• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 февраля 2007 года Дело N А57-3761/06-33


[Суд признал недействительным решение ИФНС о привлечении к налоговой ответственности по п.1 ст.122 НК РФ в части доначисления налога на прибыль, поскольку по договору купли-продажи акций ЗАО у налогового органа не было достаточных оснований для корректировки фактической цены реализации, поскольку не были установлены и применены никакие иные (кроме расчета чистых активов эмитента) показатели и правила определения расчетной цены, обозначенные в п.6 ст.280 НК РФ]

(Извлечение)

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: ..., рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной налоговой службы России по Саратовской области, г.Саратов, на постановление апелляционной инстанции от 22.08.2006 Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-3761/06-33 по заявлению Страхового общества с ограниченной ответственностью "Дисконт", г.Саратов, к Управлению Федеральной налоговой службы России по Саратовской области, г.Саратов, Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России N 8 по Саратовской области, г.Саратов, о признании недействительным решения в части, установил:

СООО "Дисконт" обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной налоговой службы России по Саратовской области N 62 от 28.12.2005 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 5829671 руб.; начисления пени в сумме 2187850 руб.; привлечения к налоговой ответственности по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 1165934 руб. за неуплату налога на прибыль организаций.

Решением от 09.06.2006 Арбитражного суда Саратовской области в удовлетворении заявленных СООО "Дисконт" требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 22.08.2006 решение суда от 09.06.2006 отменено.

Признано недействительным решение Управления Федеральной налоговой службы России по Саратовской области N 62 от 28.12.2005 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на прибыть в размере 5829671 руб., начисления пени по данному налогу в сумме 2187850 руб., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 1165934 руб.

В кассационной жалобе Управление Федеральной налоговой службы России по Саратовской области, г.Саратов, ставит вопрос об отмене постановления апелляционной инстанции как принятого с нарушением норм материального и процессуального права.

В судебном заседании 01.02.2007 в порядке, предусмотренном ст.163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, был объявлен перерыв до 9 часов 30 минут 08.02.2007.

Законность постановления апелляционной инстанции от 22.08.2006 проверена кассационной инстанцией в порядке ст.286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для отмены не найдено.

Как следует из материалов дела, в период с 10.11.2005 по 02.12.2005 Управлением ФНС России по Саратовской области была проведена повторная выездная налоговая проверка СООО "Дисконт" в порядке контроля за деятельностью МРИ ФНС России N 8 по Саратовской области по вопросу соблюдения налогового законодательства, правильности исчисления, полноты и своевременности перечисления в бюджет налога на прибыль за период с 01.01.2002 по 31.12.2003.

По результатам проверки был составлен акт повторной выездной налоговой проверки N 62 от 02.12.2005, на основании которого налоговым органом вынесено решение N 62 от 28.12.2005 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения". Решение мотивировано тем, что заявителем была занижена налоговая база по налогу на прибыль организаций за 2003 год в результате завышения убытков прошлых лет на сумму убытка, полученного в 1998 году от реализации ценных бумаг в размере 475861,65 руб., который был неправомерно принят в уменьшение налоговой базы. Это повлекло неуплату налога на прибыль в размере 114207 руб.

Из материалов дела видно, что по состоянию на 01.01.2001 у заявителя имелся непогашенный убыток прошлых налоговых периодов, полученный в 1998 году, в размере 3965000 руб. (т.3, л.д.6 оборот, л.д.13, 23), в том числе спорный убыток от реализации ценных бумаг.

Заявитель направил на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль убыток прошлых лет, полученный в 1998 году, в размере 2479000 руб., что усматривается из бухгалтерской справки (т.3, л.д.3), налоговой декларации за 2003 год (т.2, л.д.103-117), а также из раздела 2.1 акта проверки (т.1, л.д.25) в 2003 году.

