• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 08 февраля 2008 года Дело N А33-12575/2007

Резолютивная часть постановления объявлена «05» февраля 2008 года.

Полный текст постановления изготовлен «08» февраля 2008 года. Третий арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Дунаевой Л.А., судей: Бычковой О.И., Колесниковой Г.А. при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Снытко Е.А., при участии: от административного органа: Пучковского А.С., представителя по доверенности от 17.09.2007, от общества: Ерохиной О.В., представителя по доверенности от 29.06.2007,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Урало-Сибирский Банк» в лице филиала открытого акционерного общества «Урало-Сибирский Банк»

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от «29» ноября 2007 года по делу N А33-12575/2007, принятое судьёй Чурилиной Е.М.,

по заявлению открытого акционерного общества «Урало-Сибирский Банк» в лице филиала открытого акционерного общества «Урало-Сибирский Банк» к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении,

установил:

открытое акционерное общество «Урало-Сибирский Банк» в лице филиала открытого акционерного общества «Урало-Сибирский Банк» (далее - банк, общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю (далее - административный орган, Управление) с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении от 06.09.2007 N 4165.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 29 ноября 2007 года требования общества удовлетворены частично.

Не согласившись с данным судебным актом, общество обратилось с апелляционной жалобой на решение Арбитражного суда Красноярского края от 29 ноября 2007 года.

В жалобе общество привело следующие доводы:

- в пункте 5.1 кредитного договора речь идёт об изменении договора по соглашению сторон, что соответствует части 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации;

- обязанности заёмщика, предусмотренные пунктами 4.3.1, 4.3.2, 4.3.3 кредитного договора, не нарушают статью 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку не влекут для заёмщика прекращения его прав;

- пункт 3.6 кредитного договора не противоречит гражданскому законодательству: банк вправе установить в кредитном договоре неустойку за досрочное исполнение обязательства заёмщика по возврату кредита;

- пункт 7.5 кредитного договора соответствует законодательству, поскольку для данной категории дел подсудность не является исключительной и может быть определена сторонами в договоре согласно статье 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации;

- судом первой инстанции необоснованно отклонён довод банка об обеспечительной природе договора страхования транспортного средства. Кредитование при условии страхования имущества нельзя рассматривать как две самостоятельные услуги, а следует рассматривать как единую услугу- целевое кредитование, условием которого в качестве способа обеспечения обязательств заёмщика является страхование имущества;

- к кредитным правоотношениям Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» можно применять только по аналогии закона и применительно к конкретным случаям, что для дел о наложении административных санкций недопустимо;

- состав вменяемого административного правонарушения отсутствует в связи с отсутствием противоправности деяния. Управление проанализировало договор, в котором не содержалось сведений о гражданине, с которым этот договор мог быть заключён. Со стороны граждан отсутствуют какие-либо жалобы на условия кредитных договоров банка.

Административный орган письменный отзыв на апелляционную жалобу не представил, представитель Управления в судебном заседании доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не признал, согласился с решением суда первой инстанции.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

На основании распоряжения заместителя главного санитарного врача по Красноярскому краю от 05.06.2007 N 3748 о проведении мероприятий по надзору в период с 07.06.2007 по 06.07.2007 проведено плановое мероприятие по надзору в отношении филиала общества.

По результатам мероприятий по надзору административным органом составлен протокол об административном правонарушении от 22.08.2007, в котором зафиксирован факт включения обществом в кредитный договор от 21.03.2007 N 3900-503/00033 условий, ущемляющих права потребителей, а именно:

- пункт 5.1 договора предусматривает право кредитора (банка) изменить в одностороннем порядке размер процентной ставки за пользование кредитом в случае: изменения кредитной политики банка, изменения ставки рефинансирования Банка России, ставок на рынке межбанковских кредитов;

- пунктами 4.3.1, 4.3.2, 4.3.3 договора закреплены обязанности заёмщика: не выступать поручителем иных лиц без письменного уведомления банка; не передавать в залог своё имущество третьим лицам без письменного согласия банка; не получать кредитов в иных кредитных организациях без письменного уведомления банка;

- пунктом 3.6 договора предусмотрено, что в случае досрочного погашения кредита заёмщиком в течение 6 месяцев с даты его выдачи в сумме, превышающей 100 (сто) рублей, банк имеет право взыскать с заёмщика неустойку в размере 5 (пять) % от суммы кредита;

