• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 01 апреля 2008 года Дело N Ф04-2129/2008(2892-А45-17)

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе: председательствующего Есикова А.Н. судей Бушмелевой Л.В. Шуйской С.И. в открытом судебном заседании при участии представителей:

от истца - Ермаковой Ю.А. по доверенности от 28.09.2007,

от ответчика - Каюмовой Е.С. по доверенности от 24.03.2008 и Позднякова В.А. по доверенности от 24.03.2008,

рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО) «Новософт» на постановление апелляционной инстанции от 05.12.2007 Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-18414/06-30/503,

УСТАНОВИЛ:

Компания «Novosoft Inc», Остин, США (далее - компания) обратилась с иском к ООО «Новософт» (далее - общество) о признании незаключенным между этими сторонами договора N 1465-0503/АВ на передачу исключительного права на программное обеспечение от 29.05.2003 (далее - авторский договор).

Решением от 05.07.2007 (судья А.А. Уколов) в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 05.12.2007 (судьи И.В. Карбовская, О.В. Кадникова, Е.Ю. Рябцева) решение отменено и принято новое об удовлетворении исковых требований.

Заявитель в кассационной жалобе просит отменить постановление и оставить в силе решение суда. Считает, что судом апелляционной инстанции сделан неправильный вывод о подаче иска в пределах срока исковой давности, поскольку материалами дела подтверждается факт того, что о заключенной сделке истец был осведомлен 16.06.2003. Довод об отсутствии у директора Новосибирского филиала компании (далее - НФК) Ващенко В.В. полномочий на заключение договора опровергается материалами дела. По его мнению, суд неправильно применил статью 3 Федерального закона «О правовой охране программ для электронных и вычислительных машин» и в этой связи пришел к неверному выводу о содержании в авторском договоре элементов договора купли-продажи. Судом также неправильно применена статья 16 Федерального закона «Об авторском праве и смежных правах» и сделан вывод о том, что установление в договоре фиксированной суммы вознаграждения без указания максимального размера тиража произведения влечет за собой его незаключенность. Выводы суда о том, что по договору не были переданы исключительные авторские права на программу, противоречат материалам дела.

Истец в представленном отзыве на кассационную жалобу считает ее доводы несостоятельными, постановление законным и обоснованным.

В судебном заседании представители сторон поддержали каждый свои доводы, изложенные в жалобе и в отзыве на нее.

Рассмотрев материалы дела, проверив законность и обоснованность принятых по нему судебных актов, суд кассационной инстанции считает обжалуемое постановление подлежащим отмене, исходя из следующего.

Как видно из материалов дела, по авторскому договору компания (НФК, цедент) в момент вступления договора в силу полностью передает обществу (правоприобретатель) исключительное право на программу для ЭВМ «Handy Backup» и сопроводительную документацию к ней (далее - программное обеспечение), а правоприобретатель принимает и обязуется полностью оплатить переданное исключительное право. Сторонами установлено, что исключительное право на программное обеспечение включает в себя, в том числе: право на воспроизведение программного обеспечения в любой форме, любыми способами; право на распространение программного обеспечения; право на модификацию программного обеспечения, в том числе перевод с одного языка на другой; право на иное использование программного обеспечения. Одновременно с передачей исключительного права на программное обеспечение цедент передает правоприобретателю все имеющиеся экземпляры программного обеспечения, в исходном и объектном кодах, в электронной форме, а также всю техническую документацию на программное обеспечение, в том числе техническое описание программного обеспечения и инструкции пользователя (пункты 1.2, 1.4). Договором (пункт 2.1) определена цена договора, которая включает в себя, в том числе, авторское вознаграждение цедента, и составляет 60000 руб., в том числе НДС (20%) 10000 руб., обязательства по оплате исполнены 19.08.2003. Договор имеет силу акта приема-передачи исключительного права на программное обеспечение, экземпляров программного обеспечения и технической документации (пункт 5.2).

Судом установлено, что со стороны компании договор подписан заместителем директора Новосибирского филиала Ващенко В.В., действующего на основании Положения о Новосибирском филиале и доверенности б/н от 28.05.2003, выданной ему директором НФК Заруевым А.В. Последний действовал по доверенности от 19.03.2003, которая была выдана властью Совета Директоров и на основании Устава президентом компании Филиппом Р. Бренаном, являющимся ее учредителем, и предусматривает право действовать от имени и в интересах истца через его Новосибирский филиал.

