• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 марта 2010 года Дело N А07-16265/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 16 марта 2010 г.

Полный текст постановления изготовлен 19 марта 2010 г.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Бабкиной С.А., судей Серковой З.Н., Фединой Г.А., при ведении протокола секретарем судебного заседания Шатиной А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Башкирэнерго» на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.12.2009 (резолютивная часть от 24.12.2009) по делу N А07-16265/2009 (судья Хайдаров И.М.), при участии от Федеральной налоговой службы - Юнусова А.Ф. (удостоверение, доверенность от 15.03.2010), Полевой Э.М. (паспорт, доверенности от 29.06.2009, от 11.01.2010), от открытого акционерного общества «Ишимбайский завод транспортного машиностроения «Витязь» - конкурсного управляющего Юсупова А.М. (паспорт), Каурнукаева Р.М. (паспорт, доверенность от 18.01.2010), от открытого акционерного общества «Башкирэнерго» - Гатаулиной Н.А. (паспорт, доверенность от 11.01.2010, агентский договор N107/271 от 18.02.2009), Сатаровой Н.Х. (паспорт, доверенность от 11.01.2010, агентский договор N107/271 от 18.02.2009),

УСТАНОВИЛ:

Федеральная налоговая служба (далее- ФНС России, истец) обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к открытому акционерному обществу «Башкирэнерго» (далее- ОАО «Башкирэнерго», ответчик) и открытому акционерному обществу «Ишимбайский завод транспортного машиностроения «Витязь» (далее- ОАО «Витязь», Завод, должник, ответчик) о признании недействительным дополнительного соглашения от 26.02.2004 к договору о залоге имущества от 03.12.2003, заключенному в обеспечение обязательств по договору энергоснабжения от 28.12.2002 между ответчиками, применении последствий недействительной сделки в виде взыскания с ОАО «Башкирэнерго» в пользу ОАО «Витязь» 24867853 руб. 72 коп.

Решением от 28.12.2009 (резолютивная часть от 24.12.2009) с учетом определения об опечатке от 01.03.2010, исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с названным решением ОАО «Башкирэнерго» подало апелляционную жалобу, в которой просит решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.12.2009 по делу N А07-16265/2009 отменить, в удовлетворении исковых требований отказать.

Основаниями для отмены решения суда первой инстанции, по мнению подателя апелляционной жалобы, является неверное применение судом норм материального права в части применения срока исковой давности. В обоснование иска истец ссылался на положения статьи 103 Федерального закона N127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее- Закон о банкротстве) и ст.ст. 153, 450, 452, 453, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации. ОАО «Башкирэнерго» в отзывах неоднократно ссылалось на пропуск срока исковой давности, поскольку сделка в силу статьи 103 Закона о банкротстве является оспоримой. В силу статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности составляет один год. Истец являлся конкурсным кредитором и мог узнать о совершенной сделке, ознакомившись с документами. В материалах дела N А07-8065/04-Г-РСА/ХРМ имеется протокол собрания кредиторов от 04.04.2008, истец принимал участие в собрании кредиторов, ОАО «Башкирэнерго» отражено там как кредитор, требования которого составляли 8412992 руб. 59 коп. В этом же деле имеется протокол собрания кредиторов от 25.12.2007, где указаны кредиторы, их сумма требований и количество голосов от общего числа кредиторов. Представитель истца, как участник собрания кредиторов, не мог не обратить внимание на внесение изменений в реестр от 17.03.2008. Названные документы находятся в деле N А07-8065/04-Г-РСА/ХРМ, об исследовании материалов которого ОАО «Башкирэнерго» было заявлено в ходе предварительного судебного заседания. Суд первой инстанции неверно применил указания, изложенные в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в определении от 29.04.2009 NВАС-4746/09 указано лишь на возможность оспаривания сделки. Суд неверно применил ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ОАО «Башкирэнерго» ничего по спорной сделки не получило. Ошибочен, по мнению подателя жалобы, и вывод суда первой инстанции об отсутствии правового значения договора уступки права от 01.02.2008 N 107/340. Однако по условиям названного договора уступки ОАО «Башкирэнерго» уступило свое право требования с Завода долга ООО «ЮК «Витязь». Завод и ООО «ЮК «Витязь» по своему усмотрению распорядились принадлежащими им правами. Суд указал, что поскольку определения о процессуальном правопреемстве нет, то цессия считается ничтожной. Однако суд неверно применил положения ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации. В пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 N29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что с учетом положения ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор вправе отказаться от реализации его права. ОАО «Башкирэнерго» подало заявление об исключении его из реестра, о чем суду было доведено до сведения. Делая выводы о злоупотреблении правом, суд не дал правовой оценки доводам ОАО «Башкирэнерго». ОАО «Башкирэнерго» совершило сделку в феврале 2004 года, а публикация о введении наблюдения была только в мае 2004 года. Суд, оценивая данное обстоятельство, не применил постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N32 от 30.04.2009 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным Законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее- постановление N32). ОАО «Башкирэнерго» не знало и не могло знать о неплатежеспособности должника. Суд не учел, что между ответчиками существовали длительные хозяйственные отношения, Завод является одним из крупнейших предприятий в городе и его полное отключение от электроснабжения невозможно. Суд не принял во внимание пункт 19 постановления N32, согласно которому сделки совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности не могут быть оспорены по основаниям ст. 103 Закона о банкротстве. Кроме того, неверен вывод суда о злоупотреблении правом в связи с ликвидацией ООО «ЮК «Витязь», поскольку ОАО «Башкирэнерго» не может отвечать за действия иного лица.

