• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 марта 2010 года Дело N А72-3307/2008


[В материалы дела не представлено доказательств совершения заявителем и его контрагентами согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для получения налоговой выгоды, и наличия у налогоплательщика умысла, направленного на незаконное изъятие сумм НДС из бюджета и включения в состав расходов затрат на оплату указанных товаров, в связи с чем заявление в этой части удовлетворено, решение налогового органа признано недействительным в части отказа в применении налогового вычета по НДС]
(Извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 16.03.2010.

Полный текст постановления изготовлен 18.03.2010.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: ..., при участии представителей: заявителя - Салиховой Х.М., доверенность от 26.01.2010, ответчика - Земсковой О.В., доверенность от 11.01.2010, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Димитровграду Ульяновской области, на постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2009 (председательствующий судья ..., судьи: ...) по делу N А72-3307/2008 по заявлению индивидуального предпринимателя Адайкина Андрея Николаевича к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Димитровграду Ульяновской области о признании недействительным решения от 29.02.2008 N 09-37/9, установил:

Индивидуальный предприниматель Адайкин Андрей Николаевич (далее - ИП Адайкин А.Н., предприниматель, заявитель) обратился в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Димитровграду Ульяновской области (далее - налоговый орган) от 29 февраля 2008 года N 09-37/9 в части доначисления налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), единого социального налога (далее - ЕСН), начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций за счет исключения из материальных расходов (вычетов) затрат, понесенных в связи с приобретением товара на общую сумму 18523042 руб. 05 коп., а также в связи с осуществлением прочих расходов в сумме 4279116 руб. 27 коп. Кроме того, ИП Адайкин А.Н. просил признать решение налогового органа недействительным в части отказа в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС), начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по операциям, осуществленным на общую сумму 7765846 руб., а также доначисления НДС в сумме 1668845 руб., начисления пени и налоговых санкций, приходящихся на указанную сумму; привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за непредставление в установленный срок запрашиваемых документов в количестве 234 шт. в виде штрафа в размере 11700 руб.

Решением от 28 августа 2009 года Арбитражный суд Ульяновской области частично удовлетворил заявление предпринимателя, признал недействительным решение налогового органа в части доначисления НДФЛ, ЕСН, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций за счет исключения из материальных расходов (вычетов) затрат, понесенных в связи с приобретением товара и осуществления прочих расходов на общую сумму 8655010 руб. 38 коп., а также в связи с осуществлением прочих расходов на сумму 4279116 руб. 27 коп. Суд первой инстанции также признал решение налогового органа недействительным в части отказа в применении налогового вычета по НДС, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по операциям, осуществленным на общую сумму 6511086 руб., а также доначисления НДС в сумме 1668845 руб., начисления пени и налоговых санкций, приходящихся на указанную сумму налога, привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок запрашиваемых документов в количестве 234 шт. в виде штрафа в размере 11700 руб. В удовлетворении заявления предпринимателя в остальной части было отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 7 декабря 2009 года решение суда первой инстанции изменено. Предпринимателю отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным оспариваемого решения в части отказа в применении налогового вычета по НДС, доначисления НДС, НДФЛ, ЕСН, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по операциям с ДП "Птицефабрика Туймазинская" ГУСП "Башптицепром", осуществленным на общую сумму 474006 руб. 50 коп.

Не согласившись с постановлением апелляционной инстанции в части удовлетворения требований по взаимоотношениям с ДП "Птицефабрика Туймазинская" ГУСП "Башптицепром", общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "БизнесГрупп", ООО "Базис-3", ООО "Компания "Балтия", ООО "Кормилец и К", ООО "Продукт", налоговый орган обратился в кассационную инстанцию с жалобой, в которой просит об отмене постановления апелляционной инстанции, полагая, что судом неправильно применены нормы материального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции оснований для удовлетворения жалобы не находит.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка предпринимателя по вопросам соблюдения законодательства по налогам и сборам.

