• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 06 декабря 2010 года Дело N А76-10547/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 29 ноября 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 06 декабря 2010 года.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Толкунова В.М., судей Ивановой Н.А., Степановой М.Г., при ведении протокола секретарем судебного заседания Пироговой С.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Челябинской области на решение Арбитражного суда Челябинской области от 27 сентября 2010г. по делу N А76-10547/2010 (судья Трапезникова Н.Г.), при участии: от общества с ограниченной ответственностью Фабрика «Даная» - Бентюкова Ю.А. (доверенность от 31.05.2010); от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Челябинской области - Корепанова С.А. (доверенность от 11.03.2010 N 04-45/02936); от Управления Федеральной налоговой службы по Челябинской области - Корепанова С.А. (доверенность от 30.08.2010),

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью Фабрика «Даная» (далее - заявитель, ООО Фабрика «Даная», общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Челябинской области (далее - заинтересованное лицо, МИФНС N 15 по Челябинской области, инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 11.03.2010 N 5 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части привлечения к ответственности за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в виде штрафа в сумме 250 151 руб., за неполную уплату налога на прибыль организаций в виде штрафа в сумме 320 403 руб. 20 коп., начисления пени за несвоевременную уплату НДС в сумме 400 736 руб., начисления пени за несвоевременную уплату налога на прибыль в сумме 447 062 руб. 65 коп., предложения уплатить недоимку в сумме 1 250 755 руб. по НДС, 1 603 579 руб. по налогу на прибыль (с учетом уточнения предмета заявленных требований, принятого судом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, - т.7, л.д.66-67).

Решением суда от 27.09.2010 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятым судебным актом, заинтересованное лицо обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемый судебный акт отменить.

В судебном заседании представитель налогового органа поддержал доводы и требование апелляционной жалобы по изложенным в ней основаниям.

По мнению подателя апелляционной жалобы, общество неправомерно включило в расходы 2007г. стоимость товара, приобретенного у общества с ограниченной ответственностью «Спектр» (далее - ООО «Спектр»), а также неправомерно применило налоговые вычеты по НДС за январь-декабрь 2007г. по данной хозяйственной операции, поскольку данный контрагент является «номинальным» предприятием, представляемые им документы содержат недостоверные сведения, имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют о наличии сговора налогоплательщика и поставщика.

В письменном мнении на апелляционную жалобу Управление Федеральной налоговой службы по Челябинской области (далее- УФНС по Челябинской области) поддержало доводы и требование апелляционной жалобы инспекции. Ссылаясь на выявленные в ходе выездной налоговой проверки общества факты, УФНС по Челябинской области отмечает, что все они свидетельствуют о недостоверности сведений, содержащихся в представленных для проведения проверки документах ООО «Спектр», а именно: договор, счета-фактуры, товарные накладные подписаны от имени руководителя неустановленным лицом, заявитель не проявил должной осмотрительности при их подписании, не удостоверился, кто подписывает документы от имени организации, от кого получены документы, следовательно, данные документы не могут быть приняты к учету.

В судебном заседании представитель заявителя возразил против доводов и требования апелляционной жалобы по мотивам представленного отзыва.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу налогоплательщик указывает на отсутствие в материалах дела доказательств, свидетельствующих о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды, поясняет, что предпринял все возможные меры по проверке правоспособности и статуса контрагента, поставка производилась транспортом ООО «Спектр», сопровождалась соответствующими документами, оформленными в установленном порядке, полученный товар реализован, представлены материалы, свидетельствующие об увеличении выпуска продукции, а также соответствующих налоговых выплат общества в бюджет, в период договорных отношений ООО «Спектр» предоставляло налоговую отчетность, производило хозяйственные операции, в том числе расчеты по банковскому счету.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверяются арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав объяснения представителей сторон, не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемого судебного акта.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в отношении общества на основании решения от 14.12.2009 N 85 (т.7, л.д.12-13) проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов, в том числе налога на прибыль организаций за период с 01.01.2006 по 31.12.2008, НДС за период с 01.01.2006 по 30.06.2009, о чем составлен акт от 10.02.2009 N 5 (т.1, л.д.38-78).

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки с учетом возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 11.03.2010 N 5, которым налогоплательщику среди прочего начислены оспариваемые суммы налогов, пени и штрафов (т.1, л.д.86-102).