В дополнениях к апелляционной жалобе, поступивших в суд апелляционной инстанции 15.03.2010, ОАО «Башкирэнерго» ссылается на действительность договора цессии, невозможность признания его ничтожным с учетом разъяснений, изложенных в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации N120 от 30.10.2007. Суд сослался на судебную практику, не имеющую отношения к рассматриваемому делу. Решение суда не содержит ссылок на причинно- следственную связь для взыскания денежных сумм с ОАО «Башкирэнерго». Суд не исследовал вопрос о возможном привлечении в дело ООО «ЮК «Витязь», при этом суд указал на ликвидацию этого общества. ОАО «Башкирэнерго» получило лишь от ООО «ЮК «Витязь» средства в сумме 12422926 руб. 86 коп., никаких других средств ОАО «Башкирэнерго» не получало.

ОАО «Витязь» направило в суд отзыв, в котором доводы жалобы считает состоятельными. Делая вывод о ничтожности цессии, суд не принял во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 1 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке не влечет недействительность этого соглашения. В момент оплаты ООО «ЮК «Витязь» уступленного долга материальное правопреемство уже произошло. Процессуальное правопреемство от материального не зависит. Кроме того, данная часть задолженности была исключена из реестра как текущая задолженность, которая в деле о банкротстве не учитывается. Судебного акта о взыскании части долга не существует, следовательно, и не должно быть процессуального правопреемства. Несостоятельна ссылка суда на пункт 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.06.2001 N 64, поскольку данное письмо утратило свою силу с момента издания нового закон N127-ФЗ от 26.10.2002 и введением в действие нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 24.07.2002. Довод истца о том, что данная задолженность стала текущей в связи с подписанием соглашения несостоятелен, поскольку задолженность стала текущей с момента принятия определения от 25.12.2007. 03.12.2003 между ОАО «Башкирэнерго» и Заводом был подписан график погашения задолженности, по которому срок платежа был с 01.04.2004 по 31.12.2004. Даже если бы и не было подписано соглашение, то требования ОАО «Башкирэнерго» подлежали погашению частично как текущие на основании графика, являющегося частью договора залога от 03.12.2003. Вывод суда о том, что заключение договора залога свидетельствует о неплатежеспособности Завода, является неверным. Обеспечение исполнения обязательства предусмотрено законодательством и не может свидетельствовать о неплатежеспособности должника. Суд сделал вывод, что должник исполнял поручение ОАО «Башкирэнерго» оплачивая долг. Однако этот вывод суда неверен. При совершении цессии достаточно уведомления должника. Не согласен с выводом суда о том, что продажа права требования по цене ниже, чем размер самого права, свидетельствует о злоупотреблении сторонами правом. Суд не принял во внимание пункт 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120. Дополнительное соглашение от 26.02.2004 к договору залога не является ничтожной сделкой, так как иск о признании сделок недействительной по основаниям, указанным в п.п. 2 и 3 ст. 103 Закона о банкротстве, может быть предъявлен в течение годичного срока исковой давности. Истец имел возможность ознакомиться с документами должника и своевременно обратиться с заявлением в пределах срока исковой давности. Утверждение истца о том, что о дополнительном соглашении от 26.02.2004 ему не было известно, опровергается указанием 17.03.2008 в реестре требований кредиторов изменений со ссылкой на определение суда от 25.12.2007, эта информация отражена в отчетах конкурсного управляющего и представлялась на собраниях кредиторов ежемесячно. 