• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 марта 2010 года Дело N А07-15413/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 16 марта 2010 г.

Полный текст постановления изготовлен 22 марта 2010 г.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Бабкиной С.А., судей Серковой З.Н., Фединой Г.А., при ведении протокола секретарем судебного заседания Шатиной А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу администрации муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.12.2009 (резолютивная часть от 08.12.2009) по делу N А07-15413/2009 (судья Гаврикова Р.А.), при участии от Федеральной налоговой службы - Шарафутдиновой А.А. (удостоверение, доверенность от 30.06.2009), Азаматовой Л.Р. (удостоверение, доверенность от 30.06.2009), от администрации муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан - Зайнетдинова М.И. (паспорт, доверенность от 11.01.2010), от Совета муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан - Бочкарева Н.И. (паспорт, доверенность от 16.062009),

У С Т А Н О В И Л:

Федеральная налоговая служба (далее - ФНС России, истец) обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к администрации муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан (далее - Администрация, ответчик) о взыскании 500 000 руб. в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам муниципального унитарного предприятия «Контакт» (далее- МУП «Контакт», предприятие).

До принятия решения по существу истцом в порядке, установленном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, уточнены исковые требования, просит взыскать в порядке субсидиарной ответственности с учредителя и собственника МУП «Контакт» муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан в лице Администрации за счет казны муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан 2 241 000 руб. (т.1, л.д.96-100). Уточнение иска судом принято.

Определением суда от 16.11.2009 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечен Совет муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан (далее- Совет муниципального района).

Решением суда первой инстанции от 25.12.2009 иск удовлетворен, с муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан за счет казны муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан в порядке субсидиарной ответственности взыскано 2 241 000 руб. в пользу ФНС России.

С вынесенным судебным актом не согласилась Администрация и направила апелляционную жалобу, в которой просит решение суда от 25.12.2009 отменить, в удовлетворении заявления ФНС России отказать. Обжалуемое решение считает незаконным и необоснованным.

В обоснование доводов жалобы заявитель ссылается, что при привлечении учредителя, собственника имущества юридического лица к субсидиарной ответственности суд должен установить, что несостоятельность (банкротство) вызвана непосредственно их указаниями или иными действиями, о чем указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Суд не установил противоправности действий со стороны ответчика в отношении МУП «Контакт» и причинно-следственной связи между такими действиями и наступившим банкротством предприятия. Судом неверно произведен анализ бухгалтерских балансов ликвидированного предприятия, не в полной мере исследованы материалы дела. МУП «Контакт» добровольно отказалось от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, о чем направило в Администрацию ходатайство от 04.02.2006. Поскольку предприятие отказалось от имущества, то оно было принято на баланс ответчика, что не является противоправным. Предприятие уже с 2000 года находится в стадии банкротства: 20.12.2000 введена процедура внешнего управления, 27.02.2003 Арбитражным судом Республики Башкортостан утверждено мировое соглашение в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) МУП «Контакт», при этом признаков преднамеренного банкротства установлено не было. Истцом не доказано, что банкротство предприятия вызвано в результате виновных действий Администрации, поэтому оснований для применения ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеется. Кредиторская задолженность образовалась в течение производственной деятельности предприятия с 2003 по 2005 гг., задолго до передачи имущества на баланс учредителя (01.06.2006). По мнению ответчика, факт передачи имущества не мог повлиять на наличие или отсутствие признаков банкротства.

Как считает податель жалобы, неплатежеспособность МУП «Контакт» возникла вследствие низкой рентабельности производства, роста кредиторской задолженности, неэффективной производственной деятельности, низкой платежной дисциплины покупателей и заказчиков. Кроме того, на дату принятия Администрацией имущества предприятия уже имелись признаки банкротства, решение о передаче имущества было принято не самим ответчиком, а на основании решения представительного органа местного самоуправления, которое являлось обязательным для исполнения Администрацией.

