• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 сентября 2010 года Дело N А34-2530/2010

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Тимохина О.Б., судей Плаксиной Н.Г., Костина В.Ю., при ведении протокола секретарем судебного заседания Курочкиной Е.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Курганской таможни на решение Арбитражного суда Курганской области от 21 июля 2010 года по делу N А34-2530/2010 (судья Пшеничникова И.А.), при участии: от Курганской таможни - Тропина М.А. (доверенность N 14-20/107 от 12.01.2010, служебное удостоверение), Бавыкина О.Ю. (доверенность N 04-19/9 от 11.01.2010, служебное удостоверение); от общества с ограниченной ответственностью «БИЕК-Cargo» - Кардакова В.Л (доверенность N 17 от 21.09.2010, паспорт),

УСТАНОВИЛ:

Курганская таможня (далее - заявитель, таможня, таможенный орган) обратилась в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о привлечении общества с ограниченной ответственностью «БИЕК-cargo» (далее - заинтересованное лицо, ООО «БИЕК-cargo», общество) к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ, Кодекс).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Смешарики» (далее - ООО «Смешарики»).

Решением Арбитражного суда Курганской области от 21 июля 2010 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Таможня с решением суда первой инстанции не согласилась и обжаловала его в апелляционном порядке.

В обосновании апелляционной жалобы заявитель указывает на необоснованный вывод суда об отсутствии вины ООО «БИЕК-cargo» в совершении вменяемого правонарушения. Общество до отправки товара обязано было принять меры к тому, чтобы не допустить отправку контрафактного товара, правом, предусмотренным статьей 127 Таможенного кодекса Российской Федерации, а именно правом на проведение осмотра товара, общество не воспользовалось. Предварительное декларирование товара не является препятствием для реализации декларантом указанного права. Таким образом, ООО «БИЕК-cargo», имея возможность для соблюдения правил и норм, установленных законодательством Российской Федерации в области защиты прав интеллектуальной собственности, не в полной мере предпринято меры для соблюдения исключительных прав правообладателя.

Полагает несоответствующим требованиям действующего законодательства вывод суда о том, что проведение осмотра в соответствии со статьей 127 Таможенного кодекса Российской Федерации не имело бы правового значения, поскольку правонарушение, предусмотренное статьей 14.10 КоАП РФ, считается оконченным с момента фактического пересечения таможенной границы контрафактной продукции.

Не являются уважительными причинами неисполнения требований нормативных актов, регламентирующих общественные отношения в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, сложившиеся договорные отношения и отлаженная система поставок. Неосведомленность общества о характере товара однозначно не свидетельствует об отсутствии вины в незаконном использовании товарного знака.

Судом первой инстанции не учтены требования Соглашения об основных направлениях сотрудничества государств - участников СНГ в области защиты прав потребителей от 25.01.2000.

Просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт.

Заинтересованное и третье лица письменные отзывы на жалобу не представили.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте проведения судебного заседания извещены надлежащим образом. Представитель ООО «Смешарики» в судебное заседание не явился.

С учетом мнения сторон и в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие представителя третьего лица.

В судебном заседании представитель таможни поддержал доводы апелляционной жалобы, а представитель ООО «БИЕК-cargo» устно возражал против нее.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей сторон, не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, 30.03.2010 на Первомайском таможенном посту обществом оформлена предварительная грузовая таможенная декларация (далее - ГТД) N 10501080/300310/П000443 на товары - швейные изделия в ассортименте, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации из Республики Киргизия (т. 1, л.д. 31-55).

01.04.2010 таможенным органом выдано поручение на досмотр N10501080/010410/000132 для проведения таможенного досмотра данной партии товара (т. 1, л.д. 82).

В ходе досмотра 10% товаров, заявленных в ГТД N10501080/300310/П000443, обнаружены картонные ярлыки, на которых имеются рисунки в виде персонажей мультфильмов.

Результаты досмотра закреплены в акте таможенного досмотра N10501080/010410/000132 от 01.04.2010 (т. 1, л.д. 83-92).

На основании докладной записки отдела таможенного досмотра от 02.04.2010 заявителем принято решение об увеличении степени таможенного досмотра указанной партии товаров до 100% (т. 1, л.д. 95).

