• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 03 февраля 2009 года Дело N А07-13255/2008

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Бабкиной С.А., судей Румянцева В.В., Матвеевой С.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Денисовой Н.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Аминева Гафара Ягафаровича на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 19.11.2008 по делу NА07-13255/2008 (судья Салиева Л.В.), при участии от: Аминева Г.Я.- представителя Ахметова С.Ф. (паспорт, доверенность от 29.08.2008), от Гончарского Д.В.- представителя Волошиной И.В. (удостоверение адвоката N 327 от 07.03.2003, доверенность от 07.05.2008), от Гончарской Т.В. - представителя Волошиной И.В. (удостоверение адвоката N 327 от 07.03.2003, доверенность б/н от 29.01.2009), от Низамовой В.К. - представителя Волошиной И.В. (удостоверение адвоката N 327 от 07.03.2003, доверенность б/н от 07.05.2008), от общества с ограниченной ответственностью «Штайм» - представителя Ахметова С.Ф. (паспорт, доверенность б/н от 25.08.2008), от Бушмилевой Р.И. - представителя Ахметовой С.Ф. (паспорт, доверенность б/н от 29.08.2008),

УСТАНОВИЛ:

Аминев Гафар Ягафарович (далее- Аминев Г.Я., истец) обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к Гончарскому Денису Владимировичу (далее- Гончарский Д.В., ответчик) об исключении его из числа участников общества с ограниченной ответственностью «Штайм» (далее- ООО «Штайм», Общество), и с учетом уточнений в порядке ст.49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и объединения дел в порядке ст.130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (л.д.170 т-1), признании договора купли-продажи 50% доли в уставном капитале Общества от 03.01.2001 N 01010302 между Гончарским Д.В. и ОООИ «РОНТИ» незаключенным, признании Гончарского Д.В. не приобретшим право на долю в уставном капитале Общества, признании права собственности на долю в уставе Общества в размере 100% (л.д.8 т-1, л.д.14,72 т-3).

В качестве третьих лиц не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора привлечены: Общество «Штайм» (л.д.3 т-1), Низамова В.К. (л.д.50 т-1), Бушмелева Р.И. (л.д.106 т-1), Гончарская Т.В. (л.д.63 т-3).

Решением арбитражного суда первой инстанции от 19.11.2008 (резолютивная часть от 12.11.2008) в удовлетворении иска отказано.

В апелляционной жалобе Аминев Г.Я.. просит решение суда отменить и принять новое решение в удовлетворении иска.

В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и неверное применение закона. По мнению заявителя, вывод суда о неверном способе защиты права противоречит ст.ст.12,432 Гражданского кодекса Российской Федерации и судебной практике. Судом неверно применен срок исковой давности, поскольку на требование собственника об устранении нарушений, срок исковой давности не применяется. Решение суда содержит сомнительное утверждение о предоставлении истцом на обозрение подлинного договора о покупке доли Аминевым Г.Я. 50 % и доли размером 100%, в действительности договор о покупке доли в размере 50% суду не представлялся, поскольку у истца отсутствует такой договор. Факт представления противоречивых договоров был установлен не в судебном заседании, а после, в виде отдельного акта- определения о дополнении протокола судебного заседания от 24.09.2008. Замечания на протокол судебного заседания, представленные истцом, необоснованно возвращены судом первой инстанции. По требованию о признании ответчика не приобретшим долю истцом указывалось на отсутствие подлинников договоров на покупку ответчиком доли в размере 50%. Действие суда о внесении изменений в протокол судебного заседания в части отражения сведений о представлении подлинных договоров свидетельствует о заинтересованности суда. Судом необоснованно отклонены доказательства истца (подлинник договора от 03.01.2001 N01010301, акт приема-передачи доли в уставном капитале Общества от 10.01.2001, квитанция приходного ордера на сумму 8550 руб.), свидетельствующие о полной оплате доли в Обществе истцом. Ответчиком не представлены доказательства о приобретении им доли в Обществе, в связи с чем, судом нарушена ст.71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Суд неправомерно сослался на решение по делу NА07-3507/2007- Г-СИЗ. Суд не применил положения ст.ст.218,223 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяющие сделать вывод о наличии права на долю в размере 100% у истца. Принятие в качестве доказательств приобретения доли иных документов, в том числе материалов дела NА07-3507/2007- Г-СИЗ противоречит Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью». Показания свидетеля Аббасова Р.М. необоснованно отклонены судом. Вывод суда о недоказанности истцом факта владения долей в размере 100% противоречит ст.391 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Представитель заявителя в судебном заседании доводы жалобы поддержал.

Представитель ответчика считает апелляционную жалобу не состоятельной, представил письменный отзыв, в котором указал, что доводы истца об отсутствии прав на долю в размере 50% у ответчика противоречат доказательствам, имеющимся в деле. Истец и ответчик на протяжении ряда лет (начиная с 2001 года) пользовались своими правами участников общества с долями в размере по 50% у каждого. Истец одновременно являлся директором общества, осуществлял действия по регистрации изменений в составе участников общества и признавал ответчика как участника. Срок исковой давности истцом пропущен, о чем до принятия решения было заявлено суду первой инстанции.