Вывод суда апелляционной инстанции обоснован, что у заявителя по итогам 2003 года имелся непогашенный убыток прошлых лет, полученный в 1998 году, в размере 1486000 руб., который не направлялся на уменьшение налоговой базы. А также что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что спорный убыток (475861,65 руб.) вошел в состав убытков, направленных на уменьшение налоговой базы 2003 года.

При проведении налоговой проверки данное обстоятельство не выяснялось. Утверждение СООО "Дисконт" о том, что спорный убыток входит в состав убытков, не направленных на уменьшение налоговой базы, материалами дела не опровергнуто. Данный довод заявителя не опровергнут и налоговым органом.

Согласно ч.1 ст.65 и ч.5 ст.200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами оспариваемых актов, возлагается на соответствующий орган.

Судебная коллегия считает, что в нарушение указанных норм факт завышения убытков прошлых лет при определении налоговой базы в 2003 году, повлекший неуплату налога на прибыль в сумме 114207 руб., налоговым органом не доказан.

Согласно положениям п.3 ст.10 Федерального закона от 06.08.2001 N 110-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства Российской Федерации о налогах и сборах" сумма непогашенного убытка прошлых налоговых периодов по состоянию на 1 января 2001 года, уменьшающая налоговую базу по налогу на прибыль в соответствии с действующим до 1 января 2002 года законодательством, после вступления в силу главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации признается убытком в целях налогообложения и переносится на будущее в порядке, установленном ст.283 Налогового кодекса Российской Федерации.

Правовой режим убытков, полученных в 1998 году, в том числе вопрос о том, уменьшают ли такие убытки налоговую базу по налогу на прибыль, определяется налоговым законодательством, действовавшим в соответствующих налоговых периодах.

Судебная коллегия кассационной инстанции считает обоснованным вывод суда апелляционной инстанции о том, что ограничения, связанные с убытками, полученными по операциям с ценными бумагами, для целей освобождения от налога части прибыли, направленной на покрытие убытков прошлых налоговых периодов, были введены Федеральным законом от 31.03.99 N 62-ФЗ. Данный Закон вступил в силу с 1 января 2000 года, а не с 1 апреля, как ошибочно полагал суд первой инстанции.

При решении вопроса о моменте вступления в силу конкретного акта законодательства о налогах следует исходить из того, что на основании п.1 ст.5 НК РФ такой акт вступает в силу с 1-го числа очередного налогового периода по соответствующему налогу, наступающего после окончания месячного срока со дня официального опубликования данного акта (п.3 постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 года N 5). При этом под налоговым периодом понимается календарный год или иной период времени применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате. Налоговый период может состоять из одного или нескольких отчетных периодов, по итогам которых уплачиваются авансовые платежи (ст.55 НК РФ).

Необходимо иметь в виду, что в ст.5 НК РФ установлен самый ранний срок вступления в силу акта законодательства о налогах и сборах. В самом акте может быть установлен только более поздний срок (а не наоборот, как это сделано в ФЗ N 62 - с 1 апреля 1999 года). Данное положение подтверждается правовой позицией Конституционного суда РФ, изложенной в определении N 159-О от 8 апреля 2003 года и в постановлении N 2-П от 30 января 2001 года.

Учитывая изложенное, ограничения, связанные с убытками от операций с ценными бумагами, подлежат применению с 1 января 2000 года (5 апреля 1999 года - дата первого официального опубликования ФЗ N 62, 5 мая 1999 года - окончание месячного срока с момента опубликования, 1 января 2000 года - начало очередного налогового периода - календарный год - по налогу на прибыль). Указанные ограничения не могут применяться к отношениям, возникшим в 1998 году и 1999 году.

Закон РФ от 27.12.91 N 2116-1 "О налоге на прибыль предприятий и организаций" в 1998 году действовал в редакциях ФЗ N 92-ФЗ от 28.06.97, N 141-ФЗ от 31.07.98, N 143-ФЗ от 31.07.98, N 147-ФЗ от 31.07.98, N 192-ФЗ от 29.12.98 и не содержал запрета для уменьшения налоговой базы на сумму убытков прошлых налоговых периодов, полученных от операций с ценными бумагами.

