• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 октября 2008 года Дело N А57-7508/06

Резолютивная часть объявлена 16 октября 2008 года

Постановление в полном объеме изготовлено 17 октября 2008 года

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

Председательствующего судьи Петрова А.Л.,

судей: Герасимовой Е.П., Богдановой Е.В.,

при участии представителей лиц, участвующих в деле:

от конкурсного управляющего СХА «Семеновское» - представитель Декисов Т.Т., доверенность от 01.10.2008,

от ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор» - представитель Истомин А.С., доверенность от 21.07.2006,

от КХ «Ягода» - представитель Декисов Т.Т., паспорт 63 04 N520152 выдан 26.11.2004 ОВД г. Маркса,

рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего сельскохозяйственной артели «Семеновское» Максюты А.Н. и главы крестьянского хозяйства «Ягода» Декисова Т.М.,

на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2008 по делу NА57-7508/06,

по исковому заявлению конкурсного управляющего сельскохозяйственной артели «Семеновское» Максюты А.Н. к специализированному государственному учреждению при Правительстве Российской Федерации «Российский фонд имущества», закрытому акционерному обществу «Племенной завод «Мелиоратор» с участием третьих лиц: крестьянского хозяйства «Ягода», Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области, АК СБ РФ (ОАО) Краснокутское отделение N 4029 Сбербанка России ОАО

о признании сделки купли-продажи арестованного имущества - сборно-разборной конструкции из металла (ток) - недействительной и применении реституции,

УСТАНОВИЛ:

Сельскохозяйственная артель (колхоз) «Семеновское» обратилась в арбитражный суд с иском к Специализированному государственному учреждению при Правительстве РФ «Российский Фонд Федерального имущества» с иском о признании недействительной сделки купли-продажи арестованного имущества, заключенной ответчиком с Закрытым акционерным обществом «Мелиоратор».

Суд первой инстанции привлек к участию в деле в качестве второго ответчика ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор», в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора - крестьянское хозяйство «Ягода», Главное управление Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области, Сбербанк России.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 29 апреля 2008 года по делу А57-7508/2006-36 сделка купли-продажи арестованного имущества от 18.05.2007 года, совершенная Специализированным государственным учреждением при Правительстве РФ «Российский фонд имущества» и ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор» признана недействительной. Суд также отказал в применении последствий недействительности сделки.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2008 года решение суда первой инстанции в части признания вышеуказанной сделки недействительной отменено, в иске о признании сделки недействительной отказано, в остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе глава крестьянского хозяйства «Ягода» Т.М.Декисов просит отменить постановление апелляционного суда с оставлением в силе решения суда первой инстанции. Считает, что апелляционный суд не применил ст.ст. 63, 177, 179 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» и п.7 ст. 37 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации», правомерно примененные при рассмотрении дела судом первой инстанции, вывод суда о том, что объект сделки - строение крытого тока - является движимым имуществом, не основан на имеющихся в деле доказательствах - технической документации, техническому паспорту на объект недвижимости, и заключению эксперта. Истец в кассационной жалобе также просит отменить постановление апелляционного суда с оставлением в силе решения суда первой инстанции по тем же основаниям, что и третье лицо.

Управление Федеральной службы судебных приставов по Саратовской области представило отзыв на кассационную жалобу, в котором просит постановление апелляционного суда оставить без изменения, поддерживая вывод апелляционного суда об отсутствии оснований для признания сделки недействительной ввиду отсутствия у сторон по сделке информации о возбуждении в отношении владельца имущества (истца) производства по делу о банкротстве. Поддерживает вывод суда о том, что строение крытого тока не является недвижимым имуществом ввиду отсутствия в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о правах истца на данное имущество.

В судебном заседании представитель истца и третьего лица (КХ «Ягода») поддержал кассационные жалобы по изложенным в них доводах. Представитель ответчика - ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор» - поддерживает постановление апелляционного суда. Остальные лица, извещенные о времени и месте судебного разбирательства в соответствии со ст. 123 АПК РФ, представителей в судебное заседание не направили.

Проверив законность принятых по делу решения и постановления, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационных жалоб, отзыва третьего лица, пояснения представителей истца и КХ «Ягода», ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор», судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для отмены постановления апелляционного суда и частичной отмены решения суда первой инстанции.

Предметом спора является действительность сделки купли-продажи, заключенной Специализированным государственным учреждением при Правительства РФ «Российский Фонд федерального имущества» 18 мая 2004 года с ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор». Данная сделка заключена без проведения торгов на основании заявки судебного пристава-исполнителя Марксовского подразделения Службы судебных приставов Саратовской области, ее объектом является арестованное приставом имущество истца - сборно-разборная конструкция из металла (ток). В основание иска положены обстоятельства, связанные с возбуждением Арбитражным судом Саратовской области 28.04.2004 года производства по делу о банкротстве Сельскохозяйственной артели (колхоза) «Семеновское» с введением в отношении данного лица процедуры наблюдения. Истец считает сделку недействительной, как противоречащей ст. 63 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», а также п. 3 ст. 44 ФЗ РФ N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», так как объект сделки относится к неделимым фондам кооператива.