Обращаясь с настоящим требованием, истец указал, что спорный договор является смешанным, содержащим в себе элементы авторского договора (в части передачи исключительных прав на программное обеспечение) и договора купли-продажи (в части передачи экземпляров программного обеспечения). В договоре отсутствуют существенные условия о наименовании и количестве передаваемого товара, о максимальном тираже произведения при указании в договоре фиксированной суммы вознаграждения, следовательно, он является незаключенным. Кроме того, выданные компанией доверенности от 19.03.2003 и от 28.05.2003, были отменены декларацией отмены и утверждения доверенности от 15.05.2003, подписанной вице-президентом компании Патрицией Е. Юаре.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований, приняв во внимание заявление ответчика и правильно руководствуясь положениями статей 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, установил, что истцом пропущен срок исковой давности для признания незаключенным авторского договора. Исследовав представленные по делу доказательства для определения начала течения срока исковой давности, обоснованно указал, что материалами дела подтверждается осведомленность директора НФК Заруева А.В. о совершенной сделке на 16.06.2003, а также наличие у него права действовать от имени истца и на передачу полномочий по заключению спорной сделки, в то время как исковое заявление было подано 25.10.2006. Правомерно не принял в качестве доказательств декларацию отмены и утверждения доверенности от 15.05.2003, поскольку доказательств наличия полномочий у вице-президента на отмену доверенностей истцом не представлено. При этом правильно оценил обстоятельства со ссылкой на передачу прав действовать от имени истца И.Ю. Ильницкому, который также был 18.06.2003 осведомлен о заключении оспариваемой сделки. Рассмотрев исковые требования по существу, обоснованно счел, что основания для признания договора незаключенным отсутствуют, поскольку пришел к правильному выводу о правовой природе договора, который является авторским, а не смешанным. Исследовав представленный договор со ссылкой на статью 3 Федерального закона «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», правильно указал, что из оспариваемого договора не следует, что он содержит в себе элементы договора купли-продажи, а также то, что авторский договор является договором об издании или воспроизведении произведения, поскольку им установлена передача исключительных прав на программное обеспечение.

Апелляционная инстанция при установлении тех же обстоятельств пришла к противоположному выводу о незаключенности спорного договора. Ссылаясь на статью 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, указала, что спорный договор является смешанным, и, оценив его с этой позиции, пришла к выводу о несоблюдении сторонами его существенных условий. Сочла, что основания для применения срока исковой давности отсутствуют, приняв в качестве доказательств декларацию об отмене доверенности от 15.05.2003 и протокол собрания Руководства компании от 15.04.2003. Посчитала, что компании о совершенной сделке стало известно только 20.01.2005, сославшись на отсутствие оснований полагать, что осведомленность Заруева А.В. свидетельствует об осведомленности компании.

Вместе с тем, указанные выше выводы суда апелляционной инстанции нельзя признать соответствующими фактическим обстоятельствам и нормам материального права, что в силу части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены принятого им судебного акта.

Указывая на смешанный характер спорного договора и отсутствие в нем согласованного условия о передаваемом товаре, апелляционная инстанция не учла, что предметом этого договора является исключительное право на программное обеспечение с полной его передачей правоприобретателю тогда, как согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Упомянутая в договоре передача всех имеющихся экземпляров программного обеспечения, в исходном и объектном кодах, в электронной форме, а также всей технической документации на программное обеспечение, в том числе - технического описания программного обеспечения и инструкции пользователя, не свидетельствует об их отдельной продаже как материальных носителей передаваемого права с необходимостью соблюдения существенных условий соответствующего договора.

При определении начала срока исковой давности апелляционная инстанция не обратила внимания на то, что не только Зураев А.В., но и Ильницкий И.Ю., которому перешли, по мнению истца, полномочия действовать от имени последнего, был осведомлен о заключении спорного договора более чем за три года до обращения в суд с настоящим иском.

Учитывая изложенное, доводы заявителя заслуживают внимание. Выводы суда первой инстанции представляются более убедительными в сравнении с выводами суда апелляционной инстанции. Поскольку фактические обстоятельства по делу судом установлены правильно, но апелляционной инстанцией были сделаны не соответствующие этим обстоятельствам выводы, обжалуемое постановление подлежит отмене, как принятое с нарушением норм материального права. Каких-либо оснований для отмены или изменения принятого судом первой инстанции по этому же делу решения, являющегося обоснованным и законным, не усматривается.

Руководствуясь пунктом 5 части 1 статьи 287, статьями 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление апелляционной инстанции от 05.12.2007 Арбитражного суда Новосибирской области по делу N А45-18414/06-30/503 отменить и оставить в силе решение от 05.07.2007 этого суда по этому же делу.

     Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
 А.Н. Есиков
Судьи
Л.В. Бушмелева
С.И. Шуйская

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А45-18414/2006-30/503
Ф04-2129/2008(2892-А45-17)
Принявший орган: Арбитражный суд Западно-Сибирского округа
Дата принятия: 01 апреля 2008

Поиск в тексте