Такой запрет был введен Федеральным законом от 31.03.99 N 62-ФЗ, вступившим в силу 01.01.2000, и не может применяться к отношениям, связанным с убытками, полученными в 1998 году.

Таким образом, сумма непогашенного убытка от операций с ценными бумагами прошлых налоговых периодов, а именно: 1998 год, уменьшающая налоговую базу по налогу на прибыль в соответствии с Законом РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций" (в редакциях, действовавших в 1998 году и 1999 году), признается убытком в целях налогообложения и может переноситься на будущее в порядке, установленном ст.283 главы 25 НК РФ.

Налоговой проверкой также установлено и в оспариваемом решении налогового органа указано, что 27.12.2002 между заявителем и ЗАО "Багира плюс" был подписан договор N 1 (т.1, л.д.36), по которому заявитель обязался продать, а ЗАО "Багира плюс" купить обыкновенные акции ЗАО "Агат" (г.Маркс) в количестве 739000 штук по цене 7,781 руб. за акцию на общую сумму 5750000 руб. Для целей налогообложения заявителем была применена цена фактической реализации.

Налоговый орган, установив, что цена, указанная в договоре, отличается от расчетной цены более чем на 20 процентов, со ссылкой на положения п.6 ст.280 НК РФ пришел к выводу о необходимости использовать для целей налогообложения расчетную цену.

Расчетная цена одной акции была определена путем деления стоимости чистых активов эмитента акций на количество эмитированных акций и составила 40,006 руб. за штуку.

В результате применения заявителем для целей налогообложения цены, указанной в договоре, а не расчетной цены акций произошло, по мнению налогового органа, занижение налоговой базы по налогу на прибыль за 2002 год на сумму 23814434 руб. В результате не был уплачен налог на прибыль организаций в размере 5715464 руб. (т.1, л.д.21, 26, 27).

В силу ст.247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно положениям ст.ст.248, 249 НК РФ к доходам относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав. Доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) и выручка от реализации имущественных прав.

В соответствии с положениями п.3 ст.271 НК РФ для доходов от реализации датой получения дохода признается дата реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), определяемая в соответствии с п.1 ст.39 НК РФ, независимо от фактического поступления денежных средств (иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав) в их оплату.

Согласно п.1 ст.39 НК РФ реализацией товаров признается передача на возмездной основе права собственности на товары.

Таким образом, доход от продажи акций следует считать полученным с момента перехода права собственности на данные акции.

Из материалов дела видно, что ЗАО "Агат" эмитировало обыкновенные именные акции номинальной стоимостью 1 руб. в бездокументарной форме (т.1, л.д.118, 119-121). Указанные акции были зарегистрированы Министерством финансов Саратовской области 17.03.97, и им был присвоен государственный регистрационный N 60-1-340 (т.1, л.д.117).

Права на акции ЗАО "Агат" удостоверяются в системе ведения реестра. При этом держателем реестра акционеров ЗАО "Агат" до 14.05.2003 являлся сам эмитент, а с указанной даты на основании договора на ведение реестра N 152 от 24.04.2003 и акта приема-передачи документов по системе ведения реестра от 14.05.2003 (т.2, л.д.43-45, 51) функции реестродержателя осуществляет ЗАО "Саратовский РРД-Центр".

В соответствии с положениями ст.29 Федерального закона от 22.04.96 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" право на именную бездокументарную ценную бумагу в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра переходит к приобретателю с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя.

Передаточное распоряжение на передачу заявителем ЗАО "Багира плюс" акций на основании договора от 27.12.2002 в документы системы ведения реестра акционеров ЗАО "Агат" не поступало, лицевой счет в реестре акционеров ЗАО "Багира плюс" не открывался, соответственно приходная запись о зачислении на этот счет спорных акций не вносилась.

