП в количественном и в суммовом выражении.

Как установлено судом, в проверяемом периоде общество осуществляло производство сталелитейной продукции, начиная с производства сырья. В соответствии с Техническими инструкциями, техническими отчетами, сводами затрат в разрезе производственных циклов, представленными обществом, технологический процесс производства сталелитейной продукции является непрерывным и последовательным процессом. Весь технологический процесс делится на следующие циклы: производство агломерата, производство чугуна, производство стали (слитки, блюмсы и иное) и прокат. При этом конечный продукт каждого цикла является основным сырьем последующего, так и товарной продукцией, реализуемой (либо которую можно реализовать) на сторону.

Инспекцией в ходе проверки установлено, что расчет и оценка НЗП на конец месяца в разрезе производственных подразделений производится обществом следующим образом: незавершенное производство на начало месяца + произведенная продукция в текущем месяце - продукция, выпущенная из производства. Расчет производился в количественном и суммовом выражении.

Налоговый орган в ходе проверки произвел расчет оценки НЗП на всех стадиях производства следующим образом: остатки сырья в НЗП на начало месяца + сырье, списанное в производство - сырье в произведенной продукции = сырье в НЗП на конец месяца.

Заявитель, утверждая о применении налоговым органом иной методики оценки остатков НЗП, ссылается на то, что методика инспекции основана на расчетном методе определения объема НЗП и сырья, относящегося к незавершенному производству, в то время как обществом определение количества остатков НЗП, полуфабрикатов и готовой продукции на конец месяца производится фактическим снятием остатков (то есть указанием фактического наличия остатков). Исходя из чего усматривается, что инспекция учла в своих расчетах сырье (окатыши), находящееся на складе, тогда как это сырье подлежит учету при исчислении себестоимости продукции только после отпуска его в производство.

В жалобе заявитель также поддерживает данный довод, указывая, что технический отчет не является первичным документом для целей бухгалтерского и налогового учета, в техническом отчете отражается информация об имеющихся складских запасах, поскольку процесс непрерывен, информация о движении сырья на складе необходима для контроля за наличием не уменьшаемого страхового запаса, который и отражается в технических отчетах; перемещение сырья на склад цеха и отражение этой партии сырья в техническом отчете не свидетельствует, что указанное сырье подверглось обработке и является незавершенным производством; обработка окатышей производится только в доменных печах; до попадания окатышей в печь они не подвергаются обработке; согласно методике расчетов общества сырье, находящееся на складе и не участвующее в процессе производства, не формирует налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Вместе с тем судебные инстанции, поддержавшие выводы инспекции, не опровергли эти доводы заявителя, не предложили обществу более полно мотивировать отнесение инспекцией к НЗП сырья, находящегося на складе, определив количественный состав, что подлежит установлению при новом рассмотрении дела.

Таким образом, доводам заявителя о том, что расчет доначисленного налога на прибыль не может быть признан правильным ввиду множественности арифметических и методологических ошибок; в данных технического отчета содержится информация о сырье, находящемся на складе и не участвующего в текущем периоде производства; цена одной тонны сырья, принятая налоговым органом для расчетов в разы превышает цену одной тонны сырья в действительности, имеющегося у общества, судами первой и апелляционной инстанций не дана оценка со ссылкой на первичные бухгалтерские документы, являющиеся основанием для ведения бухгалтерского учета, а также регистров налогового учета, и на положения ст.319 Налогового кодекса Российской Федерации.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, проверить проведенный инспекцией расчет остатков НЗП с учетом доводов общества, учесть требования ст.319 НК РФ и принять законное и обоснованное решение.

В остальной части судебные акты отмене не подлежат.

По пункту 1.1 решения.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что общество необоснованно отнесло на материальные расходы, учитываемые В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что при налогообложении прибыли, потери от недостачи и (или) порчи при хранении или транспортировке материальных запасов в пределах норм естественной убыли, утвержденных в порядке, установленном Правительством РФ.

Налоговый орган полагает, что для целей налогообложения такие потери заявителя учету не подлежат, поскольку в ходе инвентаризации выявлена недостача в результате отклонения фактического наличия на складах железорудного сырья от учетных данных; нормы естественной убыли при хранении железорудных окатышей отсутствуют.

Также инспекция по данному эпизоду ссылается на то, что сырье поступило на комбинат, оприходовано в полном объеме без потерь при транспортировке сырья, так как со стороны заявителя не предъявлялись претензии к железной дороге.

Признавая недействительным решение инспекции в данной части, суды исходили из того, что спорные потери соответствуют пп.2 п.7 ст.254 НК РФ, поскольку обществом выполнены два условия для списания выявленных отклонений фактического наличия сырья от учетных данных на расходы металлургического производства. В частности, установлено, что основной причиной расхождений является отмена корректировочного коэффициента на списание железнодорожного сырья, который был предусмотрен действовавшим ранее Методическим положением от 03.12.2001. Кроме того, постановлением ОБЭП Металлургического РУВД г.Челябинска от 22.12.2005 отказано в возбуждении уголовного дела по факту недостачи в связи с отсутствием события преступления.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части соответствуют действующему законодательству и подтверждены материалами дела.

Проанализировав положения пп.3 п.7 ст.254 НК РФ, п.3.5 раздела 9 "Доменное производство" Методических рекомендаций по планированию, формированию и учету затрат на производство и реализацию продукции предприятий металлургического комплекса от 08.10.2004, утвержденных Министерством промышленности и энергетики РФ (действовавшим в проверяемом периоде), суды пришли к обоснованному выводу о праве общества на списание потерь предприятия, связанных с технологическим процессом работы доменного производства.

Кроме того, в соответствии с пп.5 п.2 ст.265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, расходы в виде недостачи материальных ценностей в производстве и на складах, на предприятиях торговли в случае отсутствия виновных лиц, а также убытки от хищений, виновники которых не установлены. В данных случаях факт отсутствия виновных лиц должен быть документально подтвержден уполномоченным органом государственной власти.

В материалы дела заявителем представлено постановление ОБЭП Металлургического РУВД г.Челябинска от 22.12.2005 об отказе в возбуждении уголовного дела по факту недостачи в связи с отсутствием события преступления, в котором сделан вывод о том, что "недостача железорудного сырья в доменном цехе образовалась в результате отмены корректировочного коэффициента, применения несвоевременных методов учета расходования сырья".

Доводы инспекции о том, что в доменном цехе была выявлена соответствующая недостача окатышей, обоснованно отклонены судами, исходя из того, что в подтверждение своего довода налоговый орган не представил надлежащих доказательств.

Доводы кассационной жалобы по данному эпизоду основаны на неверном толковании действующего законодательства, в связи с чем, не могут являться основанием для отмены судебных актов.

Оспаривая выводы судов, инспекция поддерживает свою позицию, не ссылаясь на конкретные доказательства в подтверждение своих доводов.

С учетом изложенного судами обоснованно решение инспекции по данному эпизоду признано незаконным.

По пункту 1.2 решения.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что обществом в нарушение п.1 ст.252 НК РФ в 2005 и 2006 гг. неправомерно отнесены на расходы уменьшающие сумму доходов, суммы не исчисленной амортизации.

По данному эпизоду заявителю доначислен налог на прибыль за 2005 год в сумме 13117011 руб., за 2006 год в сумме 25667865 руб.

Основанием доначисления налога послужили выводы инспекции о наличии разницы между бухгалтерским и налоговым учетом начисления амортизации.

