• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04 июля 2008 года Дело N А65-31104/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 30 июня 2008г.

Постановление в полном объеме изготовлено 04 июля 2008 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Захаровой Е.И., судей Юдкина А.А., Кувшинова В.Е.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Исхаковой Э.Г., с участием:

от заявителя - представитель Баймухаметов Р.М., доверенность от 25.06.2007г. N137,

от ответчика - представитель Халафетдинов А.Д., доверенность от 19.12.2007г. б/н,

рассмотрев в открытом судебном заседании 30 июня 2008 г., в помещении суда, в зале N 6, апелляционную жалобу Инспекции ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 08 апреля 2008 г. по делу NА65-31104/2007 (Судья Сальманова Р.Р.), принятое по заявлению ЗАО «Внешнеторговая компания «Камаз», Республика Татарстан, г. Набережные Челны, к Инспекции ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан, Республика Татарстан, г. Набережные Челны,

о признании частично недействительным решения от 15 ноября 2007 г. N 396,

УСТАНОВИЛ:

ЗАО «Внешнеторговая компания «Камаз» (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением (с учётом уточнения заявленных требований) о признании недействительным решения Инспекции ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан (далее - ответчик, налоговый орган) от 15 ноября 2007 г. N 396 «О возмещении (частично) суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению» (т.1, л.д. 22-25) в части отказа в возмещении НДС в размере 4813841 руб.

В обоснование заявления Общество указывало, что все документы, предусмотренные ст. 165 и 172 НК РФ, подтверждающие право на применение ставки 0% и на применение вычета по НДС, им были представлены, отсутствует какая-либо схема с участием ОАО «ТФК «КамАЗ», направленная на незаконное получение налоговой выгоды и отсутствие у налогового органа результатов встречных налоговых проверок субпоставщиков не лишает Общества права на возмещение НДС.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 08.04.2008 г. заявление удовлетворено в полном объеме.

Инспекция ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан, не согласившись с решением суда от 08.04.2008 года, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить, в удовлетворении заявления отказать.

Представитель Инспекции ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, просил решение суда от 08.04.2008г. отменить, апелляционную жалобу - удовлетворить.

Представитель ЗАО «Внешнеторговая компания «Камаз» в судебном заседании просил решение суда от 08.04.2008 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Апелляционная жалоба рассмотрена в соответствии с требованиями статей 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев апелляционную жалобу, оценив материалы дела, доводы представителей сторон, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что решение суда от 08.04.2008 года законно и обоснованно, подлежит оставлению без изменения, при этом исходит из следующих обстоятельств.

Как следует из материалов дела, Общество 19.07.2007 г. представило в налоговый орган налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за июнь 2006 года по налоговой ставке 0%.

Согласно представленной налоговой декларации сумма налоговых вычетов, по операциям при реализации товаров (работ, услуг) в части экспортных операций, составляет 8574588 руб.

По представленной налоговой декларации налоговым органом проведена камеральная налоговая проверка представленной декларации и приложенных к ней в соответствии со ст.165 НК РФ документов. По результатам проверки было принято оспариваемое решение N 396 от 15.11.2007 г., которым налоговый орган отказал в возмещении НДС в размере 4813841 руб. (т.1,л.д.22-25).

Заявитель, не согласившись с названным ненормативным актом налогового органа в части отказа в возмещении НДС на сумму 4813841 руб., обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, обоснованно исходил из следующего.

Основанием для отказа в возмещении НДС в размере 4813841 руб. послужила, по мнению налогового органа, недобросовестность Общества, выраженная во взаимозависимости общества и его поставщиков по доли участия капитала и нахождении их по одинаковым юридическим адресам; отсутствие основных средств, недвижимости; заключение контрактов по факсу; реализация на экспорт - ниже стоимости приобретения товара; существование Общества за счет возмещения НДС из бюджета.

Согласно п.п. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

Статьей 165 НК РФ установлено, что при реализации указанных товаров для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов в налоговые органы представляются контракт (копия контракта) налогоплательщика с иностранным лицом на поставку товара за пределы таможенной территории РФ, выписка банка (копия выписки), подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица - покупателя указанного товара (припасов) на счет налогоплательщика в российском банке, грузовая таможенная декларация (ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории РФ, копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории РФ.