Основанием для начисления оспариваемых сумм налога на прибыль организаций, НДС, пеней и штрафов по ним явились выводы проверяющих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды по сделкам с контрагентом ООО «Спектр», основанные на результатах проведенных контрольных мероприятий, в ходе которых выявлено, что ООО «Спектр» является «номинальным» контрагентом, представленные налогоплательщиком документы содержат недостоверные сведения, в связи с чем вычеты по НДС и расходы по налогу на прибыль не могут быть признаны документально подтвержденными.

На рассмотрение 11.03.2010 материалов налоговой проверки налогоплательщик извещался письменно уведомлением от 10.02.2010 N 17-26/5 (т.7, л.д.26-27). Доводов о нарушении существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки по пункту 14 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) заявитель не приводит.

Не согласившись с решением инспекции по существу вменяемых претензий, налогоплательщик обжаловал его в административном порядке в вышестоящий налоговый орган.

Решением УФНС по Челябинской области от 30.04.2010 N 16-07/001434 решение инспекции изменено путем отмены в резолютивной части решения: подпункта 1 пункта 1 в части привлечения к налоговой ответственности в соответствии с пунктом 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС в сумме 9 634 руб.; пункта 1 в части привлечения к налоговой ответственности итого в сумме 9 634 руб.; подпункта 1 пункта 2 в части начисления пени по НДС в сумме 15 157 руб.; пункта 2 в части начисления пени итого в сумме 15 157 руб.; подпункта 1 пункта 3.1 в части уплаты недоимки по НДС в сумме 48 171 руб.; пункта 3.1 в части уплаты недоимки итого в сумме 48 171 руб., в остальной части решение от 11.03.2010 N 5 оставлено без изменения (т.1, л.д.114-122).

Воспользовавшись правом на судебную защиту, налогоплательщик обратился с заявлением в арбитражный суд. Положения пункта 5 статьи 101.2 НК РФ по досудебному обжалованию соблюдены.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленное требование, пришел к выводу, что инспекция не представила достаточных доказательств, которые в своей совокупности свидетельствовали бы о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, подтверждали бы наличие и использование между заявителем и его поставщиком ООО «Спектр» схемы незаконного возмещения НДС из бюджета, напротив, установленные обстоятельства свидетельствуют о реальности совершенных между налогоплательщиком и его контрагентом сделок, в связи с чем имеются основания для отнесения НДС, полученного при приобретении товаров у контрагента, к вычету, а также уменьшения полученных доходов по налогу на прибыль организаций, реальное осуществление спорных сделок подтверждено приобщенными к материалам дела первичными документами.

Выводы суда являются правильными, соответствующими конкретным обстоятельствам, материалам дела и законодательству.

В соответствии со статьей 252 НК РФ налогоплательщик налога на прибыль организаций уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами в целях применения главы 25 НК РФ признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода (пункт 1 статьи 252 НК РФ).

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

С учетом условий пункта 1 статьи 172 НК РФ для применения налоговых вычетов по НДС при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации необходимо наличие счета-фактуры, выставленного продавцом (поставщиком) при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), принятие на учет (оприходование) этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм НДС к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.

В соответствии с практикой Европейского Суда по правам человека право на вычет (возмещение) налога признается собственностью соответствующего лица (постановления от 03.07.2003 по делу «Буффало против Италии», от 09.01.2007 по делу «Интерсплав против Украины», решение от 22.01.2009 по делу «Булвес АД против Болгарии).

В целях установления единообразной судебной практики в делах с признаками уклонения от налогообложения или минимизации налоговой обязанности Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принято Постановление от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

Как следует из разъяснений, данных в пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). При этом установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункты 4 и 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В настоящем деле судом первой инстанции на основе надлежащей оценки представленных в дело письменных доказательств, произведенной по правилам статей 65-71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, верно отмечено, что совокупность представленных в материалы дела документов не опровергает реальность совершения заявителем хозяйственных операций с ООО «Спектр», сформировавших состав расходов заявителя, а также оспариваемый инспекцией вычет по НДС.

Налоговый орган, отказывая в предоставлении спорных налоговых выгод, исходил из следующего.

Как видно из материалов дела, ООО Фабрика «Даная» и ООО «Спектр» подписан договор поставки товара от 08.01.2007, согласно которому ООО «Спектр» обязуется поставить, а заявитель обязуется принять и оплатить товар (т.3, л.д.63).