По результатам проверки принято решение от 29 февраля 2008 года N 09-37/9. Указанным решением (с учетом результатов его обжалования в Управление Федеральной налоговой службы по Ульяновской области) налоговый орган, в частности, доначислил предпринимателю НДФЛ, ЕСН, начислил соответствующие суммы пени и налоговых санкций за счет исключения из материальных расходов (вычетов) затрат, понесенных в связи с приобретением товара и осуществлением прочих расходов на общую сумму 8655010 руб. 38 коп., а также в связи с осуществлением прочих расходов на сумму 4279116 руб. 27 коп. Налоговый орган также отказал предпринимателю в применении налогового вычета по НДС, начислил соответствующие суммы пени и налоговых санкций по операциям, осуществленным на общую сумму 6511086 руб., а также доначислил НДС в сумме 1668845 руб., начислил пени и налоговые санкции, приходящиеся на указанную сумму налога за счет увеличения налоговой базы на 10940201 руб. 12 коп. Кроме того, налоговый орган привлек ИП Адайкина А.Н. к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок запрашиваемых документов в количестве 234 шт. в виде штрафа в размере 11700 руб.

Не согласившись с решением налогового органа, предприниматель обратился в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования в оспариваемой налоговым органом части, суды пришли к правомерному выводу, что налоговым органом не представлены безусловные доказательства, свидетельствующие о наличии в представленных предпринимателем документах недостоверных сведений и недобросовестности данного налогоплательщика.

Согласно пункту 1 статьи 209 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, объектом обложения НДФЛ признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 227 НК РФ физические лица, зарегистрированные в установленном действующим законодательством порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, являются плательщиками НДФЛ в отношении сумм доходов, полученных от осуществления такой деятельности.

По положениям подпункта 1 пункта 1 статьи 221 НК РФ индивидуальные предприниматели имеют право на получение профессионального налогового вычета в сумме фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов. При этом состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 2 статьи 236 НК РФ объектом налогообложения ЕСН для индивидуальных предпринимателей признаются доходы от предпринимательской деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением.

Пунктом 3 статьи 237 НК РФ установлено, что налоговая база по ЕСН определяется как сумма доходов, полученных за налоговый период как в денежной, так и в натуральной форме от предпринимательской либо иной профессиональной деятельности, за вычетом расходов, связанных с их извлечением. Состав расходов определяется также в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному главой "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, при исчислении налоговой базы по НДФЛ и ЕСН индивидуальный предприниматель вправе уменьшить доходы на фактически произведенные и документально подтвержденные расходы, связанные с извлечением дохода.

Согласно пункту 1 статьи 252 расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществляемые налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

При решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов для целей налогообложения необходимо исходить из того, что расходы подтверждаются представленными налогоплательщиком документами. Условием для включения понесенных затрат в состав расходов является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы на приобретение товаров (работ, услуг) фактически осуществлены. При этом должны приниматься во внимание доказательства, представленные налогоплательщиком в подтверждение факта и размера этих затрат, которые подлежат правовой оценке в совокупности.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 указанного Кодекса налоговые вычеты. Вычетам подлежали суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 172 НК РФ было установлено, что налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих уплату сумм налога. Вычетам подлежали только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Из этого следует, что условиями для применения налоговых вычетов в спорном периоде являлись: приобретение товаров (работ, услуг), уплата НДС в составе стоимости товара, принятие на учет товаров (работ, услуг) и наличие соответствующих первичных документов, в том числе счетов-фактур, оформленных в соответствии со статьей 169 НК РФ.

В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган сделал вывод о том, что представленные налогоплательщиком документы не подтверждают произведенные расходы и обоснованность применения налоговых вычетов, поскольку контрагенты заявителя: ДП "Птицефабрика Туймазинская" ГУСП "Башптицепром", общество с ограниченной ответственностью (далее - ООО) "БизнесГрупп", ООО "Базис-3", ООО "Компания "Балтия", ООО "Кормилец и К", ООО "Продукт", финансово-хозяйственных отношений с предпринимателем не осуществляли, первичные документы подписаны не установленными лицами.