04.04.2008 представитель ФНС России принял участие в собрании, в котором был объявлен перерыв для ознакомления представителя с материалами собрания, в том числе и с реестром требований кредиторов от 17.03.2008; отчет конкурсного управляющего от 14.05.2008, в котором имеются сведения об уступке права требования долга от ОАО «Башкирэнерго» к ООО «ЮК «Витязь», направлен в адрес Инспекции Федеральной налоговой службы N 25 по Республике Башкортостан. На основании чего полагает, что со дня, когда истец узнал или должен был узнать о существовании дополнительного соглашения (04.04.2008) и до его обращения с заявлением о признании его недействительным (07.08.2009) годичный срок давности истек, поскольку сделка является оспоримой. Не согласен с выводом о том, что денежные средства перечислены ОАО «Витязь» на расчетный счет ООО «ЮК «Витязь» по поручению ОАО «Башкирэнерго», так как в этой части право требования перешло к ООО «ЮК «Витязь» и оплата была произведена новому кредитору на основании ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ФНС России также направила отзыв на апелляционную жалобу, в котором указывает на законность решения суда и несостоятельность доводов жалобы. В обоснование своей позиции ФНС России ссылается на ничтожность дополнительного соглашения от 26.02.2004 в силу ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации как совершенного с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Об этом свидетельствует совокупность действий должника, ОАО «Башкирэнерго» и ООО «ЮК «Витязь», выразившихся в заключении оспариваемого соглашения менее чем за 6 месяцев до подачи заявления о признании банкротом, обращение ОАО «Башкирэнерго» к конкурсному управляющему о погашении текущей задолженности, реализация права требования третьему лицу - ООО «ЮК «Витязь» по цене, ниже стоимости уступаемого права, и последующая ликвидация ООО «ЮК «Витязь», что подтверждает намерение сторон совершить сделку, влекущую предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами. Ответчики умышленно скрывали информацию о заключенной сделки от конкурсных кредиторов, что является злоупотреблением правом. Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 08.06.2004 N 226-О разъяснено, что для применения положений ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации суд должен выявить антисоциальность сделки с учетом всех фактических обстоятельств дела и поведения сторон, вместе с тем п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» не ограничивает применение этой правовой нормы применительно к сделкам, нарушающим интересы кредиторов, когда установлено, что подобная сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. ФНС России полагает, что при совершении сделки ответчиками допущено злоупотребление правами, что является основанием для её ничтожности (п. 2 ст. 10. ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации). Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение трех лет со дня, когда началось исполнение сделки, поэтому суд верно указал, что срок течения исковой давности начинается с 04.04.2008 (перечисление ОАО «Витязь» на счет ООО «ЮК «Витязь» 24 867 853,72 руб. по платежному поручению N92). Иск подан 03.08.2009 (квитанция органа почтовой связи), о существовании дополнительного соглашения истцу стало известно только из определения суда от 25.12.2007 по делу N А07-8065/2004, с содержанием которого уполномоченный орган ознакомился 10.12.2008. Доводы ответчика о пропуске срока исковой давности документально не подтверждены, доказательств направления истцу текста оспариваемого соглашения нет, реестр требований кредиторов от 17.03.2008 не содержит сведений об обстоятельствах заключения дополнительного соглашения. Не согласен с доводом о неполучении ОАО «Башкирэнерго» денежных средств в размере 24 867 853,72 руб., отсутствии причинно-следственной связи, так как оплата была произведена на основании определения Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.12.2007, договор уступки права требования N 107/340 от 01.02.2008 правового значения применительно к настоящему спору не имеет.

