• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 января 2007 года Дело N А72-4815/2006


[Удовлетворяя заявление общества, суд исходил из того, что у общества были все основания для признания задолженности с истекшим сроком давности и списания ее суммы в состав внереализационных расходов для целей налогообложения прибыли в соответствии с п.2 ст.266 НК РФ]
(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: ...,

при участии в судебном заседании 17.01.2007:

от заявителя - Бодров С.Ю., доверенность от 16.01.2007 N 1800/10,

Тонков К.В., доверенность от 16.01.2007 N 1800/11,

Милованова Л.Н., доверенность от 05.07.2006,

от ответчика - Фадеева Н.В., доверенность от 09.01.2007 N 16-04/11,

Гузаева К.В., доверенность от 28.12.2006 N 16-04/8330,

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области, г.Ульяновск, открытого акционерного обществ «Ульяновский механический завод», г.Ульяновск,

на решение от 16.10.2006 (судья ...) Арбитражного суда Ульяновской области по делу NА72-4815/06

по заявлению Открытого акционерного обществ «Ульяновский механический завод», г.Ульяновск, о признании недействительным решения от 26.04.2006 N249ДСП Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области, г.Ульяновск,

в судебном заседании 17.01.2007 объявлялся перерыв в порядке статьи 163 АПК РФ до 9.20 часов 24.01.2007

установил:

Открытое акционерное общество «Ульяновский механический завод», г.Ульяновск, (далее - предприятие, общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о признании недействительным решения от 26.04.2006 N 249ДСП Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области, г.Ульяновск, (далее - налоговый орган, инспекция).

Решением суда первой инстанции от 28.09.2006, заявление предприятия удовлетворено частично, оспариваемый ненормативный акт налогового органа признан недействительным в части.

Не согласившись с судебным актом, общество и налоговый орган обратились с кассационными жалобами, в которых просили отменить судебный акт в отмененной и неудовлетворенной частях в связи с нарушением норм материального права.

В судебном заседании 17.01.2007 объявлялся перерыв в порядке статьи 163 АПК РФ до 24.01.2007 9.20 часов. После перерыва в судебное заседание явились только представители налогоплательщика.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационных жалобах, заслушав возражения представителей налогоплательщика и налогового органа, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа не находит оснований для отмены судебного акта и удовлетворения кассационных жалоб налогоплательщика и налогового органа, исходя из следующего.

По результатам выездной налоговой проверки общества и его обособленных подразделений по вопросам соблюдения налогового законодательства, правильности исчисления, уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2001 по 31.12.2003, правильности исчисления налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2001 по 30.06.2004 (за исключением ноября-декабря 2001 года, января-февраля 2002 года), руководителем налогового органа 26.04.2006 принято решение N249дсп о доначислении 33770930,92 рублей налогов, 20045147,58 рублей пени и 1102276,01 рублей штрафов.

Не согласившись с решением налогового органа полностью, общество обратилось в суд. В ходе судебного разбирательства общество часть начисленных сумм признало.

Отказывая в удовлетворении заявления налогоплательщика в части завышения себестоимости реализованной продукции на сумму 726.637,98 руб. за 2001 год, завышения расходов на сумму 774.946,96 руб. за 2002 год, завышения расходов на сумму 4.482.290,62 руб. за 2003 год в связи с неправомерным отнесением в состав расходов стоимости продукции СП ПУ 1 при ИТУ «Газкомплект» и ЗАО «Веда», суд правомерно исходил из невозможности фактического совершения сделок с названными лицами, поскольку они как юридические лица в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) не зарегистрированы, на налоговый учет не поставлены, что подтверждено результатами встречных проверок по ним.

Так, согласно ответу инспекции ФНС России по Заволжскому району г.Ульяновска, на запрос от 03.02.2006 N16-10/613, ИНН ..., указанный в документах как ИНН поставщика - СП ПУ 1 при ИТУ «Газкомплект», фактически принадлежит Отделу образования администрации Заволжского района г.Ульяновска. Отдел образования администрации Заволжского района г.Ульяновска письмом сообщил, что за период 2001 - 2004 годов в структуре отдела СП ПУ 1 при ИТУ «Газкомплект» ИНН ... не значилось. Профессиональное СП ПУ 1 при ИТУ «Газкомплект» училище N 1 отдела образования администрации Заволжского района находилось при ЮИ-78/4 по адресу: г. Ульяновск, ул. Академика Павлова, зарегистрировано как юридическое лицо в ИФНС России по Заволжскому району г.Ульяновска с 1998 года, занималось только обучением осуждённых. Бухгалтерская и налоговая отчётность представлялась в налоговые органы по ИНН ... . В ЕГРЮЛ СП ПУ 1 при ИТУ «Газкомплект» по ИНН ... не значится.

Письмом Инспекции ФНС России по Заволжскому району г. Ярославля N 12-12/1951 от 02.02.2006 в ответ на запрос по ИНН ..., принадлежащий ЗАО «Веда», подтверждается, что указанный поставщик на учете в налоговой инспекции не состоит, ИНН ... не присваивался.

Кроме этого, является законным и обоснованным, основанным на нормах Налогового кодекса Российской Федерации вывод суда о непринятии инспекцией сумм налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выданным предпринимателем Завгородним, в которых отсутствуют реквизиты свидетельства о его государственной регистрации в качестве предпринимателя.

Согласно пункту 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

По указанным основаниям, налог на добавленную стоимость, предъявленный налогоплательщиком к вычету по счетам-фактурам, выставленным данными поставщиками, не может считаться соответствующей статье 169 Налогового кодекса Российской Федерации, уплаченной поставщику товарно-материальных ценностей и принятой к вычету.

Удовлетворяя заявление налогоплательщика, следующие доводы налогоплательщика суд признал правомерными, влекущими признание оспариваемого решения незаконным.

По пункту 1.2.1 «д» решения по сумме расходов 14 635 168,0 руб., непринятой налоговым органом для расчета налога на прибыль в 2002 году.

Согласно пункту 13 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде сумм убытков по объектам обслуживающих производств и хозяйств, включая объекты жилищно-коммунальной и социально-культурной сферы, в части, превышающей предельный размер, определяемый в соответствии со статьей 275.1 Кодекса.