В соответствии с подпунктами 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на суммы налога, предъявленные налогоплательщику продавцами и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (налоговые вычеты). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

При этом в силу п.1 ст. 169, ст. 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных ст.171 НК РФ.

Пункт 4 ст. 176 НК РФ устанавливает, что суммы, предусмотренные статьей 171 НК РФ, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных п.п. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ, а также суммы налога, исчисленные и уплаченные в соответствии с п. 6 ст. 166 НК РФ, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации и документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ.

Возмещение производится не позднее трех месяцев, считая со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации, указанной в п. 6 ст. 164 НК РФ и документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

В течение указанного срока налоговый орган производит проверку обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов и принимает решение о возмещении путем зачета или возврата соответствующих сумм либо об отказе (полностью или частично) в возмещении.

Таким образом, перечисленными нормами предусмотрена обязанность налогоплательщика-покупателя товаров (работ, услуг) подтвердить факт экспорта товаров (работ, услуг) документами, предусмотренными ст.165 НК РФ, факт уплаты НДС поставщикам при расчетах за эти приобретенные товары (работы, услуги), факт принятия к учету этих товаров (работ, услуг).

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что в подтверждение применения ставки 0% по НДС за июнь 2007 года Обществом представлены документы, предусмотренные ст. 165 НК РФ, подтверждающие поступление валютной выручки на общую сумму 28040756 рублей, а также копии транспортных, товаросопроводительных и иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих фактический вывоз товаров за пределы таможенной территории РФ.

Кроме того, Обществом были представлены счета-фактуры на все экспортированные товары и платежные документы, подтверждающие фактическую уплату Обществом поставщикам сумм НДС в составе цены экспортированного товара. Данное обстоятельство налоговым органом не оспаривается.

При этом налоговым органом стоимость экспортной операции, факт уплаты НДС поставщикам товаров (работ, услуг), принятия к учету товаров, факт реальности экспорта товаров (работ, услуг), факт получения оплаты по экспортной операции ни в решении, ни в отзыве, ни в судебных заседаниях также не оспаривались.

Статьей 165 НК РФ установлено, что для подтверждения права на получение возмещения при налогообложении по налоговой ставке 0 % налогоплательщик представляет копии контрактов. Обязанности предоставления оригиналов контрактов и других документов НК РФ не предусмотрено.

В соответствии со статьёй 13 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) (далее по тексту «Венская конвенция») под «письменной формой» понимаются также сообщения по телеграфу и телетайпу.

На основании п. 2 ст. 7 Венской конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.

Следовательно, во всем, что не урегулировано Венской Конвенцией следует руководствоваться ГК РФ, избранным сторонами в качестве применимого права.

Согласно ст. 1209 ГК РФ форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву.

В соответствии с п. 2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен как путем составления одного документа, так и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны договора.

Подпункт «а» статьи 4 Венской конвенции гласит, что Конвенция регулирует только заключение договора купли-продажи и те права и обязательства продавца и покупателя, которые возникают из такого договора. В частности, поскольку иное прямо не предусмотрено в Конвенции, она не касается действительности самого договора или каких-либо из его положений или любого обычая.

Судом установлено, что во всех представленных Ответчику контрактах, которые подписываются посредством факсимильной связи, имеются оговорки о том, что контракт, подписанный посредством факсимильной связи, считается действительным.

Исходя из изложенного, апелляционный суд считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что при обмене контрактами посредством факсимильной связи письменная форма была соблюдена, все контракты подписаны уполномоченными лицами и скреплены печатями, в связи с чем вывод налогового органа о том, что телефонная (факсимиле) связь не является письменной формой заключения контрактов, противоречит вышеприведенным нормам Венской конвенции и ГК РФ.

Более того, возможность представления экспортером факсимильной копии контракта налоговому органу в составе пакета документов, предусмотренных ст.165 НК РФ, главой 21 НК РФ также не исключается.

Факт экспорта подтвержден отметкой пограничных таможенных органов на ГТД о вывозе товара за пределы РФ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал обоснованным довод Общества о неправомерности отказа налоговым органом в возмещении НДС по мотиву использования обществом с участием ОАО «ТФК «КамАЗ» схемы, направленной на незаконное получение возмещения НДС из бюджета, по следующим основаниям.

Как указывалось судом выше, обществом были представлены счета-фактуры на все экспортированные товары, платежные документы, подтверждающие фактическую уплату Обществом поставщикам сумм НДС в составе цены экспортированного товара.