Согласно справке по результатам встречной проверки видно, что на момент проверки у ЗАО "Агат", бывшего реестродержателем в момент заключения спорного договора, отсутствуют документы, подтверждающие переход права собственности на акции на основании договора 27.12.2002 (т.2, л.д.29).

Из письма ЗАО "Агат" видно, что передаточное распоряжение на передачу 739000 акций заявителем ЗАО "Багира плюс" у реестродержателя не регистрировалось, записи о переходе права собственности на данные акции не вносились (т.1, л.д.40).

На запрос суда первой инстанции ЗАО "Саратовский РРД-Центр" сообщило, что оно с момента подписания акта приема-передачи документов системы ведения реестра 14.05.2003 осуществляет ведение реестра акционеров ЗАО "Агат". При этом в документах системы ведения реестра отсутствуют сведения об открытии лицевого счета ЗАО "Багира плюс" и, соответственно, сведения о внесении приходной записи по данному лицевому счету о приобретении 739000 акций ЗАО "Агат". Передаточное распоряжение на внесение в реестр записи о переходе права собственности указанных акций от заявителя к ЗАО "Багира плюс" отсутствует (т.1, л.д.113).

На повторный запрос суда ЗАО "Саратовский РРД-Центр" сообщило, что документы, являющиеся основанием для перехода права собственности на спорные акции, до передачи системы ведения реестра в ЗАО "Саратовский РРД-Центр" не поступали (т.2, л.д.64).

Из акта приема-передачи документов по системе ведения реестра от 14.05.2003 видно, что документы системы ведения реестра были переданы ЗАО "Агат" в ЗАО "Саратовский РРД-Центр". Сведений о том, что документы были переданы не в полном объеме, в акте не содержится (т.2, л.д.65).

С учетом вышеизложенного вывод суда апелляционной инстанции правомерен, что материалами дела подтверждается факт того, что договор 27.12.2002 в части передачи акций не был исполнен, передаточное распоряжение к нему не оформлялось и реестродержателю не передавалось, изменения в реестр, связанные с переходом права собственности, не вносились.

Суд апелляционной инстанции обоснованно не принял во внимание довод налогового органа о том, что материалами дела подтвержден факт полной оплаты стоимости акций по договору, так как факт оплаты акций не может считаться подтверждением факта передачи акций. Более того, согласно положениям ст.271 НК РФ фактическое поступление денежных средств или иного имущества в оплату при реализации не имеет юридического значения для определения момента получения дохода.

Данная выписка не может являться доказательством перехода права собственности на акции, поскольку не подтверждает внесение приходной записи по лицевому счету приобретателя акций - факта, подлежащего доказыванию по делу. Кроме того, данная выписка не соответствует требованиям законодательства.

Недостоверность информации подтверждается наличием в материалах дела другой выписки от этой же даты (20.03.2003), из которой видно, что на лицевом счете ЗАСО "Дисконт" в реестре акционеров числятся 739000 акций.

Аналогичная информация содержится и в выписке из реестра от 21.03.2003.

При таких обстоятельствах выписка из реестра от 20.03.2003, на которую ссылается налоговый орган в обоснование своей позиции, не может служить доказательством по делу и не подтверждает факта перехода права собственности на акции.

Вместе с тем тот факт, что спорные акции по договору от 27.12.2002 покупателю не передавались и соответствующие изменения в реестр акционеров не вносились, подтверждается списком акционеров, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, по состоянию на 28.03.2003 и данными из реестра от 21.03.2003. Данные доказательства представлены заявителем в апелляционную инстанцию в качестве приложений к апелляционной жалобе.

При таких обстоятельствах налоговый орган не доказал в порядке, предусмотренном ст.ст.65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, факт перехода права собственности на 739000 акций ЗАО "Агат" от СООО "Дисконт" к ЗАО "Багира плюс".