В судебном заседании представителем Администрации заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела документов: заявление ФНС России о признании должника несостоятельным (банкротом) от 17.07.2006, определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 20.12.2000 по делу NА-8993/РСА, определение Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу NА-8993/РСА от 27.03.2003, мировое соглашение от 09.01.2003 с графиком погашения задолженности МУП «Контакт», уточненное заявление ФНС России о привлечении к субсидиарной ответственности от 15.10.2009, бухгалтерские балансы по состоянию на 01.10.2006 и 31.12.2008, определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 06.05.2009 по делу N А07-17528/2006, устав МУП «Контакт» 2006 года, ходатайство Гарифуллина Р.Н. главе Администрации Хатматуллину Ф.Р. от 04.02.2006.

С учетом мнения лиц, участвующих в деле, в приобщении названных документов к материалам дела отказано в связи с отсутствием уважительности причин невозможности их представления в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Представитель Администрации доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, считает, что банкротство МУП «Контакт» возникло не вследствие изъятия имущества, а из-за низкой платежеспособности покупателей и рентабельности производства.

Представитель ФНС России с позицией ответчика не согласен, просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения. Пояснил, что изъятое ответчиком имущество подлежало включению в конкурсную массу должника.

Представитель Совета муниципального района доводы апелляционной жалобы Администрации поддержал и просил решение суда отменить.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, МУП «Контакт» является правопреемником государственного унитарного предприятия «Контакт» и передано в муниципальную собственность, функции учредителя предприятия от имени муниципального образования Архангельский район осуществляет глава администрации (пункты 1.1, 1.3 устава, т.1, л.д.13).

Устав предприятия утвержден главой администрации 14.04.2006 и зарегистрирован Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N8 по Республике Башкортостан 19.04.2006 (т.1, л.д.12, 26).

В соответствии с пунктом 1.3 устава предприятие не наделяется правом собственности на имущество, закрепленное за ним главой администрации, полномочия собственника имущества осуществляет глава администрации (п. 1.10). Предприятию передано на праве хозяйственного ведения имущество, определенное в перечне к уставу (т.1, л.д.24-25) и включает 48 позиций, балансовая стоимость которого на 01.01.2006 составила 4159,8 тыс. руб., остаточная стоимость - 2380 тыс. руб.

Предприятие создано в целях удовлетворения общественных потребностей в результатах его деятельности и получения прибыли, в том числе путем производства, передачи и распределении электрической энергии, снабжения потребителей тепловой и электрической энергией, производства расчетов и режимов работы электрооборудования, анализ проектов, консультационные, инжиниринговые и посреднические услуги в энергетике, ремонт электродвигателей, торговая деятельность, транспортные услуги и т.д. (глава 2 устава).

01.06.2006 между МУП «Контакт» и Администрацией подписан договор передачи муниципального имущества с баланса предприятия в муниципальную собственность (на баланс) Администрации согласно приложению, являющемуся актом приема-передачи и неотъемлемой частью договора (т.1, л.д.54-56). Согласно акту всего передано имущество (44 позиции) балансовой и остаточной стоимостью 3884475,01 руб. и 2241904,66 руб. соответственно.

17.07.2006 ФНС России как уполномоченный орган обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании ГУП «Контакт» несостоятельным (банкротом) в связи с наличием задолженности по состоянию на 01.05.2006 по обязательным платежам в бюджет и государственные внебюджетные фонды в сумме 7 101 625 руб.

Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.10.2006 по делу N А07-17528/2006-Г-ГРА в отношении ГУП «Контакт» введена процедура наблюдения (т.1, л.д.62), 22.05.2007 должник признан банкротом и открыто конкурсное производство (л.д.68).

В связи с тем, что ГУП «Контакт» объявлено банкротом и требования ФНС России как уполномоченного органа по уплате налогов и сборов предприятия в размере 7 134 604 руб. включены в реестр требований кредиторов, истец обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании в порядке субсидиарной ответственности по обязательствам должника к Администрации, полагая при этом наличие виновных действий последнего в банкротстве предприятия. В качестве правового обоснования иска ссылается на ст. 49, п. 3 ст. 56, ст.ст. 295, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции сделал выводы о доказанности виновности действий ответчика, выразившихся в неправомерности изъятия у предприятия имущества в нарушение ст. 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях», ст.ст. 235, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между таким изъятием имущества у предприятия и его банкротством.

Выводы суда следует признать законными и обоснованными.