В силу статьи 275.1 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если обособленным подразделением налогоплательщика получен убыток при осуществлении деятельности, связанной с использованием указанных в настоящей статье объектов, такой убыток признается для целей налогообложения при соблюдении следующих условий:

- если стоимость услуг, оказываемых налогоплательщиком, осуществляющим деятельность, связанную с использованием указанных в настоящей статье объектов, соответствует стоимости аналогичных услуг, оказываемых специализированными организациями, осуществляющими аналогичную деятельность, связанную с использованием таких объектов;

- если расходы на содержание объектов жилищно-коммунального хозяйства, социально-культурной сферы, а также подсобного хозяйства и иных, аналогичных хозяйств, производств и служб не превышают обычных расходов на обслуживание аналогичных объектов, осуществляемое специализированными организациями, для которых эта деятельность является основной;

- если условия оказания услуг налогоплательщиком существенно не отличаются от условий оказания услуг специализированными организациями, для которых эта деятельность является основной.

В случае если вышеназванные условия соблюдаются, налогоплательщик вправе в текущем отчетном периоде учесть сумму полученного убытка при формировании налоговой базы этого отчетного (налогового) периода в соответствии со статьей 274 Налогового кодекса Российской Федерации.

Если не выполняется хотя бы одно из указанных условий, то убыток, полученный налогоплательщиком при осуществлении деятельности, связанной с использованием объектов обслуживающих производств и хозяйств, налогоплательщик вправе перенести на срок, не превышающий десять лет, и направить на его погашение только прибыль, полученную при осуществлении указанных видов деятельности.

Из содержания приведенной нормы следует, что убытки от содержания объектов социально-культурной сферы уменьшают налогооблагаемую прибыль при наличии условий, свидетельствующих о том, что стоимость услуг, условия их оказания и расходы на содержание являются обычными (типичными). Критерием этого служит деятельность специализированных организаций по обслуживанию аналогичных объектов.

Из материалов дела следует, что общество имеет на балансе объекты обслуживающих производств и хозяйств, фактический результат от деятельности которых явился убыточным. Сфера обслуживающего производства налогоплательщика - детский сад, столовая, спортивный клуб, объекты соцкультбыта, не позволяет рассчитывать на получение прибыли от этого производства и в будущем.

В соответствии со статьей 52 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

В силу пункта 1 статьи 54 Кодекса налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Обладая властными полномочиями, в отличие от налогоплательщика, налоговый орган, при наличии данных о подтверждении стоимости оказанных и полученных услуг, расшифровок сумм расходов и доходов объектов налогоплательщика, в рамках предоставленных ему полномочий не получил у специализированных организаций соответствующую информацию и не доказал, что стоимость услуг, оказываемых обществом, превышает стоимости аналогичных услуг, оказываемых специализированными организациями.

Нарушение иных условий, предусмотренных ст. 275.1 Кодекса в оспариваемом решении инспекции не отражено, в связи с чем, вывод суда о правомерности уменьшения обществом налоговой базы по налогу на прибыль на сумму убытков, полученных от деятельности обслуживающих производств и хозяйств, является верным.

По пункту 1.2.2 по непринятым налоговым органом 18.000.000 рублей внереализационных расходов для расчета налога на прибыль в 2002 году.

Инспекцией в составе внереализационных расходов 2002 года не были приняты 18.000.000 рублей, являющиеся суммой задолженности перед АООТ «Нижегородский машиностроительный завод», подтвержденной решением арбитражного суда Ульяновской области по делу N А72-1832/99-3136 от 18.04.2000 и оплаченной ему платежными поручениями: N 260 от 10.12.2002 на сумму 10.000.000 рублей; N 79 от 13.02.2003 на сумму 3.000.000 рублей; N 162 от 09.04.2003 на сумму 5.000.000 рублей.

Между ОАО «Нижегородский машиностроительный завод» и ООО «Леда НН» 06.06.2002 года был заключен договор уступки права требования N 456/349 на сумму 67.236.565,45 рублей, о чем общество как должник было уведомлено письмом ОАО «Нижегородский машиностроительный завод» N 456/350 от 06.06.2002 в порядке статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации. На основании указанного договора были осуществлены платежи, составляющие рассматриваемую сумму, о чем свидетельствуют платежные поручения. То есть, положения подпункта 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации были полностью соблюдены на момент включения 18.000.000 рублей в состав внереализационных расходов.

В соответствии со статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами в целях налогообложения признаются экономически оправданные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Для организаций, осуществляющих признание доходов и расходов по методу начисления, в соответствии с пунктом 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318-320 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом, для определенной группы расходов указанная статья Налогового кодекса Российской Федерации предусматривает особенности определения моментов их признания для целей налогообложения.

Так, в соответствии с подпунктом 3 пункта 7 статьи 272 Кодекса датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов.

Таким образом, налогоплательщикам предоставлено право выбора даты признания расходов для целей налогообложения.

Учитывая, что у общества основанием для осуществления расходов было решение арбитражного суда Ульяновской области по делу N А72-1832/99-3136 от 18.04.2000, то даты, предусмотренные подпунктом 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации, в данном случае совпадают. Следовательно, сумма задолженности перед АООТ «Нижегородский машиностроительный завод», подлежала учету в составе внереализационных расходов с даты вступления в законную силу решения суда, тем самым общество не нанесло ущерба бюджету, отражая ее в составе внереализационных расходов 2002 года.

По пункту 1.3.2 «а» завышение внереализационных расходов на сумму 7.136.320 рублей.

Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации, в целях налогового учета к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, - суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

В соответствии с пунктом 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации безнадежными долгами (долгами, нереальными к взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Согласно статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности установлен в три года.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что списываемая задолженность была образована в декабре 1998 года, что следует из:

письма Департамента радиопромышленности и средств связи Министерства экономики РФ N 38/1694 от 22.12.1998;

отчета об использовании бюджетных ассигнований организацией, предприятием» по состоянию на 01.01.1999;

строки 271 «Бухгалтерского баланса» и Письма Российского агентства по системам управления (РАСУ) N 1372 от 03.04.2001, а также Приказа N 29 от 01.02.2001;

бухгалтерских записей в декабре 1998 года (извещение за декабрь 1998 года в количестве 2 шт.).