Суд первой инстанции признал оспоренную сделку недействительной, как противоречащую ст. 63, ст. 177, ст. 179 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» Суд также пришел к выводу о том, что строение крытого тока в соответствии с п. 14.2 Устава колхоза является частью неделимого фонда, и на него, согласно п. 7 ст. 37 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации», не могло быть обращено взыскание по денежным обязательствам кооператива. Суд также пришел к выводу о том, что объектом сделки является недвижимое имущество, которое в ходе исполнительного производства могло быть продано только путем проведения торгов, данный порядок при заключении сделки соблюден не был.

Установив данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о недействительности сделки, как ничтожной, в силу ст. 168 ГК РФ.

Апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, пришел к выводу о том, что строение тока не является недвижимым имуществом, так как из имеющегося в деле заключения эксперта усматривается возможность монтажа и демонтажа объекта. Данный вывод не соответствует имеющему в деле заключению эксперта (л.д. 17 - 18 т.2). Эксперт пришел к выводу, что сооружение крытого тока включает в себя железобетонный (частично монолитный, частично - из сборных железобетонных стаканов) фундамент, фермы покрытия, колонны, стены сборных железобетонных плит, верхний ряд ограждающих стеновых конструкций, кровлю из листового металлического профиля, асфальтобетонный пол. Эксперт указал, что сооружение является объектом капитального строительства, при этом возможен частичный демонтаж объекта - стеновых панелей металлических колонн, металлических ферм, конструкций покрытий кровли и частично сборных железобетонных фундаментов колонн. Следовательно, сооружение связано с землей путем устройства фундамента, полная разборка сооружения с возведением его в том же виде в ином месте невозможна, что не позволяет отнести его к объектам движимого имущества в силу п.1 ст. 130 ГК РФ. К объектам недвижимого имущества с включением сооружения в единый государственный реестр объектов капитального строительства отнесло крытый ток и Саратовское областное бюро инвентаризации и оценки недвижимости (л.д. 77-81 т.1). Арбитражный суд в решении от 10.12.2007 года по делу А57-6240/06-17-6 (по спору между теми же лицами) также не пришел к однозначному выводу о том, что сооружение крытого тока является недвижимым имуществом, указав только на то, что это сборно-разборная конструкция из металла.

Таким образом, у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для признания необоснованным вывода суда первой инстанции об отнесении сооружения крытого тока к объектам недвижимого имущества. Довод третьего лица (ГУССП по Саратовской области) о том, что на сооружение не зарегистрированы права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, не является доказательством того, что объект не является недвижимостью, так как в данном реестре регистрируются права, а не объекты, при этом права, возникшие до вступления в силу ФЗ РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» до вступления в силу данного закона, регистрируются по желанию правообладателя либо при совершении сделки с объектом.

В силу п.3 ст. 54 действовавшего в 2004 году ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» N 119-ФЗ продажа недвижимого имущества в рамках исполнительного производства осуществляется только путем проведения торгов. Данное требование закона при совершении оспоренной сделки не было соблюдено, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о нарушении требований ФЗ РФ «Об исполнительном производстве».

Апелляционный суд указал на несоответствие выводов суда первой инстанции о нарушении оспоренной сделкой требований ст.ст. 63, 177 и 179 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» и п. 7 ст. 37 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации», указав, что вступившими в силу судебными актами по делу А57-6240/06-17-6 отказано в удовлетворении требований о признании незаконными действий судебного пристава по продаже того же объекта недвижимости. Из решения Арбитражного суда Саратовской области от 10.12.2007 года по делу А57-6240/06-17-6 следует, что суд отказал в признании незаконными действий пристава по продаже имущества - крытого тока - только вследствие отсутствия доказательств, свидетельствующих о том, что пристав был извещен о введении в отношении истца процедуры наблюдения (отсутствие вины пристава).

В данном споре предметом является вопрос о действительности сделки. Ст. 168 ГК РФ к недействительным (ничтожным) сделкам относит сделки, не соответствующие требованиям закона или иного правового акта. Вопрос о вине лиц, совершивших сделку, при разрешении вопроса о ее недействительности, не имеет значения, тем более что пристав и не является стороной оспоренной сделки.

Как правильно указал суд первой инстанции, в силу ст. 63 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» с момента вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника процедуры наблюдения исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, в том числе любые ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства, снимаются. Как установлено судом первой инстанции, исполнительное производство в отношении должника возбуждено по денежному требованию в пользу взыскателя - Сбербанка РФ, и не относится к взысканию задолженности по заработной плате, выплате вознаграждения по авторским договорам, с истребованием имущества из чужого незаконного владения, возмещении морального вреда либо вреда, причиненного жизни и здоровью, в отношении которых закон позволяет продолжение исполнительного производства.

Вывод суда первой инстанции о нарушении оспоренной сделкой, имевшей место 18 мая 2004 года после введения в отношении владельца проданного имущества 28.04.2004 года процедура наблюдения не соответствует ст. 63 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», соответствует данной норме права и установленным судом обстоятельствам дела. Вместе с тем суд ошибочно признал сделку не соответствующей ст.ст. 177, 179 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)», так как данные нормы в части продажи имущества должника единым комплексом и о преимущественном праве определенных лиц на приобретение имущества должника подлежат применению только после признания должника банкротом, но не в период наблюдения.