- пунктом 7.5 договора предусмотрено, что споры, возникающие или могущие возникнуть из настоящего договора разрешаются в судебном порядке: иск (иные неисковые требования) к банку предъявляются в постоянно действующий третейский суд при ООО «ЮК «Правовые гарантии», зарегистрированный администрацией Центрального района г. Красноярска, согласно регламенту суда. Решение данного суда является окончательным, обязательным и обжалованию не подлежит; иск (иные неисковые требования) к заёмщику предъявляются в суд общей юрисдикции по последнему известному месту его регистрации;

- пунктом 4.5 договора предусмотрено обязательное страхование транспортного средства, приобретаемого с использованием предоставленных в кредит денежных средств. Договором установлено, что договор страхования транспортного средства от рисков всех способов повреждения или утраты на весь срок действия договора должен быть заключён с указанной банком страховой компанией. При неисполнении обязанности по пролонгированию договора страхования пунктом 5.4.1 договора предусмотрено право банка изменить срок возврата кредита (вплоть до предъявления требования о досрочном исполнении обязательств (возврат кредита)).

06.09.2007 административным органом вынесено постановление по делу об административном правонарушении N 4165, которым общество привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 15000 рублей на основании части 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании незаконным и отмене постановления административного органа о привлечении к административной ответственности.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьёй 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав нормы материального права и доводы апелляционной жалобы, Третий арбитражный апелляционный суд считает, что административный орган доказал обстоятельства, необходимые для привлечения общества к административной ответственности, по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 настоящего Кодекса, в пределах компетенции соответствующего органа.

В силу части 1 статьи 23.49 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях органы государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных, в том числе, статьёй 14.8 настоящего Кодекса.

В настоящем деле процедура привлечения общества к ответственности соблюдена и протокол об административном правонарушении составлен Управлением в соответствии с требованиями главы 28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях включение в договор условий, ущемляющих законные права потребителя, влечет наложение административного штрафа.

Объектом административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, являются общественные отношения, возникающие в процессе заключения потребителем договоров купли-продажи, выполнения работ или оказания услуг. Основные положения об условиях и порядке заключения договоров установлены Гражданским кодексом Российской Федерации, а также федеральными законами, иными правовыми актами об отдельных видах договоров.

В силу части 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство состоит из Гражданского кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов.

Согласно статье 9 Федерального закона от 26.11.2001 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

В силу абзаца 1 преамбулы Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей) настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Частью 1 статьи 1 Закона о защите прав потребителей установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Законом, другими федеральными законами (далее - законы) и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать практически из любых договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, но не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Данный вывод подтверждается правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, содержащейся в Постановлении Пленума от 17.01.1997 N 2.

Соответственно, Закон о защите прав потребителей применяется при регулировании правоотношений в сфере кредитования населения. Согласно пункту 1.5.1. кредитного договора от 21.03.2007 N 3900-503/00033 приобретение поименованного в нем транспортного средства осуществляется для дальнейшего использования в потребительских целях.

Судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что охрана отношений в сфере оказания финансовых услуг, связанных с предоставлением кредитов, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, регулируется законодательством о защите прав потребителей.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 5 Постановлении от 23.02.1999 N 4-П по конкретному делу, осуществляя правовое регулирование отношений между банками и гражданами - вкладчиками, законодатель должен следовать статьям 2 и 18 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. При этом, исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Используя договор срочного банковского вклада, гражданин осуществляет именно такую экономическую деятельность.

Суд полагает, что вышеуказанная позиция Конституционного Суда Российской Федерации относится и правовому регулированию отношений между банком и гражданином по кредитным договорам.

В соответствии со статьёй 310 Гражданского кодекса Российской Федерации одностороннее изменение условий договора не допускается за исключением случаев, предусмотренных законом.

Банк в обоснование правомерности пункта 5.1 кредитного договора ссылается на то, что указанный пункт предусматривает изменение договора не в одностороннем порядке, а по соглашению сторон. Указанный довод банка не подтверждается фактическими обстоятельствами, не соответствует гражданскому законодательству и, таким образом, не принимается судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Согласно части 1 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

В соответствии с положениями статьи 820 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным.

Следовательно, соглашение сторон об изменении условий кредитного договора должно быть заключено в письменной форме.

Исходя из положений части 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

В силу части 2 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Как правильно отметил суд первой инстанции, пункт 5.1 кредитного договора не содержит указание на необходимость получения от заемщика акцепта в виде подписанного им документа, однозначно выражающего его согласие на изменение процентной ставки за пользование кредитом, а также в рассматриваемом пункте не указано на изменение указанного условия договора только в случае получения от заемщика письменно выраженного согласия.

