• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 декабря 2008 года Дело N А55-9690/2008

Резолютивная часть постановления объявлена: 11 декабря 2008 г.

Постановление в полном объеме изготовлено: 12 декабря 2008 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Кузнецова В.В.,

судей Засыпкиной Т.С., Холодной С.Т., при ведении протокола секретарями судебного заседания Суворовым Д.В. и Яновой И.С., с участием:

от заявителя - Ганина Н.В. , доверенность от 02.04.2008 г., Татаринцева Т.И., доверенность от 10.03.2008 г.,

от налогового органа - Козочкина Л.Г., доверенность от 28.04.2008 г., Комарова И.А., доверенность от 09.01.2008 г., Батуева С.В., доверенность от 15.02.2008 г., Косарева А.А., доверенность от 18.11.2008 г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда, в зале N 7, дело по апелляционной жалобе Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области на решение Арбитражного суда Самарской области от 08 октября 2008 г. по делу N А55-9690/2008 (судья Черномырдина Е.В.),

принятое по заявлению Закрытого акционерного общества «Самара-Нафта», г. Самара, к Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области, г. Самара, о признании недействительным решения

УСТАНОВИЛ:

ЗАО «Самара-Нафта» (далее заявитель) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области (далее налоговый орган) N 13-20/1-18/27174 от 17.06.2008 года в части:

- доначисления налога на прибыль в сумме 6 422 547 рублей, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в соответствующей сумме и начисления соответствующей суммы пени;

- доначисления НДС в сумме 30 251 930 руб. рублей, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в соответствующей сумме и начисления соответствующей суммы пени;

- доначисления НДФЛ в сумме 19 816 рублей, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 123 НК РФ, в виде штрафа в соответствующей сумме и начисления соответствующей суммы пени (л.д. 3-19 т.1, 102-108, 129, 130-136 т.5).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 08 октября 2008 г. по делу NА55-9690/2008 заявленные требования удовлетворены частично. Признано недействительным Решение Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области N 13-20/1-18/27174 от 17.06.2008 г. в части доначисления ЗАО «Самара-Нафта» налога на прибыль в сумме 4 206 957 руб., соответствующей суммы пени, штрафа в сумме 528 835 руб., доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 30 251 930 руб., соответствующей суммы пени, штрафа в сумме 6 050 386 руб., доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 19 816 руб., соответствующей суммы пени, штрафа в сумме 3 963 руб. В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

Налоговый орган в апелляционной жалобе просит отменить решение суда первой инстанции в части в которой было признано недействительным решение налогового органа и отказать заявителю в удовлетворении заявления в этой части. Налоговый орган считает, что судом неправильно применены нормы материального права, выводы суда в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

Заявитель считает решение суда законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 5 ст. 268 АПК РФ проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части. Лица, участвующие в деле не заявили возражений.

Проверив материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, арбитражный апелляционный суд установил:

Как следует из материалов дела, налоговым органом в период с 24.08.2007 года по 14.03.2008 года проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам соблюдения валютного законодательства за период с 01.01.2005 года по 31.12.2006 года, налогового законодательства в части правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления в бюджет налога на прибыль, налога на имущество за период с 01.01.2004 года по 31.12.2006 года, налога на операции с ценными бумагами за период с 01.01.2004 года по 31.12.2004 года, налога на рекламу за период с 01.01.2004 года по 31.12.2004 года, НДС, водного налога, налога на добычу полезных ископаемых за период с 01.01.2005 года по 31.12.2006 года, ЕНВД, упрощенной системы налогообложения, земельного налога, транспортного налога, НДФЛ, ЕСН, ОПС за период с 01.01.2004 года по 31.12.2006 года.

По результатам проведения проверки налоговым органом 13.05.2008 года составлен акт N 15 ДСП (л.д. 88-156 т.4) и вынесено оспариваемое решение N 13-20/1-18/27174 от 17.06.2008 года (л.д. 1-87 т. 4).

Как следует из п.2.1.6 решения налогового органа, затраты в сумме 7 781 014 руб. по ликвидации непродуктивной части ствола N 80 «Западно-Пиненковского месторождения» отнесены заявителем в 2004 г. к расходам на освоение природных ресурсов и неправомерно (двумя равными долями - в 1 и во 2 квартале 2004 года ) списаны в порядке ст. 261 НК РФ без уведомления федерального органа управления государственным фондом недр или его территориального подразделения о прекращении дальнейших геолого-поисковых, геолого-разведочных и иных работ на соответствующем участке недр в связи с их бесперспективностью. Налоговый орган считает, что к правоотношениям по списанию вышеуказанных затрат подлежат применению положения п. 3 ст. 261 НК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 261 НК РФ, если расходы на освоение природных ресурсов по соответствующему участку недр оказались безрезультатными, указанные расходы признаются для целей налогообложения с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором налогоплательщик уведомил федеральный орган управления государственным фондом недр или его территориальное подразделение о прекращении дальнейших геолого-поисковых, геолого-разведочных и иных работ на этом участке в связи с их бесперспективностью.

При этом безрезультатными признаются геолого-поисковые, геолого-разведочные и иные работы, по результатам которых налогоплательщик принял решение о прекращении дальнейших работ на соответствующей части участка недр в связи с бесперспективностью выявления запасов полезных ископаемых либо в связи с невозможностью или нецелесообразностью строительства и (или) эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

Порядок, предусмотренный настоящим пунктом, применяется к расходам на освоение природных ресурсов, относящимся к части территории (акватории), предусмотренной соответствующей лицензией. При этом налогоплательщик должен вести раздельный учет таких расходов по соответствующей части территории (акватории).

Указанные расходы включаются в состав прочих расходов в порядке, предусмотренном пунктом 2 ст. 261 НК РФ - равномерно в течение 12 месяцев.

Буквальное толкование вышеуказанных положений налогового законодательства свидетельствует о том, что вышеуказанные положения регламентируют порядок включения в состав прочих расходов затрат налогоплательщика по безрезультатным геолого-поисковых, геолого-разведочных и иные работы на соответствующей части участка недр.

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела предметом спора по данному вопросу является правомерность списания затрат по ликвидации непродуктивной части ствола поисковой скважины N 80 «Западно-Пиненковского месторождения», а не соответствующего участка недр.