Следовательно, общество правомерно осуществило списание задолженности федерального бюджета.

Кроме этого, судом обоснованно указано, что в конечном итоге указанные обстоятельства не сказались на доначислении налога на прибыль, поскольку в 2002 году предприятием был понесен убыток.

На основании письма ЦБ РФ N 36-28/4698 от 18.11.2002 об отзыве лицензий на осуществление банковских операций у ЗАО АБ «Негоциант-банк», ОАО АБ «Промрадтехбанк», ТОО «Национальный инвестиционный банк», обществом в 2003 году были списаны остатки денежных средств на счетах в названных банках.

Списание подтверждается бухгалтерскими записями в «Извещении за ноябрь 2002 года» по соответствующим банкам.

Остатки на счетах в банках зафиксированы в бухгалтерском учете по состоянию на 01.01.1999, движения по ним позднее не было, что подтверждается данными главной книги за период с 1999-2002 годов по ЗАО АБ «Негоциант-банк» и ТОО «Национальный инвестиционный банк», и «Журналом-ордером N 3» за период с 01.12.1998 по 01.12.2002 по ЗАО АБ «Негоциант-банк» и ОАО АБ «Промрадтехбанк».

Таким образом, у общества были все основания для признания задолженности с истекшим сроком давности, и списания ее суммы в состав внереализационных расходов для целей налогообложения прибыли в соответствии с пунктом 2 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации.

По пункту 1.4 занижение налога на прибыль за 2003 год на 2260915,10 руб.

Налоговым органом в результате проведения проверки была увеличена сумма доходов по стр. 010 Листа 12 «Расчета налога на прибыль организаций с сумм, которые ранее не учитывались при формировании налоговой базы» на сумму дебиторской задолженности, учитываемой на забалансовом счете 007 «Списанная в убыток задолженность», сформированную за период с 1998 по 2001 год.

Суд обоснованно признал доначисление налоговым органом сумм доходов базы переходного периода общества противоречащим законодательству о налогах и сборах.

В соответствии с требованиями подпункта 1 пункта 1 статьи 10 Федерального закона N 110-ФЗ от 06.08.2001 «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах» (далее - Федеральный закон N 110-ФЗ) «по состоянию на 1 января 2002 года налогоплательщик, переходящий на определение доходов и расходов по методу начисления, обязан провести инвентаризацию дебиторской задолженности по состоянию на 31 декабря 2001 года включительно, в процессе инвентаризации выделить дебиторскую задолженность за реализованные, но не оплаченные товары (работы, услуги), имущественные права, а также отразить в составе доходов от реализации выручку от реализации, определенную в соответствии со статьей 249 Налогового кодекса Российской Федерации, которая ранее не учитывалась при формировании налоговой базы по налогу на прибыль».

По состоянию на 31.12.2001 в составе сальдо по счету 007 «Списанная в убыток задолженность», организация учитывала не только суммы дебиторской задолженности за реализованные, но не оплаченные товары (работы, услуги), по которой истек срок исковой давности, но и списанную с баланса прочую дебиторскую задолженность, которая не подлежит включению в состав доходов для формирования базы переходного периода согласно вышеназванной норме. Данные о составе задолженности подтверждаются «Оборотно-сальдовой ведомостью» по счету 007 «Списанная в убыток задолженность» по состоянию на 01.01.2002, а также «Справкой по забалансовому счету 007 по состоянию на 01.01.2002». В итоге суммы списанной дебиторской задолженности за реализованные, но не оплаченные товары (работы, услуги) составили 999.589,60 рублей.

Кроме того, в соответствии с положениями этой же нормы Федерального закона N110-ФЗ, выручка от реализации определяется в соответствии с правилами статьи 249 Налогового кодекса Российской Федерации, то есть, величина дохода формируется без налога на добавленную стоимость и прочих предъявленных покупателю налогов (в частности, акцизов и налога с продаж). Данное положение также содержится в пункте 1.1 Приказа МНС РФ N БГ-3-02/458 от 21.08.2002 «Об утверждении Методических рекомендаций по расчету налоговой базы, исчисляемой в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ». Таким образом, сумма списанной дебиторской задолженности за реализованные, но не оплаченные товары (работы, услуги), подлежащая включению в сумму доходов при формировании базы переходного периода, составляла 832.991,33 рублей, что подтверждается «бухгалтерской справкой по забалансовому счету 007 по состоянию на 01.01.2002» и данными «извещений» с бухгалтерскими записями по списанию дебиторской задолженности в количестве 10 шт.

В соответствии со статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествовавших году проведения проверки. Налоговая проверка, проведенная с нарушением данной нормы, является незаконной и не может служить основанием для привлечения к налоговой ответственности или для взыскания неуплаченных сумм налога, соответствующих пени.

Из материалов дела, в частности, акта проверки от 28.03.2006 N173дсп (л.д.35-65), следует, что налоговая проверка проводилась сплошным методом на основании первичных документов по налогу на прибыль и другим налогам за 2001, 2002, 2003 годы, по налогу на добавленную стоимость за 2001, 2002, 2003, 1 полугодие 2004 года (за исключением ноября-декабря 2001 года, января-февраля 2002 года по вопросу правильности возмещения налога). Между тем, из акта проверки (л.д.41-42) и оспариваемого решения (л.д.69) следует, что в расчетах использованы данные 1998-2000 годов, то есть данные налогоплательщика за пределами установленного статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации трехлетнего срока. Таким образом, доначисление налоговыми органами суммы доходов по стр.010 Листа 12 «Расчета налога на прибыль организаций с сумм, которые ранее не учитывались при формировании налоговой базы» на сумму 1.672.726,32 рубля было осуществлено неправомерно.

Налоговым органом не была признана остаточная стоимость спецоснастки в составе базы переходного периода.