Согласно части 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В соответствии с частью 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Ссылка общества на свободу в заключении договора, предусмотренную статьёй 421 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно отклонена судом первой инстанции со ссылкой на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 N 4-П. Значит, положения пункта 5.1 кредитного договора противоречат законодательству, и он не может применяться при регулировании гражданских правоотношений.

Таким образом, пункт 5.1 кредитного договора не соответствует гражданскому законодательству, нарушает права потребителя и неправомерно включён банком в кредитный договор.

Неправомерен довод общества о том, что обязанности заёмщика, предусмотренные пунктами 4.3.1, 4.3.2, 4.3.3 кредитного договора, не нарушают статью 9 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку не влекут для заёмщика прекращения его прав.

Частью 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплён принцип свободы договора. Конкретизацией указанного принципа являются положения частей 1 и 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Несмотря на то, что условия пунктов 4.3.1, 4.3.2 и 4.3.3 позволяют потребителю заключать сделки по получению кредитов, предоставлению залога и поручительства, то есть не влекут автоматического прекращения его прав, указанные нормы договора существенно ограничивают субъективные права граждан и ставят их реализацию в зависимость от воли третьего лица - банка, что является недопустимым.

Следовательно, с учетом указанных норм гражданского законодательства, а также положений части 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что гражданин вправе самостоятельно, без согласия третьих лиц заключать любые не противоречащие действующему законодательству сделки. Указанное правило распространяется на все сделки, предусмотренные гражданским законодательством, установление каких-либо ограничений в отношении сделок по получению кредитов, предоставлению залога и поручительства недопустимо.

Таким образом, пункты 4.3.1, 4.3.2, 4.3.3 кредитного договора не соответствуют гражданскому законодательству, нарушают права потребителя и неправомерно включены банком в кредитный договор.

Согласно статье 315 Гражданского кодекса Российской Федерации должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа.

В соответствии с частью 2 статья 810 Гражданского кодекса Российской Федерации сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно с согласия заимодавца.

Таким образом, обоснован вывод суда первой инстанции о том, что возможность досрочного исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору предусмотрена действующим законодательством, при этом никакие условия досрочного возврата суммы кредита (кроме согласия заимодавца) законодательством не установлены.

Суд апелляционной инстанции отклоняет довод банка о том, что он вправе указать в договоре неустойку как способ обеспечения исполнения обязательства за досрочное погашение кредита.

В силу части 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Из толкования положений части 1 статьи 330 следует, что неустойка взыскивается в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств. Соответственно, правомерен ввод суда первой инстанции о том, что досрочное исполнение обязательства по кредитному договору является надлежащим исполнением и не свидетельствует о неисполнении либо ненадлежащем исполнении кредитного договора, поскольку возможность досрочного исполнения прямо предусмотрена Гражданским кодексом Российской Федерации. Значит, банк был не вправе указывать в кредитном договоре условие о неустойке за досрочное погашение кредита.

Таким образом, пункт 3.6 кредитного договора не соответствует гражданскому законодательству, нарушает права потребителя и неправомерно включён банком в кредитный договор.

Несостоятелен довод общества о том, что кредитные отношения не являются услугой и поэтому в силу особого характера данных отношений они не подпадают под сферу регулирования Закона о защите прав потребителя. Заявляя указанный довод, банк далее не уточняет, к какому виду гражданских правоотношений относятся кредитные правоотношения. Более того, на странице 3 апелляционной жалобы банк косвенно подтверждает то, что его деятельность относится к услугам: «… под иными товарами (работами, услугами) понимается соответствующий иной товар (работа, услуга) того же продавца, к которому обратился потребитель основной услуги, в данном случае - Банка». Таким образом, общество, заявляя рассматриваемый довод, противоречит само себе, а также затрудняется дать ответ на вопрос о принадлежности кредитного договора к определённому классу гражданских обязательств.

Системное толкование положений Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе, статьи 2 Кодекса, позволяет суду апелляционной инстанции сделать вывод о том, что кредитные правоотношения относятся классу договорных обязательств, направленных на передачу имущества, в котором находятся также договоры купли-продажи, мены, ренты, имущественного найма и ссуды, жилищного найма и другие договоры, опосредующие передачу имущества.

Из преамбулы Закона о защите прав потребителей следует, что указанный Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Исходя из изложенного, кредитные правоотношения подлежат регулированию Законом о защите прав потребителей, как отношения, возникающие при продаже товаров.

В соответствии с частью 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Статьей 17 Закона о защите прав потребителей и статьёй 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплена альтернативная подсудность споров, вытекающих из правоотношений по защите прав потребителей.