Следовательно, является недоказанным факт реализации указанных акций, а значит, и факт получения налогоплательщиком дохода от реализации.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что по эпизоду, связанному с куплей-продажей акций ЗАО "Агат", у заявителя отсутствовал объект налогообложения, а у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления налога на прибыль организаций в размере 5715464 руб.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции обоснованно признал, что в связи с отсутствием объекта налогообложения по эпизоду с ценными бумагами вывод суда первой инстанции о том, что налоговая база по операциям с акциями ЗАО "Агат" как не обращающимися на организованном рынке ценных бумаг правомерно определена налоговым органом способом, указанным в п.6 ст.280 НК РФ по методу чистых активов, основан на неправильном толковании общих и специальных норм Налогового кодекса РФ и неверном понимании позиции Высшего арбитражного суда РФ - без учета конкретных обстоятельств дела.

Согласно п.6 ст.280 НК РФ для целей налогообложения принимается фактическая цена сделки, если указанная цена отличается не более чем на 20 процентов от расчетной цены этой ценной бумаги, которая может быть определена на дату заключения сделки с ценной бумагой с учетом конкретных условий заключенной сделки, особенностей обращения и цены ценной бумаги и иных показателей, информация о которых может служить основанием для такого расчета. В частности, для определения расчетной цены акции может быть использована стоимость чистых активов эмитента, приходящаяся на соответствующую акцию.

Из текста указанной статьи следует, что п.6 ст.280 НК РФ не предусмотрел наступления правовых последствий для случаев, когда для определения налоговой базы не может быть принята фактическая цена реализации ценных бумаг. Отсутствует в нем и категорическое предписание налогоплательщику об обязательном расчете дохода, основанном исключительно на цене акций, определяемой применительно к стоимости чистых активов эмитентов.

Указанный способ должен применяться наряду с иными правилами определения расчетной цены, обозначенными в этой норме. Данная позиция последовательно изложена в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 25 мая 2004 года N 13860/03, где указывается, что "расчетная цена акций определяется в целях ее сравнения с фактической ценой продажи и необходима для вывода о допустимости принятия для исчисления налоговой базы цены, по которой акции фактически проданы налогоплательщиком, либо о необходимости ее корректировки". "В части второй п.6 ст.280 НК РФ метод чистых активов, приходящихся на соответствующую акцию, назван частным случаем расчета цены, но единственно определенным, поскольку основан на нормативном правовом акте". Данный вывод высшей судебной инстанции был ошибочно, вне контекста всей позиции, истолкован судом первой инстанции, что повлекло за собой принятие неправильного решения.

Президиум Высшего арбитражного суда РФ делает такой вывод лишь применительно к методам, предусмотренным именно в п.6 ст.280 НК РФ, и далее указывает, что "иные названные в данном пункте показатели, влияющие на расчетную цену, такой определенности лишены". Однако "эти показатели, источниками которых могут служить договоры об отчуждении ценных бумаг с данными о дате, цене и условиях сделки, информация о номинальной стоимости ценных бумаг и цене, по которой они ранее отчуждались, могут иметь значение и непосредственно учитываться при расчете рыночной цены, помимо данных эмитента о величине чистых активов и о количестве выпущенных акций".

Кроме того, Президиум ВАС РФ в постановлении N 13860/03, говоря о методе чистых активов как о частном нормативно определенном методе, предусмотренном в п.6 ст.280 Налогового кодекса Российской Федерации, отмечает необходимость учета иных показателей, характеризующих конкретную сделку, использования других методов расчета цены акций, предусмотренных законодательством.

Также в постановлении указывается, что "при недостаточности оснований для корректировки фактической цены реализации ценной бумаги и - как следствие - налоговой базы по этой операции по правилам, установленным в п.6 ст.280 НК РФ, допустимо осуществить ее на основе условных методов расчета цены, установленных ст.40 НК РФ".

Поэтому следует, что по договору купли-продажи акций ЗАО "Агат" от 27.12.2002 у налогового органа не было достаточных оснований для корректировки фактической цены реализации, поскольку не были установлены и применены никакие иные (кроме расчета чистых активов эмитента) показатели и правила определения расчетной цены, обозначенные в п.6 ст.280 НК РФ. Указанное обстоятельство не было выяснено, и не была дана правовая оценка судом первой инстанции.