Более того, как следует из материалов дела сама скважина N 80 «Западно-Пиненковского месторождения» введена в эксплуатацию 10.11.2005 года, что не оспаривается налоговым органом и подтверждается его решением), данная скважина является продуктивной и эксплуатируется, что подтверждается Дополнительным соглашением - Приложение N 7 к Лицензии СМР 00511 НЭ и товарными балансами по скважинам заявителя, в том числе и по вышеуказанной скважине (л.д. 17-51 т. 10).

Таким образом, вывод налогового органа о том, что расходы налогоплательщика по ликвидации непродуктивной части ствола скважины N 80 «Западно-Пиненковского месторождения» являются безрезультатными и к спорным правоотношениям следует применять положения п. 3 ст. 261 НК РФ является необоснованным.

Заявитель считает, что к спорным правоотношениям следует применять положения п. 4 ст. 261 НК РФ, согласно которым порядок признания расходов на освоение природных ресурсов для целей налогообложения, предусмотренный настоящей статьей, применяется также к расходам на строительство (бурение) разведочной скважины на месторождениях нефти и газа, которая оказалась непродуктивной, проведение комплекса геологических работ и испытаний с использованием этой скважины, а также на последующую ликвидацию такой скважины. Такой порядок применяется налогоплательщиком независимо от продолжения или прекращения дальнейших работ на соответствующем участке недр после ликвидации непродуктивной скважины при условии раздельного учета расходов по этой скважине. Расходы по непродуктивной скважине признаются для целей налогообложения равномерно в течение 12 месяцев с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором эта скважина была ликвидирована в установленном порядке как выполнившая свое назначение.

Решение о признании соответствующей скважины непродуктивной принимается налогоплательщиком один раз и в дальнейшем изменению не подлежит. При этом налогоплательщик уведомляет налоговый орган по месту своего учета о решении, принятом в отношении каждой скважины, не позднее установленного настоящей главой предельного срока представления налоговой декларации за отчетный (налоговый) период, в котором он фактически включил расходы (часть таких расходов) по скважине в состав прочих расходов.

Данный довод заявителя суд первой инстанции правомерно признал необоснованным, поскольку положения п. 4 ст. 261 НК РФ регулируют правоотношения по признанию расходов на строительство (бурение) разведочной скважины. Судом же установлено, что предметом спора по данному вопросу является правомерность списания расходов по скважине N 80 «Западно-Пиненковского месторождения», которая является поисковой скважиной, что подтверждается, в частности, актом N 1 от 04.04.2003 года о ликвидации непродуктивной части ствола данной скважины (л.д. 36 т. 1), иными материалами дела и лицами, участвующими в деле не оспаривается.

Согласно Временной классификации скважин, бурящихся при геологоразведочных работах и разработке нефтяных и газовых месторождений (залежей), утвержденной приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 07.02.2001 года N 126, между структурно-поисковой и разведочными скважинами имеется принципиальное различие: структурно-поисковая скважина решает задачу подготовки площади к поисковому бурению, открытия новых месторождений или новых залежей на ранее открытых месторождениях, а разведочные скважины бурят на площадях с установленной промышленной нефтегазоносностью для уточнения запасов и сбора исходных данных для составления технологической схемы разработки выявленной залежи.

В рассматриваемом случае заявитель произвел ликвидацию непродуктивной части ствола поисковой скважины и в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль отнес расходы на ее строительство. Однако расходы на строительство (бурение) поисковой скважины, которая оказалась непродуктивной, не включены в перечень расходов на освоение природных ресурсов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, указанных в п. 4 ст. 261 НК РФ.

При таких обстоятельствах при отнесении расходов на строительство (бурение) поисковой скважины в расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, положения п. 4 ст. 261 НК РФ применению не подлежат.

Пунктом 1 статьи 261 НК РФ установлено, что расходами на освоение природных ресурсов признаются расходы налогоплательщика на геологическое изучение недр, разведку полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера, в том числе расходы на поиски и оценку месторождений полезных ископаемых (включая аудит запасов), разведку полезных ископаемых и (или) гидрогеологические изыскания, осуществляемые на участке недр в соответствии с полученными в установленном порядке лицензиями или иными разрешениями уполномоченных органов, а также расходы на приобретение необходимой геологической и иной информации у третьих лиц, в том числе в государственных органах.

Следовательно, расходы на строительство (бурение) поисковых скважин относятся к расходам на освоение природных ресурсов.

В силу положений п. 2 ст. 261 НК РФ расходы на освоение природных ресурсов, осуществленные после введения в действие главы 25 НК РФ, подлежат включению в состав прочих расходов в соответствии с этой главой, если источником их финансирования не являются средства бюджета и (или) средства государственных внебюджетных фондов.

Расходы на поиск и оценку месторождений полезных ископаемых включаются в состав расходов равномерно в течение 12 месяцев.

Как следует из материалов дела, работы по бурению на данной скважине начаты 13.08.2002 года, непродуктивная часть ствола поисковой скважины ликвидирована по акту N 1 от 04.04.2003 года.

Таким образом, право заявителя на включение в состав расходов по освоению природных ресурсов затрат в сумме 7 781 014 рублей возникло с 04.04.2003 года и вышеуказанные расходы подлежали включению в состав расходов на поиск и оценку месторождений полезных ископаемых равными долями в течение 12 месяцев, то есть до 04.04.2004 года.

Как правильно установлено судом первой инстанции и не оспаривается налоговым органом, списание (включение) вышеуказанных затрат в расходы по освоению природных ресурсов фактически произведено заявителем двумя равными долями по 3 890 507 руб. в 1 и во 2 кварталах 2004 года, то есть после истечения 12-месячного срока, установленного действующим законодательством.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно применил к рассматриваемым правоотношениям положения п. 2 ст. 261 НК РФ и сделал правильный вывод об отсутствии у налогового органа правовых оснований для доначисления заявителю по данному эпизоду налога на прибыль в сумме 1 562 782 рублей и соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.1.13 решения налогового органа, заявитель неправомерно включил в состав общепроизводственных расходов затраты в сумме 130 508 руб. по выполненым ООО НПФ «Нефтепроект» работам по гидродинамическому исследованию эксплуатационного фонда скважины N 50 Мамуринского месторождения. Вышеуказанные расходы заявителя являются экономически не оправданными затратами, поскольку данные расходы не направлены на получение дохода.

