• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 февраля 2010 года Дело N А07-19421/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 16 февраля 2010 г.

Полный текст постановления изготовлен 25 февраля 2010 г.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Бояршиновой Е.В., судей Арямова А.А., Плаксиной Н.Г., при ведении протокола помощником судьи Кудрявцевой А.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 40 по Республике Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 03.12.2009 по делу N А07-19421/2009 (судья Валеев К.В.), при участии от Муниципального унитарного предприятия «Инвестиционно-строительный комитет городского округа город Уфа» - Бакулина В.А. (доверенность от 17.08.2009 N 1), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 40 по Республике Башкортостан - Рафикова А.З. (доверенность от 19.08.2009 N 15-08/3),

УСТАНОВИЛ:

муниципальное унитарное предприятие «Инвестиционно-строительный комитет городского округа город Уфа» (далее - налогоплательщик, заявитель, предприятие, МУП «ИСК г. Уфа») обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 40 по Республике Башкортостан (далее - инспекция, налоговый орган) от 08.06.2009 N 02-04 в части начисления налога на прибыль в сумме 1 256 588 рублей, налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 938 649 рублей и соответствующей суммы пени по НДС, земельного налога в сумме 9718 рублей, пени по земельному налогу в сумме 1286 рублей, штрафа по земельному налогу в сумме 1944 рублей (т.1, л.д. 4-8).

Решением суда первой инстанции требования заявителя удовлетворены, признано недействительным решение инспекция от 08.06.2009 N 02-04 в части начисления предприятию налога на прибыль в общем размере 1 256 588 рублей, налога на добавленную стоимость в общем размере 938 649 рублей, соответствующих сумм пеней, земельного налога в размере 9718 рублей, соответствующих сумм пени в размере 1286 рублей и 1944 рублей штрафа, как не соответствующее в этой части ст.ст.23, 54, 153, 250, 251, 252, 264, 265, 271, 388 Налогового кодекса Российской Федерации, ст.36 Земельного кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с принятым решением суда, налоговый орган обратился в арбитражный суд апелляционной инстанции с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции в связи с нарушением норм материального права, принять по делу новый судебный акт.

В обоснование доводов апелляционной жалобы инспекция ссылается на то, что налогоплательщиком не подтверждены расходы по объектам строительства по состоянию на 01.01.2003, в связи с уничтожением первичных бухгалтерских документов. Как указывает инспекция, налогоплательщик, в 2005 году определил финансовый результат от деятельности в качестве застройщика по двум объектам. При этом первичные документы, подтверждающие затраты на строительство и, соответственно, полное расходование средств целевого финансирования, полученных от инвестора на строительство, уничтожены в апреле 2008 года в связи с истечением срока хранения. По мнению налогового органа, уничтожение документов произведено ранее истечения срока хранения, в связи с чем при определении финансового результата от инвестиционного строительства за 2005 год затраты на строительство списаны при отсутствии первичных бухгалтерских документов, подтверждающих величину затрат.

При этом, как указывает в апелляционной жалобе налоговый орган, использованные не по назначению средства целевого финансирования относятся к внереализационным доходам и подлежат обложению налогом на прибыль и НДС.

Также налоговый орган ссылается на то, что заявителем не обоснованно отнесен на расходы дисконт по собственным векселям, как экономически не обоснованные затраты, поскольку действия предприятия по реализации и последующему выкупу собственных векселей свидетельствует о необоснованном увеличении затрат.

В отношении доначисления земельного налога инспекция в апелляционной жалобе ссылается, что заявителю на праве хозяйственного ведения принадлежат гаражные боксы, расположенные в подвале многоквартирного жилого дома, в связи с чем предприятием не уплачен налог за использование земельных участков, расположенных под указанными боксами.

В отзыве предприятие возражает против доводов апелляционной жалобы, ссылаясь на то, что целевое использование средств целевого финансирования определяется инвесторами, при этом налоговое законодательство устанавливает обязанность ежегодно подтверждать организациями-застройщиками целевое использование средств, полученных от инвесторов. При этом в случае нецелевого использования указанные суммы подлежат включению в состав внереализационных доходов того налогового периода, в котором допущено нецелевое использование. Обязанность обеспечивать сохранность документов, подтверждающих целевое использование средств инвесторов, сохраняется в течение четырех лет с момента, когда были произведены расходы в рамках целевого финансирования.

По мнению налогоплательщика, налоговый орган неправомерно доначислил налог на прибыль за 2005 год по причине нецелевого использования средств в период до 2003 года.

