• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 09 февраля 2009 года Дело N А33-1153/2008

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена «22» января 2009 года. Полный текст постановления изготовлен «09» февраля 2009 года. Третий арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Дунаевой Л.А., судей: Колесниковой Г.А., Первухиной Л.Ф., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Скрипниковой И.П. при участии:

от заявителя - Кокориной В.П., представителя по доверенности от 22.11.2008,

от налогового органа- Елпашевой О.П., представителя по доверенности от 26.11.2008, Эрлих Е.Н., представителя по доверенности от 29.12.2008, рассмотрев апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Крашенинина Григория Степановича на решение Арбитражного суда Красноярского края

от 03 сентября 2008 года по делу N А33-1153/2008, вынесенное судьёй Данекиной Л.А.,

установил:

Индивидуальный предприниматель Крашенинин Григорий Степанович обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, измененным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 10 по Красноярскому краю (г. Минусинск) о признании недействительным решения N 85 от 07.11.2007.

Налоговый орган обратился со встречным иском к индивидуальному предпринимателю Крашенинину Григорию Степановичу о взыскании налогов, пени, штрафов в общей сумме 3 802 499,20 рублей с учетом уменьшения заявленных требований в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 03 сентября 2008 года требования предпринимателя удовлетворены частично, заявление налогового органа удовлетворено в полном объеме.

Не согласившись с данным судебным актом в части, индивидуальный предприниматель Крашенинин Григорий Степанович обратился с апелляционной жалобой в Третий арбитражный апелляционный суд, ссылаясь на следующие обстоятельства с учетом уточнения апелляционной жалобы от 27.11.2008, пояснений по апелляционной жалобе от 23.12.2008:

- налоговый орган не доказал получение индивидуальным предпринимателем необоснованной налоговой выгоды;

- имеющиеся в материалах дела документы не только не свидетельствуют о наличии какой - либо правовой неопределенности во взаимоотношениях сторон, а напротив свидетельствуют о том, что действительная воля сторон была направлена именно на передачу нефтепродуктов в собственность покупателю, то есть на заключение и реализацию договоров купли-продажи нефтепродуктов;

- ссылки суда на договоры поставки N3 от 01.06.2003, N3/1 от 01.06.2003, N 1 от 01.01.2004 необоснованны, поскольку в спорный период они не действовали;

- все хозяйственные операции, имевшие место, были обусловлены разумными экономическими причинами и учтены в соответствии с их действительным смыслом;

- налоговым органом не доказан факт начала выездной налоговой проверки в 2006 году, и не доказана обоснованность проведения проверки соблюдения налогового законодательства в части контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты налогов за 2003 год.

Налоговый орган считает решение суда законным и обоснованным по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, дополнительных пояснениях по делу.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Законность и обоснованность решения проверяется судом апелляционной инстанции в соответствии с частью 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части взыскания с заявителя в доход соответствующих бюджетов налога на добавленную стоимость в сумме 1 539 025,87 рублей, пени в сумме 701 682,29 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 854 276 рублей, пени в сумме 284 993,51 рублей, единого социального налога в сумме 134 693,27 рублей, пени в сумме 45 397,41 рублей, налоговых санкций за неуплату налогов в сумме 242 430,85 рублей.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

Налоговым органом проведена выездная налоговая проверка деятельности индивидуального предпринимателя Крашенинина Г.С. по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, в том числе: единого социального налога, налога на доходы физических лиц, налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2003 по 31.12.2005.

26.12.2006 налоговый орган выставил требование N 85 о предоставлении документов. Указанное требование получено предпринимателем 29.12.2006.

09.02.2006 налоговый орган выставил требование N 85-1 о предоставлении документов (получено предпринимателем 12.02.2006).