В судебном заседании представители ОАО «Башкирэнерго» доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней поддержали в полном объеме.

ОАО «Витязь» позицию подателя жалобы поддержал по мотивам, изложенным в отзыве на неё. Просит решение суда от 24.12.2009 отменить и принять новый судебный акт.

Представители ФНС России просили обжалуемый судебный акт оставить без изменения, огласили доводы отзыва на апелляционную жалобу.

В судебном заседании апелляционного суда судом отклонено ходатайство ОАО «Витязь» о приобщении дополнительных документов: протокол собрания кредиторов от 04.04.2008, журнал регистрации от 04.04.2008, отчет конкурсного управляющего от 03.03.2008 - 14.05.2008, письмо ОАО «Витязь» от 16.05.2008 N 281-08/229, письмо ФНС России от 19.06.2008, реестр требований кредиторов от 07.03.2009, доверенность ФНС России, договор уступки (цессии) N107/340 от 01.02.2008, поскольку часть документов (протокол собрания кредиторов от 04.04.2008 и договор цессии от 01.02.2008) имеется в деле, в отношении остальных документов причины не представления документов в суд первой инстанции не признаны судом уважительными (п. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителей сторон, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта.

Как следует из материалов дела, 03.12.2003 между ОАО «Башкирэнерго» и Заводом был заключен договор о залоге, по условиям которого обеспечивалось исполнение обязательства Завода по договору энергоснабжения N 5048 от 12.11.1993 (л.д.38 т.1, пункт 1.1.договора).

В пункте 2.1. договора о залоге стороны указали размер обязательства обеспеченного залогом - 28 250 374 руб. по состоянию на 01.11.2003.

Предметом залога явилось имущество по приложению N1 (пункт 3.1 договора о залоге).

26.02.2004 ответчики подписали дополнительное соглашение к договору о залоге имущества, в пункте 1 которого указали об изменении графика погашения задолженности в размере 28 840 000 руб. В приложении N1 к соглашению ответчики согласовали периоды погашения задолженности (л.д.39-41 т.1).

12.04.2004 определением Арбитражного суда республики Башкортостан по делу N А07-8065/2004 в отношении Завода введена процедура наблюдения (л.д.10 т.1).

12.07.2004 требования ФНС России включены в реестр требований кредиторов Завода (л.д.12,13 т.1).

15.07.2004 требования ОАО «Башкирэнерго» включены в реестр кредиторов в размере 33452992 руб. 59 коп. (л.д.26 т.2).

10.08.2004 в отношении должника введена процедура внешнего управления (л.д.16 т.1).

27.12.2004 ОАО «Витязь» решением Арбитражного суда Республики Башкортостан признан банкротом, в отношении должника открыто конкурсное производство.

Полагая, что дополнительное соглашение к договору о залоге от 03.12.2003 от 26.02.2004 совершено в нарушение пункта 3 ст. 103 Закона о банкротстве и привело к изменению срока исполнения обязательства по договору энергоснабжения, истец обратился с настоящим иском в суд.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемая сделка совершена в течение 6 месяцев, предшествующих признанию должника банкротом, и данная сделка повлекла за собой предпочтительное удовлетворение требований кредитора. Кроме того, суд усмотрел злоупотребление правом со стороны ОАО «Башкирэнерго» и в качестве последствий недействительной (ничтожной) сделки, руководствуясь положениями ст.ст. 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскал 24 867 853 руб. 72 коп. с ОАО «Башкирэнерго» в пользу ОАО «Витязь».

Выводы суда являются верными, сделанным с учетом всех обстоятельств дела и при правильном применении закона.

Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным названным Кодексом, в силу признания её таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в данном Кодексе.

Согласно пункту 3 статьи 103 Закона о банкротстве в редакции до внесения изменений Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ, сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.

Как разъяснено в пункте 19 постановления N32 при рассмотрении иска о признании сделки недействительной на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве судам необходимо иметь в виду: если другая сторона сделки докажет, что на момент совершения сделки она не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным, то по смыслу пункта 3 статьи 103 Закона сделка не может быть признана судом недействительной.

Согласно пункту 3 статьи 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей.