В результате проведенных мероприятий налогового контроля установлено:

- по данным налогового органа, в котором состоит на учете ООО «Спектр», у поставщика отсутствуют основные средства, транспортные средства, оборотные активы, материалы, работники; директором, учредителем поставщика является Бородина О.А., которая также числится директором в 15 организациях, учредителем в 17 организациях; с 4 квартала 2008г. относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность; поставщик никогда по юридическому адресу не находился; юридический адрес ООО «Спектр» является адресом «массовой регистрации»;

- согласно свидетельским показаниям Бородиной О.А. (директор, учредитель ООО «Спектр»), в 2005г. к ней обратилась знакомая с предложением подзаработать денег, регистрируя на свое имя организации для последующей их продажи; с согласия Бородиной О.А. на ее имя было зарегистрировано 2 организации, в том числе ООО «Спектр», от дальнейших предложений регистрировать на ее имя организации она отказывалась, поскольку приходили письма из налоговых органов, согласно которым она вызывалась на допросы; при этом организаций, в которых она числилась руководителем, становилось все больше; никакой финансово-хозяйственной деятельности в организациях, в том числе ООО «Спектр», где она числилась руководителем, она не осуществляла; документы (договоры, счета-фактуры др.) она не подписывала; никому не передавала полномочия представлять интересы ООО «Спектр»; ей неизвестно, каким образом могли осуществляться с контрагентами сделки без ее согласия. Подпись, имеющаяся в протоколе допроса Бородиной О.А., визуально отличается от подписей, имеющихся в договоре, счетах-фактурах, товарных накладных, банковских документах ООО «Спектр», представленных налогоплательщиком для проведения налоговой проверки;

- согласно свидетельским показаниям Соболева П.А. (в 2007г. он являлся генеральным директором общества) договор поставки товаров от 08.01.2007, заключенный с ООО «Спектр», ему передал начальник отдела материально-технического снабжения Сальников В.Г., договор был уже подписан руководителем ООО «Спектр» - Бородиной О.А.; лично с Бородиной О.А. он не знаком; доска обрезная от ООО «Спектр», счета-фактуры доставлялись представителями поставщика на транспорте поставщика;

- согласно свидетельским показаниям Сальникова В.Г. (в 2007г. он являлся начальником отдела материально-технического снабжения общества) он занимается поиском поставщиков, в том числе через интернет-сайты и СМИ; лично руководителя, учредителей ООО «Спектр» (Бородину О.А.) он не знает, никогда с ними не встречался; вопросы, связанные с поставкой товаров, обсуждались по телефону; договор был доставлен представителем поставщика на транспорте ООО «Спектр»; как узнал о поставщике ООО «Спектр», он не помнит; пиломатериалы доставлялись транспортом ООО «Спектр» - на автомобиле КАМАЗ; водитель ООО «Спектр» привозил материалы с документами (накладными, счетами-фактурами); со слов представителей ООО «Спектр» (по телефону), они являлись производителями обрезной доски;

- согласно свидетельским показаниям Пискуновой С.В. (в 2007г. она являлась главным бухгалтером общества) лично руководителя, учредителей ООО «Спектр» (Бородину О.А.) она не знает; по условиям договора доска обрезная доставлялась до общества транспортом поставщика; документы на поставку доски обрезной передавались в бухгалтерию кладовщиками общества после приемки ими пиломатериалов;

- ООО «Южно-Уральский центр судебных экспертиз» проведена почерковедческая экспертиза представленных для проверки документов ООО «Спектр» (заключение эксперта от 10.12.2009 N 22), по результатам которой установлено, что подписи от имени Бородиной О.А. (директор, учредитель ООО «Спектр») в договоре поставке товара, счетах-фактурах выполнены не Бородиной О.А., а другим лицом;

- оплата обществом товара организации ООО «Спектр» произведена в безналичной форме на основании платежных поручений. Инспекцией в ходе анализа движения денежных средств по расчетному счету ООО «Спектр» установлено, что оно не перечисляло денежные средства за аренду складских, офисных помещений, транспортных средств, транспортные расходы, телефонные переговоры. Особенностью операций по расчетному счету ООО «Спектр» является совпадение кредитовых оборотов с дебетовыми оборотами в течение одного дня.

Данную информацию, полученную в отношении контрагента, заявителя инспекция положила в основу вывода о получении налогоплательщиком необоснованных налоговых выгод.