По результатам выездной налоговой проверки налоговым органом составлен акт выездной налоговой проверки N 85 от 06.09.2007, в котором отражено, что налоговым органом переквалифицированы правоотношения предпринимателя с контрагентом Почекутовым В.Н., отношения по оптовой реализации ГСМ признаны агентскими отношениями. Налоговым органом сделан вывод о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, что послужило основанием для доначисления:

- налога на добавленную стоимость за 2003 год в сумме 695 044 рублей, за 2004 год в сумме 506 610 рублей, за 2005 год в сумме 561 952 рублей, всего - 1 763 606 рублей;

- налога на доходы с физических лиц за 2003 год в сумме 340 412 рублей, за 2004 год в сумме 345 500 рублей, за 2005 год в сумме 268 364 рублей, всего - 854 276 рублей;

- единого социального налога, зачисляемого в федеральный бюджет за 2003 год в сумме 54 057 рублей, за 2004 год в сумме 37 769,27 рублей, за 2005 год в сумме 41 287 рублей, единого социального налога, зачисляемого в Территориальный фонд обязательного пенсионного страхования за 2003 год в сумме 1 580 рублей, всего - 134 693,27 рублей.

На суммы дополнительно исчисленных налогов начислены пени: по налогу на добавленную стоимость в сумме 763 518,72 рублей, по налогу на доходы с доходов предпринимателя в сумме 267 819,95 рублей, по единому социальному налогу в сумме 42 688,65 рублей.

Акт выездной налоговой проверки N 85 от 06.09.2007 получен представителем предпринимателя 04.10.2007.

15.10.2007 предприниматель представил в налоговый орган возражения по акту выездной налоговой проверки N 85 от 06.09.2007. Налоговым органом по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки 07.11.2007 с участием налогоплательщика вынесено решение N 85 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, которым предприниматель привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской федерации, за неполную уплату сумм налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа в размере 123 846 рублей, за неполную уплату сумм налога на доходы физических лиц в виде взыскания штрафа в размере 102 773 рублей, за неполную уплату сумм единого социального налога в виде взыскания штрафа в размере 15 811 рублей.

Указанным решением предпринимателю предложено уплатить 4 064 179,07 рублей налогов, пени и штрафов.

19.11.2007 предприниматель обратился в Управление Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю с апелляционной жалобой на решение N 85 от 07.11.2007. Указанная жалоба была оставлена без удовлетворения решением N 25-014 от 16.01.2008.

Предприниматель, не согласившись указанным решением, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа N 85 от 07.11.2007.

29.01.2008 налоговый орган выставил требование об уплате недоимки по налогам в сумме 2 752 575,27 рублей, пени в сумме 1 128 696,92 рублей, штрафов в сумме 242 430,85 рублей, предложив предпринимателю в срок до 18.02.2008 уплатить имеющуюся задолженность по налогам, пени и штрафам.

Требование N 7 от 29.01.2008 направлено в адрес предпринимателя 05.02.2008 заказным письмом.

В связи с неуплатой недоимки по налогам, пени и штрафам в добровольном порядке налоговый орган обратился в суд со встречным заявлением о взыскании с предпринимателя 3 802 499,20 рублей налога на добавленную стоимость, налога на доходы физических лиц, единого социального налога, пени за неуплату этих налогов и налоговых санкций.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон.

На основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

В силу части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Суд апелляционной инстанции считает, что налоговый орган доказал правомерность вынесения оспариваемого решения о взыскании с индивидуального предпринимателя налогов, пени, штрафов в общей сумме 3 802 499,20 рублей, исходя из следующего.

Согласно статье 87 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы проводят камеральные и выездные налоговые проверки налогоплательщиков, плательщиков сборов и налоговых агентов. Налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сбора и налогового агента, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки.

Выездная налоговая проверка была проведена на основании решения от 26.12.2006 N 85 о ее проведении, с решением N 85 индивидуальный предприниматель Крашенинин Г.С. ознакомлен под роспись 29.12.2006.

По смыслу частей первой и седьмой статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции действовавшей на момент начала проведения проверки - 29.12.2006) во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 91 Кодекса датой начала выездной налоговой проверки является дата предъявления налогоплательщику (его представителю) решения руководителя (его заместителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки.

Данный вывод подтверждается правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 3.1. Постановления N14-П от 16.07.2004.

Таким образом, выездная налоговая проверка, началась с момента вручения индивидуальному предпринимателю решения о проведении выездной налоговой проверки, т.е. в 2006 году, следовательно, могла охватывать период с 2003 по 2005 год.

