• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 января 2008 года Дело N А33-7119/2007

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена в судебном заседании 22 января 2008 года. В полном объеме постановление изготовлено 25 января 2008 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Первухиной Л.Ф. судей: Бычковой О.И., Дунаевой Л.А.

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Красноярска

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от «16» октября 2007 года по делу NА33-7119/2007, принятое судьей Ж.П. Трукшан по заявлению индивидуального предпринимателя Баева Владимира Григорьевича (г. Красноярск) к Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Красноярска о признании частично недействительным решения налогового органа N 36 от 26.03.2007,

при участии в судебном заседании представителей:

налогового органа: Зыковой Е.А. - по доверенности от 27.07.2007,

заявителя: Черкашиной Л.В. - по доверенности от 25.01.2006, Прошиной Г.А. - по доверенности от 16.03.2007,

при ведении протокола настоящего судебного заседания секретарем судебного заседания И.П. Скрипниковой,

установил:

Индивидуальный предприниматель Баев Владимир Григорьевич обратился в арбитражный суд с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Красноярска о признании недействительным решения налогового органа N36 от 26.03.2007г. в части предложения уплатить налоги в сумме 1558058 руб., пени в сумме 226283 руб. 32 коп., штрафы в сумме 1453357 руб. 10 коп.

Решением от 16 октября 2007 года заявленное требование удовлетворено.

Не согласившись с указанным решением, налоговый орган обратился с апелляционной жалобой, мотивируя следующими доводами:

- ошибочен вывод суда о том, что Баев В.Г., заключивший с ООО «Компания Брокеркредитсервис» соглашение на брокерское обслуживание принадлежащих ему на праве собственности ценных бумаг, то есть с организацией - профессиональным участником рынка ценных бумаг, выступает в качестве физического лица - собственника этих ценных бумаг, а не участника рынка ценных бумаг; фактически Баев В.Г. действовал как индивидуальный предприниматель;

- статья 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации применяется исключительно в отношении физических лиц, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя;

- в силу пункта 3 статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации общая сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется налогоплательщиком с учетом сумм налога, удержанных налоговыми агентами;

- поскольку в Регламенте - неотъемлемой части соглашения предусмотрено, что законодательство о защите прав потребителей к Баеву В.Г. не применимо, то деятельность данного лица не направлена на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя, а связана с осуществлением предпринимательской деятельности;

- осуществляя систематическую куплю-продажу ценных бумаг, Баев В.Г. осуществлял предпринимательскую деятельность.

Обществом представлен отзыв на апелляционную жалобу, в котором возражения относительно жалобы мотивированы следующим:

- рассматриваемая деятельность Баева В.Г. не является предпринимательской, поскольку он самостоятельно не приобретал права и не становился обязанным по сделкам купли-продажи ценных бумаг, а действовал через брокерскую фирму;

- поскольку Баеву В.Г. не выплачивались наличные денежные средства по сделкам по операциям с ценным бумагами, не перечислялись денежные средства на его расчетный счет и на расчетный счет третьего лица по его требованию, утверждение налогового органа о получении Баевым В.Г. дохода не обоснованно.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства:

Баев Владимир Григорьевич зарегистрирован Администрацией Октябрьского района г. Красноярска 13.01.2000 за N 20, запись в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей внесена 25.06.2004 Инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Октябрьскому району г. Красноярска за основным государственным регистрационным номером 304246317700088, что подтверждается свидетельством серии 24 N 002496242.

В результате проведенной налоговым органом выездной проверкой индивидуального предпринимателя Баева Владимира Григорьевича по вопросам исполнения и соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2003г. по 31.10.2006г. установлено, что в ноябре 2004г. доход налогоплательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения, превысил 15 млн. рублей, следовательно, индивидуальный предприниматель утратил право применять УСНО, обязан был перейти на общую систему налогообложения. Таким образом, доход предпринимателя, полученный в 2004г., 2005г., в том числе, от купли-продажи ценных бумаг подлежал обложению налогом на доходы физических лиц, единым социальным налогом, налогом на добавленную стоимость. В ходе проверки налоговым органом установлены следующие факты:

в нарушение статей 210, 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель не производил начисление налога на доходы физических лиц при наличии объекта налогообложения и налоговый базы, в связи с чем доначислен налог за 2004г. в сумме 35548 руб., за 2005г. в сумме 312817 руб.;