В связи с этим, при наличии таких публикаций при оспаривании на основании пункта 3 статьи 103 Закона сделок, совершенных после введения наблюдения, следует исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать из этих публикаций о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а следовательно, что должник является неплатежеспособным.

Поскольку пункт 3 статьи 103 Закона не делает исключений для сделок, совершенных должником в процессе его обычной хозяйственной деятельности, такие сделки могут быть оспорены на основании этой нормы. Однако совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности должника может свидетельствовать о том, что другая сторона сделки не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным.

Признавая дополнительное соглашение от 26.02.2004 недействительной сделкой, суд первой инстанции обоснованно указал на то обстоятельство, что ОАО «Башкирэнерго» знало о неплатежеспособности должника.

Данные выводы суда являются верными, поскольку на момент подписания соглашения от 26.02.2004 задолженность Завода составляла по состоянию на 01.11.2003, то есть долг накопился за продолжительный период. По условиям договора энергоснабжения N 5048 от 1993 года оплата Заводом должна производиться до 1 числа месяца, следующего за расчетным (п.3.1. договора л.д.68 т.1). Учитывая, что стороны дополнительным соглашением от 26.02.2004 рассрочили погашение долга сроком на 5 лет (до 2009 года), то, следовательно, обе стороны знали о неплатежеспособности должника. Столь продолжительный период рассрочки опровергает доводы ОАО «Башкирэнерго» о том, что ОАО «Башкирэнерго» не знало о неплатежеспособности Завода.

Доводы ответчиков в этой части являются несостоятельными и противоречащими материалам дела.

Не принимаются судом апелляционной инстанции и доводы ОАО «Башкирэнерго» в части совершения сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности, поскольку доказательств того, что такая длительная рассрочка платежа являлась обычным действием сторон, совершалась и ранее, в материалы ответчиками не представлено. В связи с чем, суд первой инстанции сделал правомерный вывод о том, что заключение договора залога в обеспечение обязательства по энергоснабжению и предоставление длительной рассрочки платежа не является обычной хозяйственной деятельностью ответчиков.

Утверждение ОАО «Башкирэнерго» о том, что отсрочка по погашению долга является обычным хозяйственным оборотом, судом апелляционной инстанции не принимается, поскольку именно факт рассрочки и свидетельствует о невозможности должником погасить своевременно долг, то есть о его неплатежеспособности. В данном случае значения не имеет, как часто ОАО «Башкирэнерго» предоставляло отсрочку должникам. Вопрос предоставления отсрочки является самостоятельной деятельностью ОАО «Башкирэнерго», осуществляемой на свой риск как коммерческой организацией.

Что касается довода апелляционной жалобы о неправомерном не применении судом первой инстанции срока исковой давности, то суд апелляционной инстанции считает данный довод подлежащим отклонению, как противоречащий имеющим в деле доказательствам.

Действительно, сделка совершена 26.02.2004, а с иском ФНС России обратилась только 03.08.2009 (л.д.61 т.1).

Согласно пункту 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. до внесения изменений Федеральным законом от 21.07.2005 N 109-ФЗ) иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу пункта 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение.

В соответствии с пунктами 11 и 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение в суд. При рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 26 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

В силу п. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации являются обязательными для арбитражных судов Российской Федерации.

Истец не является участником дополнительного соглашения от 26.02.2004. Доказательств того, что истцу спорное соглашение передавалось, в дело не представлено. При этом обязанность по доказыванию обстоятельства истечения срока исковой давности возлагается на сторону, заявившую о ее применении (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Ответчики ссылаются на протокол собрания кредиторов от 04.04.2008 (л.д.70 т.1), из которого, по их мнению, следует, что истец знал о нарушенном праве. Между тем, на повестке собрания 04.04.2008 не ставился вопрос об обсуждении спорного соглашения. Иные вопросы не имеют значения для определения начала течения срока исковой давности. Сам факт указания в протоколе размера требования ОАО «Башкирэнерго» в меньшем объеме, чем ранее (8412992 руб. 59 коп.) не свидетельствует безусловно о том, что уменьшение данной суммы произведено по соглашению от 26.02.2004. Из имеющегося в деле отчета конкурсного управляющего от 14.05.2008 (л.д.138 т.1), также не усматривается отражение в нем дополнительного соглашения от 26.02.2004. В деле имеется письмо ФНС России от 28.12.2008 (л.д.151 т.1), адресованное конкурсному управляющему ОАО «Витязь» с просьбой объяснить занижение суммы кредитора ОАО «Башкирэнерго», однако ответа о том, что сумма изменена по соглашению от 26.02.2004, в деле не имеется. Ответчиками представлен реестр кредиторов на 17.03.2008 (л.д.154, 155 т.1), в котором содержатся сведения об изменении размера требования ОАО «Башкирэнерго» со ссылкой на определение от 25.12.2007. Однако доказательств того, что этот реестр был передан истцу, в деле нет. Определение суда от 25.12.2007, на которое также ссылаются ответчики в части истечения срока исковой давности, не содержит в мотивировочной части сведений о дополнительном соглашении от 26.02.2004 (л.д.43,44 т.1).