Данная налоговая проверка проводилась в порядке, действующем до дня вступления в силу Федерального закона от 27.07.2006 N 137-ФЗ, в соответствии со статьей 89 Налогового кодекса , в редакции, действующей до 01.01.2007, согласно которой выездная налоговая проверка не может продолжаться более двух месяцев, в исключительных случаях вышестоящий налоговый орган может увеличить продолжительность выездной налоговой проверки до трех месяцев. Письмом Управления Федеральной налоговой службы по Красноярскому краю проверка продлена до трех месяцев, а также была приостановлена 06.03.2007. Налоговый кодекс не содержит запрет на приостановлении выездной налоговой проверки. Следовательно, срок проведения выездной налоговой проверки налоговым органом нарушен не был.

В соответствии с пунктом 1 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации по результатам выездной налоговой проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной налоговой проверке уполномоченными должностными лицами налоговых органов должен быть составлен в установленной форме акт налоговой проверки (в редакции Федерального закона от 27.07.2006 N 137-ФЗ).

Пунктом 5 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что акт налоговой проверки должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его представителем) (в редакции Федерального закона от 27.07.2006 N 137-ФЗ).

Акт N 85 выездной налоговой проверки составлен 06.09.2007 и получен представителем индивидуального предпринимателя по доверенности Горбуновой Л.А. 04.10.2007.

Из содержания статьи 101 Налогового кодекса следует, что налогоплательщику или его представителю предоставлено право присутствовать при рассмотрении материалов налоговой проверки (камеральной, выездной), проведенной в отношении него, давать письменные объяснения и возражения, при этом налоговый орган обязан известить налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

15.10.2007 Крашенининым Г.С. были представлены возражения по акту выездной налоговой проверки. Налогоплательщик был приглашен в инспекцию на рассмотрение материалов выездной налоговой проверки на 24.10.2007.

24.10.2007 в Межрайонной инспекции ФНС РФ N 10 по Красноярскому краю были рассмотрены материалы выездной налоговой проверки и возражения налогоплательщика в присутствии самого налогоплательщика и его представителя, решение по результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки было объявлено 24.10.2007. Данный факт подтверждается налогоплательщиком. Полный текст решения налогового органа был изготовлен 07.11.2007.

Следовательно, инспекцией была обеспечена возможность лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки.

Таким образом, предусмотренная Налоговым кодексом Российской Федерации процедура привлечения индивидуального предпринимателя к налоговой ответственности налоговым органом была соблюдена.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики - организации и индивидуальные предприниматели - обязаны уплачивать законно установленные налоги.

На основании статей 45, 80 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога и представлению налоговой декларации в налоговый орган должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В 2003-2005 г.г. индивидуальный предприниматель Крашенинин Г.С осуществлял деятельность по реализации горюче-смазочных материалов. Индивидуальным предпринимателем Крашенининым Г.С. были заключены договоры с индивидуальным предпринимателем Почекутовым В.Н., связанные с реализацией нефтепродуктов:

- договор поставки N 3 от 01.06.2003, договор поставки N 3/1 от 01.06.2003, договор поставки N 1 от 01.01.2004. Договоры заключены на срок 1 год идентичного содержания: предмет договора - передача поставщиком под реализацию нефтепродуктов покупателю по его предварительной заявке в количестве, ассортименте, сроки и по цене, согласованным обеими сторонами (пункт 1); поставщик является собственником товара даже в том случае, когда товар передается во владение покупателя, до момента его передачи покупателем конечному потребителю, т.е. третьему лицу (пункт 5); покупатель обязуется исполнять поручение поставщика в точном соответствии с его указаниями и на условиях, наиболее выгодных для последнего, но совершая поручение поставщика покупатель действует от своего имени и несет при этом полную ответственность (пункт 7); договором предусмотрена возможность исполнения обязательств по оплате товара третьим лицом;

- договоры купли-продажи нефтепродуктов N 1 от 01.01.2003, N 38 от 10.06.2003, N 18 от 20.01.2004, N 12/05 от 01.01.2005, N 2/06 от 01.01.2006. Соглашения заключены сроком на 1 год на идентичных условиях следующего содержания: предметом договора является передача продавцом в собственность покупателю нефтепродуктов по предварительной заявке покупателя в количестве, ассортименте, сроки и по цене, согласованной сторонами, по счетам-фактурам (пункт 1.1), право собственности на продукцию переходит от продавца к покупателю после оплаты полученной продукции (пункт 2.7), договором предусмотрена 100% предоплата товара либо оплата в течение 30 банковских дней с момента получения нефтепродуктов, договором предусмотрена возможность исполнения обязательств покупателя по оплате продукции третьим лицом.