В ходе досмотра выявлено, что сведения о знаке товара N 17 (колготки детские трикотажные машинного вязание из х/б тканей, в количестве 300 шт.), указанные на картонном ярлыке - рисунок, имитирующий персонажей анимационного сериала «Смешарики», расходятся со сведениями, заявленными в 31 графе товара N 17 ГТД N 10501080/300310/П000443 - «Без маркировки». Товары, обладающие признаками контрафактных, выделены в отдельные товары N 32 (1 шт.) и 33 (299 шт.), выпуск которых приостановлен.

Товарные знаки «Смешарики» в виде буквенного обозначения и в виде изображения персонажей мультфильмов являются зарегистрированными в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания (т. 1, л.д. 121-151).

Правообладателям указанных товарных знаков является компания «Smeshariki» GmbH (Германия) представителями правообладателя на территории Российской Федерации является ООО «Смешарики».

По результатам таможенного досмотра составлен акт от 05.04.2010 (т. 1, л.д. 97-107), протоколы изъятия вещей и документов от 09.04.2010, 20.04.2010 (т. 1, л.д. 161, 163).

По факту незаконного использования товарного знака в отношении ООО «БИЕК-cargo» таможней вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования от 20.04.2010 N 10501000-538/2010 (т. 1, л.д. 11-16).

В результате проверки таможенным органом 21.05.2010 составлен протокол об административном правонарушении (т. 1, л.д. 244-247).

На основании изложенного таможенный орган обратился в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о привлечении ООО «БИЕК-cargo» к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях общества признаков объективной стороны вменяемого правонарушения, однако указал на отсутствие вины.

Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.

На основании статьи 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров предусмотрена административная ответственность.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 и статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (товарного знака). Отсутствие запрета не считается согласием.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

На основании статьи 1477 ГК РФ под товарным знаком понимается обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации (статья 1482 ГК РФ).

Право использования товарного знака может быть передано на основании лицензионного договора (статья 1489 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что между ООО «БИЕК-cargo» и ООО «Техноткань» (Республика Киргизия) заключен контракт от 24.01.2007 N 2-02 на поставку товаров народного потребления (т. 1, л.д. 61-63).

Во исполнение указанного контракта 01.04.2010 в адрес общества поступил товар - одежда мужская, женская и детская в ассортименте согласно спецификации от 29.03.2010 N 79 (т. 1, л.д. 76-77).

В числе ввезенных на территорию Российской Федерации товаров имелись колготки детские трикотажные в общем количестве 300 шт., на картонных этикетках которых содержались изображения персонажей анимационного сериала «Смешарики» (т. 1, л.д. 107), которые отличны от оригинальных изображений товарных знаков компании «Smeshariki» GmbH, что подтверждается заключением эксперта от 19.05.2010 N 07-17/084 (т. 1, л.д. 234-236).

При этом правообладатель - компания «Smeshariki» GmbH, действующая через своего представителя ООО «Смешарики», сообщила, что никаких правоотношений с ООО «БИЕК-cargo» и ООО «Техностиль» на предмет передачи прав на использование товарных знаков нет, права на производство детских товаров не передавались указанным организациям (т. 1, л.д. 112-113).

Поскольку ООО «БИЕК-cargo» документы на право владения указанными товарными знаками в ходе таможенного оформления и судебного разбирательства не представило, ООО ««БИЕК-cargo» нарушило исключительные права компании «Smeshariki» GmbH путем ввоза на территорию Российской Федерации колготок с товарным знаком «Smeshariki» GmbH без заключения с правообладателем лицензионного соглашения, то есть незаконно использовало чужой товарный знак.

На основании изложенного, вывод суда первой инстанции о наличии события административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, является правильным, подтвержденным материалами дела.

При этом является верным вывод суда первой инстанции об отсутствии вины ООО «БИЕК-cargo» в совершении вменяемого административного правонарушения.

Согласно части 1 статьи 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности лишь за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В силу ч. 2 ст. 2.1 Кодекса юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Из материалов дела следует, что в рамках контракта от 24.01.2007 N 2-02 ООО «Техностиль» взяло на себя обязательство поставить в адрес ООО «БИЕК-cargo» товары народного потребления (в том числе детские товары). Стоимость, ассортимент и количество указываются в спецификациях, которые являются неотъемлемыми частями данного контракта.

В соответствии со спецификацией N 79 и счет-фактурой от 29.03.2010 N79 (т. 1, л.д. 80) было заказано 31 наименование товара, в том числе, колготки девочковые в количестве 4 700 шт. без указания каких-либо товарных знаков, спецификация N 79 на поставку товара не включала заказ на поставку детских колготок с товарным знаком «Смешарики».