Однако налоговый орган не учитывает следующего.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2007 N 83-О-О, отмечается, что положения НК РФ, регулирующие порядок возмещения НДС, направлены на реализацию, а не на ограничение прав налогоплательщиков, их применение налоговыми органами и судами связано с казуальным толкованием, при котором учитываются фактические обстоятельства каждого конкретного дела.

Как неоднократно указывалось Конституционным Судом Российской Федерации, при рассмотрении налоговых споров суды должны исследовать все фактические обстоятельства дела, а не только формальные условия применения правовой нормы. В случае сомнений в правильности применения налогового законодательства арбитражные суды обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела юридически значимых обстоятельств, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции (Постановления от 28.10.1999 N 14-П, от 14.07.2003 N 12-П, Определения от 15.02.2005 N 93-О, от 28.05.2009 N 865-О-О, от 19.03.2009 N 571-О-О).

При рассмотрении налогового спора суду следует оценивать доводы налогового органа о занижении сумм налогов на основе конкретных законодательных положений, а не такого субъективного понятия, как «недобросовестный налогоплательщик».

В случае ссылки налогового органа на неполноту, недостоверность и (или) противоречивость сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах, обязанность доказывания существования этих обстоятельств возлагается на налоговый орган (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.07.2007 N 2236/07, от 20.01.2009 N 2236/07).

Акт налоговой проверки должен соответствовать требованиям объективности, обоснованности, обеспечивать полноту вывода о несоответствии законодательству о налогах и сборах совершенных проверяемым лицом деяний (действий или бездействия). Каждый установленный в ходе проверки факт нарушения законодательства о налогах и сборах должен быть проверен полно и всесторонне, акт не должен содержать субъективных предположений проверяющих, не основанных на достаточных доказательствах (Требования к составлению акта налоговой проверки, утвержденные приказом Федеральной налоговой службы от 25.12.2006 N САЭ-3-06/892@, которые обязательны для исполнения налоговыми органами).

В настоящем деле выполнение налогоплательщиком формальных требований в части представленного пакета документов налоговый орган не отрицает.

Оценка судом фактических обстоятельств дела в налоговых спорах, связанных с получением налоговых выгод, предполагает оценку сделок с участием проверяемого налогоплательщика-покупателя через ракурс поступления оплаченных им товаров (работ, услуг) и сформированных в результате этих сделок денежных потоков.

Из пункта 1.7 вводной части акта выездной налоговой проверки от 10.02.2009 N 5 следует, что фактически за проверяемый период ООО Фабрика «Даная» осуществляло следующий вид деятельности - производство деревянных строительных конструкций и столярных изделий.

Налоговым органом не опровергнуто, что товарно-материальные ценности от поставщика ООО «Спектр» налогоплательщиком были оплачены, получены, оприходованы и в дальнейшем использованы в налогооблагаемых операциях. Счета-фактуры зарегистрированы обществом в книге покупок (т.2, л.д.117-137). Налоговым органом установлено и подтверждено материалами дела, что оплата заявителем за доску обрезную по счетам-фактурам ООО «Спектр» осуществлялась по платежным поручениям (т.1, л.д.87, т.5, л.д.37-73). Товар оприходовался по товарным накладным на складе согласно приходным ордерам, стоимость доски учитывалась на счете 10 «Материалы» с дальнейшим списанием в состав расходов, учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль за 2007г. (т.3, л.д.145-150, т.4, л.д.1-113).

Предоставленным статьями 31, 89 НК РФ правом на проведение инвентаризации имущества с целью проверки полноты и достоверности приходных документов, документов по перемещению товарно-материальных ценностей и складского учета инспекция не воспользовалась. Между тем цели и порядок проведения инвентаризации имущества налогоплательщиков при налоговой проверке, в том числе с привлечением экспертов и специалистов, прямо установлены приказом Министерства финансов Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.03.1999 N 20н/ГБ-3-04/39 «Об утверждении Положения о порядке проведения инвентаризации имущества налогоплательщиков при налоговой проверке» (зарегистрировано в Министерстве юстиции Российской Федерации 11.06.1999 N 1804).

Факт получения товара от контрагента с доставкой транспортом перевозчика подтвержден представленными в материалы дела документами, в том числе журналом учета движения автотранспорта (т.7, л.д. 77-123).