Согласно п. 3 ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Из пункта 4 ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее- Закон о банкротстве) следует, что необходимым условием для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, является вина названных лиц в банкротстве должника.

Исходя из смысла указанных правовых норм, необходимыми условиями для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на учредителя, участника или иных лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия, являются наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство), а также вины ответчика в банкротстве должника.

Согласно ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Давая правовую оценку действиям ответчика, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что истцом представлены доказательства действий собственника по изъятию имущества должника, а также имеются доказательства причинной связи между действиями лиц, указанных в п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, и последствиями в виде наступления (усугубления) неплатежеспособности должника и вины ответчика, приведших к банкротству МУП «Контакт».

Так, Арбитражным судом Республики Башкортостан правильно установлено, что решением Совета муниципального района N 79б от 06.03.2006 (т.1, л.д.124) произведено изъятие принадлежащего МУП «Контакт» на праве хозяйственного ведения имущества (44 объекта) балансовой стоимостью 3884475,01 руб., после чего кредиторская задолженность предприятия превысила над его активами.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Из представленных в материалы дела бухгалтерских балансов МУП «Контакт» следует, что по состоянию на 01.04.2006 предприятие обладало основными средствами на начало отчетного периода - 2380 тыс. руб., на конец отчетного периода - 2352 тыс. руб., кредиторская задолженность составляла 6047 тыс. руб. и 6228 тыс. руб. соответственно (т.1, л.д.47-48). По состоянию на 01.07.2006 основные средства предприятия составляли 2380 тыс. руб. на начало отчетного периода, на конец периода основные средства у МУП «Контакт» уже отсутствовали (т.1, л.д.49), кредиторская задолженность на конец периода образовалась в сумме 6246 тыс. руб. (л.д.50). Из бухгалтерского баланса на 01.10.2006 усматривается, что основных средств у предприятия не имеется, кредиторская задолженность за этот период возросла с 6047 тыс. руб. до 4084 тыс. руб. (т.1, л.д.51, 52).

Согласно ликвидационному бухгалтерскому балансу по состоянию на 31.12.2008 (т.1, л.д.10-11) при отсутствии основных средств у МУП «Контакт» имеется кредиторская задолженность в размере 4084 тыс. руб. на начало отчетного периода и 7135 тыс. руб. к концу периода.

На основании вышеизложенного, суд первой инстанции сделал верный и обоснованный вывод, что после изъятия имущества (основных средств) 01.06.2006 на сумму 3884475,01 руб. хозяйственная деятельность фактически прекратилась, кредиторская задолженность предприятия резко возросла, а отсутствие имущества привело к невозможности его реализации с целью удовлетворения требований кредиторов в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) МУП «Контакт».

Привлекая ответчика к субсидиарной ответственности, суд первой инстанции, исследовав представленные в материалы дела доказательства и руководствуясь ст.ст. 56, 113, 114 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.ст. 7, 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», указал, что в связи с изъятием у МУП «Контакт» имущества, предприятие не могло осуществлять уставную деятельность, приносящую доход предприятию, что повлекло невозможность удовлетворения требований единственного кредитора, установленных в реестре требований кредиторов должника.

Судом апелляционной инстанции также принято во внимание, что доказательств необходимости и обоснованности изъятия имущества у МУП «Контакт» ни Администрацией, ни Советом муниципального района в материалы дела не представлено.

Безвозмездное изъятие у предприятия имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения, прямо противоречит нормам как Гражданского кодекса Российской Федерации, так и Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», не предусматривающим право собственника имущества унитарного предприятия, образованного на праве хозяйственного ведения (пункт 3.1 устава МУП «Контакт»), изымать это имущество как произвольно, так и с согласия предприятия, если изъятие имущества приводит к невозможности осуществления деятельности, цели, предмет и виды которой определены уставом.

В настоящем случае в хозяйственное ведение предприятия было передано 48 объектов имущества (позиции 1-48, т.1, л.д.24-25), стоимость которого составляла 4159,8 тыс. руб., а изъято 44 объекта имущества, всего балансовой стоимостью 3884475,01 руб. (т.1, л.д.54-55).

Пунктом 5 ст. 129 Закона о банкротстве предусмотрен размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, который определяется, исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации - должника.