Судами на основании исследования в соответствии со ст.71 АПК РФ и оценки представленных обществом в материалы дела первичных документов установлено, что общество начисляло амортизацию в целях бухгалтерского учета и в целях определения налога на прибыль, при этом претензий к документам инспекцией не предъявлено. Доводы кассационной жалобы в данной части не опровергают установленные судами обстоятельства и направлены на их переоценку.

Также суды указали, что в нарушение ст.100 НК РФ в акте проверки не указано в чем именно заключается нарушение законодательства о налогах и сборах, допущенное обществом, какая норма налогового законодательства была нарушена, по каким объектам амортизируемого имущества амортизация начислена неверно.

Суд кассационной инстанции считает обоснованными выводы судов о том, что налоговый орган в нарушение положений ст.ст.65 и 200 АПК РФ не доказал обоснованность доначисления налога на прибыль за 2005-2006 гг. по спорному эпизоду.

С учетом положений п.2 ст.259 НК РФ судами сделан правильный вывод о том, что инспекции следовало рассчитать сумму амортизации по каждому объекту, но в ходе проверки такой расчет проверяющими не производился.

При изложенных обстоятельствах оснований для доначисления инспекцией налога на прибыль не имелось в связи с несоблюдением налоговым органом порядка начисления амортизации, установленного НК РФ.

По пункту 1.3 решения.

Основанием для доначисления налога на прибыль организаций в размере 90436254 руб. послужили выводы инспекции о необоснованном применении специального коэффициента к основной норме амортизации, поскольку объекты, указанные в приложении к уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 год, не являются производственно опасными ввиду отсутствия необходимых документов, предусмотренных Федеральным законом от 21.07.97 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов", подтверждающих производственную опасность основных средств.

В обоснование начисления налога на прибыль, пеней, взыскания штрафа налоговый орган указывает на непредставление обществом ряда документов за 2005-2006 гг., которые имеют значение для возможности использования специального коэффициента к основной норме амортизации. Кроме того, по мнению инспекции, общество не вправе при подаче уточненной декларации изменять методику расчета суммы амортизации по амортизируемому имуществу в 2006 году, поскольку это противоречит п.1 ст.81 НК РФ, устанавливающей порядок подачи уточненных налоговых деклараций.

Учитывая изложенное, инспекция пришла к выводу, что общество не имело права применять специальный коэффициент к амортизируемому имуществу, предусмотренный п.7 ст.259 Кодекса, в 2006 году по следующим основаниям:

- налогоплательщик не отразил в учетной политике на 01.01.2006 амортизируемые основные средства, к которым применяется специальный коэффициент к основной норме амортизации,

- налогоплательщик не указал в учетной политике на 01.01.2006 методику расчета амортизируемого имущества с применением специального коэффициента к основному методу исчисления амортизации (линейному), предусмотренной п.1 ст.259 Кодекса;

- налогоплательщик не представил ежемесячно составляемый документ, обосновывающий перечень объектов, учитываемых в течение данного месяца в составе работающих в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности за 2006 год.

Кроме того, в представленном перечне объектов в количестве 264 шт., эксплуатируемых в условиях повышенной сменности и (или) используемых в качестве опасных производственных объектов, к уточненной налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 год не указаны: группа амортизации, балансовая стоимость объекта, сумма амортизационных начислений за месяц, 2006 год, специальный коэффициент, остаточная стоимость объекта, метод исчисления амортизации, срок полезного использования объекта.

Удовлетворяя заявление общества по данному эпизоду, суды исходили из того, что обществом подтверждены основания для применения специального коэффициента при исчислении амортизации в отношении основных средств, используемых в условиях агрессивной среды и повышенной сменности, в связи с чем налогоплательщик вправе уточнить налоговые обязательства.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы суда в данной части основаны на правильном толковании положений п.7 ст.259 НК РФ и Федерального закона от 21.07.97 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов".

В соответствии с п.7 ст.259 НК РФ в отношении амортизируемых основных средств, используемых для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, к основной норме амортизации налогоплательщик вправе применять специальный коэффициент, но не выше 2.

Налогоплательщики, использующие амортизируемые основные средства для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, вправе использовать специальный коэффициент, указанный в настоящем пункте, только при начислении амортизации в отношении указанных основных средств. В целях главы 25 НК РФ под агрессивной средой понимается совокупность природных и (или) искусственных факторов, влияние которых вызывает повышенный износ (старение) основных средств в процессе их эксплуатации. К работе в агрессивной среде приравнивается также нахождение основных средств в контакте с взрывоопасной, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

Таким образом, право налогоплательщика на применение повышающего коэффициента связано с фактом использования объектов основных средств в условиях агрессивной среды.

Судами установлено и следует из материалов дела, что спорные объекты на основании положений Федерального закона от 21.07.97 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" отнесены к категории опасных производственных объектов и зарегистрированы в таком качестве; факт нахождения основных средств в контакте с взрыво- и пожароопасной средой, что по смыслу пункта 7 статьи 259 НК РФ приравнивается к работе в агрессивной среде, подтверждается имеющимися в деле доказательствами: свидетельством о регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, лицензиями: на применение взрывчатых материалов промышленного назначения; на хранение взрывчатых материалов промышленного назначения; на осуществление деятельности с опасными отходами; на эксплуатацию взрывоопасных производственных объектов; на осуществление деятельности по хранению нефти, газа и продуктов их переработки; на эксплуатацию изделий, содержащих радиоактивные вещества; договорами со страховой компанией "Баск" N 85/05 от 05.09.2008, N 24/05 от 24.02.2008 о страховании гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц и окружающей природной среде в результате аварии на опасном производственном объекте; по данным договорам застрахованы все опасные производственные объекты, указанные обществом в Перечне объектов, который был представлен в налоговую инспекцию одновременно с представлением уточненной декларации по налогу на прибыль за 2006 год; включением предприятия, производственного комплекса общества в перечень пожароопасных объектов, на которых в обязательном порядке создается пожарная охрана, что следует из ст.37 Федерального закона "О пожарной безопасности" N 69-ФЗ от 21.12.94, п.2.1 Норм пожарной безопасности Государственной противопожарной службы МВД России НПБ 201-96 "Пожарная охрана предприятий. Общие требования", п.2 ст.3 Закона Челябинской области "О пожарной безопасности в Челябинской области", п.2.1 Постановления Губернатора Челябинской области от 07.04.2000 N 142; договор от 01.03.2005 N 70 с ГУ МЧС по Челябинской области на обеспечение противопожарной охраны; функционированием обязательной службы пожарной охраны на основании договора от 01.03.2005 N 70 с ГУ МЧС по Челябинской области на обеспечение противопожарной охраны; наличием на территории заявителя газоспасательной службы, что подтверждается свидетельством на право ведения аварийно-спасательных и других неотложных работ; перечнем основных средств, используемых в агрессивной среде; присвоением объектам, указанным в перечне, категории пожароопасное, правильность присвоения подтверждена государственным инспектором Челябинской области по пожарному надзору.

Кроме того, как установлено судами, объекты основных средств, указанные в перечне, эксплуатируются также и в условиях повышенной сменности, что подтверждается табелями учета рабочего времени.

Анализ указанных доказательств в совокупности позволил судам прийти к обоснованному выводу о том, что спорные основные средства общества действительно эксплуатируются как в условиях агрессивной среды, так и в условиях повышенной сменности.

Доказательств, опровергающих указанное суждение, налоговым органом не представлено.

Доводы инспекции, изложенные в жалобе, положены в основу оспариваемого решения, были предметом рассмотрения судами обеих инстанций и получили надлежащую правовую оценку в обжалуемых судебных актах.

