• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВОСЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 02 февраля 2011 года Дело N А47-7971/2009

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Бабкиной С.А., судей Матвеевой С.В., Столяренко Г.М., при ведении протокола секретарем судебного заседания Киреевой О.А., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ТАКСИ плюс» на определение Арбитражного суда Оренбургской области от 25.11.2010 по делу N А47-7971/2009 (судья Бабердина Е.Г.),

У С Т А Н О В И Л:

конкурсный управляющий индивидуального предпринимателя Скалазубовой Татьяны Михайловны Гайдамаченко Георгий Аркадьевич (далее - конкурсный управляющий) обратился в Арбитражный суд Оренбургской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «ТАКСИ плюс» (далее - ООО «ТАКСИ плюс», ответчик) о признании ничтожными договоров аренды транспортного средства без экипажа, заключенных 02.03.2009 между индивидуальным предпринимателем Скалазубовой Татьяной Михайловной (далее- должник) и ООО «ТАКСИ плюс»: договор аренды транспортного средства без экипажа, предметом которого является транспортное средство ГАЗ -322132, год выпуска 2007, цвет желтый, VIN X9632213270562642, двигатель N 40522Р 73127916; договор аренды транспортного средства без экипажа, предметом которого является транспортное средство ГАЗ-322132, год выпуска 2007, цвет желтый, VIN X9632213270562824, двигатель N 40522Р 73128497; договор аренды транспортного средства без экипажа, предметом которого является транспортное средство ГАЗ-322132, год выпуска 2007, цвет желтый, VIN X9632213270562647, двигатель N 40522Р 73128013; договор аренды транспортного средства без экипажа, предметом которого является транспортное средство ГАЗ-322132, год выпуска 2007, цвет желтый, VIN X9632213270562642, двигатель N 40522Р 73127916; договор аренды транспортного средства без экипажа, предметом которого является транспортное средство ГАЗ-322132, год выпуска 2007, цвет желтый, VIN X9632213270562753, двигатель N 40522Р 73128308.

Конкурсный управляющий также просил применить последствия недействительности сделки.

В качестве правового обоснования истец ссылается на ст. 613, 345, 169, 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 23.09.2010 к рассмотрению спора привлечено АКБ «Форштадт» (ЗАО) (далее- банк) (л.д.26,27).

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 25.11.2010 требования конкурсного управляющего удовлетворены.

Не согласившись с названным определением, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просит определение Арбитражного суда Оренбургской области отменить, требования отклонить в полном объеме.

Основаниями для отмены определения суда первой инстанции, по мнению ответчика, является не исследованность судом значимых для дела обстоятельств. В договоре залога N19715/01 к кредитному договору от 17.08.2007 N19715, заключенному между должником и Банком Форштадт, было включено условие о невозможности отчуждения имущества, передачи его в аренду без письменного согласия залогодержателя. В спорных договорах аренды отсутствует указание на наличие прав третьих лиц на имущество. Ответчик, заключая договоры, не мог и не знал о притязаниях третьих лиц. Ответчик действовал добросовестно и разумно, подлежала применению ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание их представители не явились.

Банк направил отзыв на апелляционную жалобу, в котором просит обжалуемый судебный акт оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения. Указал, что довод ООО «ТАКСИ плюс» об отсутствии в договоре залога условия о невозможности отчуждения имущества, передачи его в аренду, залога без письменного согласия залогодержателя противоречит п. 2 ст. 346 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку договором залога не предусмотрено право залогодателя передавать в аренду заложенное имущество без согласия залогодержателя. При этом должник за таким согласием к банку не обращался, о заключении договоров аренды банк узнал только 20.07.2010 от конкурсного управляющего. К ООО «ТАКСИ плюс» перешло только право пользование арендованным имуществом, следовательно, он не может быть признан добросовестным приобретателем.

В соответствии со ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке ст. 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, пришел к выводу об отмене судебного акта на основании п. 2, 3, 4 ч. 1 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции, 15.03.2010 должник признан банкротом, ведено конкурсное производство (л.д.13-18).

Определением суда от 21.04.2009 конкурсным управляющим должника утвержден Гайдамаченко Г.А. (л.д.19,20).

Ранее, 02.03.2009 должник заключил договоры аренды транспортных средств с ООО «ТАКСИ плюс», сроком действия до 02.03.2011 (л.д.5-8).

В свою очередь, 11.10.2007 должником и банком был заключен договор залога N 19715/01 к кредитному договору от 17.08.2007 N 19715, согласно которому в залог банку были переданы легковые автомобили, в том числе и являющиеся предметом оспариваемых договоров (л.д.9-12).

Полагая, что оспариваемые договоры совершены с нарушением п. 2 ст. 345 Гражданского кодекса Российской Федерации (так указано в заявлении, л.д.2), конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим требованием.

Удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из п. 2 ст. 103 Федерального закона от 26.10.2002 N127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), доказанности обстоятельств заинтересованности, причинения убытков кредиторам или должнику.

Выводы суда первой инстанции являются ошибочными в силу следующего.