Основанием для принятия данного решения послужило то, что в календарном плане, являющимся приложением N 2 к договору 93/04 от 25.05.2004 года, заключенному между заявителем и ООО НПФ «Нефтепроект», отсутствует ссылка на скважину N 50 Мамуринского месторождения.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Факт выполнения работ ООО НПФ «Нефтепроект» по гидродинамическому исследованию эксплуатационного фонда скважины N 50 Мамуринского месторождения подтверждается договором 93/04 от 25.05.2004 года, заключенным между заявителем и ООО НПФ «Нефтепроект», актом выполненных работ от 31.01.2005 года, отчетом ООО НПФ «Нефтехимпроект» (л.д.78-110 т. 1) и налоговым органом не оспаривается.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что отсутствие в календарном плане работ, являющегося приложением к вышеуказанному договору, ссылки на скважину N 50 Мамуринского месторождения не может являться доказательством того, что понесенные расходы документально не подтверждены, и тем более не может свидетельствовать об экономической неоправданности затрат, поскольку расходы по гидродинамическому исследованию эксплуатационного фонда скважин непосредственно связаны с производственной деятельностью заявителя по добыче нефти и направлены на получение прибыли.

Таким образом, у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления заявителю по данному эпизоду налога на прибыль в сумме 26 274 рублей, привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в размере 5 255 рублей и начислению соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.1.14 оспариваемого решения налогового органа, заявитель необоснованно включил в состав расходов затраты по договору с ООО «МГП» за разработку горно-геологического обоснования на застройку объекта «Пункт приема-сдачи нефти на Нефтегорском СНП» и акту выполненных работ N 1 от 22.03.2005 года (л.д. 67-107 т. 2) в сумме 112 078 рублей, поскольку эти затраты связаны с застройкой объекта, их следовало включить в первоначальную стоимость основного средства и списывать путем начисления амортизации в порядке, установленном п. 1 ст. 257 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 257 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) под основными средствами в целях настоящей главы понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией.

Первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае, если основное средство получено налогоплательщиком безвозмездно, - как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с пунктом 8 статьи 250 настоящего Кодекса), сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением сумм налогов, подлежащих вычету или учитываемых в составе расходов в соответствии с настоящим Кодексом.

Первоначальная стоимость основных средств изменяется в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации соответствующих объектов и по иным аналогичным основаниям.

К работам по достройке, дооборудованию, модернизации относятся работы, вызванные изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта амортизируемых основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами.

В целях настоящей главы к реконструкции относится переустройство существующих объектов основных средств, связанное с совершенствованием производства и повышением его технико-экономических показателей и осуществляемое по проекту реконструкции основных средств в целях увеличения производственных мощностей, улучшения качества и изменения номенклатуры продукции.

К техническому перевооружению относится комплекс мероприятий по повышению технико-экономических показателей основных средств или их отдельных частей на основе внедрения передовой техники и технологии, механизации и автоматизации производства, модернизации и замены морально устаревшего и физически изношенного оборудования новым, более производительным.

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, объект основных средств - «Пункт приема-сдачи нефти на Нефтегорском СНП» введен в эксплуатацию 09.12.2004 года приказом N 217/6 «Об утверждении актов государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта: «Пункт приема-сдачи нефти на Нефтегорском СНП» (л.д. 81 т. 10).

Работы по разработке горно-геологического обоснования на застройку объекта «Пункт приема-сдачи нефти на Нефтегорском СНП» проведены заявителем на объекте основных средств 22.03.2005 года, то есть после введения его в эксплуатацию, расходы по вышеуказанным работам не могут включаться в первоначальную стоимостью амортизируемого имущества. Кроме того, характер данных работ не позволяет их отнести к работам по достройке, дооборудованию, реконструкции, модернизации или техническому перевооружению объекта основных средств - «Пункт приема-сдачи нефти на Нефтегорском СНП».

При таких обстоятельствах, у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления заявителю по данному эпизоду налога на прибыль в сумме 22 564 рублей, привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в размере 4 513 рублей и начисления соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.1.16 оспариваемого решения налогового органа, заявитель необоснованно включил в состав общехозяйственных расходов затраты в сумме 37 335 рублей по монтажу и выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения, эти затраты следовало включить в первоначальную стоимость основного средства - УЭЦН и списывать путем начисления амортизации в порядке, установленном п. 1 ст. 257 НК РФ.

Из материалов дела следует, что основное средство - ЭЦНА 5-45-1750 насос поставлен на бухгалтерский учет и введен в эксплуатацию 31.10.2003 года, что подтверждается инвентарной карточкой учета объекта основных средств N 00097 (л.д. 83 т. 10), а работы по монтажу и выводу на режим добычи нефти на скважине N 40 Мамуринского месторождения выполнены 27.01.2005 года, что подтверждается актом выполненных работ N СН-186-04 и лицами, участвующими в деле не оспаривается.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что поскольку работы по монтажу, выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения, выполненные ЗАО «Алнас-Волга» проведены заявителем на объекте основных средств - УЭЦН 27.01.2005 года, то есть после введения его в эксплуатацию, расходы по вышеуказанным работам не могут включаться в первоначальную стоимостью амортизируемого имущества - объекта основного средства. Кроме того, характер данных работ не позволяет их отнести к работам по достройке, дооборудованию, реконструкции, модернизации или техническому перевооружению объекта основных средств - УЭЦН, которые могут увеличивать его первоначальную стоимость.