Отклоняются судом апелляционной инстанции и доводы ОАО «Витязь» о начале течения срока исковой давности с 16.05.2008 (момент передачи ФНС России документов, л.д. 23 т.2), поскольку доказательств того, что одновременно с отчетом конкурсного управляющего на 14.05.2008 передано соглашение от 26.02.2004, суду не представлено. Как отмечалось ранее, указание в отчете об изменении размера требовании кредитора ОАО «Башкирэнерго» само по себе не свидетельствует о том, что истец узнал об основаниях для фактического изменения размера требования.

Не принимаются судом апелляционной инстанции как состоятельные и доводы ОАО «Витязь» со ссылкой на отчет конкурсного управляющего от 14.05.2008 (л.д.138-146 т.1), в котором отражен кредитор ООО «ЮК «Витязь» с суммой 24867853 руб. 72 коп., поскольку как отмечалось ранее, доказательств того, что вместе с отчетом было передано спорное соглашение от 26.02.2004, суду не представлено. Договор уступки права требования (цессии) N107/340 от 01.02.2008 (л.д.28 т.2) с ООО «ЮК «Витязь», который мог быть представлен ФНС России вместе с отчетом (доказательств передачи его ФНС России в деле нет), не содержит ссылку на спорное соглашение.

Оценив имеющиеся в деле доказательства в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отклонении заявления о применении срока исковой давности. Вывод суда о недействительности дополнительного соглашения от 26.02.2004 является верным.

Ошибочен довод ответчиков в части истечения срока исковой давности также в силу того, что согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по сделкам начинает течь с момента, когда началось ее исполнение.

Ответчиками не принято во внимание, что судом совершенные действия ответчиков признаны злоупотреблением правом.

Применение последствий недействительной сделки в виде взыскания суммы 24867853 руб. 72 коп. с ОАО «Башкирэнерго» судом апелляционной инстанции признается правомерным в силу следующего.

Согласно ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу части 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

При этом с учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 9 информационного письма от 25.11.2008 N127 «Обзор практики применения Арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», совершенную сделку при допущении злоупотреблении правом, можно признать недействительной на основании пункта 2 статьи 10 и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» говорится, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Судом первой инстанции верно установлено, что действия ответчиков были направлены на заведомое уменьшение конкурсной массы, поскольку перевод платежей Завода в разряд «текущие» платежи привело к их внеочередному погашению за счет конкурсной массы должника. Судом также верно отмечено, что заключение договора цессии в данном случае с ООО «ЮК «Витязь» не имеет существенного значения, поскольку в первую очередь изменялись правоотношения между ОАО «Башкирэнерго» и Заводом- должником.

Правомерно судом также сделан вывод о том, что действия по ликвидации ООО «ЮК «Витязь» свидетельствуют о злоупотреблении сторонами правом.

Суд апелляционной инстанции принимает во внимание и то обстоятельство, что при включении требования ОАО «Башкирэнерго» в 2004 году (л.д.35 т.2) оспариваемое соглашение не было представлено суду. Доказательств иного суду не представлено, что позволяет с учетом этого факта, сделать вывод о совершении ответчиками действий, направленных на причинение вреда одному из крупнейших кредиторов ФНС России.

Установив злоупотребление правом, с учетом пункта 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации суд может отказать в защите принадлежащего ему права.