Согласно ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее- ГК РФ) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

В силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Из материалов дела усматривается, что требования конкурсного управляющего основаны на положениях п. 2 ст. 346, 168 ГК РФ, а именно, по мнению конкурсного управляющего, договоры аренды заключены без согласия банка как залогодержателя.

Отклоняя требования конкурсного управляющего по названному основанию, суд первой инстанции верно установил, что при отчуждении заложенного имущества без согласия залогодержателя наступают иные последствия, чем ничтожность сделки, а именно последствия, предусмотренные ст. 351 ГК РФ.

Согласно п. 2 ст. 346 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 351 ГК РФ залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в случаях нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом (пункт 2 статьи 346).

По смыслу названных норм, ограничение предмета залога должно быть непосредственно установлено в соглашении сторон (договоре).

Оценив представленный в материалы дела договор залога с позиции ст. 431 ГК РФ (л.д.9), суд апелляционной инстанции не усматривает установление запрета на распоряжение предметом залога. В пункте 2.2.2 договора залога имеется лишь указание на то обстоятельство, что на момент передачи залогодатель гарантирует, что имущество не сдано в аренду, не продано или под арестом не состоит. В пункте 2.3.2 договора залога содержится запрет на передачу заложенного имущества в иной залог без согласия залогодержателя. Сведений о невозможности передачи имущества в аренду условия договора залога не содержат.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции правомерно отклонено требование конкурсного управляющего о признании договора ничтожным по названному основанию - п. 2 ст. 346 ГК РФ.

Между тем, суд удовлетворил требование по иному основанию, при этом данное основание конкурсным управляющим не указывалось.

Суд апелляционной инстанции полагает, что судом первой инстанции нарушены нормы процессуального права, которые привели к принятию неверного судебного акта.

Пункт 1 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предоставляет истцу при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований. В свою очередь, основание иска - это обстоятельства, на которые ссылается истец в подтверждение своих требований к ответчику.

Суд первой инстанции принял во внимание иные основания, которые не были названы конкурсным управляющим, а именно совершение оспоримой сделки с заинтересованным лицом, в результате которой кредиторам или должнику причинены убытки и рассмотрел требование по существу. Суд первой инстанции вышел за пределы рассматриваемого требования и самостоятельно применил положения п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве. Сведений о том, что по данному основанию требования заявил конкурсный управляющий и судом исследовались значимые для рассмотрения спора о признании сделки недействительной по оспоримым основаниям обстоятельства, в деле не имеется. Это обстоятельство, в том числе, подтверждается отзывом банка на апелляционную жалобу и самой апелляционной жалобой.

Из пункта 2 ст. 166 ГК РФ следует, что требование о признании оспоримой сделки недействительной должно быть непосредственно предъявлено установленными Кодексом лицами.

Как следует из положений п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, требование о признании недействительной сделки по указанным в данной статье основаниям может быть заявлено либо арбитражным управляющим, либо кредитором.

Таким образом, право на формирование предмета и основания иска и на оспаривание сделки принадлежит, по смыслу ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п.2 ст. 166 ГК РФ, п. 1 ст. 103 Закона о банкротстве, конкурсному управляющему. Суд таким правом не обладает.

Согласно п. 3 ч. 3 ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе применить закон, подлежащей применению, но не изменить основание иска.

В настоящем деле судом фактически исследованы иные основания, чем указанные конкурсным управляющим в иске, что привело, по мнению суда апелляционной инстанции, к неверному судебному акту.

Ссылаясь на п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, суд первой инстанции посчитал установленными значимые для дела обстоятельства, тогда как материалы дела свидетельствуют об ином.

В соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Исходя из смысла названной нормы, обстоятельствами, подлежащими доказыванию являются: установление признаков заинтересованности и причинение кредиторам или должнику убытков (либо могут быть причинены).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в п. 11 постановления Пленума от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснил, что сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения этой сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Под заинтересованными лицами в данной норме Закона понимаются лица, являющиеся заинтересованными по отношению к должнику и признаваемые таковыми на основании пунктов 1 и 2 статьи 19 Закона.

При определении круга заинтересованных лиц и толковании абзаца пятого пункта 1 статьи 19 Закона, в силу которого к числу заинтересованных по отношению к должнику лиц помимо субъектов, прямо указанных в пункте 1 статьи 19 Закона, относятся и иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом, судам необходимо исходить из следующего.

Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки (пункт 1 статьи 81 Федерального закона «Об акционерных обществах», пункт 1 статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», пункт 1 статьи 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

В частности, если должник является акционерным обществом, заинтересованными по отношению к нему лицами являются: член совета директоров (наблюдательного совета); лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа (в том числе управляющая организация или управляющий); член коллегиального исполнительного органа; акционер, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества; лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, а также их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица.

Другие определенные законодательством о юридических лицах критерии отнесения сделок к числу сделок с заинтересованностью для целей пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве не применяются.

Кроме того, внешний и конкурсный управляющий вправе на основании пункта 1 статьи 103 и абзаца шестого пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве оспаривать сделки должника по общим основаниям, предусмотренным законодательством о юридических лицах, в том числе в связи с нарушением требований, установленных данным законодательством к сделкам с заинтересованностью.