в нарушение статей 236 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель не производил начисление единого социального налога при наличии объекта налогообложения и налоговый базы, в связи с чем доначислен налог за 2004г. в сумме 26036 руб., за 2005г. в сумме 75646 руб.;

в нарушение статьи 243 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель не представлял налоговые декларации по единому социальному налогу за 2004, 2005 гг.;

в нарушение статей 166, 174 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель не производил начисление налога на добавленную стоимость при наличии объекта налогообложения и налоговый базы, в связи с чем доначислен налог за октябрь 2004г. в сумме 14628 руб., за ноябрь - 12266 руб., за декабрь - 13107 руб., за январь - декабрь 2005г. в сумме 453851 руб., за 1, 2, 3 кварталы 2006г. в сумме 484694 руб.;

в нарушение статьи 174 Налогового кодекса Российской Федерации предприниматель не представлял налоговые декларации по налогу на добавленную стоимость за октябрь, ноябрь, декабрь 2004г., за январь - декабрь 2005г, за 1, 2, 3 кварталы 2006г.;

в нарушение статей 346.15, 346.21 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель не верно исчислил единый налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2004г., поскольку неправомерно не включил в облагаемый доход за 9 месяцев 2004г. доходы, полученные от реализации ценных бумаг, которые также являются доходами от предпринимательской деятельности, в связи с чем доначислен налог в сумме 129465 руб.

Решением N36 от 26.03.2007г. индивидуальный предприниматель привлечен к налоговой ответственности на основании:

- пункта 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за нарушение сроков представления в налоговый орган налоговых деклараций по единому социальному налогу за 2004, 2005 гг., по налогу на добавленную стоимость за октябрь, ноябрь, декабрь 2004г., за январь - декабрь 2005г, за 1, 2, 3 кварталы 2006г., в виде штрафа в размере 30% сумм налога и платы, подлежащих уплате на основе деклараций и 10% сумм налога и платы, подлежащих уплате на основе деклараций за каждый полный или неполный месяц начиная со 181-го дня в общей сумме 1363348 руб. 50 коп., в том числе 112588 руб. 80 коп. по единому социальному налогу, 1250759 руб. 70 коп.;

- пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на добавленную стоимость, единого социального налога, налога на доходы физических лиц, в виде штрафа в размере 20% неуплаченных сумм налога в сумме 69673 по налогу на доходы физических лиц, 20336 руб. 40 коп. по единому социальному налогу, 195709 руб.20 коп.

В решении заявителю предложено уплатить налог на доходы физических лиц в сумме 348365 руб. и пени в сумме 40583 руб. 90 коп., единый социальный налог в сумме 101682 руб. и пени в сумме 14132 руб. 14 коп., налог на добавленную стоимость в сумме 978546 руб. и пени в сумме 165163 руб. 73 коп., единый налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения в сумме 129465 руб. и пени в сумме 6403 руб. 55 коп.

Индивидуальный предприниматель Баев В.Г., не согласившись с решением налогового органа N36 от 26.03.2007г., обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным в части предложения уплатить налоги в сумме 1558058 руб., пени в сумме 226283 руб. 32 коп., штрафы в сумме 1453357 руб. 10 коп.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно пункту 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, законность и обоснованность вынесенного судом первой инстанции решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы.

Из материалов дела следует, что предприниматель на основании уведомления N40 от 10 ноября 2003г. применял упрощенную систему налогообложения с 01.01.2004г., исчисляя налоги от предпринимательской деятельности по оказанию услуг по сдаче в аренду нежилых помещений, принадлежащих предпринимателю на праве собственности. Объект налогообложения - доходы, налоговая ставка устанавливается в размере 6 процентов.

В соответствии со статьей 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации упрощенная система налогообложения организациями и индивидуальными предпринимателями применяется наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Применение упрощенной системы налогообложения индивидуальными предпринимателями предусматривает их освобождение от по уплате налога на доходы физических лиц (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности), налога на имущество физических лиц (в отношении имущества, используемого для предпринимательской деятельности) и единого социального налога (в отношении доходов, полученных от предпринимательской деятельности, а также выплат и иных вознаграждений, начисляемых ими в пользу физических лиц). Индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с настоящим Кодексом при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Согласно статье 346.12 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения и применяющие ее в порядке, установленном настоящей главой.