Так, судами рассмотрен довод инспекции о непредставлении обществом части документов по требованию N 2 от 31.10.2007, подтверждающих правомерность признания данных объектов в качестве опасных производственных объектов. Как установлено судами, утверждение инспекции не соответствует фактическим обстоятельствам дела. В материалах дела имеются доказательства, подтверждающие представление декларации промышленной безопасности опасных производственных объектов, заключения экспертизы промышленной безопасности (т.347, л.д.130-149, т.348, л.д.3-64).

Не может являться основанием для отмены судебных актов и довод инспекции о том, что общество, представив уточненную декларацию за 2006 год, изменило методику расчета амортизации за 2006 год.

Как установлено судами, в соответствии со ст.313 ГК РФ общество на основании приказа N 721 от 29.12.2005 утвердило Положение об учетной политике для целей налогообложения на 2006 год, а Приказом N 750 от 30.12.2005 в учетную политику на 2006 год внесены изменения в части применения специальных коэффициентов к нормам амортизации по основным средствам, используемым в условиях агрессивной среды "По основным средствам, используемым для работы в повышенной сменности и (или) агрессивной среды (взрыво-, пожароопасных объектов), для расчета сумм амортизационных отчислений применять коэффициент 2 (в соответствии с п.7 ст.259 НК РФ)".

В связи с чем суд кассационной инстанции полагает, что суды правомерно не согласились с выводами налогового органа о том, что объекты, поименованные в перечне, представленном с уточненной налоговой декларацией по налогу на прибыль за 2006 год не являются производственно опасными.

Вывод инспекции опровергается совокупностью доказательств, представленных в материалы дела.

В жалобе инспекция также ссылается на то, что в перечне объектов не указаны: группа амортизации, балансовая стоимость объекта, сумма амортизационных начислений за месяц, 2006 год, специальный коэффициент, остаточная стоимость объекта, метод исчисления амортизации, срок полезного использования объекта, что исключает, по мнению налогового органа, возможность использовать обществом специальный коэффициент.

Суд кассационной инстанции полагает, что заявленный довод также не может служить основанием для отмены судебных актов при наличии в материалах дела достаточных доказательств, оцененных судом, в подтверждение наличия у общества законных оснований для использования при исчислении амортизации в отношении основных средств, используемых в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, специального коэффициента.

Нормы материального права судами применены правильно.

При изложенных основаниях выводы судов о неправомерности доначисления налога на прибыль, пени и привлечения к налоговой ответственности, законны и обоснованны.

По пункту 1.4 решения.

Инспекцией вменяется обществу нарушение ст.258 НК РФ в связи с неправомерным включением амортизируемого имущества в амортизационные группы с меньшим сроком полезного использования.

Инспекция, ссылаясь на неотражение срока полезного использования коксовых батарей N 1-6 в технической документации по коксохимическому производству и технической документации по коксовым батареям, полагает, что коксовые батареи как фундаментальные сооружения, относятся к десятой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 30 лет.

Признавая позицию инспекции не соответствующей действующему законодательству, судебные инстанции исходили из того, что в рассматриваемой ситуации должен был быть применен особый порядок, связанный с переходным периодом, фактический срок использования всех коксовых батарей по состоянию на 01.01.2002 больше нормативного срока использования, установленного Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1. В связи с тем, что по рассматриваемым коксовым батареям срок фактического использования по состоянию на 01.01.2002 превысил срок полезного использования, установленный ст.258 НК РФ, общество, руководствуясь ст.322 НК РФ, выделило эти коксовые батареи в отдельную группу амортизируемого имущества и определило срок амортизации в 7 лет (84 месяца).

При рассмотрении дела судами установлено, что коксовые батареи введены в эксплуатацию в 1980-1986 гг.; техническими службами общества в соответствии с Общероссийским классификатором основных фондов, утвержденных Постановлением Госстандарта от 26.12.94 N 359 (ОКОФ) коксовым батареям 1, 2, 3, 4, 5, 6 присвоены коды 142914234 (печь многокамерная) и 124521424 (печь электросталеплавильная); фактический срок эксплуатации на 01.01.2002 (на момент вступления в силу главы 25 НК РФ "Налог на прибыль") составил: коксовая батарея 1-193 месяца, коксовая батарея 2-247 месяцев, коксовая батарея 3-229 месяцев, коксовая батарея 4-217 месяцев, коксовая батарея 5-265 месяцев, коксовая батарея 6-181 месяц.

Оценив представленные доказательства, установив на их основе фактические обстоятельства дела, и, руководствуясь положениями п.1 ст.322, ст.258 НК РФ, Общероссийским классификатором основных фондов, утвержденным Постановлением Госстандарта РФ от 26.12.94 N 359, Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 N 1 "О классификации основных средств, включаемых в амортизационных группы", суды сделали вывод о том, что заявитель обосновал правомерность выделения коксовых батарей в отдельную группу амортизируемого имущества, и определения срока амортизации в 7 лет (84 месяца).

С учетом установленных при рассмотрении дела обстоятельств суд кассационной инстанции полагает, что выводы судов являются обоснованными, соответствуют действующему законодательству.

Также судами правомерно указано на неверное исчисление налоговым органом доначисленного налога.

Кассационная жалоба инспекции не содержит доводов, опровергающих установленные судами обстоятельства.

По пункту 1.5 решения.

В ходе проверки налоговый орган сделал вывод о занижении обществом налоговой базы по налогу на прибыль за 2006 год на сумму амортизации 1620832 руб., начисленной по двум автопогрузчикам.

Налоговый орган установил, что по двум автопогрузчикам, принятым к учету 20.06.2006, амортизация начислялась с 01.02.2006 в сумме 1782916 руб., ссылаясь на представленные обществом документы. Это послужило основанием для доначисления налога на прибыль организаций в сумме 389000 руб.

Удовлетворяя заявленные обществом требования по данному эпизоду, суды, исследовав представленные в материалы дела доказательства, сделали вывод о том, что начисление амортизации по автопогрузчикам начато заявителем с 01.07.2006 в полном соответствии с положениями п.2 ст.259 НК РФ, в связи с чем суммы начисленной амортизации обоснованно отнесены обществом в состав расходов, уменьшающих сумму доходов в целях исчисления налога на прибыль.

Обжалуя принятые по делу судебные акты по данному эпизоду, инспекция приводит доводы, которые были изложены в оспариваемом решении, а также при рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанций, и получили полную и всестороннюю оценку судами.

Кассационная инстанция считает, что судебные инстанции, полно и всесторонне исследовав и оценив совокупность представленных в материалы дела доказательств, обоснованно признали оспариваемое решение налогового органа по данному эпизоду недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях налогообложения прибыли признается имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода и стоимость которого погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10000 рублей.

В силу пункта 2 статьи 259 НК РФ сумма амортизации для целей налогообложения определяется налогоплательщиками ежемесячно в порядке, установленном настоящей статьей. Амортизация начисляется отдельно по каждому объекту амортизируемого имущества.

Начисление амортизации по объекту амортизируемого имущества начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию.

Судебные инстанции установили, и материалами дела подтверждается, что общество приобрело автопогрузчики 01.02.2006, с 20.06.2006 они приняты к учету на основании унифицированной формы N ОС-2 и накладной на перемещение объектов основных средств и введены в эксплуатацию. Начисление амортизации производились обществом с 01.07.2006, что подтверждено данными налогового учета.

Довод инспекции о принятии автопогрузчиков к учету в более ранний срок, поскольку дата приобретения при исчислении налога на имущество по этим автопогрузчикам указана октябрь 2005 года, не может являться основанием для отмены судебных актов, ввиду отсутствия надлежащих доказательств.