Направленность и связанность понесенных налогоплательщиком затрат с деятельностью, связанной с получением дохода, инспекция не отрицает. Из представленных заявителем документов следует, что ООО «Спектр» являлось основным поставщиком пиломатериалов ООО Фабрика «Даная». Поставочные отношения с ООО «Спектр» носили длительный и ритмичный характер, что не вполне типично для вменяемой инспекцией схемы получения незаконных налоговых выгод. Документы, необходимые для подтверждения расходов в целях исчисления налога на прибыль и подтверждения права на применение налогового вычета по НДС, содержат обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций. Расшифровка сведений о лице, подписавшем спорные документы от имени контрагентов, соответствует данным о руководителях, имевшимся на момент подписания указанных документов в их регистрационных документах.

В части оценки свидетельских показаний Бородиной О.А. апелляционный суд отмечает следующее.

Руководителем, учредителем ООО «Спектр» согласно учредительным документам в период совершения сделок с ООО Фабрика «Даная» являлась Бородина О.А.

Согласно сведениям, полученным налоговым органом из банка, правом распоряжаться расчетными счетами ООО «Спектр» в соответствии с нотариально удостоверенной карточкой образцов подписей значится Бородина О.А., договор банковского счета от имени ООО «Спектр» также подписан Бородиной О.А. (т.3, л.д.65-68).

В соответствии со статьей 90 НК РФ 25.12.2008 был проведен опрос Бородиной О.А., которая пояснила, что в 2005г. решила подзаработать, регистрируя на свое имя организации, в том числе ООО «Спектр», для оформления данной организации ездила к нотариусу, в банк, в налоговый орган, где подписывала различные документы, которые не читала. Бородина О.А. факт осуществления непосредственно финансово-хозяйственной деятельности отрицает, как и факт подписания от имени ООО «Спектр» счетов-фактур, накладных, договоров, актов приема-передачи векселей (т.3, л.д.121-122).

Согласно части 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Суд апелляционной инстанции оценивает результаты опроса Бородиной О.А. критически, поскольку объяснения лиц, самостоятельно предоставлявших за вознаграждение свой паспорт для регистрации на свое имя юридических лиц, по отрицанию своей причастности к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности созданных либо руководимых ими юридических лиц не являются объективной и достоверной информацией, в том числе с целью возможного недопущения для себя негативных уголовно-правовых последствий. В пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» действия подставного лица, на которого зарегистрирована предпринимательская деятельность, квалифицируются как пособничество в преступлении по уклонению от уплаты налогов.

Кроме того, оценивая положения статей 89, 90, 101 НК РФ, следует принимать во внимание, что свидетельские показания, полученные в порядке статьи 90 НК РФ, служат только источником информации о каких-либо обстоятельствах и не могут являться единственным, безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, доказательства в котором подлежат оценке в совокупности. В настоящем деле такой качественной совокупности доказательств, подтверждающей выводы проверяющих, не имеется.

Действительно, по итогам назначенной почерковедческой экспертизы согласно заключению эксперта от 10.12.2009 N 22 был сделан вывод о том, что подписи от имени Бородиной О.А. руководителя ООО «Спектр», изображения которых расположены: в графе «Руководитель организации» в копиях счетах-фактурах: N 68 от 20.08.2007, N 71 от 30.08.2007, N 55 от 18.07.2007, N 3 от 15.01.2007, N 4 от 18.01.2007, N 6 от 25.01.2007, N 138 от 20.12.2007, N 96 от 18.10.2007, N 102 от 25.10.2007, N 112 от 12.11.2007, N 119 от 23.11.2007, N 123 от 29.11.2007, в графе «Директор» в копии договора поставки товаров от 08.01.2007 выполнены не Бородиной О.А., а другим лицом (т.6, л.д.73-79). При этом в качестве образцов подписи Бородиной О.А. представлена копия протокола допроса свидетеля Бородиной О.А. от 25.12.2008 N 66, составленного за пределами настоящей проверки другим налоговым органом.

В части оценки справки об экспертном исследовании от 13.02.2009 N И-8, составленной специалистом экспертно-криминалистического центра при главном управлении внутренних дел по Челябинской области (т.5, л.д.137), апелляционный суд отмечает следующее. Выводы, содержащиеся в данной справке, по своей сути имеют характер экспертного заключения, основанного на применении специальных познаний. Между тем данный документ не соответствуют положениям специального законодательства. Так, в нарушение статьи 25 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» справка, представляющая собой заключение эксперта, не содержит предупреждения эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Какие-либо научно обоснованные приемы и методы проведения исследования в справке не значатся. Доказательств разъяснения данному эксперту (специалисту) последствий, предусмотренных статьей 129 НК РФ за дачу заведомо ложного заключения, также не имеется.