В контракте от 24.01.2007 N 2-02 и дополнительных соглашениях к нему также отсутствуют какие-либо указания на товарный знак, являющийся предметом административного правонарушения.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод заявителя о том, что общество не воспользовалось установленным статьей 127 Таможенного кодекса Российской Федерации правом на проведение осмотра товара, поскольку основания сомневаться в достоверности сведений о товаре у общества отсутствовали.

При этом данная норма закрепляет право, а не обязанность на проведение осмотра товара, не исполнение которого не может влечь ответственность.

ООО «БИЕК-cargo» не было извещено о направлении поставщиком ООО «Техностиль» товара с этикетками, на которых изображены персонажи мультфильма «Смешарики». Доказательств обратного таможенным органом не представлено.

Материалы дела свидетельствуют, что общество не имело реальной возможности узнать о том, что данный товар имеет отклонение от заявки до вскрытия при таможенном досмотре.

На основании изложенного суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что таможней не представлены доказательства, позволяющие определить виновность в действиях ООО «БИЕК-cargo» как необходимый элемент состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

Ссылка таможни на то, что не являются уважительными причинами неисполнения требований нормативных актов, регламентирующих общественные отношения в сфере защиты прав интеллектуальной собственности сложившиеся договорные отношения и отлаженная система поставок, судом апелляционной инстанции отклоняется как противоречащая материалам дела.

В соответствии со статьей 11 Таможенного кодекса Российской Федерации под ввозом товаров и (или) транспортных средств на таможенную территорию Российской Федерации понимаются фактическое пересечение товарами и (или) транспортными средствами таможенной границы и все последующие предусмотренные Таможенным кодексом Российской Федерации действия с товарами и (или) транспортными средствами до их выпуска таможенными органами.

Ввоз товара как свершившийся факт имеет место тогда, когда с товаром совершены все действия, необходимые для его выпуска (фактическое пересечение таможенной границы, временное хранение, декларирование).

В данном случае с товаром совершены все необходимые действия - фактическое пересечение границы, временное хранение, декларирование, следовательно, ввоз товара, обладающего признаками контрафактного на территорию Российской Федерации, состоялся, и вывод суда первой инстанции о том, что правонарушение, предусмотренное статьей 14.10 КоАП РФ, считается оконченным с момента фактического пересечения таможенной границы контрафактной продукции, является верным.

Довод подателя апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции не учтены требования Соглашения об основных направлениях сотрудничества государств - участников СНГ в области защиты прав потребителей от 25.01.2000, подлежит отклонению, поскольку целью данного Соглашения является создание правовых и организационных основ сотрудничества сторон по проведению согласованной политики в области защиты прав потребителей, направленной на формирование равных условий для граждан государств - участников Содружества по защите их интересов от недобросовестной деятельности хозяйствующих субъектов, действующих на территориях государств - участников указанного Соглашения.

То есть указанное Соглашение регулирует отношения в области защиты прав потребителей, следовательно, оно не применимо к рассмотрению настоящего дела.

В соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, при этом вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу, а вещи, изъятые из оборота, подлежат передаче в соответствующие организации или уничтожению.

В пункте 15.1. постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» предусмотрено, что в соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, если в отношении них не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия.

Вопрос об изъятых вещах (колготки детские в количестве 1 шт. и 299 шт.) разрешен с учетом положений пунктов 1-4 части 3 статьи 29.10 КоАП РФ, контрафактный товар, изъятый по протоколам изъятия вещей и документов от 09.04.2010, от 20.04.2010, правомерно определен к уничтожению.

На основании вышеизложенного, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

Судом первой инстанции при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи с учетом доводов и возражений, приводимых сторонами, и сделаны правильные выводы по делу.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 3 и 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

На основании статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче апелляционной жалобы на решение арбитражного суда о привлечении к административной ответственности государственная пошлина не уплачивается.

Руководствуясь статьями 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Курганской области от 21 июля 2010 года по делу N А34-2530/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу Курганской таможни - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайтах Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru либо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по адресу http://rad.arbitr.ru.

     Председательствующий
О.Б.Тимохин
Судьи
Н.Г.Плаксина
В.Ю.Костин

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А34-2530/2010
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 сентября 2010

Поиск в тексте