Подпунктом 3 пункта 2 статьи 10 Федерального закона N 110-ФЗ от 06.08.2001 установлено, что по состоянию на 1 января 2002 года при определении налоговой базы налогоплательщик, переходящий на определение доходов и расходов по методу начисления, также обязан включить в состав расходов, уменьшающих доходы, суммы, подлежащие единовременному списанию в результате изменения классификации объектов, учитываемых в целях налогообложения в связи с вступлением в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом из состава амортизируемого имущества исключаются объекты, введенные налогоплательщиком в эксплуатацию до вступления в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, первоначальная (восстановительная) стоимость которых составляет менее 10000 рублей (включительно) или срок эксплуатации которых менее 12 месяцев.

На основании данных технической документации общества, а именно «Технического обоснования использования специальной технологической оснастки», цикл использования списанной спецоснастки составляет менее 12 месяцев. Подтверждением также служит Письмо Российского агентства по системам управления (РАСУ) N6774 от 09.12.2003.

Кроме того, в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 254 Налогового кодекса Российской Федерации к материальным расходам относятся расходы на приобретение инструментов, приспособлений, инвентаря, приборов, лабораторного оборудования, спецодежды и другого имущества, в случае если они не являются амортизируемым имуществом, при этом статьей 256 Налогового кодекса Российской Федерации амортизируемым имуществом признается имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода, и стоимость которого погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 10.000 рублей.

В соответствии с нормами статьи 257 Налогового кодекса Российской Федерации под основными средствами понимается часть имущества, используемого в качестве средств труда для производства и реализации товаров (выполнения работ, оказания услуг) или для управления организацией. Таким образом, поскольку штампы, пресс-формы и иная оснастка имеют срок использования менее года, общество правомерно включило остаточную стоимость спецоснастки в базу переходного периода.

Кроме того, рассматриваемая спецоснастка, согласно «Техническому обоснованию использования специальной технологической оснастки» использовалась для изготовления индивидуальных заказов, следовательно, на основании пункта 51 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N34н (далее - Положение 34н), где определено, что «стоимость специальных инструментов и специальных приспособлений, предназначенных для индивидуальных заказов или используемых в массовом производстве, разрешается полностью погашать в момент передачи в производство соответствующих инструментов и приспособлений» данные материальные ценности организация имела право списывать полностью по мере отпуска в производство.

По налогу на добавленную стоимость По подпункту «а» пункта 2.1.1 (431840,96 руб.), подпункту «в» пункта 2.2.1 ( 606682,5 руб.), подпункту «д» пункта 2.3.1 (2366649 руб.).

Признавая неправомерным применение льготы по налогу на добавленную стоимость, предусмотренной подпунктом 18 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, и, доначисляя за 2001 год 431840,96 рублей налога на добавленную стоимость, за 2002 год 606682,50 рублей, за 2003 год 2366649 рублей, соответствующие пени, инспекция исходила из того, что использованные обществом путевки в санаторий-профилакторий «Волжские зори» и оздоровительный лагерь им.А.М.Аблукова как бланки строгой отчетности, оформлены с нарушением действующего в проверяемом периоде порядка, ввиду того, что не содержали грифа утверждения, указания на типографию, тираж, кода формы, серии (путевки в санаторий-профилактории), указания на стоимость путевок прописью, кодов ОКУД и ОКПО, ИНН налогоплательщика (подпункт «а» пункта 2.1.1 решения).

Решение налогового органа в указанной части правомерно признано судом незаконным по следующим основаниям.

В соответствии с подпунктом 18 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат налогообложению на территории Российской Федерации услуги санаторно-курортных, оздоровительных организаций и организаций отдыха, организаций отдыха и оздоровления детей, в том числе детских оздоровительных лагерей, расположенных на территории Российской Федерации, оформленные путевками или курсовками, являющимися бланками строгой отчетности.

В соответствии с Положением о документах и документообороте в бухгалтерском учете, утвержденным Минфином СССР 29.07.1983 N 105 по согласованию с ЦСУ СССР, первичные документы для придания им юридической силы должны иметь следующие обязательные реквизиты: а) наименование документа (формы), код формы; б) дату составления; в) содержание хозяйственной операции; г) измерители хозяйственной операции (в количественном и стоимостном выражении); д) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции, правильность ее оформления, личные подписи и их расшифровки (пункт 2.5.).

Согласно пункту 2.16 указанного Положения, бланки форм первичных документов, отнесенные к бланкам строгой отчетности, должны быть пронумерованы в порядке, установленном министерствами и ведомствами (нумератором, типографским способом).

Используемые обществом бланки путевок содержат реквизиты, позволяющие определить сроки предоставления услуг, лиц, получивших путевки, стоимость услуг, ответственное лицо и др., что свидетельствует о придании данным документам характера бланков строгой отчетности.

Поименованные в подпункте «а» пункта 2.1.1 оспариваемого решения критерии, которым должен соответствовать бланк строгой отчетности, содержатся в письме МНС РФ от 15.04.2002 NАС-6-06/476 и не имеют отношения к рассматриваемому периоду.

Бланки строгой отчетности обязательно должны содержать следующие данные: гриф утверждения, наименование формы документа; шестизначный номер; серия; код формы по Общероссийскому классификатору управленческой документации (ОКУД); дата осуществления расчета; наименование и код организации по Общероссийскому классификатору предприятий и организаций (ОКПО); код ИНН; вид оказываемых работ (услуг); единицы измерения оказанных услуг (в натуральном и денежном выражении); наименование должности лица, ответственного за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления с личной подписью. Налоговая служба не имеет полномочий утверждать или дополнять список обязательных реквизитов бланков строгой отчетности, в силу чего исполнение данного требования не может являться обязательным для налогоплательщика.

Кроме того, относительно неуказания в бланках строгой отчетности кодов ОКУД и ОКПО, следует отметить, что указанные коды не используются в целях налогового законодательства и их отсутствие не может являться основанием для неприменения положений подпункта 18 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации.

Анализ имеющихся в деле путевок позволяет установить, что реквизиты ОКУД, ОКПО, ИНН на путевках имеются, хотя и нанесены не типографским способом, кроме того, на предприятии имеются журналы учета путевок.

Таким образом, судом сделан обоснованный вывод о том, что формы путевок в санаторий-профилакторий «Волжские зори» и оздоровительный лагерь им. А.М.Аблукова соответствуют установленным требованиям, льгота применена налогоплательщиком законно и обоснованно.