Пунктом 3 статьи 346.13 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, не вправе до окончания налогового периода перейти на иной режим налогообложения, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика, определяемые в соответствии со статьей 346.15 и подпунктами 1 и 3 пункта 1 статьи 346.25 настоящего Кодекса, превысили 15 млн. рублей и (или) в течение отчетного (налогового) периода допущено несоответствие требованиям, установленным пунктами 3 и 4 статьи 346.12 настоящего Кодекса, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение и (или) несоответствие указанным требованиям (пункт 4 статьи 346.13 Налогового кодекса Российской Федерации).

Пунктом 5 указанной статьи установлена обязанность налогоплательщика сообщить в налоговый орган о переходе на иной режим налогообложения, осуществленном в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи, в течение 15 календарных дней по истечении отчетного (налогового) периода.

В проверяемом периоде Баев В.Г. осуществлял деятельность по операциям с ценными бумагами посредством заключения 21.07.2004 генерального соглашения N 7388/04-к с ООО «Компания Брокеркредитсервис» (т.2 л.д.32).

Предметом названного соглашения является предоставление брокерских услуг профессионального участника рынка ценных бумаг.

По указанному соглашению ООО «Компания Брокеркредитсервис» обязуется совершать по поручению клиента сделки на рынке ценных бумаг, определенных в регламенте оказания услуг на рынке ценных бумаг ООО «Компания БКС» и указанных клиентом в заявлении на комплексное обслуживание на рынках ценных бумаг. Регламент является неотъемлемой частью соглашения (т.2 л.д. 1-28). Клиент обязуется оплачивать ООО «Компания БКС» комиссионное вознаграждение в размере и на условиях, установленных регламентом. Клиент в соответствии с регламентом обязуется возместить ООО «Компания БКС» все расходы, связанные с обслуживанием клиента на организованных рынках.

В соответствии с п. 4.2 регламента ООО «Компания БКС» предоставляет Клиентам за вознаграждение брокерские услуги профессионального участника рынка ценных бумаг, т.е. принимает от Клиентов поручения и совершает на основании этих поручений сделки купли-продажи (иные операции) с ценными бумагами на организованных и неорганизованных рынках ценных бумаг. При исполнении поручений Клиента ООО «Компания БКС» действует в качестве агента, который может выступать от имени и за счет Клиента, либо от своего имени и за счет Клиента.

Пунктом 6.3.4 регламента установлено, что ООО «Компания БКС» зачисляет денежные средства клиентов, полученные по сделкам, совершенным ООО «Компания БКС» на основании договоров с клиентами исключительно на специальный брокерский счет (счета).

На основании п. 6.3.5 указанного регламента ООО «Компания БКС» зачисляет суммы полученных ООО «Компания БКС» для клиента дивидендов и иных доходов по ценным бумагам на специальный брокерский счет (счета), если клиентом не указан иной счет, на который должны зачисляться указанные суммы. Согласно пункту 6.5 регламента Клиент обязан зачислять денежные средства, передаваемые ООО «Компания БКС» для инвестирования в ценные бумаги, а также полученные но сделкам, исключительно на специальные брокерские счета.

Согласно пункту 7.9.1 регламента брокерские счета данного типа открываются ООО «Компания БКС» на имя юридических и физических лиц, а также индивидуальных предпринимателей, которые в соответствии с критериями, установленными действующим валютным законодательством Российской Федерации, являются резидентами Российской Федерации, и предназначены для учета операций и денежных средств по сделкам, совершаемым по поручению и за счет собственных средств Клиента.

На основании п. 35.2 регламента, если в составе документов, предоставленных Клиентом ООО «Компания БКС», отсутствуют сведения о постановке Клиента на учет в налоговые органы РФ в качестве самостоятельного плательщика налогов, то ООО «Компания БКС» будет самостоятельно осуществлять ведение налогового учета доходов Клиента, если такая обязанность будет установлена действующим законодательством РФ. В случаях, предусмотренных действующим законодательством РФ, ООО «Компания БКС» также осуществляет взимание налогов по операциям, совершенным в соответствии с условиями настоящего регламента.

Налоговый орган, установив, что в ноябре 2004 года доход применяющего упрощенную систему налогообложения индивидуального предпринимателя Баева В.Г. от деятельности по сдаче в аренду нежилых помещений и по операциям с ценными бумагами превысил 15 млн. рублей, пришел к выводу об утрате предпринимателем права применять данный режим налогообложения, наличии обязанности предпринимателя перейти на общую систему налогообложения и уплате налога на доходы физических лиц, единого социального налога, налога на добавленную стоимость в связи с получением в 2004 и 2005 годах дохода, в том числе, по операциям с ценными бумагами.