В связи с тем, что факт принятия обществом автопогрузчиков к учету 20.06.2006 налоговым органом не опровергнут какими-либо доказательствами, а начисление амортизации с 01.02.2006 также не подтверждено, суды сделали обоснованный вывод о соблюдении обществом всех условий действующего законодательства, необходимых для начисления амортизации по спорным автопогрузчикам с 01.07.2006.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали недействительным оспариваемое решение инспекции в этой части.

По пункту 1.6 решения.

По результатам проверки налоговый орган пришел к выводу, что обществом в нарушение п.6 статьи 254 НК РФ завышена сумма материальных расходов, уменьшенная на стоимость возвратных отходов в 2005 году в размере 29537136 руб. и в 2006 году в размере 26199462 руб. В итоге сумма неуплаченного налога на прибыль составила 376784 руб.

Признавая решение налогового органа недействительным в данной части, суды исходили из того, что состав отходов можно установить только из актов оприходования отходов производства, из представленных актов следует, что практически все отходы являются негабаритными, в связи с чем правомерно обществом оценены в соответствии с ценами, установленными ЕНУМС для негабаритных отходов, то есть по пониженной цене.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части соответствуют установленным при рассмотрении дела обстоятельствам, подтвержденным надлежащими доказательствами, и действующему законодательству.

В соответствии с абз.1 п.6 ст.254 НК РФ сумма материальных расходов уменьшается на стоимость возвратных отходов.

В целях настоящей главы под возвратными отходами понимаются остатки сырья (материалов) полуфабрикатов, теплоносителей и других видов материальных ресурсов, образовавшиеся в процессе производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), частично утратившие потребительские качества исходных ресурсов (химические или физические свойства) и в силу этого используемые с повышенными расходами (пониженным выходом продукции) или не используемые по прямому назначению.

При этом оценка возвратных отходов происходит следующим образом: по пониженной цене исходного материального ресурса (по цене возможного использования), если эти отходы могут быть использованы для основного или вспомогательного производства, но с повышенными расходами (пониженным входом готовой продукции); по цене реализации, если эти отходы реализуются на сторону.

В ходе судебного разбирательства установлено, что инспекцией в ходе проверки исследовались только своды затрат, документы, которые не являются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет, и которые содержат информацию о количестве брака и не содержат информацию о квалификации этого брака как возвратных отходов в разрезе "габаритные/негабаритные отходы".

Вместе с тем, исследовав первичные документы - акты на оприходование отходов производства, судом установлено, что практически все отходы являются негабаритными, в связи с чем, заявителем оценены в соответствии с ценами, установленными Единой номенклатурой учета марок сталей и сплавов по калькуляционным группам и цен на лом и отходы собственного производства, для негабаритных отходов, то есть по пониженной цене.

Учитывая изложенное, суды пришли к обоснованному выводу о том, что налоговый орган, делая вывод о завышении суммы материальных расходов, в нарушение требований ст.200 АПК РФ, не представил доказательства, свидетельствующие о том, каким образом в ходе проверки им учитывались возвратные отходы в разрезе "габаритные/негабаритные".

Суд кассационной инстанции согласен с выводами судов и считает, что доводы жалобы повторяют позицию налогового органа, изложенную в решении, но не опровергают выводы судов и не свидетельствуют о наличии оснований для отмены судебных актов по данному эпизоду.

По пунктам 1.8 и 2.7

В ходе проверки инспекцией установлено неправомерное включение заявителем в состав расходов, уменьшающих доходы по налогу на прибыль, документально не подтвержденных затрат на сумму 49916475 руб. по договору N 66510067 от 21.03.2005, заключенному с ООО "ТД "Мечел", и предъявление к вычету сумм НДС, что повлекло доначисление налога на прибыль за 2005 год в сумме 5874759 руб., за 2006 год в сумме 61051952 руб. и НДС в сумме 8984966 руб.

Вывод налогового органа о доначислении налогов основан на том, что в действиях заявителя имеются признаки получения необоснованной налоговой выгоды; хозяйственные операции, осуществленные посредством использования ООО "Линк Экспо" и ООО "Металлика", произведены не для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, а для занижения налоговой базы по налогу на прибыль и получения вычетов по НДС.

При рассмотрении дела суды оценили представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, установили на их основе фактические обстоятельства дела и, руководствуясь положениями ст.252 Налогового кодекса Российской Федерации, Постановлением Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", Определением Конституционного суда Российской Федерации от 16.03.2003 N 329-О, сделали вывод о том, что заявитель обосновал правомерность включения в состав расходов спорной задолженности.

Суды исходили из документального подтверждения расходов, их экономической обоснованности и направленности на получение дохода.

Согласно ст.171 и п.1 ст.172 Налогового кодекса Российской Федерации вычеты налога на добавленную стоимость производятся на основании счетов-фактур и после принятия на учет товаров (выполненных работ, оказанных услуг). Судами установлено, что данные условия налогоплательщиком выполнены.

Удовлетворяя требования заявителя, суды правомерно исходили из того, что установленные в ходе встречной проверки обстоятельства могут свидетельствовать лишь о недобросовестности ООО "Линко Экспо" и ООО "Металлика" как налогоплательщиков, но не могут служить доказательством недобросовестности действий общества; непосредственным контрагентом заявителя в рассматриваемых ситуациях является ООО "ТД "Мечел", в отношении которого не установлен факт недобросовестности; доводы инспекции не свидетельствуют о согласованности действий общества с ООО "ТД "Мечел" и его поставщиками; инспекцией не доказано, что общество и ООО "ТД "Мечел" являются взаимозависимыми лицами; не представлены налоговым органом и доказательства того, что заявитель действовал без должной осмотрительности и осторожности.

В подтверждение обоснованности применения налогового вычета и расходов обществом представлены все необходимые документы, что налоговым органом не опровергается.

В силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность по доказыванию обоснованности оспариваемого ненормативного акта, принятого государственным органом, и его соответствия закону и иному нормативному правовому акту возлагается на соответствующий орган.

Таким образом, инспекция должна представить доказательства, бесспорно подтверждающие, что действия налогоплательщика направлены на создание условий для получения необоснованной налоговой выгоды.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ все приведенные инспекцией доводы и представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, не выявили в действиях общества направленности на получение необоснованной налоговой выгоды и правомерно признали недействительным обжалуемый ненормативный акт налогового органа в спорной части.

Доводы жалобы налогового органа фактически направлены на переоценку фактических обстоятельств дела, установленных судом, что в силу статей 286 и 287 АПК РФ не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

По пунктам 1.9, 2.1 решения.

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что общество в нарушение ст.ст.172 и 252 НК РФ учитывало в составе расходов, уменьшающих налоговую базу для исчисления налога на прибыль, и в составе налоговых вычетов затраты по приобретению консультационных услуг и на использование товарных знаков по неисключительным лицензиям.

Налоговый орган полагает, что спорные затраты являются экономически необоснованными, поскольку дублируют функции структурных подразделений общества и не подтверждены соответствующими документами (в них не содержится информация относительно того, на основании каких документов и кем ведется учет сотрудников ОАО "Мечел", участвующих в оказании услуг, а также затраченного ими времени на оказание услуг).

Данные доводы инспекции, послужившие основанием для принятия оспариваемого решения, были предметом рассмотрения судами обеих инстанций и получили надлежащую правовую оценку в обжалуемых судебных актах.

Исследовав представленные в материалы дела документы в соответствии со ст.71 АПК РФ в их совокупности, суды пришли к обоснованному выводу, что спорные расходы общества связаны с деятельностью заявителя, экономически оправданны и подтверждены надлежащими документами.