По подпункту «б» пункта 2.1.1 (47952,85 руб.), подпункту «д» пункта 2.2.1 (14735338 руб.), подпункту «б» пункта 2.3.1 (52236,26 руб.), подпункту «а» пункта 2.4.1 (843966,71 руб.)

В течение 2001-2004 года в бухгалтерском учете общество производило списание недостач и потерь от порчи товарно-материальных ценностей.

По мнению налогового органа, в случае порчи товарно-материальных ценностей, по которым налогоплательщиком при их приобретении применен налоговый вычет, необходимо восстановить сумму налога на добавленную стоимость.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении на территории Российской Федерации товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, за исключением товаров, предусмотренных пунктами 2 и 6 статьи 170 Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Суд первой инстанции в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, пришел к правильному выводу о том, что главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрены правила восстановления налога на добавленную стоимость в бюджете при приобретении товаров вследствие их недостачи, порчи и естественной убыли сверх норм. Налоговым органом не опровергнут факт оплаты Обществом приобретенных товаров с учетом налога и принятия их на учет. Таким образом, начисление налога по порче товарно-материальных ценностей необоснованно.

У суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки этого вывода суда.

По подпункту «г» пункта 2.2.1 (126669,3 руб.), подпункту «г» пункта 2.3.1 (329790,39 руб.).

По результатам проверки налоговый орган установил факт нарушения налогоплательщиком пункта 6 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации и неправомерного использования льготы по причине отсутствия лицензии на осуществление деятельности, лицензируемой в соответствии с законодательством Российской Федерации, по услугам на содержание детей в дошкольных учреждениях.

Оценивая фактические обстоятельства и имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции законно и обоснованно пришел к выводу о правомерности пользования обществом налоговой льготой, предусмотренной подпунктом 4 пункта 2 статьи 149 Кодекса.

Согласно подпункту 4 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации услуг по содержанию детей в дошкольных учреждениях, проведению занятий с несовершеннолетними детьми в кружках, секциях (включая спортивные) и студиях.

В соответствии с пунктом 6 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации, перечисленные в данной статье операции, не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) при наличии у налогоплательщиков, осуществляющих эти операции, соответствующих лицензий на осуществление деятельности, лицензируемой в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что в соответствии с Уставом общество в качестве вынужденной меры социального характера содержит детский сад для детей в возрасте от 1,5 до 6,5 лет. При этом образовательная деятельность не ведется, документы об образовании не выдаются, что в свою очередь подтверждается договорами на оказание данных услуг.

Вывод налогового органа о необходимости в данном случае лицензии является ошибочным.

В соответствии со статьей 45 Закона Российской Федерации от 10.07.1992 N 3266-1 «Об образовании» и пунктом 20 Типового положения о дошкольном образовательном учреждении, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.07.1995 (в ред. от 14.02.1997 N 179, от 23.12.2002 N 919), учреждение в соответствии со своими целями и задачами может реализовывать дополнительные образовательные программы и оказывать дополнительные образовательные услуги за пределами определяющих его статус образовательных программ.

Согласно пункту 1 Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 18.10.2000 N796 (далее - Положение о лицензировании образовательной деятельности), лицензированию подлежит образовательная деятельность по программам дошкольного образования.

Перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, приведен в Федеральном законе «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.2001 N 128-ФЗ.

Осуществляемая обществом деятельность по содержанию детей в дошкольных учреждениях, в отличие от образовательной деятельности по программе дошкольного, общего образования, дополнительного образования детей, профессиональной подготовки, профессионального образования не названа в числе видов деятельности, подлежащих лицензированию на основании указанных нормативных актов.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 2 Положения о лицензировании образовательной деятельности не подлежит лицензированию образовательная деятельность не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании и (или) квалификации.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации (Решение от 27.01.2003 NГКПИ 02-1399, Определение кассационной коллегии от 03.04.2003 NКАС 03-137) содержание детей в государственном или муниципальном дошкольном образовательном учреждении, осуществляемое на платной основе, не следует смешивать с дошкольным образованием, носящим бесплатный характер. Дошкольное образование и содержание детей являются различными и самостоятельными видами деятельности дошкольного учреждения. Действующим же законодательством не предусмотрено лицензирование деятельности по содержанию детей.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что деятельность по содержанию детей не может подлежать лицензированию и не лицензируется, лицензия на право содержания детей в детских садах не предусмотрена действующим законодательством, является правильным.

По подпункту «в» пункта 2.1.2 (132332,45 руб.), подпункту «е» пункта 2.2.2 (143638,36 руб.), подпункту «а» пункта 2.4.2 (28838,88 руб.), подпункту «б» пункта 2.3.2 (141929,2 руб.)

В ходе проверки налоговый орган пришел к выводу о завышении обществом вычетов по налогу на добавленную стоимость и доначислил налог, ссылаясь на то, что не велся раздельный учет входного налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым и не облагаемым этим налогом.

Операциями, не облагаемыми налогом на добавленную стоимость, налоговый орган посчитал реализацию векселей.

В то же время, суд в ходе рассмотрения дела установил, что общество не занималось реализацией векселей и не являлось профессиональным участником рынка ценных бумаг, а использовало указанные ценные бумаги как средство платежа.

Поскольку налогоплательщик использовал вексель исключительно как средство платежа (для осуществления расчетов с контрагентами), то его выбытие в этом случае не является реализацией ценной бумаги, поэтому судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что в этом случае оплата и вычет налога на добавленную стоимость в соответствии с требованиями налогового законодательства производятся по правилам общеустановленного порядка налогообложения (ст.ст. 171, 172 Кодекса).

По подпункту «б» пункта 2.2.1 (37130 руб.), подпункту «а» пункта 2.3.1 (59505 руб.)

Как усматривается из оспариваемого решения, налоговый орган проверкой восстановил сумму налога на добавленную стоимость, ранее принятую к вычету по приобретенным основным средствам, выбывшим из хозяйственной деятельности не полностью самортизированных основных средств, исходя из их остаточной стоимости по бухгалтерскому учету, сославшись на пункт 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации.