При таких обстоятельствах, у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления заявителю по данному эпизоду налога на прибыль в сумме 7 516 рублей, привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в размере 1 503 рублей и начисления соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.1.24 оспариваемого решения налогового органа, заявитель неправомерно включил в состав расходов затраты в общей сумме 10 782 587 рублей по договору N 07-06 от 21.01.2006 года, заключенному между заявителем и ООО «Вояж», по оказанию услуг по организации авиаперевозок пассажиров чартерными рейсами. Основанием для принятия данного решения послужило то, что данные расходы, по мнению налогового органа, являются экономически неоправданными, а также то, что данные расходы не направлены на получение дохода. В качестве обоснования данных доводов, налоговый орган приводит сравнительный анализ понесенных заявителем расходов при взаимоотношениях с ООО «Вояж» и аналогичных расходов, понесенных с другими контрагентами - ООО «РусАэро-Тревел» и ООО «ТрансМаркет», который фактически свидетельствует об экономической неэффективности спорных затрат.

В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из материалов дела следует, что в соответствии с приказом от 22.03.2005 года N 27-П в целях повышения оперативности в исполнении должностных обязанностей генерального директора, организации его безопасности, сохранности имущества, документов и иных ценностей Общества заявителем организована чартерная воздушная перевозка. В силу п. 2 данного приказа командированным работникам заявителя разрешено использовать арендованное воздушное судно в целях экономии командировочных расходов (л.д. 111 т. 1).

Во исполнение данного приказа 21.01.2006 года между заявителем и ООО «Вояж» заключен договор N 07-06 по оказанию услуг по организации авиаперевозок пассажиров чартерными рейсами (л.д. 112-115 т.1).

Факт реальности оказанных услуг подтверждается заказами на авиарейсы, актами выполненных работ (л.д. 116-161 т. 1), и налоговым органом не оспаривается.

Факт экономии командировочных расходов сотрудников заявителя подтверждается приказами о направлении работника в командировку (л.д. 1-62 т.2), командировочными удостоверениями и авансовыми отчетами (л.д. 92-163 т. 10, л.д. 1-102 т. 11).

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006года N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же Постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Исходя из смысла вышеуказанных позиций, экономическую обоснованность недопустимо использовать в качестве мерила правомерности деятельности налогоплательщика. Для принятия затрат в целях налогообложения достаточно того, что налогоплательщик, осуществляя их, планировал в будущем получить доход либо избежать возникновения убытков, а рациональность понесенных расходов не подлежит оценке налоговым органом, как относящаяся к сфере хозяйственной деятельности предприятия.

Указанные выводы соответствуют также правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 04.06.2007 года N 320-О.

Доводы налогового органа фактически сводятся к оценке экономической эффективности понесенных налогоплательщиком расходов, что не предусмотрено налоговым законодательством в качестве критерия формирования налоговой базы. Экономическая оправданность не равнозначна экономической эффективности, поскольку последняя отражает степень умелости ведения хозяйственной деятельности и является качественным показателем. Налогообложение строится на количественных показателях, получивших отражение в бухгалтерском или налоговом учете.

При таких обстоятельствах, у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления по данному эпизоду налога на прибыль в сумме 2 587 821 рублей, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в размере 517 564 рублей и начисления соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.4.1.2 оспариваемого решения налогового органа, заявитель неправомерно применил вычет по НДС в сумме 1 845 993 рублей, уплаченного в декабре 2004 г. с авансовых платежей, поступивших в сентябре 2004 г. в счет предстоящих экспортных поставок товаров в ноябре 2006 г.

Из материалов дела следует, что авансовый платеж в сумме 414 000 долларов США поступил заявителю 06.09.2004 года в рамках экспортной поставки нефти по договору комиссии с ЗАО ВТО «Роснефтегазэкспорт», что подтверждается отчетом комиссионера с приложенными к отчету документами (ГТД, выписка банка) (л.д. 137-142 т. 5).

В налоговой декларации по налоговой ставке 0 процентов за сентябрь 2004 года заявителем не был отражен вышеуказанный аванс по экспортной операции (л.д.143-156 т. 5). В связи с этим в декабре 2004 года заявителем в налоговый орган сдана уточненная налоговая декларация по налогу на добавленную стоимость и налоговая декларация по НДС по налоговой ставке 0 процентов за сентябрь 2004 года с отражением спорных авансовых платежей, суммы НДС с авансов и начислением соответствующей суммы пени (л.д. 157-171 т.5, л.д. 1-15 т.6).

Сумма НДС с авансовых платежей в сумме 1 845 993 рублей уплачена в бюджет, что подтверждается платежным поручением N 2560 от 07.12.2004 года (л.д. 17 т. 6).

После того как заявителем был собран полный пакет документов, предусмотренный ст. 165 НК РФ, в налоговый орган направлена первоначальная налоговая декларация по НДС по налоговой ставке 0 процентов за ноябрь 2004 года о возмещении экспортного НДС. По результатам камеральной налоговой проверки налоговым органом 15.03.2005 года принято решение N 09-12/377/01-92/4004 о подтверждении применении налоговой ставки 0 процентов по экспортным поставкам нефти в сентябре 2004 года на общую сумму 43 660 027 рублей, в том числе и по спорным авансовым платежам в размере 414 000 долларов США, и возмещении из бюджета «входного» НДС в сумме 999 341 рублей при этом заявитель в первоначальной налоговой декларации по НДС по ставке ноль процентов НДС в размере 1 845 993 руб. к возмещению не указал, поскольку на момент подачи первоначальной налоговой декларации его не уплатил (л.д. 32-56 т. 6).

Суд первой инстанции в решении сделал вывод о том, что, налоговым органом в установленном законом порядке подтверждена правомерность применения заявителем налоговой ставки 0 процентов по спорным авансовым платежам, с которых заявителем был исчислен и уплачен в бюджет НДС в сумме 1 845 993 рублей.

Этот вывод суда первой инстанции является ошибочным, поскольку налоговый орган принял решение по результатам камеральной налоговой проверки первоначальной налоговой декларации в которой сумма НДС к возмещению в размере 1 845 993 руб. не была заявлена, из чего следует, что налоговый орган не мог проверить обоснованность применения налогового вычета в указанном размере. Из решения налогового органа от15.03.2005 года N 09-12/377/01-92/4004 не следует, что налоговый орган подтвердил обоснованность налогового вычета в размере 1 845 993 руб.

Заявитель сумму НДС в размере 1 845 993 руб., уплаченную в связи с экспортом товаров в 2004 г., заявил к вычету в налоговой декларации по НДС по внутреннему рынку за июнь 2005 года (л.д. 57-69 т. 6).