В соответствии со статьей 209 НК РФ объектом налогообложения признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доходы по операциям с ценными бумагами и операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, базисным активом по которым являются ценные бумаги, установлены статьей 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 3 названной статьи доход (убыток) по операциям купли-продажи ценных бумаг определяется как сумма доходов по совокупности сделок с ценными бумагами соответствующей категории, совершенных в течение налогового периода, за вычетом сумм убытков; доход при определении налоговой базы определяется как разница между суммами доходов, полученными от реализации ценных бумаг и документально подтвержденными расходами на приобретение, реализацию и хранение ценных бумаг, фактически произведенными налогоплательщиками.

В силу статьи 214.1 Кодекса налоговыми агентами признаются брокеры, доверительные управляющие, управляющие компаний, осуществляющих доверительное управление имуществом, составляющие паевой инвестиционный фонд, или иные лица, совершающие операции по договору поручения, по иному договору в пользу налогоплательщика - физического лица.

С 01.01.2003 в соответствии с положениями Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (в редакции Федерального закона от 28.12.2002 N 185-ФЗ) профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, предусмотренную главой 2 названного Федерального закона, вправе осуществлять только юридические лица.

При этом брокерской деятельностью признается деятельность по совершению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами от имени и за счет клиента (в том числе эмитента эмиссионных ценных бумаг при их размещении) или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом.

Вышеизложенные нормы законодательства не исключают возможность совершения физическим лицом, зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, сделок с ценными бумагами именно в качестве физического лица через посредника - профессионального участника рынка ценных бумаг.

ООО «Компания Брокеркредитсервис», являясь профессиональным участником рынка ценных бумаг, выступает брокером по соглашению с заявителем.

Суд апелляционной инстанции полагает ошибочным и отклоняет довод налогового органа о том, что в правоотношениях, возникших с ООО «Компания Брокеркредитсервис» на основании генерального соглашения N7388/ 04-к от 21.07.2004, Баев В.Г. действовал в качестве индивидуального предпринимателя ввиду следующего.

Из текста и реквизитов данного соглашения следует, что оно заключено между ООО «Компания Брокеркредитсервис» и Баевым Владимиром Григорьевичем - физическим лицом с соответствующими данными, сведения об индивидуальном предпринимателе Баеве В.Г. (свидетельство, выписка из ЕГРИП) отсутствуют. Ссылка налогового органа на пункт 7.11.2 регламента - неотъемлемой части генерального соглашения не опровергают вышеизложенного, поскольку в данном пункте речь идет об открытии компанией специальных брокерских счетов на имя юридических лиц, физических лиц либо индивидуальных предпринимателей. Следовательно, данный регламент является по сути типовым договором, условия которого детализируются сторонами при подписании генерального соглашения. В регламенте также отсутствуют данные о Баеве В.Г. как индивидуальном предпринимателе.

Согласно статье 421 Гражданского Кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В силу статьи 431 Гражданского Кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора вцелом.

На основании изложенного, учитывая характер прав и обязанностей сторон в генеральном соглашении и регламенте, суд апелляционной инстанции полагает правильным вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что Баев В.Г., заключив договор на брокерское обслуживание принадлежащих ему на праве собственности ценных бумаг с брокерской компанией, выступал в качестве физического лица - собственника этих ценных бумаг, а не индивидуального предпринимателя - участника рынка ценных бумаг.

В силу статьи 214.1 Налогового кодекса Российской Федерации ООО «Компания Брокеркредитсервис» как брокер выступает налоговым агентом физического лица - Баева В.Г., в связи с чем обязано исчислить, удержать и перечислить в бюджет налог на доходы физических лиц с доходов данного физического лица, полученных от операций с принадлежащими ему ценными бумагами.

В силу статьи пункта 2 статьи 230 Кодекса налоговые агенты обязаны представить в налоговый орган по месту своего учета сведения о доходах физических лиц, выплаченных в налоговом периоде, и суммах начисленных и удержанных в указанном периоде налогов ежегодно не позднее 1 апреля года, следующего за истекшим налоговом периодом.

Кроме того, в силу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

В связи с этим налоговый орган подтвердил, что данный налоговый агент представлял в оспариваемый период в налоговый орган форму 2НДФЛ в отношении гражданина Баева В.Г., согласно которой расходы по операциям с ценными бумагами превышали доходы (т. Л.д.140-143). В то же время индивидуальный предприниматель Баев В.Г. не отражал данные по операциям с ценными бумагами в своем бухгалтерском учете, что не оспаривается сторонами. Иных письменных доказательств, опровергающих данный вывод суда, налоговым органом не представлено.