Поскольку акт проверки, оспариваемое решение, вопреки требованиям статей 100, 101 Налогового кодекса Российской Федерации, Инструкции о порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах, утвержденной приказом МНС РФ от 10.04.2000 N60 в отношении вышеуказанного обстоятельства не содержат указание на норму права, которой предусмотрено восстановление в данном случае суммы налога на добавленную стоимость, вид налогового правонарушения, способ и иные обстоятельства его совершения, доначисление налога, пени, штрафа суд обоснованно посчитал неправомерным.

По подпункту «в» пункта 2.3.1 (11534,76 руб.)

В 2003 году предприятием не облагалась налогом на добавленную стоимость реализация ритуальных услуг, в которую включалась стоимость оказываемых транспортных услуг при транспортировке останков умершего.

Посчитав, что в перечень ритуальных услуг, приведенный в Общероссийском классификаторе услуг населению ОК 002-93 (ОКУН), утвержденном Постановлением Госстандарта РФ от 28.06.1993, оказание транспортных услуг не включено, инспекция доначислила 11534,76 рублей налога.

Признавая решение инспекции в названной части незаконным, суд первой инстанции правильно применил нормы материального права.

В соответствии с положениями подпункта 8 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению налогом на добавленную стоимость реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) «ритуальных услуг, работ (услуг) по изготовлению надгробных памятников и оформлению могил, а также реализация похоронных принадлежностей (по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации)».

Согласно разъяснениям по применению подпункта 8 пункта 2 статьи 149 Кодекса, данным в пункте 13 Методических рекомендаций по применению главы 21 «Налог на добавленную стоимость» Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденных приказом МНС России от 20.12.2000 N БГ-3-03/447, при оказании ритуальных услуг, выполнении работ (услуг) по изготовлению надгробных памятников и оформлению могил, а также при реализации похоронных принадлежностей, освобождение от налога предоставляется организациям любой формы собственности и ведомственной принадлежности и индивидуальным предпринимателям.

От уплаты налога освобождаются только те ритуальные услуги, перечень которых приведен в разделе «Ритуальные услуги» Общероссийского классификатора услуг населению ОК 002-93.

В качестве одного из вида ритуальных услуг данный раздел содержит ссылку на «услуги по захоронению». Поскольку более подробной расшифровки данной услуги Общероссийский классификатор не содержит, правомерным было бы предположить, что под указанной услугой подразумевается, в том числе, и транспортировка останков умершего к месту захоронения.

Правильность выводов налогоплательщика и суда подтверждается также ссылкой в классификаторе на такой вид ритуальных услуг, как «проведение эксгумации, транспортировка и перезахоронение останков».

По налогу на пользователей автодорог (пункт 3 решения).

По мнению налогового органа, общество было обязано, но не уплатило с суммы дебиторской задолженности по состоянию на 01.01.2003 3 004 427,00 рублей (300442725,0 х 1%) налога на пользователей автодорог в сумме.

Признавая указанную позицию инспекции ошибочной, а решение в этой части незаконным, суд исходил из следующих оснований.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 24.07.2002 N 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации» для налогоплательщиков, определивших в 2002 году налоговую базу для исчисления налога на пользователей автодорог выручку от реализации продукции (товаров, работ, услуг) по мере ее оплаты, налоговая база по налогу на пользователей автомобильных дорог за продукцию (товары, работы, услуги), отгруженные (поставленные, выполненные, оказанные), но не оплаченные по состоянию на 1 января 2003 года, определяется исходя из суммы дебиторской задолженности за товары (продукцию, работы, услуги), отгруженные (поставленные, выполненные, оказанные), но не оплаченные на 01.01.2003.

Указанная норма выделяет три категории налогоплательщиков: определявшие в 2002 году выручку от реализации продукции (товаров, работ, услуг) по мере ее отгрузки за продукцию (товары, работы, услуги), отгруженную (поставленные, выполненные, оказанные) до 01.01.2003; определявшие в 2002 году выручку от реализации продукции (товаров, работ, услуг) по мере ее оплаты за товары (продукцию, работы, услуги), отгруженные (поставленную, выполненные, оказанные) и оплаченные по состоянию на 01.01.2003; определявшие в. 2002 году выручку от реализации продукции (товаров, работ, услуг) по мере ее оплаты за товары (продукцию, работы, услуги), отгруженные (поставленную, выполненные, оказанные), но не оплаченные по состоянию на 01.01.2003.

Для первых двух категорий плательщиков конкретный срок уплаты налога - до 15.01.2003, законодателем установлен в тексте самой статьи. Относительно третьей категории плательщиков прямой ссылки на соответствующий срок уплаты налога закон не содержит. Следовательно, в этом случае применяются сроки уплаты налога, установленные законодательством о налогах и сборах.

Изложенное применение норм права подтверждено также Постановлением Президиума ВАС РФ от 01.11.2005 N5324/05.

По налогу на землю (пункт 5).

По мнению инспекции, обществом неправомерно применена льгота в порядке пункта 10 статьи 12 Закона Российской Федерации от 11.10.1991 N 1738-1 «О плате за землю» (далее - Закон о плате за землю) в отношении земельных участков, на которых расположены объекты:

1) спортивный комплекс «Авангард» (ул. Терешковой, г. Ульяновск);

2) учебно-стрелковый тир (ул. Полбина, 21, г. Ульяновск);

3) дом культуры «Планета» (ул. Московское шоссе, 31, г. Ульяновск);

4) лыжная база (ул. Ипподромная, г. Ульяновск).

По результатам составления протокола разногласий на акт Межрайонная ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Ульяновской области согласилась с позицией ОАО «УМЗ» .

В соответствии с пунктом 10 статьи 12 названного закона от уплаты земельного налога полностью освобождаются «учреждения культуры, физической культуры и спорта, туризма, спортивно-оздоровительной направленности и спортивные сооружения (за исключением деятельности не по профилю спортивных сооружений, физкультурно-спортивных учреждений) независимо от источника финансирования».

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 29.04.1999 N80-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» «физкультурно-оздоровительные, спортивные и спортивно-технические сооружения - это объекты, предназначенные для занятий граждан физическими упражнениями, спортом и проведения спортивных зрелищных мероприятий».

Ссылка налоговой инспекции на то, что льгота по земельному налогу может применяться только учреждениями, соответствующими понятию, данному в статье 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть самостоятельными юридическими лицами, деятельность которых носит некоммерческий характер, и которые полностью или частично финансируются собственником учреждения, правомерно не принята судом во внимание.