Суд первой инстанции в решении сделал вывод о том, что возмещение спорной суммы НДС, право на возмещение которой фактически подтверждено налоговым органом в марте 2005 года и ранее уплаченной заявителем в бюджет, по налоговой декларации по НДС за июнь 2006 года по внутреннему рынку не привело и не могло привести к занижению налогооблагаемой базы по НДС.

Этот вывод суда первой инстанции является ошибочным, поскольку в соответствии с п. 4 ст. 176 НК РФ (в редакции действовавшей в проверяемые периоды) суммы, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), предусмотренных подпунктами 1 - 6 и 8 пункта 1 статьи 164 настоящего Кодекса, а также суммы налога, исчисленные и уплаченные в соответствии с пунктом 6 статьи 166 настоящего Кодекса, подлежат возмещению путем зачета (возврата) на основании отдельной налоговой декларации, указанной в пункте 6 статьи 164 настоящего Кодекса, и документов, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса.

Возмещение производится не позднее трех месяцев, считая со дня представления налогоплательщиком налоговой декларации, указанной в пункте 6 статьи 164 настоящего Кодекса, и документов, предусмотренных статьей 165 настоящего Кодекса.

В течение указанного срока налоговый орган производит проверку обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов и принимает решение о возмещении путем зачета или возврата соответствующих сумм либо об отказе (полностью или частично) в возмещении.

Таким образом НДС, уплаченный в связи с экспортом товаров может быть возмещен исключительно на основании отдельной налоговой декларации по ставке ноль процентов. Налогоплательщик не может самостоятельно изменять порядок возмещения налога, установленный налоговым законодательством и возмещать налог, уплаченный в связи с экспортом на основании налоговой декларации по внутреннему рынку. В данном случае заявитель не включил в налоговую декларацию по налоговой ставке ноль процентов за ноябрь 2004 г. налоговые вычеты в размере 1 845 993 руб., а поэтому он был обязан отразить эти вычеты в уточненной налоговой декларации по ставке ноль процентов за ноябрь 2004 г. и таким образом заявить о вычете этой суммы налога, чего заявитель не сделал в нарушении п. 4 ст. 176 НК РФ.

Довод заявителя о том, что ему неправомерно доначислен НДС в сумме 1 845 993 руб. за июнь 2005 г., начислены пени и заявитель неправомерно привлечен к ответственности в связи с тем, что у него имелась переплата по НДС опровергается представленным самим заявителем лицевым счетом из которого следует, что на 20 июля 2005 г. на момент подачи налоговой декларации по НДС за июнь 2005 г. и на момент уплаты НДС за этот период у заявителя имелась недоимка по уплате НДС в размере 3 674 613, 47 рубля в связи с чем решение налогового органа о доначислении вышеуказанной суммы НДС, привлечении к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в соответствующей сумме и начислению соответствующей суммы пени является законным и необоснованным.

Заявитель, неправомерно предъявив к вычету НДС в размере 1 845 993 руб. за июнь 2005 г. тем самым на эту сумму завысил налоговые вычеты за июнь 2005 г. и соответственно занизил на эту сумму НДС, исчисленный к уплате в бюджет, именно поэтому у него образовалась недоимка по НДС в сумме 1 845 993 руб. за июнь 2005 г.

Решение суда первой инстанции о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области от 17.06.2008 г. N 13-20/1-18/27174 в части доначисления НДС за июнь 2005 г. в сумме 1 845 993 руб., пени в соответствующей части, штрафа по НДС, предусмотренного п.1 ст. 122 НК РФ, в размере 369 198, 68 руб. следует отменить. В удовлетворении заявления в этой части следует отказать.

Как следует из п. п. 2.4.1.3, 2.4.2.2, 2.4.2.3, 2.4.2.4, 2.4.2.5, 2.4.2.6 оспариваемого решения налогового органа, если построенный объект не принимается к учету в качестве основного средств, на его стоимость не начисляется амортизация и он не будет использоваться в процессе деятельности предприятия, направленной на получение дохода, то суммы НДС, уплаченные подрядчикам за работы по строительству и ликвидации в сумме 6 727 523 рублей по поисковой скважине N 63 Западно-Полькинской площади, в сумме 7 018 416 рублей по поисковой скважине N 109 Зареченского месторождения, в сумме 809 815 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 81 Западно-Пиненковского месторождения, в сумме 2 078 109 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 103 Ломовского месторождения, в сумме 1 879 157 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 82 Западно-Пиненковского месторождения, в сумме 4 392 248 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 1 Шапкинского месторождения к вычету не принимаются. Заявитель необоснованно предъявил эти суммы к вычету.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты, которыми признаются суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, после их принятия на учет и при наличии соответствующих первичных документов.

Порядок применения налоговых вычетов изложен в статье 172 НК РФ. Согласно пункту 1 данной статьи налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами товаров (работ, услуг) с указанием суммы налога на добавленную стоимость.

Анализ указанных положений налогового законодательства позволяет сделать вывод о том, что право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по товарам (работам, услугам) обусловлено приобретением соответствующих товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами обложения налогом на добавленную стоимость.

Поисковая скважина в связи с исполнением лицензии и расходы на ее строительство (бурение) и ликвидацию являются необходимым моментом для подготовки месторождения к эксплуатации и, следовательно, получения дохода. Добычу и реализацию нефти в спорном налоговом периоде заявитель не прекращал, что лицами, участвующими в деле не оспаривается.

Строительство (бурение) спорных поисковых скважин, проведение комплекса геологических работ и испытаний с использованием этой скважины, а также ее последующая ликвидация являются необходимыми условиями разработки и эксплуатации месторождения. Не выполнив данные работы, заявитель не смог бы осуществлять добычу и реализацию нефти, то есть получать выручку от реализации, являющуюся объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость. То обстоятельство, что в конечном итоге указанные намерения не были реализованы, объясняется технологией производства и не должно влиять на решение вопроса о применении вычета. Для нефтегазодобывающей организации расходы по строительству поисковой скважины являются расходами, обусловленными особенностями производства и необходимыми для выполнения работ по добыче нефти.