Договор поставки N 1 от 01.01.2004 расторгнут сторонами 20.01.2004, что следует из уведомления предпринимателя Крашенинина Г.С. от 20.01.2004 (л.д.46 т.N5). Согласно имеющемуся в материалах дела дополнительному соглашению от 28.02.2003 к договору купли-продажи N 1 от 01.01.2003 указанный договор расторгнут (л.д. 53 т.N2).

На момент проведения выездной налоговой проверки налоговому органу были представлены договоры: договор поставки N 3 от 01.06.2003, договор поставки N 3/1 от 01.06.2003, договор поставки N 1 от 01.01.2004.

Договоры купли-продажи нефтепродуктов N 38 от 10.06.2003, N 18 от 20.01.2004, N 12/05 от 01.01.2005, копия уведомления от 20.01.2004 о расторжении договора N 1 от 01.01.2004 представлены индивидуальным предпринимателем Крашенининым Г.С. при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Налогоплательщик не обосновал наличие причин, препятствующих представлению указанных договоров в налоговый орган при проведении выездной налоговой проверки. При этом налоговый орган не заявлял о фальсификации представленных налогоплательщиком договоров в установленном порядке. Первичные бухгалтерские документы не содержат сведений о конкретном договоре, во исполнении которого произведены хозяйственные операции.

Таким образом, применительно к спорному периоду действовали: договор поставки N 3 с 01.06.2003 по 01.06.2004, договоры купли-продажи: N 38 с 10.06.2003 по 10.06.2004, N 18 с 20.01.2004 по 20.01.2005, N 12/05 с 01.01.2005 по 01.01.2006, N 2/06 с 01.01.2006 по 01.01.2007.

В связи с изложенными обстоятельствами суд считает, что между сторонами имелась неопределенность в правовом оформлении договорных отношений по поводу передачи нефтепродуктов предпринимателем Крашенининым Г.С. в рамках предпринимательской деятельности Почекутову В.Н. Следовательно, налоговый орган правомерно определил содержание и объем прав и обязанностей налогоплательщика в соответствии с действительным экономическим содержанием сделки.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Фактически реализация нефтепродуктов осуществлялась в виде передачи предпринимателем Крашенининым Г.С. под реализацию оптовых партий нефтепродуктов предпринимателю Почекутову В.Н., который реализовывал полученный товар потребителям по договорам купли-продажи нефтепродуктов. Передача нефтепродуктов Почекутову В.Н. осуществлялась хранителями, состоящими в правоотношениях с Крашенининым Г.С. (договор N 2115 от 08.11.2005, от 01.02.2004, N 37 от 14.03.2005), с выдачей накладных, выписанных на имя Крашенинина Г.С., на основании доверенности, оформленной от имени Крашенинина Г.С.

Имеющиеся в деле счета-фактуры свидетельствуют о том, что правоотношения носили систематический характер. В счетах-фактурах и платежных документах отсутствуют ссылки на реквизиты договоров, во исполнение которых оформлены документы. Реализация приобретенного Почекутовым В.Н. товара производилась третьим лицам непосредственно после получения товара у Крашенинина Г.С.

Почекутов В.Н. не имел собственной или арендованной производственной, кадровой базы для хранения, перевозки либо использования приобретаемых партий нефтепродуктов.

Согласно материалам дела оплата товара производилась конечными потребителями на основании счетов-фактур Почекутова В.Н. Денежные средства от третьих лиц перечислялись на счет Почекутова В.Н. и в полном объеме в тот же день направлялись на счет Крашенинина Г.С. на основании дополнительного соглашения N 3 от 04.02.2004 к договору банковского счета от 20.08.2003 N 40802/1307-Р, в результате чего у Крашенинина Г.С. возникала обязанность по возврату задолженности Почекутову В.Н. Крашенининым Г.С. перечислено Почекутову В.Н. в качестве возврата кредиторской задолженности за 2004, 2005 год 1 845 342,82 рублей, в 2003 году перечисления отсутствовали. Отношения по реализации нефтепродуктов третьему лицу завершались составлением соглашения о переводе долга, где задолженность покупателя за приобретенные нефтепродукты перед Почекутовым В.Н. считалась погашенной переводом долга от покупателя (третьего лица) - Крашенинину Г.С.