Также налогоплательщик ссылается, что финансовый результат по итогам строительства определяется только в случае, если договором предусмотрено, что экономия средств остается у застройщика. Заключенные заявителем договоры такого условия не содержат, в связи с чем экономия должна была быть возвращена инвестору, однако экономии по итогам строительства не образовалось, что подтверждается актом сверки по финансированию строительства.

В отношении доначисления налога на прибыль, в связи с учетом дисконта по собственным векселям налогоплательщик в отзыве указывает, что проценты по долговым обязательствам любого вида включаются во внереализационные расходы при условии их документального подтверждения. При этом налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности расходов. Кроме того, использование собственных векселей позволило предприятию исключить наличные расчеты с физическими лицами.

Также в отзыве заявитель указывает, что он не является плательщиком земельного налога, поскольку за предприятием не было зарегистрировано право собственности, постоянного (бессрочного) пользования на земельные участки, в отношении которых налоговым органом доначислен налог.

В судебном заседании стороны поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе и отзыве на нее.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, отзыва на неё, заслушав объяснения представителей налогового органа и налогоплательщика, не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов за период с 01.01.2005 по 31.12.2007, по итогам которой составлен акт от 01.04.2009 N 02-04 (т.1, л.д. 95-135), после рассмотрения возражений налогоплательщика (т.1, л.д. 136-145) и проведения дополнительных мероприятий налогового контроля (т.1, л.д. 146-148) вынесено решение о привлечении заявителя к налоговой ответственности за совершение правонарушения от 08.06.2009 N 02-04, которым налогоплательщику доначислены, в том числе, налог на прибыль за 2005 год, НДС за 2005 год, земельный налог, а также пени по НДС и земельному налогу и штраф по земельному налогу (т.1, л.д. 9-38).

Предприятие обратилось в Управление Федеральной налоговой службы по Республике Башкортостан с апелляционной жалобой, которая решением от 28.08.2009 N 569/16 была оставлена без удовлетворения (т.1, л.д. 39-52).

Не согласившись с решением инспекции, предприятие обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением по настоящему делу.

Основанием для начисления предприятию налога на прибыль в сумме 1 251 532 рублей за 2005 год и НДС в сумме 938 649 рублей за июнь и декабрь 2005 года послужил вывод налогового органа о необоснованном не включении в состав налоговой базы по НДС и налогу на прибыль внереализационных доходов в виде суммы целевого финансирования, целевое расходование которой не подтверждено документально в связи с уничтожением первичных документов.

Удовлетворяя требования общества в данной части, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности налоговым органом фактов нецелевого использования денежных средств, полученных от инвестора на строительство объектов.

Вывод суда первой инстанции является верным.

В рамках проверки установлено, что заявитель с 2000 г. по 2005 г. на основании договора от 18.02.2002 N 96 о долевом участии в строительстве жилого дома и договора от 17.08.2000 N 583 инвестирования строительства (долевого участия в строительстве) жилого дома осуществлял деятельность в качестве заказчика-застройщика на двух строительных объектах.

В ходе проверки налоговым органом направлено требование о представлении первичных бухгалтерских документов, подтверждающих затраты по указанным объектам за период до 01.01.2003. В ответ предприятие сообщило о невозможности представления указанных документов в связи с их уничтожением в апреле 2008 года, в связи с истечением срока хранения, с приложением акта о выделении к уничтожению документов от 17.04.2008 (т.1, л.д. 83, 84-87).

В связи с этим налоговый орган пришел к выводу, что налогоплательщиком в нарушение п.п. 8 п. 1 ст. 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) уничтожены документы, подтверждающие затраты за период до 2003 года, в то время как в 2005 году по окончании строительства объектов налогоплательщик должен был определить финансовый результат на основании указанных документов.

По мнению налогового органа, четырехлетний срок на хранение документов начинает исчисляться с 2005 года, то есть с момента последнего использования для составления бухгалтерской отчетности.

При отсутствии соответствующих документов, налогоплательщиком не подтверждено целевое использование средств, предоставленных инвестором на строительство дома, в связи с чем сумма, использованная не по целевому назначению, является внереализационным доходом налогоплательщика.

Указанные доводы налогового органа судом апелляционной инстанции отклоняются по следующим основаниям.