Между тем, как видно из материалов дела, налоговый орган, не имея претензий к содержанию и оформлению названных документов, отказал в возмещении НДС, мотивировав отказ наличием схемы, направленной на получение незаконного возмещения НДС из бюджета. По мнению налогового органа, использование этой схемы подтверждается следующими обстоятельствами.

1) в ходе проверок цепочки субпоставщиков выявлены нарушения с их стороны, а в отношении других субпоставщиков налоговые проверки не завершены, в связи с чем обществу отказано в возмещении НДС на сумму 4813841 руб.

2) общество взаимосвязано с ОАО «ТФК «КамАЗ» и использует эту взаимозависимость для неправомерного получения НДС.

3) закупочные цены на товар, приобретаемый обществом у ОАО «ТФК «КамАЗ» для продажи на экспорт, имеют отклонения в среднем на 19,7%.

4) договор купли-продажи N 9349 от 22.03.2003 г. между ОАО «ТФК «КамАЗ» и обществом не соответствует таковому. Товар от первого поставщика не передается, создается масса договоров, регулирующих (перекладывающих на ОАО «ТФК «КамАЗ») вопросы складирования, отгрузки, погрузочно-разгрузочных работ, доставки иностранному партнеру налогоплательщика.

5) Общество реализовало товар на экспорт по стоимости ниже цены приобретения у ОАО «ТФК «КамАЗ».

6) Общество обеспечивает свою прибыльность и прибыльность взаимозависимых лиц за счет возмещения НДС.

В силу п. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого решения закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решении, обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возлагается на орган, который принял это решение.

Согласно ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном ст. 166 НК РФ, на суммы налога, предъявленные налогоплательщику продавцами и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории РФ. При этом в силу п. 1 ст. 169, ст. 172 НК РФ, налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных ст. 171 НК РФ.

Как видно из оспариваемого решения и установлено судом, замечаний к содержанию счетов-фактур, порядка их заполнения и иных документов у налогового органа не имеется.

Апелляционный суд считает правильным вывод суда первой инстанции относительно того, что отказ налогового органа в вычете на сумму 4813841 руб. по причине отсутствия результатов встречных проверок является необоснованным.

Из системного толкования статей 164 и 165 НК РФ следует, что право на возмещение из бюджета сумм НДС возникает у налогоплательщика в случае документального подтверждения им фактов уплаты суммы указанного налога поставщику, реально произведенного экспорта именно тех товаров (работ, услуг), которые были приобретены у этого поставщика, и поступления выручки от иностранного покупателя экспортного товара.

Отсутствие результатов встречных проверок поставщиков и субпоставщиков общества не предусмотрено налоговым законодательством в качестве основания для отказа в возмещении сумм НДС.

В соответствии с действующим законодательством, отказ в удовлетворении заявленных требований налогоплательщиков-экспортеров о возмещении уплаченного налога на добавленную стоимость, предъявляемых с соблюдением порядка, определенного статьей 165 НК РФ, в настоящее время возможен лишь в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица. При этом в соответствии с правилами судопроизводства доказывание недобросовестности экспортера является обязанностью налогового органа.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 года N 138-О по смыслу пункта 7 статьи 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. В то же время недобросовестный налогоплательщик не должен пользоваться тем же режимом правовой защиты, что и добросовестный. Налоговое законодательство не ставит право налогоплательщика-экспортера на возмещение налога в зависимость от факта уплаты в бюджет налога поставщиками экспортированной продукции.

Основанием для отказа может являться недобросовестность налогоплательщика в отношениях с поставщиками. Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если, вступая в договорные отношения, не проявил необходимую осмотрительность при выборе контрагентов.

Однако, выбор субпоставщика зачастую не находится под контролем налогоплательщика экспортера как покупателя продукции.

Кроме того, в силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, отраженной в определении от 16.10.03 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции РФ в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Довод налогового органа о том, что были заключены сделки между взаимозависимыми лицами, не нашел документального подтверждения.

Как усматривается из материалов дела, в оспариваемом решении налогового органа не приведены признаки взаимозависимости лиц, свидетельствующие о наличии оснований для признания их таковыми в соответствии с п.1 ст. 20 НК РФ. Ссылка налогового органа на наличие условий, установленных п.п.1 п.1 ст.20 НК РФ, несостоятельна.