В Определении от 28.05.2009 N 865-О-О Конституционного Суда Российской Федерации отмечено, что при рассмотрении судами доводов налогового органа о вовлечении в систему поставок и взаиморасчетов проверяемого налогоплательщика юридических лиц, не уплачивающих налоги и зарегистрированных по подложным или утерянным документам и по несуществующим адресам, суды не должны ограничиваться формальной оценкой представленных документов, а должны исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела юридически значимых обстоятельств.

То обстоятельство, что сделка и документы, подтверждающие ее исполнение, от имени контрагента общества оформлены за подписью лица, отрицающего их подписание, само по себе не является безусловным и достаточным доказательством, свидетельствующим о получении обществом необоснованной налоговой выгоды (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.06.2010 N 17684/09).

При установлении указанного обстоятельства в применении налогового вычета по НДС и принятии расходов в целях исчисления и уплаты налога на прибыль может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от ее имени.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 N 18162/09).

Однако таких доказательств налоговым органом в настоящем деле не представлено.

При заключении договора общество проявило должную осмотрительность, убедилось в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, постановке на учет в налоговый орган, запросив правоустанавливающие документы.

В настоящем деле правоспособность контрагента не оспаривается. Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц ООО «Спектр» зарегистрировано в реестре 26.01.2006, то есть на момент осуществления сделок с заявителем обладало необходимой правоспособностью.

Отсутствие контрагента по юридическому адресу на момент проведения контрольных мероприятий (акт осмотра (обследования) от 23.12.2009 - т.3, л.д.73), регистрация по адресу «массовой регистрации» сами по себе не порочат сделки с его участием и не влекут необоснованность налоговой выгоды, заявленной налогоплательщиком-покупателем (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2009 N 2635/09).

Из ответа Инспекции Федеральной налоговой службы по Центральному району г.Челябинска от 25.01.2010 N 12-32/002722дсп@ на запрос налогового органа следует, что ООО «Спектр» относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность лишь с октября 2008г., последняя налоговая декларация по НДС представлена за 3 квартал 2008г. (т.2, л.д.102). При этом представленные налоговые декларации контрагента по НДС показывают обороты по операциям, являющимся объектами налогообложения. Таким образом, данные сведения касаются иного периода времени и не связаны со временем исполнения рассматриваемых сделок 2007г. Неисполнительность контрагента в своих налоговых обязательствах сама по себе не порочит сделку с его участием.

Налоговый орган не опроверг доводы налогоплательщика, касающиеся обстоятельств и причин выбора контрагента, наличия в этом деловой цели и деловой привлекательности с позиции заботливого предпринимателя. Заявитель представил развернутый анализ и обоснование получения экономической выгоды и задекларированного дохода от операций с ООО «Спектр» (т.7, л.д.69-71), что налоговым органом не опровергнуто.

Как неоднократно указывалось Конституционным Судом Российской Федерации, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет (Определения от 14.05.2002 N 108-О, от 16.10.2003 N 329-О).

Европейский Суд по правам человека в решении от 22.01.2009 по делу «Булвес АД против Болгарии» указал, что налогоплательщик не должен нести неблагоприятные последствия по НДС при неисполнении контрагентом его налоговых обязанностей, если налогоплательщик не знал и не мог знать о таких нарушениях.

Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53).

Таким образом, приводя ссылку на пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, инспекция не учитывает, что данное в нем разъяснение прямо указывает на то, что налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Однако таких доказательств налоговым органом в настоящем деле не представлено.

Действительно, предъявляя налоговые претензии, налоговый орган должен исходить не из предполагаемого, а убедительного и доказательственного утверждения. Однако в настоящем споре, инспекция, не отрицая оприходование заявителем товара и факт его оплаты, реальность товарно-денежного оборота, по сути, исходит из того, что товар мог быть поставлен кем угодно, как спорным контрагентом, так и любыми (не установленными самой инспекцией в опровержение первого посыла) лицами, тем самым инспекция исходит из предполагаемых выводов.

Кроме того, в своих доводах инспекция не учитывает следующее.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 14.07.2005 N 9-П публично-правовая природа налоговых правонарушений и претерпевание негативных последствий их совершения предполагает, что по таким делам требуется обнаружение, выявление налоговых правонарушений, собирание доказательств. Подобного рода функции, как относящиеся к досудебным стадиям производства, по смыслу статей 10, 118, 123, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, не может выполнять суд.

У налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, провести экспертизу подлинности подписи на документе, получить информацию об уплате контрагентом налогов, их размер и пр.). Налогоплательщики не должны заниматься контролем за деятельностью третьих лиц.

В решении от 22.01.2009 по делу «Булвес АД против Болгарии» Европейский Суд по правам человека указал следующее. Налогоплательщик не наделен полномочиями по контролю за исполнением его поставщиком обязанностей по представлению в налоговые органы отчетности и уплате налогов в бюджет государства и, следовательно, находится в неблагоприятном положении. Выполнив со своей стороны все требования закона, он не может быть уверен в возможности реализовать свое право на вычет «входного» НДС, уплаченного поставщику, поскольку признание за ним такого права зависит от оценки налоговыми органами того, своевременно ли отчитался контрагент налогоплательщика по НДС.

В данном решении Европейский Суд по правам человека сослался на два ранее принятых им решения, в которых выражена следующая правовая позиция: «право на вычет входящего НДС лицом со статусом налогоплательщика, который осуществляет такие операции, не может затрагиваться тем обстоятельством, что в цепи поставок, в которую входят указанные операции, предыдущая или последующая операция будет сопряжена с мошенничеством при уплате НДС, о котором лицо со статусом налогоплательщика не знало или не могло знать» (решение от 12.01.2006 по делам, объединенным для совместного производства, N C-354/03, N C-355/03 и N C-484/03, Оптиджен Лтд (Optigen Ltd, N C-354/03), Фулкрам Электроникс Лтд (Fulcrum Electronics Ltd, N C-355/03) и Бонд Хаус Системс Лтд (Bond House Systems Ltd, N C-484/03) против Комиссаров Таможенно-акцизного управления).

Апелляционный суд отмечает, что доктрина налогового права с установленными им институтом виновной ответственности и презумпцией добросовестности налогоплательщика подразумевает отказ в предоставлении налогоплательщику налоговых выгод в случае его противоправного поведения. Иными словами, правомерное поведение не может вести к ответственности.

Объективное вменение, то есть налоговая ответственность и претерпевание иных негативных последствий за невиновное причинение вреда, по налоговому праву не допускается.

Кроме того, в налоговом споре налоговый орган не может только ставить под сомнение налогооблагаемую сделку, ссылаясь на непроявление налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента, а должен доказать нереальность такой сделки ввиду отсутствия товарно-денежного оборота и ее номинальное оформление с единственной целью получения налоговых выгод и налоговой экономии.

Предъявляя налоговые претензии, налоговый орган должен исходить не из предполагаемого, а убедительного и доказательственного утверждения.

В налоговых спорах, связанных с получением налоговых выгод, первостепенное значение имеет установление добросовестности (недобросовестности) налогоплательщика, что предполагает выявление его действительных намерений и участия в декларируемых сделках, исключающих цель незаконного приобретения налоговых выгод, а такое намерение опосредуется заведомым умыслом либо злоупотреблением правом.

Более того, доводы налогового органа о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности в выборе контрагента с целью недопущения произвольного и расширительного толкования законодательных норм, ограничения прав налогоплательщика либо возложения на него не обусловленных законом и обычаями делового оборота обязанностей должны основываться на конкретных положениях законодательства и обычаях деловой практики, требующих от налогоплательщика выполнения тех или иных действий.

Налоговые обязательства, будучи прямым следствием деятельности в экономической сфере, неразрывно с ней связаны. Их возникновению, как правило, предшествует вступление лица в гражданские правоотношения, то есть налоговые обязательства базируются на гражданско-правовых отношениях либо тесно с ними связаны.

Между тем, заключая сделку (договор), налогоплательщик не может предвидеть, как при исполнении своих обязанностей будет вести себя контрагент в будущем, в том числе и в сфере налогообложения. Каждый участник сделки осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск, несет свою долю налогового бремени. Разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

У налогоплательщика не имеется прав и возможности устанавливать те обстоятельства, которые могут быть выявлены налоговыми и правоохранительными органами (вызвать и получить объяснения у физического лица, провести экспертизу подлинности подписи на документе, получить информацию об уплате контрагентом налогов, их размере и пр.). Налогоплательщики не должны и не вправе заниматься контролем за деятельностью третьих лиц.