Направленность выполненных геологоразведочных работ на последующее осуществление добычи полезных ископаемых на территории проведения геологоразведочных работ и их реализацию лицами, участвующими в деле также не оспаривается.

В соответствии с п. 1 ст. 261 НК РФ расходами на освоение природных ресурсов признаются расходы налогоплательщика на геологическое изучение недр, разведку полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера.

Согласно пункту 4 данной статьи порядок признания расходов на освоение природных ресурсов для целей налогообложения, предусмотренный указанной статьей, применяется также к расходам на строительство (бурение) разведочной скважины на месторождениях нефти и газа, которая оказалась непродуктивной, проведение комплекса геологических работ и испытаний с использованием этой скважины, а также на последующую ликвидацию такой скважины.

При этом пунктом 5 этой же статьи установлено, что в случае, если скважина оказалась (признана) непродуктивной, то расходы налогоплательщика, осуществляемые по ликвидации такой скважины, относятся также в состав расходов, учитываемых по данному объекту в налоговом учете, в порядке, установленном статьей 261 НК РФ. Общая сумма расходов, отраженных в налоговом учете по данному объекту, включается в состав прочих расходов в соответствии с порядком, предусмотренным настоящей статьей.

Учитывая изложенное, затраты на спорные геологоразведочные и поисковые работы, которые не привели к созданию объекта основных средств, могут быть отнесены на расходы в общем порядке. Расходы заявителя по оплате работ по строительству и последующей ликвидации поисковой скважины являются расходами, обусловленными осуществляемой заявителем деятельностью, расходы по строительству такой скважины признаются расходами, не связанными с созданием объекта основных средств.

Поскольку приобретение заявителем у подрядных организаций работ по строительству (бурению) поисковых скважин, признанных непродуктивными, является одним из этапов деятельности, связанной с недропользованием и направленной на реализацию полезных ископаемых, которая относится к операциям, признаваемым в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость, заявитель правомерно предъявил к вычету суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные в связи с осуществлением геологоразведочных, поисковых работ и работ по ликвидации: в сумме 6 727 523 рублей по поисковой скважине N 63 Западно-Полькинской площади, в сумме 7 018 416 рублей по поисковой скважине N 109 Зареченского месторождения, в сумме 809 815 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 81 Западно-Пиненковского месторождения, в сумме 2 078 109 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 103 Ломовского месторождения, в сумме 1 879 157 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 82 Западно-Пиненковского месторождения, в сумме 4 392 248 рублей по непродуктивной части ствола поисковой скважины N 1 Шапкинского месторождения.

Как следует из п. 2.4.1.5 оспариваемого решения заявитель неправомерно предъявил к вычету НДС в сумме 6 720,20 рублей по приобретению у ЗАО «Алнас-Волга» услуг по монтажу и выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения.

Налоговый орган считает, что данные затраты необходимо было отнести на увеличение стоимости УЭЦН и в силу п. 6 ст. 171 НК РФ и п. 5 ст. 172 НК РФ вычеты сумм НДС по приобретению у ЗАО «Алнас-Волга» услуг по монтажу и выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов основных средств - УЭЦН с момента, указанного в абзаце второго п. 2 ст. 259 НК РФ (начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию).

В соответствии с п. 6 ст. 171 НК РФ (в редакции действовавшей в период спорных правоотношений) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику подрядными организациями (заказчиками-застройщиками) при проведении ими капитального строительства, сборке (монтаже) основных средств, суммы налога, предъявленные налогоплательщику по товарам (работам, услугам), приобретенным им для выполнения строительно-монтажных работ, и суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении им объектов незавершенного капитального строительства.

Согласно п. 5 ст. 172 НК РФ (в редакции действовавшей в период спорных правоотношений) вычеты сумм налога, указанных в абзаце первом пункта 6 статьи 171 настоящего Кодекса, производятся по мере постановки на учет соответствующих объектов завершенного капитального строительства (основных средств) с момента, указанного в абзаце втором пункта 2 статьи 259 НК РФ (начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором этот объект был введен в эксплуатацию).

Анализ указанных положений налогового законодательства свидетельствует о том, что данные нормы Налогового кодекса РФ регулируют правоотношения в части определения порядка применения налоговых вычетов по НДС по сборке (монтаже) основных средств и по строительно-монтажным работам.

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, основное средство - ЭЦНА 5-45-1750 насос поставлен на бухгалтерский учет и введен в эксплуатацию 31.10.2003 года, что подтверждается инвентарной карточкой учета объекта основных средств N 00097 (л.д. 83 т. 10), а работы по монтажу и выводу на режим добычи нефти на скважине N 40 Мамуринского месторождения выполнены 27.01.2005 года, что подтверждается актом выполненных работ N СН-186-04 и лицами, участвующими в деле не оспаривается.

Работы по монтажу, выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения, выполненные ЗАО «Алнас-Волга» проведены заявителем на объекте основных средств - УЭЦН 27.01.2005 года, то есть после введения его в эксплуатацию, а также, что данные работы по своему характеру не могут быть отнесены к работам, указанным в п. 6 ст. 171 НК РФ, к спорным правоотношениям не могут применяться положения п. 5 ст. 172 НК РФ.

В данном случае к спорным правоотношениям подлежат применению общие положения, регулирующие основания и порядок применения налоговых вычетов (п. 1 ст. 172 НК РФ), согласно которым налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Услуги по монтажу и выводу на режим добычи нефти УЭЦН на скважине N 40 Мамуринского месторождения, выполнены ЗАО «Алнас-Волга», оплачены заявителем и приняты на учет в январе 2005 года.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления НДС в сумме 6 720 рублей, привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК, в виде штрафа в соответствующем размере и начисления пени в соответствующей сумме.