Согласно данной статье взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются организации, если одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20%.

Как видно из материалов дела, сделки, по которым отказано в возмещении НДС по основанию наличия взаимозависимости, совершены между Обществом и ОАО «ТФК «КамАЗ». Единственным учредителем данных организаций является ОАО «КамАЗ». Так как ни Общество не имеет доли участия в ОАО «ТФК «КамАЗ», ни ОАО «ТФК «КамАЗ» не имеет доли участия в обществе, следовательно, они в смысле ст. 20 НК РФ не являются взаимозависимыми лицами. Взаимозависимость существует только между ОАО «КамАЗ» и обществом, а также между ОАО «КамАЗ» и ОАО «ТФК «КамАЗ», но вычеты по указанным сделкам в оспариваемом решении не отражены и Обществом не заявлены.

Апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о том, что оснований же для признания лиц взаимозависимыми в порядке п.2 ст.20 НК РФ суд не усматривает, поскольку налоговый орган не приводил наличие таких оснований. Взаимозависимость по иным основаниям в решении и в отзыве налогового органа не отражено и суду об этом не заявлено.

Кроме того, в пункте 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 сказано, что взаимозависимость участников сделок и использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с постановлением Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 24.10.2006 по делу N 5801/06 взаимозависимость организаций должна рассматриваться с позиций налоговых последствий.

Доказательств того, что действия Общества и его поставщика - ОАО «ТФК «КамАЗ» при заключении сделок были направлены на необоснованное получение налоговой выгоды (незаконное получение НДС), налоговым органом не представлено и в оспариваемом решении налогового не указано.

Таким образом, вывод налогового органа о недобросовестности Общества по мотиву взаимозависимости является ошибочным, поскольку налоговым органом не представлено доказательств наличия взаимозависимости и доказательств того, что имеются согласованные действия, направленные на неправомерное получение возмещения НДС из бюджета.

Судом также установлено, что налоговый орган необоснованно применил положения ст.40 НК РФ, поскольку в соответствии с данной статьей в целях налогового контроля за правильностью применения цен, налоговый орган обязан исследовать вопрос о соответствии цен, применяемых налогоплательщиком, уровню рыночных цен.

Как видно из оспариваемого решения и не опровергалось ответчиком в суде, в ходе проверки им не исследовался вопрос соответствия примененных заявителем цен уровню рыночных цен.

Между тем, в соответствии с п.1 ст.40 НК РФ, если иное не предусмотрено данной статьей, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ, услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

В соответствии с п.2 ст.40 НК РФ налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях:

1) по сделкам между взаимозависимыми лицами;

2) по товарообменным (бартерным) операциям;

3) при совершении внешнеторговых сделок;

4) при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Данный перечень является исчерпывающим.

Судом установлено, что предусмотренные налоговым законодательством условия для осуществления контроля за правильностью применения цен, отсутствовали, следовательно, взаимозависимость между обществом и ОАО «ТФК «КамАЗ» отсутствует.

Кроме того, сведений о наличии между ними товарообменных операций в решении налогового органа не имеется. Сделки между ними не являются внешнеторговыми. Отклонение цен более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени также не отражено в оспариваемом решении.

В силу п.11 ст.40 НК РФ при определении и признании рыночной цены товара, работы или услуги, используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары.

Следовательно, при определении рыночных цен может быть использована только информации о ценах, опубликованная в официальных изданиях органов, уполномоченных в области статистики и ценообразования. Кроме того, в необходимых случаях при проведении налогового контроля налоговые органы вправе привлекать экспертов и специалистов, в том числе независимых оценщиков.

В данном случае налоговый орган в нарушение ст.40 НК РФ не определил рыночную цену товара по названным правилам, а использовал в качестве источника информации сведения, представленные другой коммерческой организацией. Более того, как видно из письма ОАО «КамАЗ» N 44917 от 26.06.2006, на которое ссылается налоговый орган, указанные в письме закупочные цены на товары применяются для главного конвейера ОАО «КамАЗ» и могут отличаться от закупочных цен для других покупателей, приобретающих запчасти для других целей.

Вместе с тем, как указано в оспариваемом решении налогового органа, сравнение закупочных цен общества и ОАО «КамАЗ» было произведено только по некоторым позициям, в основном дорогостоящим. По остальным позициям сравнение закупочных цен налоговым органом не производилось.