По мнению налогового органа, первичные документы указанных организаций содержат недостоверные и противоречивые сведения; оформлены с нарушениями предусмотренного законодательством порядка; подписи на первичных документах произведены неустановленными лицами, не являющимися руководителями данных организаций и не имеющим к ним отношения.

Судами установлено, что при проведении мероприятий налогового контроля налоговым органом не были проведены проверки контрагентов на предмет выявления лиц, фактически подписавших спорные договора, акты приема-сдачи выполненных работ и счета-фактуры, в целях проверки наличия или отсутствия у этих лиц полномочий на подписание указанных документов.

Налоговый орган не доказал и факт осведомленности заявителя о подписании выставленных ему счетов-фактур неуполномоченными представителями организаций-контрагентов.

В материалы дела не представлено доказательств совершения заявителем и его контрагентами согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для получения налоговой выгоды, и наличия у налогоплательщика умысла, направленного на незаконное изъятие сумм НДС из бюджета и включения в состав расходов затрат на оплату указанных товаров.

При таких обстоятельствах приводимые налоговым органом доводы об отсутствии контрагентов заявителя по юридическому адресу, о наличии у контрагентов заявителя признаков фирм "однодневок", о том, что предприятия-контрагенты не имели необходимых условий для оказания услуг и поставки значительного объема ТМЦ (численность 1-2 человека, отсутствие основных средств и транспорта), об отсутствии у предприятий-контрагентов расходов на ведение хозяйственной деятельности, предоставлении предприятиями-контрагентами отчетности с минимальными налогами, не являются подтверждением недобросовестности заявителя.

Оценив представленные в материалы дела документы в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды пришли к правильному выводу о совершении налогоплательщиком реальных хозяйственных операций.

Выводы о недобросовестности налогоплательщика основаны исключительно на недобросовестности контрагентов.

В материалах дела отсутствуют также документы о признании регистрации указанных юридических лиц недействительной, отсутствуют сведения о признании недействительными сделок, заключенных вышеназванными организациями с предпринимателем, о регистрации юридических лиц с нарушениями статей 9, 12, 13, подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", статьи 13 Федерального закона от 08.02.98 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", отсутствуют также сведения о фиктивности идентификационного номера налогоплательщика (далее - ИНН).

Иными словами, предприниматель осуществлял финансово-хозяйственную деятельность с действующими юридическим лицами, которые состояли на учете в налоговых органах.

Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр. Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде все вышеперечисленные контрагенты заявителя являлись полноценными юридическими лицами.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота.

Следовательно, если налоговые органы зарегистрировали вышеперечисленные организации в качестве юридических лиц и поставили на учет, тем самым признали их право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Факт подписания первичной документации неустановленными лицами обоснованно признан судами недоказанным, поскольку соответствующая экспертиза не проводилась, специалисты с познаниями в данной области не привлекались.

Суды в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исследовали все представленные доказательства и пришли к правильному выводу о том, что совокупность доказательств, представленных налоговым органом в обоснование доначисления налогов, не может подтверждать факт недобросовестности заявителя, так как при детальном рассмотрении дела видно, что в отдельности ни одно из доказательств не соответствует действительности, не подтверждено надлежащими документами, а выводы налогового органа построены преимущественно на неподтвержденных и недоказанных доводах.

Таким образом, доказательства, свидетельствующие о наличии у заявителя умысла на получение необоснованной налоговой выгоды, в материалах дела отсутствуют, налоговым органом вопреки требованиям статей 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлены.