Как следует из п. 2.4.2.1 оспариваемого решения налогового органа, неправомерно предъявил к вычетам НДС в сумме 3 789 105 рублей, уплаченный по счетам-фактурам, выставленным ООО «Волжский капитал», поскольку не проявил должную осмотрительность и осторожность в выборе контрагента. Основанием для принятия данного решения послужили следующие обстоятельства:

- не представление ООО «Волжский капитал» в налоговый орган налоговой и бухгалтерской отчетности в период осуществления деятельности с ЗАО «Самара-Нафта»;

- ненадлежащее оформление актов выполненных работ - в нарушение формы N КС-2 установленной, Постановлением Ростата РФ от 1.11.1999 года N 100 «Об утверждении унифицированных форм первичной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ»;

- не представление заявителем выписки из государственного реестра в отношении ООО «Волжский капитал»;

- отсутствие у ООО «Волжский капитал» необходимого количества персонала и основных средств для выполнения работ;

- счета-фактуры выставлены в нарушение п.п.5 и 6 ст. 169 НК РФ, поскольку подписаны не генеральным директором Старостиной И.А., которая в своих пояснениях отрицает факт руководства деятельностью ООО «Волжский капитал».

В обоснование своей позиции налоговым органом приведены также результаты встречной проверки с вышеуказанным контрагентом, согласно которым данная организация зарегистрирована в ИФНС РФ по Промышленному району г. Самары 30.11.2005 года. Численность - 1 человек. Основным видом деятельности является строительство зданий и сооружений. Последняя налоговая отчетность представлена за 9 месяцев 2006 года с незначительными начислениями по НДС. С 01.10.2006 года налоговая и бухгалтерская отчетность в налоговый орган не представлялась (л.д. 78-79 т. 3).

В соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов, предусмотренных НК РФ. Согласно положениям ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке предусмотренной главой 21 настоящего кодекса и должна содержать обязательные реквизиты, установленные нормами НК РФ.

Из материалов дела следует, что между заявителем и ООО «Волжский капитал» 17.07.2006 году заключен договор N 469-06 на выполнение ремонтных работ (внутренняя отделка офисных помещений и отделка фасада здания) и демонтажных работ офисного помещения заявителя, расположенного по адресу: г. Самара, ул. Лесная, 23 (л.д. 1-19 т. 3).

Перед вступлением в договорные отношении с ООО «Волжский капитал» заявителем были получены у своего контрагента следующие документы: Устав ООО «Волжский капитал»; решение N 1 от 14.10.2005 года; свидетельство о государственной регистрации в качестве юридического лица серия 63 N 001433763; свидетельство о постановке на учет юридического лица в налоговом органе по месту нахождения на территории Российской Федерации серии 63 N 001194558; выписка из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Волжский капитал» по состоянию на 30.11.2005 года; лицензия на осуществлению проектирование зданий и сооружений N Д 685374 от 30.01.2006 года; лицензия на строительство зданий и сооружений N 687674 от 06.02.2006 года (л.д. 2-34 т. 3).

В соответствии с позицией Конституционного суда РФ, изложенной в Определении от 25.07.2001 года N 138-О «По ходатайству МНС России о разъяснении Постановления КС РФ от 12.10.1998 по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

В силу положений п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 года N 53 «Об оценке Арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как правильно указал в решении суд первой инстанции анализ доводов налогового органа, изложенных в обжалуемом решении и основанных на результате встречной проверки с контрагентом заявителя, и тех действий, которые совершал налогоплательщик в процессе становления договорных отношений с вышеуказанным поставщиком услуг (по установлению право и дееспособности юридического лица), свидетельствуют о том, заявитель при осуществлении хозяйственных операций с ООО «Волжский капитал»: действовал с должной мерой осмотрительности и осторожности; о каких-либо о нарушениях налогового и иного законодательства, допущенных вышеуказанным контрагентом, ему известно не было и известно быть не могло в виду отсутствия таковых нарушений на момент становления договорных отношений (данный факт подтверждается результатами встречных проверок), и в связи с тем, что данный контрагент зависимым или аффилированным лицом по отношению к налогоплательщику не является; на момент заключения договора - 17.07.2006 года, оказания услуг по ремонту основных средств и оплаты за оказанные услуги указанный контрагент признаками не действующего юридического лица не обладал.

Анализ результата встречной проверки с ООО «Волжский капитал» позволяет также сделать вывод о том, что в ходе ее проведения установлены нарушения законодательства о налогах и сборах именно данным юридическим лицом. А в силу статей 32, 82 и 87 Налогового кодекса Российской Федерации именно на налоговые органы возложена обязанность по осуществлению контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах. В случае выявления в ходе встречных проверок фактов уклонения по уплате налогов поставщиком товаров (работ, услуг), который является самостоятельным налогоплательщиком, налоговые органы вправе в порядке статей 45 - 47 НК РФ решить вопрос о принудительном исполнении ими обязанности по уплате налогов и о привлечении их к налоговой ответственности за неуплату налогов.

Факт нарушения заявителем порядка оформления актов выполненных работ - в нарушение формы N КС-2 установленной, Постановлением Ростата РФ от 1.11.1999 года N 100 «Об утверждении унифицированных форм первичной документации по учету работ в капитальном строительстве и ремонтно-строительных работ» не может свидетельствовать о неправомерности применения заявителем налоговых вычетов по счетам-фактурам, выставленным ООО «Волжский капитал», поскольку акты выполненных работ по форме N КС-2 не относятся к документам, на основании которых производятся налоговые вычеты. Более того, сама реальность выполненных работ по договору с ООО «Волжский капитал» налоговым органом не оспаривается. Действующее налоговое законодательство не связывает право налогоплательщика на применение вычетов по НДС с надлежащим оформлением документов - актов по форме N КС-2, подтверждающих факт выполнения работ и оказания услуг. Отсутствие надлежащим образом оформленных актов выполненных работ по форме N КС-2 может влиять на правоотношения по подтверждению надлежащими документами расходов налогоплательщика при налогообложении налогом на прибыль соответствующих финансово-хозяйственных операций. Однако, на правоотношения по применению налоговых вычетов по НДС ненадлежащее оформление актов выполненных работ не может, тем более, как уже отмечалось судом реальность выполненных ООО «Волжский капитал» налоговым органом не оспаривается.