Поскольку налоговый орган для определения цен и их отклонения использовал не предусмотренные законодательством источники информации, его выводы в этой части в соответствии со ст.64 АПК РФ не могут служить доказательствами по делу. Следовательно, указанная информация не может рассматриваться в качестве доказательства недобросовестности общества

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции правомерно был признан несостоятельным довод налогового органа о том, что товар, приобретенный Обществом у ОАО «ТФК «КамАЗ» по договору купли-продажи от 22.03.2003 г. N 9349, фактически не передавался, а оформлялась лишь передача товара, в связи с чем невозможна дальнейшая передача права собственности к иностранным покупателям на экспортируемый товар.

Имеющимися материалами дела установлено, что в соответствии с договором купли-продажи от 22.03.2003 N 9349 право собственности на товар переходит от ОАО «ТФК «КамАЗ» (Продавца) к Обществу (Покупателю) с момента передачи товара.

Фактическое получение запасных частей подтверждается накладными, подписываемыми уполномоченными представителями продавца и покупателя. Данный договор до настоящего времени не признан недействительным, не оспорен в установленном порядке и соответствует ст.ст. 223 и 224 ГК РФ.

Налоговый орган не представил доказательств того, что в отношении экспортированного товара имелись или имеются какие-либо споры по установлению права собственности. Нет в деле и доказательств того, что какая-либо иная организация заявила или имеет возможность заявить о применении ставки 0% по товарам, экспорт которого по ГТД, представленным обществом, осуществлен им от своего имени.

Довод налогового органа в оспариваемом решении о том, что письменная форма договора хранения N 10169 от 27.01.2004 между ОАО «ТФК «КамАЗ» и обществом не соблюдена, суд первой инстанции правомерно признал несостоятельным.

Данный довод опровергается наличием самого договора, который по своему содержанию соответствует нормам ст. 887 ГК РФ. Договором определен предмет, а именно, хранение запасных частей к автомобилям КамАЗ. Передача товара на хранение оформляется актами приема-передачи товаров, копии актов были представлены в материалы дела и в ходе судебного разбирательства представлены налоговому органу.

Указанные документы соответствуют также требованиям ст.64 АПК РФ. Утверждение налогового органа о том, что эти документы не могут служить доказательствами по делу, поскольку не были представлены Ответчику в ходе камеральной проверки, неправомерно.

Во-первых, представление этих документов не предусмотрено ст. 165 НК РФ.

Во-вторых, для применения вычета по НДС их представление также не обязательно.

В-третьих, налоговый орган не представил доказательств того, что им запрашивались указанные документы.

Следовательно, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о том, что довод налогового органа относительно отсутствия в договоре хранения его предмета является не обоснованным.

Отсутствие же у общества собственных складов и отправка экспортируемого товара со складов ОАО «ТФК «КамАЗ», где товар хранится, не являются свидетельством недобросовестности общества.

Довод о реализации товара на экспорт по стоимости ниже цены его приобретения опровергается представленными в материалы дела доказательствами.

Так, из имеющихся в деле документов судом установлено, что общество на основании выставленных счетов-фактур приобрел товар у ОАО «ТФК «КамАЗ», полностью оплатило его и реализовало на экспорт.

Согласно ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода, определяемая в соответствии с главой 25 НК РФ «Налог на прибыль организаций». Пункт 1 статьи 248 НК РФ предусматривает, что при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с Налоговым кодексом РФ налогоплательщиком покупателю товаров. Налоговый орган неправомерно при исчислении прибыли общества включил сумму НДС.

Неправомерность подхода налогового органа к расчету экономической выгоды подтверждается постановлениями Президиума ВАС РФ от 28.02.2006 N 13234/05 по делу N А40-245/05-117-4 и от 28.02.2006 N 12669/05 по делу N А40-3898/05-118-48, от 20.06.2006 N3946/06.

Апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о необоснованности довода налогового органа о том, что Общество обеспечивает свою прибыльность за счет возмещения НДС, поскольку не подтверждены какими-либо доказательствами и расчетами. Указанная в подпункте 1 пункта 1 статьи 164 НК РФ налоговая ставка 0 процентов установлена законодателем в целях поддержки экспорта. Финансовый результат при этом не связан с правом экспортера на возмещение уплаченного при приобретении экспортированного товара налога на добавленную стоимость.