Понятие «учреждение» дано в первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 01.01.1995. Закон Российской Федерации «О плате за землю» введен в действие намного ранее, с 01.01.1992. Следовательно, на момент установления в названном законе указанной льготы законодатель не мог оперировать понятиями, данными в Гражданском кодексе Российской Федерации.

В данном случае необходимо исходить из того, что, наделяя соответствующие субъекты правом на использование названной льготы, законодатель руководствовался не организационно-правовой формой налогоплательщика, а целевым предназначением соответствующего земельного участка.

Следовательно, можно предположить, что понятие «учреждение» в смысле пункта 10 статьи 12 Закона о плате за землю означает образование, осуществляющее определенный вид социально значимой деятельности, а не самостоятельное в соответствии с гражданским законодательством юридическое лицо.

Кроме этого, Закон о плате за землю начал действовать и до принятия Налогового кодекса Российской Федерации, поэтому подлежат применению и положения пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Впоследствии эти неясности, возникшие из-за изменения правового регулирования статуса юридических лиц, устранены в связи с введением статьи 395 Налогового кодекса Российской Федерации «Налоговые льготы»1.

Следует принять во внимание то обстоятельство, что на момент применения обществом льготы по земельному налогу продолжал действовать Общесоюзный классификатор отраслей народного хозяйства (ОКОНХ), утвержденный Госкомстатом СССР и Госпланом СССР 01.01.1976 (отменен Постановлением Госстандарта РФ от 06.11.2001 N454-ст и утратил юридическую силу с 01.01.2003), которым Госналогслужба России предлагала налогоплательщикам руководствоваться при определении конкретных видов организаций и учреждений. Указанное следует из письма Госналогслужбы РФ и Минфина РФ от 08.02.1993 NN ВГ-6-02/69, 2-СГ "Разъяснения по отдельным вопросам платы за землю".

В соответствии с Общесоюзным классификатором отраслей народного хозяйства (код классификации 91700) к учреждениям физической культуры относятся: стадионы, дворцы спорта, специализированные и комплексные спортивные залы, манежи, велотреки, искусственные водные бассейны и катки, по прокату спортивного инвентаря и оборудования); спортивные, конно-спортивные, авиа-спортивные, стрелково-спортивные, спортивно-технические, шахматно-шашечные клубы, автомотоклубы, водные и спасательные станции, детские спортивные школы, школы высшего спортивного мастерства, спортивные школы олимпийского резерва, мотодромы, картодромы школы служебного собаководства.

По коду классификации 93141 к учреждениям культуры, в частности, отнесены: дворцы и дома культуры, клубы стационарные и передвижные (автоклубы, клубы-вагоны, плавучие культбазы и др.); дома: архитектора, актера, врача, журналиста, кино, литератора, композитора, ученых, туриста, народного творчества, научного атеизма, техники, учителя; агитпалатки и др.; лектории системы общества "Знание", экскурсионные бюро, планетарии.

Именно на такую трактовку положений пункта 10 статьи 12 Закона о плате за землю ориентирует участников налоговых правоотношений и Департамент налоговой политики Минфина РФ в своем письме от 25.06.2003 N04-05-10/31.

На основании данных доводов нельзя признать обоснованными аргументы инспекции, изложенные в подпункте «а» пункта 5.1.2 оспариваемого решения, а также дополнительное начисление по результатам проверки сумм земельного налога:

1) в отношении земельного участка, занимаемого «Базой рыбака и охотника» (Мелекесский район, юго-западнее села Лебяжье);

2) в отношении земельного участка, занимаемого «Спортивно-туристической базой им. Аблукова» (Чердаклинский район, западнее села Ивановка);

3) в отношении земельного участка, занимаемого турбазой и профилакторием «Волжские зори» (Чердаклинский район, село Архангельское).

Указанные объекты Общесоюзным классификатором отраслей народного хозяйства (коды классификации 91600, 91620) также рассматриваются в качестве учреждений туризма.

В результате выездной налоговой проверки налоговым органом была доначислена сумма земельного налога по ставкам, установленным в приложении 2 Закона Ульяновской области от 29.04.2000 N 014-30 «О плате за землю на территории Ульяновской области» (далее - Закон Ульяновской области о плате за землю). В итоге размер доначисленной суммы земельного налога составил 452111 рублей. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что такая позиция, изложенная в подпункте «б» пункта 5.1.2 оспариваемого решения, противоречит действующему законодательству.

Закон Ульяновской области о плате за землю на территории Ульяновской области» принят 29.04.2000, по состоянию на 2001 год в его текст были внесены изменения:

· Законом Ульяновской области от 20 мая 2000 года N 019-30 -применительно к статье 13 Закона;

· Законом Ульяновской области от 30 августа 2000 года N 031-30 -в отношении статьи 13 Закона;

· Законом Ульяновской области от 14 октября 2000 года N 046-30 -в статью 1, часть 2 статьи 5, в части 5 и 7 статьи 7.

Таким образом, при доначислении организации земельного налога за 2001 год налоговый орган должен был руководствоваться приложением 2 к Закону Ульяновской области о плате за землю в первоначальной редакции, что вытекает из правил статьи 5 Налогового кодекса РФ. Вместе с тем, Приложение 2 к Закону Ульяновской области о плате за землю устанавливает средние ставки земельного налога на сельскохозяйственные угодья по районам Ульяновской области для юридических и физических лиц и не может применяться в отношении земельных участков, расположенных на территории г. Ульяновска, как в данном случае.

Доначисление земельного налога в отношении земельных участков: по ул.Промышленная, 30а, на котором расположен клуб юных техников «Электрон» (общая площадь земельного участка по предварительному замеру - 1665 кв.м); по ул.Первомайская, 55а, на котором расположено биатлонное стрельбище профсоюзов (общая площадь земельного участка - 7500 кв.м.) по изложенным выше основаниям также подлежит признанию неправомерным.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки выводов суда в указанной части.

По единому социальному налогу (пункт 7 решения).

Налоговым органом доначислен единый социальный налог в сумме 10 048 647,65 рублей по следующим основаниям.