В силу статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, а также недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела.

Ни обычаи делового оборота, ни НК РФ не обязывают законного представителя налогоплательщика-покупателя лично присутствовать при подписании контрагентом счета-фактуры. Пункт 2 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации допускает заключение договора путем обмена самостоятельно подписанными документами. Положения гражданского и налогового законодательства не обязывают налогоплательщика-покупателя проводить предварительную (до сделки) почерковедческую экспертизу подписей на документах контрагентов. Кроме того, не исключается возможность заинтересованного лица в будущем отказаться от своей подписи в документах, если такое признание может быть использовано против него (разрешено статьей 51 Конституции Российской Федерации). Требование участником гражданского оборота у подписанта документов раскрытия своих персональных (в том числе паспортных) данных вступает в конфликт с законным правом физического лица - правообладателя их не представлять (статья 6 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных»).

В силу Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О не на налогоплательщиков, а именно на налоговые органы возложена обязанность осуществлять контроль за исполнением налоговых обязательств и проверять добросовестность налогоплательщиков, а в случае выявления их недобросовестности обеспечивать охрану интересов государства.

Кроме того, апелляционный суд отмечает, что направлением и следствием схем неправомерного получения налоговых выгод является получение недобросовестным налогоплательщиком незаконного обогащения за счет бюджета при условии нереальности (ввиду непроведения либо возврата в результате кругового оборота) его собственных денежных декларируемых затрат, чего в настоящем деле налоговым органом не установлено. Материалы налоговой проверки показывают, что оплату за поставленную продукцию заявитель производил исключительно путем перечисления денежных средств на расчетный счет контрагента, то есть безналичным расчетом. Вексельной схемы, кругового движения и обналичивания денежных средств налогоплательщиком, в результате чего выявился бы возврат в его адрес ранее направленных денежных средств либо перевод в наличную форму средств со счета в банке с целью их исключения из-под налогового контроля, не выявлено.

Ссылка инспекции в этой части на особенности операций по расчетному счету контрагента не связана с расчетами самого налогоплательщика, а относится к получению и расходованию денежных средств ООО «Спектр» в отношениях с другими юридическими лицами, связи и управления действиями которых заявителем налоговый орган не подтверждает. Возвращение к заявителю денежных средств через цепочку последующих организаций, позволившее бы ему получить незаконную налоговую экономию и обогащение, не доказано, согласованность в действиях указанных лиц с налогоплательщиком не установлена.

Таким образом, апелляционный суд приходит к выводу о том, что налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, обусловленные разумными экономическими причинами и целями делового характера. Виновных, умышленных действий налогоплательщика, злоупотребления им правом и признаков недобросовестности при получении налоговой выгоды, определяемых с учетом совокупности критериев, приведенных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, инспекцией не доказано, как и направленности деятельности заявителя и групповой согласованности его действий с контрагентом на получение необоснованной налоговой выгоды.

При таких обстоятельствах законных оснований для отказа в принятии вычетов по НДС, расходов в целях исчисления и уплаты налога на прибыль по контрагенту ООО «Спектр» у налогового органа не имелось, а потому решение инспекции неправомерно ограничивает право налогоплательщика на получение обоснованной налоговой выгоды.

При установленной незаконности начисления налога начисление на него производных сумм пени и штрафов противоречит положениям статей 75, 122 НК РФ.

Таким образом, решение суда является правильным. При рассмотрении дела судом установлена, исследована и оценена вся совокупность обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, имеющимся по делу доказательствам дана надлежащая правовая оценка.

Подателем апелляционной жалобы не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены обжалуемого решения. Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению как неосновательные по приведенным выше мотивам.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены вынесенного судебного акта, не установлено.

С учетом изложенного решение суда следует оставить без изменения, апелляционную жалобу заинтересованного лица - без удовлетворения.

Взыскание с налогового органа госпошлины по апелляционной жалобе не производится ввиду освобождения от уплаты при обращении в арбитражные суды (подпункт 1.1 пункта 1 статьи 333.37 НК РФ).

Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 27 сентября 2010г. по делу N А76-10547/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 15 по Челябинской области - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайтах Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru либо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по адресу http://rad.arbit

     Председательствующий
судья
В.М.Толкунов
Судьи
Н.А.Иванова
М.Г.Степанова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А76-10547/2010
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 06 декабря 2010

Поиск в тексте