Кроме того, в судебном заседании представитель ответчика сообщил суду о том, что на момент принятия решения ответчик подарил свою долю Гончарской Т.В. и Низамовой В.К., о чем было извещено Общество, что исключает возможность удовлетворение иска об исключение Гончарского Д.В. из состава участников Общества.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения истца и его представителя, представителя ответчика и третьего лица, не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 26.08.2004 был подписан учредительный договор ООО «Штайм» (л.д.16 т-1), согласно которому учредителями общества выступили Гончарский Д.В. и Аминев Г.Я.

Согласно уставу общества (редакция 2004 года), принятого общим собранием участников 26.08.2004 (протокол N2) доля участника общества Аминева Г.Я. составляет 50%, доля участника общества Гончарского Д.В. составляет также 50%, что в денежном выражении составляет 4275 руб. (п.3 статьи 10 устава, л.д.23 т-1).

Полагая, что ответчик не приобрел долю в размере 50%, поскольку ее не оплатил, чем грубо нарушает свои обязанности, предусмотренные в ст.9 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее- Закон), считая себя единственным собственником доли в уставном капитале Общества истец обратился с настоящим иском в суд.

Отказывая в удовлетворении требований суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

Согласно статьи 10 Закона участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.

Таким образом, основанием для исключения участника из общества может являться грубое нарушение им своих обязанностей как участника общества либо совершение им действий, сделавших невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняющих.

Согласно пункту 17 Постановления Пленума Верховного суда Российcкой Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации N90/14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» при рассмотрении заявления участников общества об исключении из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет, необходимо иметь в виду следующее: а) учитывая, что в силу статьи 10 Закона решающим обстоятельством, дающим право на обращение в суд с таким заявлением, является размер доли в уставном капитале общества, правом на обращение в суд с требованием об исключении участника из общества обладают не только несколько участников, доли которых в совокупности составляют не менее десяти процентов уставного капитала общества, но и один из них, при условии, что его доля в уставном капитале составляет десять процентов и более; б) под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников; в) при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий.

Таким образом, обращаясь с иском об исключении Гончарского Д.В. из состава участников Общества истец должен был доказать совершение ответчиком грубых неоднократных нарушений прав и обязанностей участника общества.

Права и обязанности участника общества предусмотрены в статье 8 и статье 9 Закона.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле должно доказать обстоятельства на которые оно ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Как верно установлено судом первой инстанции, доказательств грубых нарушений ответчиком прав и обязанностей участника общества истец суду не представил. Притязания истца, основаны на утверждении неоплаты ответчиком доли уставного капитала. Между тем, данное обстоятельство не является основанием для исключения участника общества из его состава, поскольку Закон предусматривает иные последствия в случае неоплаты доли в уставном капитале (ст.16, п.2 ст.20 Закона), при этом факт неоплаты доли в уставном капитале общества имеет значение только при первичном учреждении Общества и его государственной регистрации. Как верно установлено судом первой инстанции Общество впервые учреждено в 2000 году, что подтверждается постановлением Российского объединения настольного тенниса инвалидов (РОНТИ) N00042501 (л.д.84 т-2), при этом учредителем Общества выступило РОНТИ. Последующее изменение состава участников Общества основано на продаже либо иной передачи доли в уставном капитале Общества и не связана с оплатой доли в уставном капитале, поскольку передача доли основана на иных гражданско-правовых сделках. В связи с чем, в случае отсутствия оплаты по сделке, сторона сделки не лишена возможности требовать ее возмещения. Поскольку из текста искового заявления и материалов дела усматривается, что долю в Обществе Гончарский Д.В. приобретал посредством ее покупки, то рассуждения истца в отношении отсутствия оплаты доли в уставном капитале и, как следствие, неисполнение участником Общества своих обязанностей следует признать ошибочными, основанными на неверном понимании Закона. Следует также отметить, что по требованию об исключении участника общества из его состава не имеет значение исполнение последним обязательств по иным гражданско-правовым отношениям и в круг исследования данные обстоятельства не входят.

Довод истца об отсутствии подлинного договора о продаже доли в размере 50% судом апелляционной инстанции отклоняется, поскольку из иных доказательств, следует, что последствия совершения сделки купли-продажи доли наступили, Гончарский Д.В. введен в состав участников Общества о чем свидетельствуют изменения в уставные документы Общества начиная с 2001 года и поведение сторон, в том числе, подача иска Аминевым Г.Я. об исключении Гончарского Д.В. из состава участников общества.