Правило статьи 17 Закона носит императивный характер, поэтому ссылка заявителя на предусмотренное статьей 32 Гражданского процессуального кодекса право изменять предусмотренную территориальную подсудность спора по соглашению сторон арбитражным судом не принимается. Ограничение указанного права является ущемлением прав потребителей. Потребителю, как слабой стороне в отношениях с исполнителем услуг, специальными нормами законодательства в сфере защиты трав потребителей предоставлено право выбора при предъявлении иска к исполнителю.

Таким образом, пункт 7.5 кредитного договора не соответствует гражданскому и гражданскому процессуальному законодательству, нарушает права потребителя и неправомерно включён банком в кредитный договор.

В соответствии с частью 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

В силу положений статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором. Недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом.

Судом апелляционной инстанции отклоняется довод общества об обеспечительной природе договора страхования транспортного средства по следующим основаниям:

- глава 48 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующая страховые правоотношения, не содержит положений, позволяющих сделать вывод об акцессорном характере страхового обязательства (как этого предусмотрено для обеспечивающего обязательства частью 3 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации), в частности, о возможности его прекращения в связи с недействительностью кредитного обязательства;

- из толкования положений главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что способы обеспечения исполнения обязательств применяются при неисполнении или ненадлежащем исполнении основанного обязательства. Общество не указало, каким образом договор страхования может обеспечить права банка при невыполнении потребителем обязательств по возврату полученной денежной суммы и процентов. Более того, факт утраты или повреждения застрахованного имущества не означает автоматического нарушения заёмщиком своих обязательств по возврату денежных средств. Указание банка в качестве выгодоприобретателя по договору страхования, таким образом, не может рассматриваться в качестве меры, обеспечивающей выполнение основного обязательства;

- системный анализ кредитного договора также позволяет сделать вывод о том, что банк разграничил способы обеспечения исполнения обязательств заёмщика, указанные в разделе 6 договора, и обязанность по заключению договора страхования, предусмотренную разделом 4 договора.

Таким образом, пункт 4.5 кредитного договора не соответствует гражданскому законодательству, нарушает права потребителя и неправомерно включён банком в кредитный договор.

Довод общества об отсутствии противоправности деяния отклоняется судом как не соответствующий части 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которая прямо закрепляет ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя. Наличие объективной стороны правонарушения, то есть факта совершения противоправного деяния, подтверждается имеющимся в материалах дела кредитным договором, заключённым 21.03.2007 с гражданином Севрюковым А.В., а также типовыми формами кредитных договоров, обнаруженными административным органом в течение мероприятий по контролю.

Согласно частям 1 и 2 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Соответственно, ссылка банка на возможность подготовки нового договора, отвечающего интересам обеих сторон, в соответствии с Положением о договорной работе банка противоречит статье 426 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу части 2 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Суд апелляционной инстанции полагает, что общество не представило доказательств принятия всех зависящих от него мер к соблюдению законодательства о защите прав потребителей, в частности, не провело дополнительных консультацией и согласований положений договора на предмет соблюдения прав граждан, что свидетельствует о наличии вины в действиях общества.

Подпункты 4, 6 пункта 1 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривают обязательное указание в постановлении по делу об административном правонарушении: обстоятельств, установленных при рассмотрении дела; мотивированного решения по делу.

Судом первой инстанции правомерно указал на отсутствие в оспариваемом постановлении обоснования соразмерности наложенного штрафа совершенному правонарушению, в том числе, ссылки на установленные при рассмотрении дела обстоятельства, отягчающие административную ответственность, перечень которых, согласно статье 4.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является исчерпывающим. Следовательно, обоснован вывод Арбитражного суда Красноярского края о том, что в вышеуказанной части постановление административного органа от 06.09.2007 N 4165 противоречит требованиям действующего законодательства, нарушает права и законные интересы заявителя.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 30.7. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях оспоренное решение административного органа по результатам рассмотрения жалобы может быть изменено, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено постановление.

С учетом исследованных обстоятельств, судом первой инстанции правильно изменено решение административного органа и применён минимальный размер штрафа, установленный частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал незаконным и изменил постановление Управления от 06.09.2007 N 4165 о привлечении к административной ответственности. Третий арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 29 ноября 2007 года по делу N А33-12575/2007 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

     Председательствующий
Л.А. Дунаева

Судьи
О.И. Бычкова
Г.А. Колесникова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-12575/2007
Принявший орган: Третий арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 08 февраля 2008

Поиск в тексте