При этом судами установлено, что акты об оказании услуг содержат все необходимые данные в подтверждение произведенных расходов, подписаны представителями исполнителя и заказчика, в связи с чем предъявление инспекцией дополнительных требований к их содержанию неправомерно.

Довод налогового органа об экономической неоправданности спорных затрат в связи с дублированием функций структурных подразделений общества также обоснованно отклонен с учетом правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 24.02.2004 N 3-П и в Определениях от 04.06.2007 N 366-О-П и 320-О-П, в соответствии с которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа экономической деятельности (ст.8 часть 1 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно оценивать ее эффективность и целесообразность.

Из этой же позиции исходит и Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации, указавший в Постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна осуществляться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

С учетом установленных обстоятельств по делу судами сделан обоснованный вывод о соответствии спорных затрат ст.252 НК РФ и правомерности учета их в составе расходов.

В отношении отказа в применении налоговых вычетов по НДС суды правомерно исходили из того, что решение в этой части не соответствует ст.ст.171, 172, которые не устанавливают иных условий, кроме приобретения товаров (работ, услуг) для операций, признаваемых объектом обложения НДС, и подтверждения их соответствующими документами.

По пункту 1.10, 2.1 решения.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что заявитель в нарушение ст.ст.171, 252 НК РФ включил в состав расходов, уменьшающих доходы по налогу на прибыль, экономически необоснованные и неоправданные затраты на приобретение консультационных услуг у ООО "Управляющая компания Мечел" и неправомерно принятые к вычету суммы НДС, в связи с чем доначислен налог на прибыль в сумме 10084292 руб. и НДС в сумме 7563219 руб. 29 коп.

Доводы налогового органа, явившиеся основанием для принятия решения, рассмотрены судами и им дана надлежащая правовая оценка в решении и постановлении судов.

Оспаривая выводы судебных инстанций, налоговый орган в жалобе поддерживает свою позицию, при этом не опровергая выводы судов соответствующими доказательствами.

Исследовав представленные в материалы дела документы в соответствии со ст.71 АПК РФ в их совокупности, суды пришли к обоснованному выводу, что спорные расходы общества являются экономически обоснованными и связаны с основной деятельностью общества.

При этом суды правомерно руководствовались положениями ст.252, пп.15 п.1 ст.264 НК РФ, правовой позицией Конституционного суда РФ, изложенной в определении от 04.06.2007 N 366-О-П и N 320-О-П и сложившейся судебной практикой по аналогичным спорам.

Доводы инспекции о том, что общество документально не подтвердило направленность понесенных расходов для осуществления деятельности облагаемой НДС, в актах не содержится информация относительно того, на основании каких документов и кем ведется учет сотрудников исполнителя, а в отчете об оказании консультационных услуг не содержится изложение содержания оказанных консультационных услуг по конкретным вопросам осуществления деятельности, направленной на получение дохода, являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены судебных актов по данному эпизоду.

Как установлено судами, консультирование общества осуществлялось в устной форме и в письменной; отчеты об оказании услуг составлялись и подписывались исполнителем; о том, что услуги оказаны и в полном объеме удовлетворяют заказчика (общество), свидетельствуют двухсторонние акты об оказании услуг.

При таких обстоятельствах суды исходили из того, что детальное отражение всех проведенных за отчетный период консультаций не является обязательным и факт составления или несоставления отчетов об оказании услуг не влияет на налоговые обязательства сторон.

Довод налогового органа об экономической неоправданности спорных затрат в связи с дублированием функций структурных подразделений общества, обоснованно отклонен судами по основаниям, изложенным по предыдущему эпизоду.

С учетом установленных обстоятельств судами сделан обоснованный вывод о соответствии спорных затрат положениям ст.252 НК РФ и правомерности учета их в составе расходов, связанных с производством и реализацией в соответствии с пп.15 п.1 ст.264 НК РФ. В части НДС суды правомерно исходили из положений ст.ст.171 и 172 НК РФ.

В жалобе отсутствуют отдельные доводы относительно НДС.

По п.2.2 решения.

Инспекция в ходе проверки установила нарушение обществом п.2 ст.171 НК РФ, выразившееся в заявлении к вычету непредъявленных сумм НДС в размере 44800539 руб.

Признавая недействительным решение в данной части, суды исходили из того, что доначисление суммы НДС без исследования образующего налоговую базу стоимостного выражения операций, оформленных документами первичного учета, а на основании сравнения данных регистров бухгалтерского учета с данными налоговых деклараций, является необоснованным, поскольку не соответствует нормам налогового законодательства и противоречит ст.89 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что при рассмотрении дела по данному эпизоду судами правильно применены ст.ст.171, 172 НК РФ.

Выводы судов также согласуются с учетной политикой общества (п.1.1.1.2 раздела 1 Приказа N 721 от 29.12.2005), в соответствии с которой предусмотрено, что общие затраты на производство и реализацию выпущенной продукции включают в себя как затраты на реализацию на внутреннем рынке, так и затраты по реализации в режиме экспорта; при этом рассчитывается доля (удельный вес) затрат, приходящихся на производство экспортной продукции, в общих затратах на производство и реализацию продукции; для определения суммы налога, принимаемой к вычету при производстве экспортной продукции, сумма НДС по оприходованным материальным ресурсам производственного назначения умножается на полученный удельный вес, а для определения суммы НДС, принимаемого к вычету по внутреннему рынку от общей суммы налога отнимаются суммы, приходящиеся на экспорт.

Суды пришли к правильному выводу, что налоговым органом при доначислении сумм НДС были нарушены требования ст.101 НК РФ, в связи с тем, что ни в акте проверки, ни в оспариваемом решении инспекции, не названы первичные бухгалтерские документы и иные сведения, которые подтверждают выявленные налоговым органом нарушения.

Данные обстоятельства не оспариваются инспекцией в кассационной жалобе.

В жалобе налоговый орган оспаривает выводы судов о том, что инспекцией была учтена не вся сумма НДС, отраженная по сч.19 (сумма предъявленного НДС таможенными органами и сумма НДС по служебным командировкам). По мнению инспекции, этот вывод не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Суд кассационной инстанции полагает, что данный довод не может служить основанием для отмены судебных актов по спорному эпизоду, поскольку доначисление НДС в этой части признано недействительным также и ввиду нарушения ст.101 НК РФ.

По п.2.3 решения.

Оспаривая выводы судов по данному эпизоду, инспекция ссылается на то, что при вынесении решения суды не применили положения ст.2 Федерального закона N 119 от 22.07.2005 и не учли то обстоятельство, что обществом не представлено доказательств введения объектов в эксплуатацию.

Суд кассационной инстанции отклоняет доводы инспекции, в связи с их необоснованностью и несоответствием, установленным по делу обстоятельствам.

В соответствии со ст.2 Федерального закона N 119-Ф от 22.07.2005 с января по декабрь 2007 года определен переходный период, в течение которого установлен особый порядок исчисления НДС со стоимости отгруженных, но не оплаченных до 1 января 2006 года товаров (работ, услуг) налогоплательщиками, исчислявшими НДС до вышеуказанной даты по мере поступления оплаты за отгруженные товары (работы, услуги).

Кроме того, согласно п.2 ст.3 названного Закона НДС, предъявленный с 01.01.2005 по 31.12.2005 подрядными организациями и оплаченный им, налогоплательщик имеет право принять к вычету равными долями в течение всего 2006 года (до момента ввода объектов в эксплуатацию). В случае принятия объекта незавершенного капитального строительства на учет в 2006 году или при реализации в 2006 году объекта незавершенного капитального строительства уплаченные суммы НДС, не принятые ранее к вычету в порядке, установленном настоящей частью, подлежат вычетам по мере принятия на учет объекта завершенного капитального строительства или при реализации объекта незавершенного капитального строительства.