Из представленных в материалы дела соглашений о переводе долга, заключенных между покупателями Почекутова В.Н., Почекутовым В.Н. и Крашенининым Г.С., письма Почекутова В.Н., адресованного одному из своих покупателей ВФТ «Озеро Тагарское», судом усматривается, что оплата покупателем приобретенных у Почекутова В.Н. нефтепродуктов также осуществлялась непосредственно на счет Крашенинина Г.С. Предметом данных соглашений о переводе долга является задолженность покупателей перед Почекутовым В.Н. и задолженность Почекутова В.Н. перед Крашенининым Г.С. за реализованные нефтепродукты. Объемы задолженностей обеих сторон в соглашениях о переводе долга определены в равных суммах. Заявитель не представил доказательства наличия остатка задолженности Почекутова В.Н., который должен был сохраниться в виде торговой наценки.

Довод заявителя о том, что в рамках взаимоотношений с Почекутовым В.Н. реализовывались нефтепродукты также в виде талонов на ГСМ, материалами дела не подтвержден: все счета-фактуры содержат информацию о реализации определенного количества нефтепродуктов (бензин, дизтопливо), измеряемого в литрах. Заявитель не представил доказательства, опровергающие данные обстоятельства.

Таким образом, участие в спорных правоотношениях Почекутова В.Н. фактически сводилось к заключению договоров по реализации нефтепродуктов, полученных у Крашенинина Г.С. Доход от деятельности по реализации нефтепродуктов Почекутов В.Н. получал в виде возврата кредиторской задолженности от Крашенинина Г.С.

В соответствии со статьей 506 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется предать в обусловленный срок производимые или закупаемые товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Учитывая вышеуказанные фактические обстоятельства отношений по реализации ГСМ между предпринимателями, право собственности на ГСМ у Почекутова В.Н. не возникало. Значит, несостоятелен довод заявителя о том, что договорные отношения следует квалифицировать как поставку.

Статьей 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации определено содержание агентского договора, согласно которому одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно статье 1011 Гражданского кодекса к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 или главой 51 настоящего Кодекса, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям настоящей главы или существу агентского договора.

Гражданский кодекс Российской Федерации называет существенным условием только предмет агентского договора - совершаемые агентом и имеющие длящийся характер юридические и иные действия.

Оценив фактические взаимоотношения заявителя и Почекутова В.Н., суд считает, что налоговым органом сделан правильный вывод о том, что фактически сложившиеся отношения сторон носят характер агентских отношений.

Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 определено, что под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4 Постановления).

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

Таким образом, избранная налогоплательщиком форма хозяйственной операции (договор поставки) не соответствует ее существу, поскольку имеют место агентские отношения. Значит, первичные бухгалтерские документы содержат недостоверные сведения, касающиеся конкретных хозяйственных операций. Налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду вследствие занижения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, налогу на доходы физических лиц, единому социальному налогу.

Поскольку деятельность по реализации нефтепродуктов Почекутова В.Н. признана реализацией товара агентом, суд считает правомерной принятую налоговым органом методику расчета: сумм агентского вознаграждения, составляющих доход Почекутова В.Н. - в виде сумм, возвращенных Крашенининым Г.С. по платежным поручениям, и сумм, составляющих доход Крашенинина Г.С. - в виде денежных средств, поступивших на его счет, в отношении которых оформлены соглашения о переводе долга.

При изложенных обстоятельствах, учитывая, что Почекутов В.Н. фактически исполнял роль агента, Крашенинин Г.С. получил возможность не учитывать в целях налогообложения средства, поступившие ему от реализации нефтепродуктов, исключая их, формально составляющие доход Почекутова В.Н., при том, что на счет денежные средства поступали в распоряжение Крашенинина Г.С. в полном объеме.

В соответствии со статьей 209 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно статье 210 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

В соответствии со статьей 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения для плательщиков единого социального налога, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса), а также по авторским договорам.

В силу статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235 настоящего Кодекса, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 настоящего Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 настоящего Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования.