Что касается требования истца о признании договора купли-продажи 50% доли в уставном капитале Общества от 03.01.2001 N 01010302 между Гончарским Д.В. и ОООИ «РОНТИ» незаключенным, признании Гончарского Д.В. не приобретшим право на долю в уставном капитале Общества и признании права собственности на 100% доли в уставном капитале Общества, то данные требования правомерно отклонены судом первой инстанции, как основанные на неверном понимании и применении закона.

В силу ст.21 Закона последствием отчуждения доли является внесение изменений в устав и учредительный договор с регистрацией в установленном законом порядке (ст.ст.12,13 Закона). Принимая во внимание, что между истцом и ответчиком подписан учредительный договор (л.д.16 т-1), принят Обществом устав (л.д.19 т-1) и произведена соответствующая регистрация изменений (л.д.56 т-1, л.д.26 т-2), доказательств оспаривания данных документов не имеется, то утверждение истца о признании договора незаключенным несостоятельно. Такой способ защиты, как признание договора незаключенным, возможен только в случае неясности условий положений договора сторонами договора и направлен на урегулирования спора между ними, внесения ясности в порядок его исполнения, тогда как истцу и сторонам договора при заключении оспариваемого договора условия договора были ясны. Стороны его исполнили, что подтверждает последующее изменений уставных документов Общества. Ненадлежащее исполнение условий договора, исполнение его за ответчика не имеет существенного значения для исследования вопроса о его заключенности. Как видно из текста представленного договора (л.д.24 т-3), необходимые существенные условия сторонами договора согласованы. Истец не является стороной оспариваемого договора, в связи с чем, истец не имеет правовых оснований утверждать, что оспариваемый им договор является незаключенным. В силу 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец должен доказать, что избранный им способ защиты (ст.12 Гражданского кодекса Российской Федерации) соразмерен и соответствует нарушенному праву. Поскольку таких доказательств суду не представлено, вывод суда о неверном избранном способе защиты права является правомерным и соответствует положениям ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В отношении требования истца о признании Гончарского Д.В. не приобретшим право на долю в уставном капитале и признании права судом первой инстанции также сделан верный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения данных требований. Права на долю переходят к участнику Общества с момента заключения того или иного договора (ст.21 Закона) и уведомления Общества, и не связаны с ее оплатой по договору. Учитывая, что в уставные документы внесены изменения, связанные с участием Гончарского Д.В. в Обществе, то утверждение истца о не приобретении последним прав на долю противоречит доказательствам.

Кроме того, в процессе рассмотрения спора ответчиком заявлено о применении срока исковой давности (л.д.52 т-3).

Согласно ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года (ст.196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п.2 ст.199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Истец должен был узнать о нарушенном праве не позднее 26.08.2004 (л.д.16 т-1, момент заключения учредительного договора). С требованием об исключении участника общества истец обратился 05.03.2008 (л.д.6 т-1), а с требованием о признании договора незаключенным и не приобретшим права собственности 04.09.2008 (л.д.13 т-3), с требованием о признании права 12.11.2008 (л.д.72,81 т3) в связи с чем, суд приходит к выводу об истечении срока исковой давности.

Утверждение истца о том, что срок исковой давности в настоящем споре не подлежит применении основан на неверном понимании закона, поскольку притязания истца основаны на обязательственном правоотношении, а виндикационное требование (ст.301 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо негаторный иск (ст.304 Гражданского кодекса Российской Федерации) истец не заявлял.

При таких обстоятельствах, срок исковой давности на момент предъявления требования истек, судом правомерно отказано в иске.

Доводы заявителя в отношении порядка составления протокола судебного заседания и наличия заинтересованности суда подлежат отклонению, поскольку не являются основаниями для отмены судебного акта (ст.270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), и могли быть основанием для реализации истцом иных процессуальных прав в процессе рассмотрения спора.

Довод заявителя о ненадлежащей оценке доказательств истца не нашел своего подтверждения в процессе рассмотрения апелляционной жалобы, поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения спора, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права (п.2 ст.65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Учитывая также то обстоятельство, что ответчиком заявлено о применении срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований, рассмотрение спора по существу и отсутствие тех или иных выводов в решение суда по существу спора не может быть признано основанием для отмены судебного акта.

Что касается довода в отношении оценки показаний свидетеля Аббасова Р.М., то в силу ст.ст.68,88,75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при наличии письменного доказательства свидетельские показания не могут быть признаны допустимыми доказательствами. Устранение сомнений дефекта формы и содержания договора подлежало иным способом и в этой части бремя доказывания возложено на истца, как лица заявившего требование.

Судом дана полная всесторонняя оценка имеющимся в деле документам и доводам истца. При таких обстоятельствах доводы апелляционной жалобы следует признать несостоятельными.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 19.11.2008 по делу N А07-13255/2008 оставить без изменения, апелляционную жалобу Аминева Гафара Ягафаровича - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru.

     Председательствующий судья
 С.А. Бабкина
 Судьи
 А.А. Румянцев
С.В. Матвеева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-13255/2008
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 03 февраля 2009

Поиск в тексте