Исследовав представленные в материалы дела первичные документы, суды установили, что инспекцией при проведении проверки не была учтена оплата за товары (работы, услуги), относящиеся к объектам капитального строительства и произведенная до 2006 года, что привело к необоснованным выводам в ходе проверки. Суммы НДС по капитальному строительству, оплаченные до 01.01.2006 не были учтены в неоплаченной кредиторской задолженности, но право на вычет наступило по ним в 2006 году в соответствии со ст.3 Федерального закона N 119-ФЗ от 22.07.2005.

Довод инспекции о том, что заявителем не представлены доказательства введения объектов капитального строительства в эксплуатацию, был рассмотрен судами и правомерно отклонен.

Суды правомерно указали, что данное обстоятельство не относится к существу данного спора. Претензии инспекции по данному эпизоду заключаются в неправомерном предъявлении обществом к вычету суммы фактически неоплаченного НДС, то есть опровергается налоговым органом факт оплаты, а не факт введения объектов в эксплуатацию.

Суды установили, что расхождения выявлены проверяющими только в результате сравнения данных бухгалтерского учета с данными декларации, а не данными первичных документов. Соответствие данных, отраженных в бухгалтерской и налоговой отчетности, первичным документам инспекцией не проверялось. Ни в акте проверки, ни в оспариваемом решении налоговой инспекции, принятом на основании данного акта, не названы первичные бухгалтерские документы и иные сведения, которые подтверждают выявленные налоговым органом нарушения.

Вместе с тем законодательством о налогах и сборах РФ не предусмотрено определение налоговой базы и, соответственно, суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет, только на основании сведений, содержащихся в регистрах учета, или на основании сопоставления данных бухгалтерского и налогового учета.

В связи с чем выводы судов о нарушении инспекцией ст.89, п.8 ст.101 НК РФ являются законными и обоснованными, а выводы проверяющих о неправомерно произведенных вычетах НДС в сумме 303984423 руб. необоснованными, ошибочными.

По пункту 2.4 решения.

В ходе проверки инспекцией установлено неправомерное предъявление обществом к вычету НДС, не принятого к учету, в сумме 546216903 руб.

Признавая недействительным решение в данной части, суды исходили из того, что налоговым законодательством не предусмотрено определение налоговой базы, а соответственно, суммы налогов, подлежащих уплате в бюджет, только на основании сведений, содержащихся в регистрах учета. Суды установили, что отклонения сумм НДС фактически предъявленных к вычету, выявлены проверяющими в результате данных бухгалтерского учета с данными декларации, а не данными первичных документов.

Оспаривая выводы судов, инспекция ссылается на то, что суды не изучили фактические обстоятельства дела, не указали, какие нормы материального права были нарушены помимо ст.89 НК РФ.

Суд кассационной инстанции полагает, что при рассмотрении дела по данному эпизоду судами установлены фактические обстоятельства по делу и выявлен факт вынесения инспекцией решения с нарушением п.8 ст.101 НК РФ. Как установил суд, ни в акте проверки, ни в оспариваемом решении налоговой инспекции, принятом на основании данного акта, не названы первичные бухгалтерские документы и иные сведения, которые подтверждают выявленные налоговым органом нарушения.

Факт принятия к учету ТМЦ подтверждается представленными в дело первичными документами и налоговым органом не опровергнут.

Кассационная жалоба инспекции не содержит доводов, опровергающих указанные выводы судов.

По пункту 2.5 решения.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что общество в нарушение пп.1 п.1 ст.162 НК РФ занизило НДС с полученных экспортных авансов в счет предстоящих поставок товаров, исчисленный по данным бухгалтерского учета проводкой Дебет 620502(03), Кредит 6802, в результате чего неуплата (неполная уплата) налога составила 145317552 руб.

В обоснование своего вывода налоговый орган ссылается на данные журнала ордера по счету 62, налоговые декларации, показания начальника отдела внешних связей Шепелевой Л.А., допрошенной в ходе проверки в качестве свидетеля.

Признавая позицию налогового органа не соответствующей действующему законодательству, судебные инстанции исходили из того, что акт проверки и решение о привлечении общества к налоговой ответственности вынесены с нарушением положений ст.ст.81, 100, 101 НК РФ и факт совершения обществом налогового правонарушения инспекция не доказала.

Суд кассационной инстанции полагает, что вывод судов соответствует действующему законодательству по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ст.81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в налоговый орган декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей к уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную декларацию.

В ходе рассмотрения спора по данному эпизоду установлено, что обществом в 2005 году поданы уточненные налоговые декларации по НДС за период с января 2004 года по февраль 2005 года, учитывающие суммы экспортных авансов. Кроме того, эти уточненные декларации за 2004-2005 гг. представлены были проверяющим в ходе проверки. Однако уточненные декларации по НДС инспекцией не были учтены при вынесении решения.

Кроме того, установлено, что занижение налога с полученных экспортных авансов установлено инспекцией при сравнении данных бухгалтерского учета (журнала-ордера) с налоговыми декларациями. Инспекцией не проводилась проверка первичных документов заявителя. Факт представления обществом налоговых деклараций, налоговым органом не опровергнут.

Поскольку при проведении проверки налоговым органом не исследовались первичные документы, и налоговая база и суммы налогов, подлежащие уплате в бюджет, установлены только на основании сведений, содержащихся в регистрах бухгалтерского учета, суды правильно указали, что расхождение между суммой, указанной в акте (127923089 руб. 80 коп.) и суммой, доначисленной по решению (145317552 руб.) нельзя признать законным. Отсутствие оснований для начисления налога на сумму выявленных расхождений в оспариваемом решении, свидетельствует о том, что соответствующие факты правонарушений при привлечении к ответственности не были установлены и рассмотрены.

Таким образом, установив фактические обстоятельства по делу и правильно применив нормы Налогового кодекса Российской Федерации, суды правомерно признали решение инспекции в части имеющихся расхождений между актом проверки и решением недействительным, не соответствующим п.8 ст.101 НК РФ.

В жалобе инспекция ссылается на то, что выводы судов противоречат фактическим обстоятельствам дела, не учтены показания должностных лиц комбината, а выявленные расхождения в сумме являются технической ошибкой в виде опечатки.

Данные доводы были предметом рассмотрения судебных инстанций и им дана правильная правовая оценка. Оснований для иной оценки у суда кассационной инстанции не имеется.

К тому же эти доводы не могут являться достаточными доказательствами налогового правонарушения и основанием для доначисления НДС.

По пункту 2.6 решения.

В ходе проверки налоговым органом установлено, что общество в результате неправильного распределения затрат на выпуск и реализацию продукции на внутренний рынок и в режиме экспорта установлено неправомерное возмещение из бюджета НДС по внутреннему рынку, что привело к неуплате НДС в сумме 669597614 руб.

Налоговым органом проводилась проверка правильности определения суммы НДС, принимаемого к вычету при производстве экспортной продукции в 2006 году.

В обоснование доначисления НДС инспекция ссылается на журналы-ордера по счету 19 "НДС по приобретению", оборотно-сальдовые ведомости по счету 19 "НДС по приобретению", расчеты НДС по товарно-материальным ценностям, использованных на производство продукции помесячно, главные книги, учетную политику.

Признавая решение инспекции недействительным в данной части, суды исходили из того, что проверяющими неправильно применена математическая формула расчета удельного веса себестоимости экспортной продукции в общей себестоимости, что привело к необоснованным выводам относительно суммы НДС, заявленной к возмещению.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что заявителем самостоятельно разработана методика ведения раздельного учета "входного" НДС, которая закреплена в приказе об учетной политике.