Согласно п. 14 ст. 251 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования. При этом налогоплательщики, получившие средства целевого финансирования, обязаны вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования. При отсутствии такого учета у налогоплательщика, получившего средства целевого финансирования, указанные средства рассматриваются как подлежащие налогообложению с даты их получения.

К средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) - источником целевого финансирования.

Согласно п. 14 ст. 250 НК РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде использованных не по целевому назначению имущества (в том числе денежных средств), работ, услуг, которые получены в рамках целевых поступлений, целевого финансирования, за исключением бюджетных средств.

Налогоплательщики, получившие целевые поступления или целевое финансирование, по окончании налогового периода представляют в налоговые органы по месту своего учета отчет о целевом использовании полученных средств по форме, утвержденной Министерством финансов Российской Федерации приказом от 22.07.2003 N 67н «О формах бухгалтерской отчетности организаций».

Подпунктом 4 п. 3 ст. 39 НК РФ определено, что не признается реализацией товаров (работ, услуг) передача имущества, если такая передача носит инвестиционный характер.

Передача инвесторами денежных средств заказчику для осуществления капитальных вложений (например, для строительства здания) носит инвестиционный характер.

Таким образом, денежные средства, поступившие застройщику на основании инвестиционных договоров, являются источником целевого финансирования, поэтому при условии их использования в полном объеме на установленные договором цели они не облагаются НДС.

Следовательно, средства инвесторов, полученные застройщиком, не будут учитываться в составе доходов при исчислении налога на прибыль, если они будут направлены им на финансирование строительства объекта, который определен в договоре долевого участия в строительстве (инвестиционном договоре). Расходование застройщиком средств инвесторов, полученных по конкретному договору, на иные цели будет признаваться нецелевым использованием указанных средств, что, соответственно, влечет их включение в состав внереализационных доходов застройщика при исчислении налога на прибыль.

Налоговым органом установлено отсутствие у налогоплательщика документов, подтверждающих расходование целевых средств на цели строительства, произведенное в период до 2003 года.

В то же время подпунктом 9, п.4 ст. 271 НК РФ предусмотрено, что для внереализационных доходов датой получения дохода признается дата, когда получатель имущества (в том числе денежных средств) фактически использовал указанное имущество (в том числе денежные средства) не по целевому назначению либо нарушил условия, на которых они предоставлялись, - для доходов в виде имущества (в том числе денежных средств), указанных в пунктах 14, 15 статьи 250 НК РФ.

Поскольку расходование спорных денежных средств осуществлено до 2003 года, то они не могли быть включены в налоговый период 2005 года.

Учитывая, что 2003 год находился за рамками проверяемого периода, то налоговый орган согласно пункту 4 статьи 89 НК РФ не вправе был включать указанные суммы при определении налоговой базы.

При таких обстоятельствах, обоснованным является довод налогоплательщика о том, что налоговыми периодами, в которых произведено нецелевое, по мнению инспекции, расходование денежных средств инвесторов являются налоговые периоды, предшествующие 2003 году, которые не относятся к периодам, охваченным рамками выездной налоговой проверки.

Таким образом, апелляционный суд считает, что доначисление налогов за налоговый период 2005 года в связи с не подтверждением целевого использования денежных средств в налоговые периоды, предшествующие 2003 году, противоречит нормам подпункта 9, п.4 ст. 271 НК РФ.

Кроме того, суд апелляционной инстанции учитывает, что налогоплательщиком ежегодно в налоговый орган представлялись отчеты о целевом использовании полученных средств. Налоговые периоды, предшествующие 2003 году также проверялись налоговыми органами в рамках выездных налоговых проверок, при этом факты нецелевого использования денежных средств установлены не были.

Подлежит отклонению довод инспекции о том, что при определении финансового результата строительства в 2005 году у налогоплательщика отсутствовали документы, подтверждающие расходы в период до 2003 года как не соответствующий обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела уничтожение документов осуществлено заявителем в 2008 году, то есть на момент окончания строительства в 2005 году, спорные документы по расходам имелись у налогоплательщика в наличии, были учтены при составлении акта сверки расчетов между инвестором и заявителем. При этом у инвестора претензий к составу расходов ни в период до 2003 года, ни в 2005 году не имелось (т.2, л.д. 57,72-76).

Основанием для доначисления налога на прибыль в сумме 5056 рублей, послужил вывод налогового органа о необоснованном учете в расходах дисконта по собственным векселям. По мнению налогового органа, расходы предприятия в виде дисконта по собственным векселям не соответствуют п. 1 ст.252 НК РФ как экономически нецелесообразные и не связанные с предпринимательской деятельностью.