Довод налогового органа о том, что счета-фактуры ООО «Волжский капитал» выставлены в нарушение п.п.5 и 6 ст. 169 НК РФ, поскольку подписаны не генеральным директором Старостиной И.А., которая в своих пояснениях отрицает факт руководства деятельностью ООО «Волжский капитал» и факт подписания счетов-фактур суд находит неподтвержденным объективными доказательствами, поскольку вышеуказанные факты противоречат сведениям нотариуса Буренниковой О.М., согласно которым нотариальные действия по удостоверению подписи Старостиной И.А. на заявлении об учреждении ООО «Волжский капитал» совершались в установленном законом порядке (л.д. 79 т. 4). Обратного налоговым органом не доказано.

Факт отсутствия у ООО «Волжский капитал» необходимого количества персонала и основных средств для выполнения работ не может свидетельствовать о неправомерности применения заявителем налоговых вычетов по НДС, поскольку, как уже отмечалось судом, реальность выполненных работ по спорному договору налоговым органом не оспаривается. Кроме того, факт привлечения ООО «Волжский капитал» для выполнения работ необходимого персонала по гражданско-правовым договорам, а также юридических лиц в качестве субподрядчиков налоговым органом в ходе проведения выездной налоговой проверки не исследовался.

Таким образом, каких-либо доказательств, подтверждающих недобросовестность заявителя при осуществлении финансово-хозяйственных операций с ООО «Волжский капитал» налоговым органом суду не представлено.

При таких обстоятельствах, у налогового органа отсутствовали правовые основания для признания вычетов по НДС в сумме 3 789 105 рублей, уплаченному по счетам-фактурам ООО «Волжский капитал», неправомерными, а также для привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в соответствующем размере и начисления соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.4.2. 9 оспариваемого решения налогового органа, заявитель неправомерно применил налоговые вычеты по НДС в сумме 1 776 844 рублей по приобретенным услугам у ООО «Вояж» по организации чартерных авиаперевозок, поскольку расходы заявителя по приобретению данных услуг являются экономически неоправданными и документально не подтвержденными.

Поскольку судом установлена обоснованность затрат заявителя по оплате услуг ООО «Вояж» и правомерность включения этих затрат в состав расходов, то и налоговые вычеты связанные с этими затратами являются обоснованными.

Счета - фактуры на основании которых заявитель произвел налоговые вычеты соответствуют требованиям ст. 169 НК РФ, НДС фактически уплачен поставщику услуг.

При таких обстоятельствах, у налогового органа отсутствовали правовые основания для признания вычетов по НДС в сумме 1 776 844 рублей, уплаченному по счетам-фактурам ООО «Вояж», неправомерными, а также для привлечения заявителя к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, в виде штрафа в соответствующем размере и начисления соответствующей суммы пени.

Как следует из п. 2.4.2.1 решения налогового органа, заявитель, являясь в соответствии со ст. 226 НК РФ, налоговым агентом обязан исчислить, удержать и уплатить в бюджет налог на доходы физических лиц в сумме 19 816 рублей в связи с выдачей 27.07.2005 года беспроцентного займа своему работнику Москаленко С.Н. Налоговый орган полагает, что при получении налогоплательщиком - Москаленко С.Н. в результате отношений с заявителем дохода в виде материальной выгоды, полученной от экономии на процентах за пользование заемными средствами, заявитель обязан уплатить в бюджет соответствующую сумму НДФЛ.

В соответствии со ст. 207 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) налогоплательщиками налога на доходы физических лиц (далее в настоящей главе - налогоплательщики) признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников, в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно п. п. 1 и 2 ст. 209 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации; от источников в Российской Федерации - для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В силу положений п. 1 ст. 210 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ.

В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 212 НК РФ (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) доходом налогоплательщика, полученным в виде материальной выгоды, являются материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, полученными от организаций или индивидуальных предпринимателей, за исключением материальной выгоды, полученной в связи с операциями с кредитными картами в течение беспроцентного периода, установленного в договоре о предоставлении кредитной карты.

При этом п. 2 ч. 2 вышеуказанной нормы НК РФ предусмотрено, что определение налоговой базы при получении дохода в виде материальной выгоды, выраженной как экономия на процентах при получении заемных средств, осуществляется налогоплательщиком в сроки, определяемые подп. 3 п. 1 ст. 223 настоящего Кодекса, но не реже чем один раз в налоговый период, установленный ст. 216 настоящего Кодекса.

Как правильно установлено судом первой инстанции, Москаленко С.Н. является в силу положений ст. 207 НК РФ самостоятельным налогоплательщиком по НДФЛ. Следовательно, исчисление материальной выгоды в виде экономии на процентах и уплата НДФЛ, полученной физическими лицами, являющимися самостоятельными налогоплательщиками данного налога, осуществляется непосредственно налогоплательщиками - физическими лицами, а не налоговыми агентами.

Таким образом, у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления заявителю НДФЛ в сумме 19 816 рублей, привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 123 НК РФ, в виде штрафа в размере 3 963 рублей и начислению соответствующей суммы пени.

Таким образом решение суда первой инстанции в обжалованной части о признания недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области от 17.06.2008 г. N 13-20/1-18/27174 в части доначисления НДС за июнь 2005 г. в сумме 1 845 993 руб., пени в соответствующей части, штрафа по НДС, предусмотренного п.1 ст. 122 НК РФ, в размере 369 198, 68 руб. следует отменить, как принятое при неправильном применении судом норм материального права.

Расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 000 руб. следует взыскать с Закрытого акционерного общества «Самара-Нафта», г. Самара в пользу Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области, г. Самара.

Руководствуясь ст.ст. 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 08 октября 2008 г. по делу NА55-9690/2008 о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области от 17.06.2008 г. N 13-20/1-18/27174 в части доначисления НДС за июнь 2005 г. в сумме 1 845 993 руб., пени в соответствующей части, штрафа по НДС, предусмотренного п.1 ст. 122 НК РФ, в размере 369 198, 68 руб. отменить. В удовлетворении заявления в этой части отказать.

В остальной обжалованной части решение суда оставить без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 000 руб. взыскать с Закрытого акционерного общества «Самара-Нафта», г. Самара в пользу Межрайонной ИФНС России N 18 по Самарской области, г. Самара. Исполнительный лист выдать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, через арбитражный суд первой инстанции.

     Председательствующий
 В. В. Кузнецов
 Судьи
Т.С. Засыпкина
 С.Т. Холодная

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-9690/2008
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 12 декабря 2008

Поиск в тексте