Так, в п.3.3 Положения об учетной политике в целях налогообложения, утвержденного приказом от 29.12.2005 N 721, общество утвердило порядок ведения раздельного учета сумм налога на добавленную стоимость по приобретенным товарам (работам, услугам), использованным в процессе производства и реализации продукции на внутреннем рынке и на экспорт согласно соответствующей методике. Сама методика утверждена приказом от 20.12.2005 N 694.

Заявителем в подтверждение применяемой методики раздельного учета представлены в материалы дела справки по себестоимости продаж, отчеты о прибылях и убытках за 2006 год, ж/о по балансовому счету, расчеты НДС по ТМЦ использованного в производстве продукции за 2006 год, краткая оборотная ведомость по балансовому счету 19, журналы-ордера и иные документы.

Факт применения утвержденной обществом методики не оспаривается, как и ее правильность.

Как установили суды, инспекция применила свой метод расчета, не основанный на нормах действующего законодательства, а также на методике, утвержденной обществом.

В связи с установленными по делу фактическими обстоятельствами, судами сделан правильный вывод о том, что неправильное применение инспекцией математической формулы расчета удельного веса себестоимости экспортной продукции в общей себестоимости привело к необоснованным выводам относительно суммы НДС, заявленной к возмещению.

Удовлетворяя заявленные требования, суды правомерно указали, несмотря на то, что методика определения суммы НДС, принимаемой к вычету при производстве экспортной продукции, применяется обществом последовательно на протяжении ряда лет (также и в 2005-2006 годах), налоговый орган не установил ошибочность определения суммы НДС, подлежащей возмещению в режиме экспорта в 2005 году.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы судов соответствуют установленным обстоятельствам и действующему законодательству, оснований для их переоценки не имеется.

Приведенные в жалобе доводы повторяют позицию инспекции, изложенную в обжалуемом решении.

По пункту 3.1 решения.

В связи с выводами о нарушении п.1 ст.374 НК РФ, выразившемся в неувеличении остаточной стоимости основных средств на стоимость основных средств, введенных в эксплуатацию, для расчета среднегодовой стоимости имущества, инспекцией произведено доначисление налога на имущество в сумме 3731181 руб.

Как установлено судами и подтверждено материалами дела, в августе 2005 года к бухгалтерскому учету на счете 01 "Основные средства" были приняты к учету объекты движимого имущества по законченному капитальным строительством объекту "Аглофабрика N 2, 1 очередь" с полной сформированной первоначальной стоимостью - 1431721831,88 руб., объекты недвижимого имущества по законченному капитальным строительством объекту "Аглофабрика N 2, 1 очередь" продолжали учитываться на балансовом счете 08 "Вложения во внеоборотные активы" (согласно принятой Учетной политике предприятия).

В октябре 2005 года после подачи документов на государственную регистрацию прав собственности и формирования первоначальной стоимости (в общей сумме 2204788725 руб.) данные объекты были переведены на балансовый счет 01 "Основные средства".

Признавая решение инспекции в данной части недействительным, суды исходили из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 374 НК РФ объектом налогообложения по налогу на имущество организаций для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

В соответствии с п.41 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.98 N 34н, объекты недвижимости включаются в состав основных средств не ранее, чем предприятие подаст документы на регистрацию права собственности. До этого момента объекты незавершенного строительства отражаются как незавершенные капитальные вложения на счете 08.

Кроме того, согласно п.8 Положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств (ПБУ 6/1)" объект недвижимости принимается к учету в качестве основных средств в сумме фактических затрат на его приобретение, включая плату за регистрацию права собственности на недвижимое имущество.

Изложенное свидетельствует о том, что объекты незавершенного капитального строительства, учитываемые в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета на счетах по учету капитальных вложений, до перевода их в состав основных средств не могут рассматриваться в качестве объекта налогообложения по налогу на имущество организаций.

Судами установлено, что после подачи документов на государственную регистрацию в сентябре 2005 года недвижимое имущество "Аглофабрика N 2 - 1 очередь" было включено в расчет налога с 1 октября 2005 года.

Выводы судов по данному эпизоду соответствуют установленным обстоятельствам и действующему налоговому законодательству.

Оспаривая выводы судов, инспекция ссылается на Решение ВАС РФ от 17.10.2007 N 8464/07. Однако данное Решение не противоречит позиции общества и выводам судов, а напротив, подтверждает их правомерность, поскольку судебным решением положения Письма Минфина РФ от 06.09.2006 N 03-06-01-02/35 признаны соответствующими НК РФ.

К тому же в Решении ВАС РФ и Письме Минфина РФ рассматривались случаи неуплаты налога на имущество в связи с уклонением от государственной регистрации.

По пункту 3.2 решения.

Инспекция установила, что в нарушение п.1 ст.374 НК РФ общество не увеличило остаточную стоимость основных средств на стоимость основных средств, введенных в эксплуатацию, для расчета среднегодовой стоимости имущества для расчета налога на имущество за 2006 год, что привело к неисчислению и неуплате налога на имущество в сумме 180175 руб.

Обосновывая доначисление налога, инспекция ссылается на то, что два автопогрузчика фронтальные DRTSSTA 560E с инвентарными номерами 10414567 и 1014568 были введены в эксплуатацию в январе 2006 года, однако к бухгалтерскому учету на счете 01 "Основные средства" согласно накладной от 20.06.2006 N 89050019 указанные автопогрузчики были приняты в июне 2006 года.

Признавая решение инспекции недействительным в данной части, суды исходили из необоснованности выводов налогового органа и неправомерного доначисления налога.

Судами установлено, что данные автопогрузчики приняты на учет в качестве основных средств в октябре 2005 года, им присвоены номенклатурные номера и с ноября 2005 года налог на имущество уплачивался в полном объеме исходя из первоначальной стоимости объектов. С октября 2005 года по июнь 2006 года они находились на складе. В Инспекции Гостехнадзора г.Челябинска зарегистрированы автопогрузчики 16.03.2006 и им выданы соответствующие паспорта.

Суд кассационной инстанции считает, что выводы судов о признании недействительным решения инспекции в данной части соответствуют установленным обстоятельствам и действующему законодательству.

В связи с введением в действие Приказа Минфина РФ от 12.12.2005 N 147н в части изменений, касающихся определения условий приема актива в качестве основного средства, которым определено, что объект принимается к учету в качестве объекта основного средства в случае, если объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации, либо для предоставления организацией за плату во временное пользование, или во временное пользование.

Поэтому в январе 2006 года всем объектам основных средств, находящимся на складе и предназначенным для производства продукции, были присвоены инвентарные номера и по полной стоимости эти объекты включены в расчет налога на имущество. С февраля 2006 года автопогрузчики учитывались по остаточной стоимости при расчете налога в соответствии с изменениями, внесенными в ПБУ 6/01, а введены в эксплуатацию в июне 2006 года.

Исследовав представленные сторонами доказательства и правильно применив налоговое законодательство, регулирующее спорные правоотношения, судебные инстанции пришли к правомерному выводу о необоснованном доначислении инспекцией налога на имущество в размере 180175 руб.

Суд кассационной инстанции согласен с выводами судов.

Доводы налогового органа повторяют позицию инспекции, изложенную в решении, а также в апелляционной жалобе, и не опровергают выводы судов.

По пункту 5.3 решения.

Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о занижении обществом объекта налогообложения, что привело к неуплате транспортного налога в сумме 63271 руб. Основанием для доначисления по результатам проверки налога послужил вывод инспекции о неотражении и неисчислении в налоговых декларациях за 2005-2006 гг. ряда транспортных средств.

Как установлено судом, заявителем не оспаривается, что несовпадение номера транспортного средства возникло вследствие допущенных при заполнении декларации технических описок, однако все спорные транспортные средства были отражены в декларациях за рассматриваемый период.

Суд кассационной инстанции считает, что суды правомерно согласились с доводами заявителя и признали выводы налогового органа по этому эпизоду несостоятельными, поскольку представленными в материалы дела документами, заявитель доказал факт отражения спорных транспортных средств в декларациях за 2005-2006 гг.

Кассационная жалоба инспекции не содержит доводов, опровергающих установленные судами обстоятельства.

Оснований для иной оценки представленных в материалы дела доказательств, принимая во внимание установленные судами обстоятельства, у суда кассационной инстанции в соответствии со ст.286 АПК РФ не имеется.

По п.5.4 решения.

По мнению инспекции, общество в нарушение п.1 ст.358 НК РФ занизило объект налогообложения, что привело к неуплате налога в сумме 91665 руб.

Основанием для доначисления налога послужило установленное расхождение при проведении сверки транспортных средств на основании сведений, представленных органами Гостехнадзора и декларациями по транспортному налогу в 10 случаях.

При рассмотрении дела судами установлено, что транспортные средства, за исключением автопогрузчика 40810 и прицеп-насоса, не включены в декларацию, так как сняты с регистрационного учета, что подтверждено представленными в материалы дела доказательствами. Вместе с тем судами также установлено, что прицеп-насос не является транспортным средством, в связи с чем соответственно не является объектом налогообложения транспортным налогом.

Кроме того, в части автопогрузчика 40810 гос. номер 0002 ХК установлено, что он отражен в декларации за 2006 год на стр. 003 строка 10.

Указанные обстоятельства не опровергнуты налоговым органом в кассационной жалобе.

Суд кассационной инстанции полагает, что судебные акты в данной части соответствуют установленным при рассмотрении дела обстоятельствам, подтвержденным надлежащими доказательствами, и действующему законодательству.

Оснований для переоценки данных выводов судов у суда кассационной инстанции в силу полномочий, определенных ст.286 АПК РФ, не имеется.

По п.7.2 решения.

В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено неправомерное в нарушение п.1 ст.210 НК РФ неисчисление, не удержание и неперечисление в бюджет налога на доходы физических лиц в сумме 45942 руб., в связи с невключением в налоговую базу физических лиц-работников общества стоимости обучения в высших учебных заведениях.

При рассмотрении спора по данному эпизоду суды исходили из следующего.

Согласно п.3 ст.217 НК РФ не подлежат обложению НДФЛ все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации).

К числу таких компенсационных выплат отнесены и расходы на повышение профессионального уровня работников.

В свою очередь, в соответствии со ст.196 Трудового кодекса РФ, работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости - в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования, на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При разрешении спора судами установлено, что работники общества обучались в государственных учреждениях высшего профессионального образования. Оплата обучения производилась на основании договоров между обществом и образовательными учреждениями.

Поскольку обучение было связано с производственной необходимостью, суды сделали обоснованный вывод, что оплата обучения организацией за своего работника рассматривается как компенсационная выплата и в соответствии с п.3 ст.217 Налогового кодекса РФ не является объектом обложения НДФЛ.

Суд кассационной инстанции полагает, что доводы жалобы являются позицией инспекции по обсуждаемому вопросу и не свидетельствуют о судебной ошибке.

По п.7.3 решения.

В ходе проверки налоговым органом установлено неправомерное в нарушение ст.ст.210, 211, п.9 ст.217 НК РФ неисчисление, неудержание и неперечисление в бюджет налога на доходы физических лиц в сумме 43325 руб.

Признавая решение налогового органа недействительным в части данного эпизода, суды руководствовались п.9 ст.217 НК РФ и п.3 ст.3 Закона N 71-ФЗ от 30.06.2005, в соответствии с которой действие ст.2 настоящего Федерального закона распространяется на правоотношения, возникшие с 01.01.2005, и исходили из того, что оплата в 2005 году участникам Великой Отечественной войны туристических путевок в качестве подарка к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне не образует дохода, подлежащего налогообложению НДФЛ.

В жалобе инспекция указывает, что выводы судов являются необоснованными, поскольку не учтены положения п.33 ст.217 НК РФ, устанавливающего предел указанных выплат, не подлежащих налогообложению в размере 10000 руб.

С доводами жалобы нельзя согласиться, поскольку п.33 ст.217 НК РФ вступил в действие с 01.01.2006.

Кассационная жалоба инспекции не опровергает установленные судами при рассмотрении дела обстоятельства, в связи с чем основания для отмены судебных актов в данной части отсутствуют.

По п.7.5 решения.

Инспекция в ходе проверки сделала вывод о нарушении заявителем пп.2 п.3 ст.24, п.5 ст.226 НК РФ, в связи с тем, что в течение одного месяца письменно не было сообщено в налоговый орган по месту учета о невозможности удержать налог у налогоплательщика и о сумме задолженности на 14 физических лиц.

Решение инспекции по указанному эпизоду судом признано недействительным, исходя из установленных при рассмотрении дела обстоятельств, подтвержденных материалами дела.

Судами правильно применены нормы материального права при рассмотрении спора, а именно п.9 ст.217, ст.230 НК РФ.

В жалобе инспекция оспаривает выводы судов относительно неправомерности начисления налоговым органом штрафа за непредставление сведений на двух физических лиц о выплаченных доходах.

Суд кассационной инстанции полагает, что доводы налогового органа несостоятельны, исходя из следующего.

В соответствии с п.9 ст.217 НК РФ не являются налогооблагаемым доходом суммы полной или частичной компенсации работодателями своим работникам, или членам их семей путевок в санаторно-курортные или оздоровительные организации.

Как установил суд при рассмотрении спора, лица Жеребцова И.А. и Борисенко С.В. являются членами семьи работников заявителя, что подтверждено представленными в материалы дела документами.

При изложенных обстоятельствах выводы судов являются законными и обоснованными, а жалоба инспекции признается несостоятельной.

В кассационной жалобе инспекции не приведено доводов и доказательств, опровергающих установленные судами обстоятельства и выводы судов, как и не приведено оснований, которые в соответствии со ст.288 АПК РФ могли бы явиться основанием для отмены принятых по делу обжалуемых судебных актов.

Иное толкование налоговым органом законодательства или иная оценка установленных судами обстоятельств, не свидетельствуют о судебной ошибке и не могут служить основанием для отмены судебных актов.

Нарушений норм процессуального права при рассмотрении дела в части доводов налогового органа судами не допущено.

Руководствуясь ст.ст.284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

Решение Арбитражного суда г.Москвы от 14 апреля 2009 года, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 3 августа 2009 года по делу N А40-61132/08-35-270 отменить в части отказа в удовлетворении заявления ОАО "Челябинский металлургический комбинат" о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5 от 03.09.2008 N 56-13-26/08-07 в части доначисления налога на прибыль в сумме 421531778 руб. (п.1.7 решения), начисления соответствующей суммы пени и привлечения к налоговой ответственности по п.1 ст.122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в сумме 84306355 руб. 60 коп., и дело в этой части передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд г.Москвы.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Отменить приостановление действия решения МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5 от 3 сентября 2008 года N 56-13-06/08-07, введенное определением от 11.09.2009 по делу N А40-61132/08-35-270.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: КА-А40/10309-09
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 19 ноября 2009

Поиск в тексте