Налоговый кодекс РФ предписывает участникам налоговых правоотношений рассчитывать налоговые обязательства на основе рыночных цен с использованием установленных НК РФ методов. На применение рыночных цен в целях определения налоговой базы ориентирует участников этих отношений и п.6 ст.274 главы 25 "Налог на прибыль организаций" НК РФ, в которой говорится о порядке определения рыночных цен, аналогичном установленному абз.2 п.3, п.п.4-11 ст.40 НК РФ. Согласно п.14 ст.40 НК РФ положения, предусмотренные п.п.3 и 10 этой статьи, применяются при определении рыночных цен ценных бумаг с учетом особенностей, предусмотренных в главе 25 "Налог на прибыль организаций". При этом специальных норм определения рыночных цен ценных бумаг, не обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, глава 25 НК РФ, и в частности п.6 ст.280, не содержит.

Поэтому налоговый орган обязан был определить рыночную цену акций ЗАО "Агат" по правилам, предусмотренным ст.40 НК РФ. Однако рыночная стоимость акций в ходе налоговой проверки не определялась. В частности, налоговый орган не использовал метод цены последующей реализации, хотя при проведении проверки заявителем был представлен договор N 1 от 31.03.2003 между теми же сторонами, по которому ЗАО "Багира плюс" обязалось продать, а заявитель купить обыкновенные акции ЗАО "Агат" в количестве 739000 штук по той же цене, что и в вышеупомянутом договоре от 27.12.2002 (т.1, л.д.38). Также не использовался налоговым органом и затратный метод, хотя при проверке были представлены договоры N 2 и 3 от 28.12.98, по которым заявитель приобрел спорные акции (т.3, л.д.67-70).

Тогда как в постановлении N 13860/03 указывается, что "скорректированная расчетная цена акции может быть признана доходом, если исчисленный результат соответствует уровню рыночных цен - наиболее вероятной цене, по которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на сумме сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства". При этом отмечается, что "показатель величины чистых активов, приходящихся на соответствующую акцию, не может сам по себе оцениваться в качестве единственной величины, определяющей в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях рыночную цену, но оказывает влияние на наиболее вероятную цену, по которой акции могут быть проданы". "Величина чистых активов, приходящихся на одну акцию, отражает состояние имущества акционерных обществ".

Вывод Президиума ВАС РФ о правомерности расчета налоговой базы исходя из стоимости чистых активов эмитентов акций по конкретному делу был основан на исследовании различных методов определения цены акции (затратного, чистых активов) и установлении того факта, что расчетная цена акции, определенная методом чистых активов, в большей степени сопоставима со стоимостью имущества акционерных обществ и соответствует рыночной цене.

Поскольку судебная коллегия пришла к выводу о том, что по вышерассмотренным эпизодам налоговый орган незаконно доначислил заявителю налог на прибыль организаций в общей сумме 5829671 руб., то и начисление на данную сумму пени в размере 2187850 руб., а также привлечение заявителя к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 1165934 руб. за неуплату налога на прибыль организаций на основании п.1 ст.122 НК РФ является неправомерным и не соответствует положениям ст.ст.75, 122 НК РФ.

С учетом вышеизложенного суд апелляционной инстанции обоснованно признал решение Управления Федеральной налоговой службы России по Саратовской области N 62 от 28.12.2005 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на прибыть в размере 5829671 руб., начисления пени по данному налогу в сумме 2187850 руб., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа в размере 1165934 руб. неправомерным.

При таких обстоятельствах постановление основано на полном, всестороннем исследовании представленных сторонами доказательств, правильной правовой квалификации спорных правоотношений, правильном применении норм материального и процессуального права, поэтому его следует оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст.286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции постановил:

Постановление апелляционной инстанции от 22.08.2006 Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-3761/06-33 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А57-3761/06-33
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 08 февраля 2007

Поиск в тексте