Таким образом, в данном случае Баев В.Г. при заключении с ООО «Компания Брокеркредитсервис» соглашения на осуществление сделок купли-продажи ценных бумаг, принадлежащих ему на праве собственности, выступал как физическое лицо, независимо от наличия у него свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Суд апелляционной инстанции полагает ошибочным, не соответствующим доказательствам по делу вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что деятельности Баева В.Г. по осуществлению операций с ценными бумагами присущи все признаки предпринимательской деятельности.

В соответствии с абзацем 3 пункта 1 статьи 2 Гражданского Кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Из смысла данной нормы следует, что предпринимательскую деятельность отличают следующие признаки:

- цель - систематическое извлечение прибыли от использования или реализации имущества,

- учет хозяйственных операций по сделкам в рамках этой деятельности,

- устойчивые непосредственные связи субъекта с контрагентами по осуществляемым сделкам,

- взаимосвязь хозяйственных операций в определенный период времени;

- регистрация лица в установленном законом порядке.

Судом апелляционной инстанции установлено, что в правоотношениях по сделкам с ценными бумагами у Баева В.Г. отсутствовали устойчивые связи с контрагентами, так как он действовал через ООО «Компания Брокеркредитсервис», сделки по купли-продаже ценных бумаг, совершаемые брокером, а не заявителем, невозможно считать взаимосвязанными, Баев В.Г. не вел бухгалтерского учета хозяйственных операций по сделкам с ценными бумагами, за оспариваемый период он не получил прибыли от названных сделок. Таким образом, судом апелляционной инстанции установлено, что налоговым органом не представлено доказательств осуществления индивидуальным предпринимателем Баевым В.Г. предпринимательской деятельности в связи с операциями с ценными бумагами в оспариваемом периоде. Однако данный вывод суда первой инстанции не привел к вынесению неправильного решения.

При этом систематическое заключение физическим лицом сделок с ценными бумагами через посредника не квалифицируется как занятие предпринимательской деятельностью. Поскольку Баев В.Г., является потребителем услуг, оказываемых профессиональным участником рынка ценных бумаг на основании генерального соглашения об оказании брокерских услуг, получаемый им доход от продажи ценных бумаг не может рассматриваться как доход от предпринимательской деятельности. Кроме того, налоговым органом не отрицается отсутствие доходов у предпринимателя по совокупности сделок с ценными бумагами соответствующей категории, совершенных в течение налогового периода.

Учитывая, что результаты сделок с ценными бумагами не относятся к деятельности индивидуального предпринимателя Баева В.Г., у налогового органа не было оснований для вывода

- о превышении в ноябре 2004 дохода налогоплательщика, применяющего упрощенную системы налогообложения, суммы 15 миллионов рублей,

- об утрате индивидуальным предпринимателем прав на применение упрощенной системы налогообложения и его обязанности перейти на общую систему налогообложения.

Поскольку данные выводы налогового органа не обоснованны, инспекция неправомерно вынесла решение N 36 от 26.03.2007 в части доначисления и предложения налогоплательщику уплатить налоги в сумме 1558058 руб., пени в сумме 226283 руб. 32 коп., штрафы в сумме 1453357 руб. 10 коп.

Исходя из вышеизложенного, арбитражный суд первой инстанции, основываясь на оценке обстоятельств дела и исследованных по делу доказательств, анализе действующего законодательства Российской Федерации, пришел к правильному выводу о том, что решение инспекции Федеральной налоговой службы России по Советскому району г. Красноярска N 36 от 26.03.2007 не соответствует Налоговому кодексу Российской Федерации и подлежит признанию недействительным в части предложения уплатить налоги в сумме 1558058 руб., пени в сумме 226283 руб. 32 коп., штрафы в сумме 1453357 руб. 10 коп.

При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены в порядке статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом апелляционной инстанции не установлено. Следовательно, согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение арбитражного суда первой инстанции от «16» октября 2007 года подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от «16» октября 2007 года по делу N А33-7119/2007 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

     Председательствующий
Л.Ф. Первухина

Судьи
О.И. Бычкова
Л.А. Дунаева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-7119/2007
Принявший орган: Третий арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 января 2008

Поиск в тексте