Таким образом, с учетом императивного положения закона о недопустимости злоупотребления правом суд вправе по своей инициативе отказать в защите права злоупотребляющему лицу.

По смыслу ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика (п.5 информационного письма президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поскольку судом первой инстанции обстоятельства по необоснованной передаче прав кредитора ОАО «Башкирэнерго» по заведомо заниженной цене ООО «ЮК «Витязь», непосредственное перечисление конкурсным управляющим мораторной суммы ООО «ЮК «Витязь», а не ОАО «Башкирэнерго», ликвидация ООО «ЮК «Витязь» 19.05.2009 по решению общества после принятия постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа по делу N А07-8065/2004-Г-ХМР от 24.02.2009 (л.д.45 т.1) признаны, как свидетельствующие о наличии факта злоупотребления правом, на основании пункта 2 ст. 10 и ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации исковые требования были удовлетворены правомерно.

Доводы ответчиков об отсутствии факта злоупотребления правом и не исследования судом вопроса в отношении ООО «ЮК «Витязь» судом апелляционной инстанции отклоняются. Ответчики в судебном заседании апелляционного суда не смогли представить суду доказательства того, что ООО «ЮК «Витязь» является действующим лицом. Ссылка суда первой инстанции о ликвидации ООО «ЮК «Витязь» соответствует сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц, подтверждается истцом и проверена судом апелляционной инстанции.

Довод ОАО «Башкирэнерго» о том, что ответчик непосредственно ничего по оспариваемой сделки не получил, судом отклоняется, как противоречащие имеющимся в деле доказательствам. Именно ОАО «Башкирэнерго» получило удовлетворение за счет погашения долга перед ним ОАО «Витязь», вопрос о том, как ОАО «Башкирэнерго» распорядилось принятым от Завода исполнением обязательства второстепенный и не имеет существенного значения при установлении обстоятельств злоупотребления правом. При применении ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации действия суда направлены на защиту интересов лица, против которого применено злоупотребление правом.

Довод ответчиков о неверном применении судом первой инстанции информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N64 от 14.06.2001 является правомерным, поскольку данный документ утратил свою силу в связи с принятием Федерального закона N1274-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, суд необоснованно сослался на судебную практику (Ф03-5330/2008 от 27.11.2008) ввиду того, что процессуальное правопреемство имеет значение только лишь для целей возбуждения дела о банкротстве. В остальных случаях важен переход права в материальном плане.

Не может согласиться суд апелляционной инстанции и с выводом суда первой инстанции о ничтожности договора уступки прав N107/340 от 01.02.008 (л.д.28 т.2), поскольку оснований для признания данного договора ничтожным отсутствуют. Совершить цессию в порядке статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации ОАО «Башкирэнерго» и ООО ЮК «Витязь» имели возможность и при наличии задолженности в сумме 24867853 руб. 72 коп. в реестре кредиторов Завода, поскольку ни Гражданский Кодекс Российской Федерации, ни Закон о банкротстве запрета на совершение подобной сделки не содержат (ст. 383 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако, в результате совершения недействительной сделки ОАО «Витязь» произвело перечисление в сумме 24867853 руб. 72 коп. в адрес ООО «ЮК «Витязь», что подтверждается платежным поручением N92 от 04.03.2008 (л.д.32 т.2). При этом исполнение осуществлялось вместо ОАО «Башкирэнерго». Фактические обстоятельства произошедших событий свидетельствуют о намеренных действиях сторон, что судом расценено как злоупотребление правом.

Следовательно, выводы суда о злоупотребления сторонами правом и возможности взыскания с ОАО «Башкирэнерго» незаконно перечисленной суммы являются правомерными.

Учитывая вышеизложенное, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что суд первой инстанции дал надлежащую оценку относимости указанных доказательств к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора.

В связи с чем, требования истца правомерно удовлетворены судом первой инстанции, доводы подателя апелляционной жалобы являются необоснованными и подлежащими отклонению по вышеизложенным мотивам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционный инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.12.2009 по делу N А07-16265/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Башкирэнерго» - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий судья С.А. Бабкина

     Судьи
З.Н.Серкова
Г.А.Федина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-16265/2009
18АП-1477/2010
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 19 марта 2010

Поиск в тексте