В пункте 12 названного Постановления также указывается, что при решении вопроса о том, кто является заинтересованным лицом, судам необходимо учитывать, что согласно абзацу первому пункта 1 статьи 20.2 Закона о банкротстве в случае, если в соответствии с Законом на арбитражного управляющего возлагаются полномочия руководителя должника, на него распространяются все требования и по отношению к нему применяются все меры ответственности, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для руководителя такого должника.

В связи с этим на основании абзаца третьего пункта 1 и пункта 2 статьи 19 Закона супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, сестры и братья супруга внешнего (конкурсного) управляющего являются заинтересованными лицами по отношению к должнику в период наличия у этого внешнего (конкурсного) управляющего соответствующих полномочий.

При этом Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 15 названного постановления указал, что обязанность доказывания того, что в результате оспариваемой на основании пункта 2 статьи 103 Закона о банкротстве сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки, лежит на арбитражном управляющем.

В материалах дела, кроме оспариваемых договоров нет никаких доказательств, из которых бы следовало сделать вывод о возможном причинении должнику или кредиторам должника убытков.

В пунктах 5, 6, 7 договоров предусмотрено несение расходов на содержание имущества арендатором, в пункте 8 указана обязанность по внесению платы за арендованное имущество. В случае невнесения арендных платежей должник не лишен возможности взыскать данную сумму в судебном порядке.

Суд первой инстанции, признавая сделки ничтожными, сослался на положения п. 2 ст. 202, ст. 206 Закона о банкротстве, между тем, из положений названных статей следует возможность об оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным законом, в том числе Законом о банкротстве. Из чего следует, что каких-либо непосредственных изъятий указанные нормы не содержат.

Следовательно, с учетом положений п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве названные конкурсным управляющим сделки являются оспоримыми.

Суд первой инстанции посчитал, что у сторон сделки отсутствовали намерения вносить арендную плату, однако, условия договора свидетельствуют об ином- о возмездности сделок (п.8).

Суд посчитал, что отсутствие размера арендной платы является доказательством наличия убытков и действий сторон во вред иным лицам и применил ст. 10 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с выводами суда первой инстанции в связи с тем, что из положений ст. 606 ГК РФ следует, что размер арендной платы (для движимого имущества) не является существенным условием договора, следовательно, он может быть определен по правилам ст. 424 ГК РФ. Применяя положения ст. 431 ГК РФ оспариваемые договоры аренды содержат сведения о возмездности (п.8), что исключает выводы суда о действии сторон в целях причинения вреда.

До момента признания должника банкротом либо введения соответствующей процедуры, должник не ограничен в ведении хозяйственной деятельности, представленные договоры аренды содержат условие о сроке аренды- до 02.03.2011 (п.11), что свидетельствует об обычных хозяйственных связях.

Из положений п. 3 ст. 10 ГК РФ следует презумпция добросовестности участников гражданского оборота, пока не доказано иное.

Данные обстоятельства в силу ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен доказать конкурсный управляющий, однако, таких доказательств в материалах дела не имеется.

Вывод суда о том, что в результате заключенных договоров аренды имело место безвозмездное пользование, что означает намерение сторон договора причинить вред кредиторам, основан на неверном применении положений Гражданского кодекса Российской Федерации об аренде и не подкреплен доказательствами.

Следует также отметить, что в случае незаконного пользования, либо пользования без исполнения обязательств по оплате наступают одинаковые последствия - возможность взыскания платежей в судебном порядке. Вопрос о возврате имущества из аренды мог быть решен конкурсным управляющим в порядке ст. 619 ГК РФ и Закона о банкротстве. Препятствий для реализации имущества в ходе конкурсного производства при наличие договоров аренды, не усматривается, поскольку в силу ст. 617 ГК РФ собственник (арендодатель) вправе распоряжаться своим имуществом.

При таких обстоятельствах следует признать, что неправильное применение норм материального права и процессуального права привели к принятию ошибочного судебного акта.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что решение от 06.10.2010 подлежит отмене в силу п. 2, 3, 4 ч. 1 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, требования конкурсного управляющего подлежат отклонению в полном объеме.

Поскольку отсутствуют основания для признании сделок недействительными, не имеется оснований и для применения последствий недействительной сделки.

При обращении с требованием в рамках дела о банкротстве государственная пошлина не подлежит уплате.

Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании ч. 4 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не установлено.

Руководствуясь ст. 176, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционный инстанции

П О С Т А Н О В И Л:

определение Арбитражного суда Оренбургской области от 25.11.2010 по делу N А47-7971/2009 отменить, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «ТАКСИ плюс» - удовлетворить.

Требования конкурсного управляющего индивидуального предпринимателя Скалазубовой Татьяны Михайловны Гайдамаченко Георгия Аркадьевича о признании ничтожными договоров аренды транспортных средств от 02.03.2009 отклонить.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий судья С.А. Бабкина

     Судьи
С.В.Матвеева
Г.М.Столяренко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А47-7971/2009
Принявший орган: Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 02 февраля 2011

Поиск в тексте