Из представленных обществом документов видно, что внешнеторговая деятельность Общества не ограничивается совершением сделок по продаже покупных запасных частей на экспорт. Сделки по продаже покупных запасных частей составляют порядка 10-15% от общих сделок, заключаемых Обществом, что подтверждается бизнес-планами за 2005-2006 г.г. Основной объем работ (около 90%) Общества обусловлен работой по договору комиссии на реализацию продукции ОАО «КамАЗ» (автомобили, автобусы, СКД) и других видов договоров, заключенных Обществом с ОАО «КамАЗ». Указанный довод подтверждается Справкой общества о результатах его деятельности за 2005г., отчетом о прибылях и убытках за 2006 год, аудиторским заключением за 2006 год.

Таким образом, вывод налогового органа о недобросовестности Общества по указанному основанию не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Как видно из материалов дела, других фактов, свидетельствующих о недобросовестности Общества как налогоплательщика, налоговым органом не представлено.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Таким образом, судом установлено, что Обществом были представлены все необходимые документы, подтверждающие обоснованность нулевой ставки НДС. Факт уплаты Обществом НДС своим поставщикам (филиал ЗАО «Ростэк-Татарстан «Ростэк-Кама», ОАО «НЕФАЗ», ООО «Бимэт», ОАО «Гаро», ГУП АРМС при КМ РТ, ОАО «ТФК «КАМАЗ» за счет собственных средств в размере 12767456 руб. судом установлен и налоговым органом не оспаривается. Признаков какой-либо недобросовестности и необоснованности получения налоговой выгоды в соответствии с положениями постановления Пленума ВАС РФ N 53 со стороны Общества судом не установлено, налоговым органом недобросовестность Общества суду не доказана.

Оценив изложенные обстоятельства в совокупности, суд считает, что налоговый орган не доказал наличия в действиях Общества умысла на необоснованное получение налоговой выгоды.

В соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 года N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, под которой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности достоверны, если налоговым органом не доказано обратное.

Материалы дела свидетельствуют, что налоговым органом не представлено доказательств того, что целью совершения Обществом операций по приобретению запасных частей у поставщика (реально существующего и подтвердившего как получение оплаты с НДС, так и включение полученной от заявителя суммы НДС в налоговую базу) и реализации этого товара на экспорт, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

Материалами дела подтверждается факт осуществления Обществом реальной хозяйственной деятельности и наличия в его действиях разумных экономических целей, побудивших его на заключение оцениваемых сделок.

Таким образом, апелляционный суд считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что в действиях Общества отсутствуют признаки, перечисленные в п. 5 Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 года N 53.

Поскольку факт экспорта, факт уплаты НДС поставщикам товаров (работ, услуг), факт принятия к учету товаров, получения оплаты по экспортной операции подтверждаются материалами дела и не оспариваются налоговым органом, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что у налогового органа отсутствовали основания для отказа в возмещении 4813841 руб. НДС, в связи с чем решение налогового органа в оспариваемой части является незаконным и необоснованным.

При таких обстоятельствах апелляционный суд согласен с выводом суда первой инстанции о том, что решение налогового органа в обжалуемой части не соответствует Налоговому кодексу Российской Федерации, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере экономической деятельности.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции в том, что при данных обстоятельствах требования Общества правомерно удовлетворены.

Доводы, приведенные Инспекцией ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан в апелляционной жалобе, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, им дана правильная оценка судом первой инстанции, указанные доводы не опровергают обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела, и не могут поставить под сомнение правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права.

На основании вышеизложенного, суд апелляционной инстанции считает, что решение суда от 08.04.2008г. принято с соблюдением норм процессуального и материального права, является обоснованным и подлежит оставлению без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы согласно ст. 110 АПК РФ следует отнести на Инспекцию ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан.

Руководствуясь ст.ст. 101,110,268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 08 апреля 2008 г. по делу NА65-31104/2007 оставить без изменения, апелляционную жалобу Инспекции ФНС России по г. Набережные Челны Республики Татарстан - без удовлетворения. Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа.

     Председательствующий
Е.И. Захарова
 Судьи
А.А. Юдкин
 В.Е. Кувшинов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А65-31104/2007
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 04 июля 2008

Поиск в тексте