Правомерен вывод суда первой инстанции о недопустимости обращения взыскания по долгам артели на крытый ток, как на имущество, отнесенное к неделимым фондам кооператива. Пункт 7 ст. 37 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации» запрещает обращение взыскания по долгам сельскохозяйственного кооператива на имущество, отнесенное в установленном порядке к неделимым фондам кооператива. Пункт 14.2 Устава Сельскохозяйственной артели (колхоза) «Семеновское» отнес сооружение крытого тока к неделимым фондам кооператива, что соответствует п. 5 ст. 34 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации». То обстоятельство, что действия судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество артели не были признаны судом незаконными, в данном случае не имеют значения, так как данное обстоятельство - нарушение приставом - исполнителем при аресте сооружения тока требований п. 7 ст. 37 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)» не были положены в основание заявления о признании его действий незаконными при рассмотрении арбитражного дела N А57-6240/06-17-6 данные обстоятельства не были положены, при этом и законность или незаконность действий судебного пристава-исполнителя не имеет значения для рассмотрения вопроса о действительности или недействительности сделки по продаже имущества должника, заключенной по поручению пристава специализированной организацией.

Законодатель запретил обращение взыскания по денежным долгам сельскохозяйственного кооператива на имущество, отнесенное в установленном порядке к неделимым фондам кооператива. Следовательно, такое имущество не могло быть объектом сделки, заключенной ответчиками, и данная сделка является недействительной в силу ст. 168 ГК РФ, как правильно указал суд первой инстанции, в том числе и по основаниям противоречия ее п.7 ст. 37 ФЗ РФ «О сельскохозяйственной кооперации».

Придя к правомерному выводу о недействительности оспоренной истцом сделки, суд первой инстанции тем не менее ошибочно указал об отсутствии оснований для применения последствий недействительности данной сделки вследствие добросовестности приобретения имущества ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор».

Поскольку имущество, приобретенное ЗАО «Племенной завод «Мелиоратор», было приобретено им по сделке, заключенной не с истцом, а со специализированной организацией, реализовавшей имущество в ходе исполнительного производства, истребование имущества истцом действительно возможно только путем предъявления виндикационного иска. Однако и вопрос о добросовестности приобретения имущества ответчиком также подлежит исследованию только при рассмотрении виндикационного иска, если таковой будет предъявлен истцом по основаниям, предусмотренным ст. 310 ГК РФ.

Следовательно, отказ в удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделки мог быть обоснован невозможностью возврата имущества, принадлежавшего истцу, путем предъявления реституционных требований, но не добросовестностью приобретателя имущества.

Вместе с тем, как следует из искового заявления, истец не заявил требования о применении последствий недействительности сделки. О наличии такого требования указано в протоколе судебного заседания от 22 апреля 2008 года (л.д. 33 т.2). Однако применение последствий недействительности сделки является самостоятельным исковым требованием, и могло быть заявлено либо одновременно с подачей иска о признании сделки недействительной, либо в отдельном иске, так как ст. 49 АПК РФ не предоставляет истцу права предъявления дополнительных требований - истец вправе только увеличить или уменьшить размер суммы иска. Истец, не заявляя самостоятельного требования о реституции, мог ходатайствовать о рассмотрении судом вопроса о применении последствий недействительности сделки, поскольку суд в силу п.2 ст. 166 ГК РФ вправе применить такие последствия по собственной инициативе. Однако суд по собственной инициативе вправе применить последствия недействительности сделки, но не отказать в применении таких последствий, если такое требование не было заявлено в порядке, установленном арбитражным процессуальным законодательством РФ. Судом первой инстанции неправильно применены нормы процессуального права - с. 49 АПК РФ, вследствие чего решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда в части отказа в применении последствий недействительности сделки подлежат отмене в силу ст. 288 АПК РФ, протокольное заявление истца о применении последствий недействительности сделки - оставлению без удовлетворения, а производство по делу в части рассмотренного судом требования о применению последствий недействительности сделки - прекращению применительно к п. 1 ч.1 ст. 150 АПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 286 - 289, 150 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2008 года по делу А57-7508/06-36 отменить, кассационные жалобы удовлетворить.

Решение Арбитражного суда Саратовской области от 29 апреля 2008 года по тому же делу в части признания недействительной сделки купли-продажи арестованного имущества - сооружения крытого тока, заключенной 18 мая 2004 года Специализированным государственным учреждением при Правительстве РФ «Российский Фонд федерального имущества» и закрытым акционерным обществом «Племенной завод NМелиоратор» оставить в силе.

В части рассмотренного судом первой инстанции требования о применении последствий недействительности той же сделки решение суда от 29 апреля 2004 года отменить, производство по делу в этой части требований прекратить.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
А.Л. Петров

 Судьи
Е.П. Герасимова
 Е.В. Богданова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А57-7508/06
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 17 октября 2008

Поиск в тексте