В соответствии со ст.ст. 12, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки (вред), причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа, подлежат возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

При определении суммы, подлежащей взысканию с муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан за счет казны муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан в порядке субсидиарной ответственности, суд первой инстанции правомерно применил положение абз. 2 п. 5 ст. 129 Закона о банкротстве, согласно которому размер ответственности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в соответствии с данной нормой, определяется исходя из разницы между размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и денежными средствами, вырученными от продажи имущества должника или замещения активов организации-должника.

Взыскивая в порядке субсидиарной ответственности 2 241 000 руб., Арбитражный суд Республики Башкортостан исходил из отсутствия удовлетворения требований ФНС России в рамках дела о банкротстве, остаточной стоимости изъятого имущества (2 241 904,66 руб.) и пределами заявленных требований истца (т.1, л.д.96).

Доводы апелляционной жалобы удовлетворению не подлежат, поскольку истцом доказана вся совокупность элементов (наличие непосредственных действий учредителя и собственника имущества, размер убытков, причинная связь между действиями этого лица и возникшими убытками (вредом) и вина), необходимых для привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Утверждение Администрации относительно неправильной оценки судом первой инстанции бухгалтерских балансов предприятия, что привело к выводу о недостаточности имущества вследствие его изъятия, судом апелляционной инстанции отклоняется, как противоречащее положениям ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Субъективная оценка доказательств со стороны ответчика не является основанием для отмены решения суда, поскольку апелляционная инстанция, исследовав и оценив все материалы дела по правилам, установленным арбитражным процессуальным законодательством, не находит оснований для переоценки выводов Арбитражного суда Республики Башкортостан.

Что касается довода ответчика о том, что имущество было изъято из хозяйственного ведения и поставлено на баланс Администрации только в связи с добровольным отказом МУП «Контакт», то суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

Согласно п. 5 ст. 113 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 1 ст. 7 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

В соответствии с п. 7 ст. 114 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам предприятия.

При этом названными нормативно-правовыми актами не предусмотрено права собственника имущества унитарного предприятия, образованного на праве хозяйственного ведения, изымать у него имущество.

Статьей 295, п. 2 ст. 296 и п. 3 ст. 299 Гражданского кодекса Российской Федерации допускается изъятие излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества только в отношении имущества, закрепленного на праве оперативного управления.

Несмотря на то, что в решении Совета муниципального района N 79б от 06.03.2006 указано на изъятие имущества из оперативного управления МУП «Контакт», фактически было изъято имущество, закрепленное на праве хозяйственного ведения, что следует из устава предприятия (пункт 3.1), перечня объектов недвижимого имущества, переданного в хозяйственное ведение (т.1, л.д.24-25) и акта приема-передачи к договору от 01.06.2006 (т.1, л.д.54-55).

Добровольный отказ предприятия от имущества, закрепленного на праве хозяйственного ведения, не допускается в силу положений п. 3 ст. 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», поскольку данная правовая норма обязывает предприятие распоряжаться своим имуществом только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом.

Поскольку практически всё имущество, закрепленное на праве хозяйственного ведения, было изъято у МУП «Контакт», и как правильно отмечено судом первой инстанции, ответчиком не представлено доказательств принятия своевременных мер для восстановления платежеспособности должника, сохранности имущества предприятия, то при таких обстоятельствах апелляционная инстанция считает, что ответчик правомерно и обоснованно привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия перед его кредитором ФНС России.

Ссылка подателя жалобы относительно возникновения неплатежеспособности предприятия до изъятия имущества не имеет существенного значения при наличии установленного судом факта изъятия, приведшего к банкротству МУП «Контакт» и невозможности удовлетворения требований кредиторов.

Учитывая, что при вынесении решения судом первой инстанции правильно установлены все фактические обстоятельства дела, сделаны соответствующие выводы, основанные на нормах права и доказательствах, имеющихся в материалах дела, суд апелляционной инстанции считает обжалуемое решение суда законным и обоснованным, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.12.2009 по делу N А07-15413/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу администрации муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.r

     Председательствующий
судья
С.А.Бабкина
Судьи
З.Н.Серкова
Г.А.Федина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-15413/2009
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 22 марта 2010

Поиск в тексте