Согласно статье 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые работодателем в пользу работников. Согласно действовавшей в 2001 году редакции, не признаются объектом налогообложения выплаты, начисленные работодателями в пользу работников, если они производятся за счет средств, оставшихся в распоряжении предприятия после уплаты налога на прибыль. При расчете налоговой базы учитывается материальная выгода от оплаты работодателем приобретаемых для работников и членов его семьи товаров или прав, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в интересах работника. Так как общество имеет убыток за 2001 год, по мнению налогового органа, суммы выплат должны включаться в расчет налоговой базы.

В рассматриваемом случае по итогам 2000 года, на начало 2001 года, предприятие имело нераспределенную прибыль в размере 183 952 тыс. руб. и производило выплаты именно за счет указанных средств.

На конец каждого финансового года предприятие аккумулировало указанные денежные средства и утверждало смету расходов на данные направления в последующем году.

В декабре 2000 года обществом принят ряд решений, направленных на создание специализированных фондов для расходования сумм нераспределенной прибыли в 2001 году.

Согласно Письму Минфина от 28.01.2002 N04-04-04/12 суммы выплат при начислении базы по единому социальному налогу могут быть из нее исключены при условии, что в предыдущем отчетном периоде в учете организации была уже сформирована и отражена такая нераспределенная прибыль.

Налоговый орган необоснованно считает, ссылаясь на пункт 49 Методических рекомендаций о порядке формирования показателей бухгалтерской отчетности организаций, утвержденных Приказом Минфина РФ от 28.06.2000 N 60н, что «показатель нераспределенной прибыли отчетного периода исчисляется как разница между выявленными на основании бухгалтерского учета финансовым результатом за отчетный период и причитающейся к уплате суммой налогов и иных обязательных платежей в соответствии с законодательством РФ за счет прибыли. Средства, остающиеся в распоряжении организации, это полученные как разность между конечным финансовым результатом и суммой налога на прибыль и иных обязательных платежей.

Доводы налогового органа не могут быть приняты судом во внимание, т.к. названные Методические рекомендации о порядке формирования показателей бухгалтерской отчетности организаций, на которые ссылается Инспекция, не являются законодательным актом и не влекут правовых последствий. В данном случае нераспределенную прибыль нужно считать как разницу между прибылью до налогообложения и суммой собственно налога на прибыль. В этом понимании у общества нераспределенная прибыль имеется. Кроме того, нераспределенная прибыль у предприятия имеется и за первые 9 месяцев 2001 года в понимании налогового органа.

На основании изложенного начисление налога и пени является неправомерным.

Указанное обстоятельство подтверждается строкой 460 бухгалтерского баланса предприятия (подтверждено выпиской из баланса, приложенной к уточнению).

Требования статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации соблюдены, поскольку диспозиция статьи не указывает, в каком именно налоговом периоде эта прибыль должна быть получена. Более того, на конец 2000 года предприятием были аккумулированы денежные средства, создан фонд потребления в целях финансирования затрат на социальные нужды в последующем году. Согласно приказу генерального директора ФГУП «Ульяновский механический завод» от 26.12.2000 N 2422 сформирован фонд потребления в размере 35 000 000 рублей на 2001 год за счет чистой прибыли прошлых лет оставшейся в распоряжении предприятия по состоянию на 01.01.2000. Прибыль 2000 года также предполагалось направить на формирование фонда потребления. Установлены лимиты расходования денежных средств фонда на определенные затраты. Предприятием фактически финансировались статьи затрат, установленные приказом от 26.12.2000. Сверхлимитного потребления не имеется.

Согласно Письму Минфина от 28.01.2002 N04-04-04/12 суммы выплат при начислении базы по единому социальному налогу могут быть из нее исключены при условии, что в предыдущем отчетном периоде в учете организации была уже сформирована и отражена такая нераспределенная прибыль;

Кроме того, законодательство того периода находилось в стадии формирования. Федеральным законом от 06.08.2001 N 110-ФЗ была введена глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации, вступившая в силу с 1 января 2002 года, согласно статье 270 которой в целях налогообложения произведенные обществом расходы не применяются в целях налогообложения налогом на прибыль и единым социальным налогом.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что обществом нормы законодательства, действующего в 2001 году, нарушены не были.

Пункт 8.

По результатам проверки ОП ПСХ «Чернореченское» и ОП ПСХ «Авангард» был начислен и рекомендован к взысканию ряд налогов на основании акта от 24.01.2006. Указанная проверка носила самостоятельный характер, о чем свидетельствует описательная часть акта. Взыскание указанной суммы на основании решения N 249 ДСП нарушает основные принципы Налогового кодекса Российской Федерации и фактически приводит к двойному налогообложению. Кроме того, фактически суммы налога, подлежащие взысканию, не были рассчитаны, инспектор ограничился лишь суммой сальдо по состоянию на 31.12.2003, недоимка сформировалась задолго до периода, охваченного проверкой; сама проверка проведена в период с 29.12.2005 по 23.01.2006, что фактически лишает возможности провести проверку за 2001 год, ни в акте, ни в решении нет ссылок на бухгалтерские (иные документы), подтверждающие наличие фактов нарушений, в связи с чем, невозможно определить их характер и действительный размер недоимки.

На остальные выводы инспекции, изложенные в описательной части оспариваемого решения, и явившиеся основанием для начисления налогов, пени, штрафов, общество возражения не представило, представленными доказательствами не опровергло, в связи с чем, решение правомерно признано судом первой инстанции недействительным частично.

Поскольку с частью выводов инспекции налогоплательщик согласился, что следует из его заявления в суд первой инстанции, данное обстоятельство судом первой инстанции при принятии судебного акта учтено, в указанной части оспариваемое решение недействительным не признано, доводы налогового органа о факте признания налогоплательщиком части сумм основанием для отмены судебного акта являться не могут.

При таких обстоятельствах обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального и процессуального права, принят на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому оснований для удовлетворения кассационных жалоб и отмены судебного акта не имеется. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу пункта 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием к отмене судебного акта, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

Решение от 16.10.2006 Арбитражного суда Ульяновской области по делу NА72-4815/2006 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А72-4815/2006
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 24 января 2007

Поиск в тексте