Как следует из материалов дела, заявителем были выпущены векселя, которые по договорам выпуска простых векселей реализованы банку ООО «ИнвестКапиталБанк» по цене ниже номинальной стоимости, то есть с дисконтом. Затем данные векселя по договорам купли-продажи ценных бумаг были реализованы физическим лицам - дольщикам по номинальной стоимости. В дальнейшем, непосредственно перед передачей помещения дольщику составлялся акт приема-передачи векселей, согласно которому он передавался физическим лицом в счет финансирования строительства жилого дома по договору о долевом участии в строительстве жилья, заключенным заявителем с этим физическим лицом.

Удовлетворяя требования заявителя в данной части, суд первой инстанции пришел к выводу, что деятельность предприятия, связанная с выпуском и обращением собственных векселей, связана с деятельностью, направленной на получение дохода и соответствует требованиям налогового законодательства.

Вывод суда первой инстанции является верным.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Подпунктом 2 п. 1 ст. 265 НК РФ предусмотрено, что в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком учетом особенностей, предусмотренных статьей 269 НК РФ.

Статья 269 НК РФ определяет особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам. Ввключение в состав внереализационных расходов сумм дисконта по собственным векселям в производилось на основании пункта 1 статьи 269 НК РФ, в соответствии с которым расходами признаются проценты, начисленные по долговому обязательству любого вида при условии, что размер начисленных процентов существенно не отклоняется от среднего уровня процентов, взимаемых по долговым обязательствам, выданным в том же квартале на сопоставимых условиях. Данное положение применяется также к процентам в виде дисконта, который образуется у векселедателя как разница между ценой обратной покупки (погашения) и ценой продажи векселя.

При этом в нарушение ст. 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговым органом не представлено доказательств, что налогоплательщиком данные расходы были учтены выше установленного предела.

Кроме того, налогоплательщик ссылается, что примененная им схема расчетов с использованием векселей была направлена на исключение наличных денежных расчетов с гражданами, требующих специального оформления.

При этом судом учитывается, что Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в определении от 04.06.2007 N 320-О-П, законодательство о налогах и сборах, не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии у налогового органа оснований для доначисления налога на прибыль, в связи с учетом в качестве расходов по налогу на прибыль дисконта при реализации собственных векселей.

Основанием для доначисления земельного налога в сумме 9718 рублей, пени в сумме 1286 рублей, штрафа по п.1 ст.122 НК РФ в размере 1944 рублей послужил вывод налогового органа о том, что предприятие является пользователем земельного участка расположенного под гаражными боксами, находящимися у налогоплательщика на праве хозяйственного ведения.

Удовлетворяя заявленные требования в данной части, суд первой инстанции пришел к выводу, что предприятие не является плательщиком земельного налога, в связи с отсутствием зарегистрированного в установленном порядке за заявителем права собственности, постоянного (бессрочного) пользования на земельные участки, в отношении которых налоговым органом доначислен налог.

Указанный вывод суда является законным и обоснованным.

Согласно пункту 1 статьи 388 НК РФ плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации указанные права на земельный участок подлежат государственной регистрации, которая в силу пункта 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

В связи с этим как разъяснено в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 54 «О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога» судам необходимо исходить из того, что плательщиком земельного налога является лицо, которое в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним указано как обладающее правом собственности, правом постоянного (бессрочного) пользования либо правом пожизненного наследуемого владения на соответствующий земельный участок. Поэтому обязанность уплачивать земельный налог возникает у такого лица с момента регистрации за ним одного из названных прав на земельный участок, то есть внесения записи в реестр, и прекращается со дня внесения в реестр записи о праве иного лица на соответствующий земельный участок.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что налогоплательщик на праве хозяйственного ведения владеет гаражными боксами в подвальном помещении жилого дома. При этом налоговым органом не представлено доказательств, что земельный участок, находящийся под указанными объектами, предоставлен заявителю на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования и что одно их этих прав зарегистрировано за налогоплательщиком в установленном порядке.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, апелляционная жалоба налогового органа удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для безусловной отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не допущено.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 03.12.2009 по делу N А07-19421/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 40 по Республике Башкортостан - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа www. fasuo. arbitr. ru.

     Председательствующий
судья
Е.В.Бояршинова
Судьи
А.А.Арямов
Н.Г.Плаксина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-19421/2009
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 февраля 2010

Поиск в тексте