Судом установлено, что налогооблагаемый доход Крашенинина Г.С. неправомерно уменьшен в 2003 году на 2 618 551,81 рублей (в целях налогообложения по налогу на доходы физических лиц) и на 2 637 051,81 рублей (в целях налогообложения по единому социальному налогу), в 2004 году на 1 888 463,40 рублей, в 2005 году на 2 064 336,98 рублей.

Несостоятельны ссылка заявителя на то, что при определении налогооблагаемого дохода за 2003 год налоговый орган не учел платежное поручение N 498 от 08.09.2003, где Крашенинин Г.С. перечисляет Почекутову В.Н. сумму 197 075,85 рублей. Согласно указанному платежному поручению Крашенинин Г.С. зачисляет Почекутову В.Н. указанную сумму как пополнение вклада, указанные денежные средства перечислены на сберегательную книжку Почекутова В.Н. Таким образом, Крашенинин Г.С. не доказал, что данные денежные средства относятся к профессиональным налоговым вычетам, предусмотренным статьей 221 Налогового кодекса Российской Федерации и соответствуют требованиям, предъявляемым к расходам (статья 252 Налогового кодекса Российской Федерации).

Статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 153 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

В силу статьи 166 Налогового кодекса Российской Федерации сумма налога при определении налоговой базы в соответствии со статьями 154 - 159 и 162 настоящего Кодекса исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете - как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

В связи с занижением налоговой базы по налогу на добавленную стоимость на суммы реализации, поступающих в распоряжение Крашенинина Г.С. от Почекутова В.Н., налоговым органом обоснованно доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 1 598 549,87 рублей и предъявлен к уплате в бюджет налог за налоговые периоды июнь-декабрь 2003 года, январь-декабрь 2004 года, январь-октябрь 2005 года в общей сумме 1 539 025,87 рублей.

Поскольку фактические взаимоотношения Крашенинина Г.С. и Почекутова В.Н. носят характер отношений агента и принципала, передача товара принципалом агенту не признается реализацией в целях исчисления НДС, то сумма налоговой базы по НДС заявителем в нарушение части 1 статьи 154 Налогового кодекса была уменьшена на стоимость товара с учетом суммы НДС. Следовательно, несостоятельны ссылки индивидуального предпринимателя о неверном определении налоговым органом налоговой базы.

На основании изложенного, судом первой инстанции правомерно признано обоснованным доначисление вышеуказанных налогов в спорных суммах.

Неуплата предпринимателем указанных сумм налогов служит основанием для начисления пени на основании статьи 75 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость в сумме 701 682,29 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 284 993,51 рублей, единого социального налога в сумме 45 397,41 рублей, всего в сумме 1 032 073,21 рублей.

Неуплата налога на добавленную стоимость за ноябрь, декабрь 2004 года, 2005 года, налога на доходы физических лиц и единого социального налога за 2004, 2005 год, в результате неправомерного занижения налоговой базы является основанием для привлечения предпринимателя к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде взыскания штрафа в сумме 242 430,85 рублей.

Суд не усматривает из материалов дела обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения в соответствии со статьей 112 Налогового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах налоговый орган обоснованно вынес решение о взыскании с индивидуального предпринимателя налога на добавленную стоимость в сумме 1 539 025,87 рублей, пени в сумме 701 682,29 рублей, налога на доходы физических лиц в сумме 854 276 рублей, пени в сумме 284 993,51 рублей, единого социального налога в сумме 134 693,27 рублей, пени в сумме 45 397,41 рублей, налоговых санкций за неуплату налогов в сумме 242 430,85 рублей, всего 3 802 499,20 рублей, и в соответствии со статьей 104 Налогового кодекса Российской Федерации обратился с заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя указанной суммы задолженности. Следовательно, решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления о признании недействительным решения налогового органа в обжалуемой части и удовлетворении заявления налогового органа о взыскании задолженности перед бюджетом вынесено законно и обосновано.

Третий арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от 03 сентября 2008 года по делу N А33-1153/2008 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

     Председательствующий
Л.А.Дунаева
Судьи
Г.А.Колесникова
Л.Ф.Первухина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-1153/2008
Принявший орган: Третий арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 09 февраля 2009

Поиск в тексте