Из материалов дела видно, что ИП Адайкин А.Н. оплатил поставленные ему указанными контрагентами товары (оказанные услуги, произведенные работы), принял их на учет в установленном законом порядке. Переход к предпринимателю права собственности на поставленные товары со всей достоверностью подтверждается допустимыми по смыслу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами - товарными накладными по форме ТОРГ-12. О факте выполнения работ, оказания услуг свидетельствуют акты выполненных работ

Таким образом, предприниматель представил все необходимые документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды и это является основанием для ее получения, поскольку налоговым органом при рассмотрении настоящего дела не доказано, что сведения, содержащиеся в указанных документах недостоверны и (или) противоречивы. Данный вывод согласуется с правовой позицией Пленума Высшего арбитражного ауда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 постановления от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - Постановление).

Реальность хозяйственных операций между ИП Адайкиным А.Н. и ДП "Птицефабрика Туймазинская" ГУСП "Башптицепром" подтверждается отражением в книге продаж контрагента предпринимателя сведений о реализации товаров в адрес покупателя без указания его наименования и организационно-правовой формы, но с указанием ИНН ... г.Димитровград, соответствующих сведениям об ИП Адайкине А.Н.

Что касается ссылки налогового органа на то, что ООО "Бизнес-Групп" зарегистрировано по "адресу массовой регистрации" по заявлению "массового заявителя", то указанные обстоятельства, при условии подтверждения предпринимателем факта поставки контрагентом товаров (работ, услуг) и их последующей оплаты, не свидетельствуют о нереальности соответствующих хозяйственных операций.

Суды сделали правильный вывод о том, что ненадлежащее отражение ИП Адайкиным А.Н. в книге покупок счетов-фактур, выставленных ему ООО "Бизнес-Групп", не является основанием для отказа в принятии к вычету НДС, отнесения затрат на расходы по НДФЛ и ЕСН. Более того, расхождения между книгой покупок за 2006 год и счетами-фактурами являются следствием технической опечатки, которые не повлекли завышения предъявленного к вычету НДС или необоснованного отнесения затрат на расходы по НДФЛ и ЕСН.

Доводы налогового органа о том, что неподтверждение ООО "Базис-III" поставки в адрес ИП Адайкина А.Н. по счету-фактуре N 28 от 28 декабря 2005 года якобы свидетельствует о нереальности хозяйственных операций между предпринимателем и данным контрагентом обоснованно отклонены судами.

Из материалов дела видно, что ИП Адайкин А.Н. не оспаривал решение налогового органа в части доначисления НДС, НДФЛ и ЕСН по эпизоду с поставкой товара по указанному счету-фактуре. Между тем, неподтверждение поставщиком хозяйственной операции по одному счету-фактуре ни при каких обстоятельствах не свидетельствует о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды в результате всех взимоотношений между ним и данным контрагентом.

Суды также правомерно отклонили доводы налогового органа о том, что отсутствие товарно-транспортных накладных, по которым осуществлялась доставка товара от ООО "Базис-III" предпринимателю, якобы свидетельствует о получении последним необоснованной налоговой выгоды. Из материалов дела следует, что в данном случае не рассматривается вопрос перевозки приобретенного ИП Адайкиным А.Н. товара, а факт перехода права собственности на данный товар от поставщиков к предпринимателю подтвержден необходимыми и достаточными доказательствами (товарными накладными по форме ТОРГ-12), следовательно, отсутствие товарно-транспортных накладных не свидетельствует о нереальности осуществленных ИП Адайкиным А.Н. хозяйственных операций.

Отсутствие договоров поставки, вопреки утверждению налогового органа, также не является доказательством отсутствия взаимоотношений между ИП Адайкиным А.Н. и ООО "Базис-III" и не влечет для предпринимателя никаких правовых последствий в сфере налогообложения.

Кроме того, суды правильно посчитали безосновательным утверждение налогового органа о том, что предполагаемая взаимозависимость ИП Адайкина А.Н., ООО "Кормилецъ и К" и ООО "Продукт" якобы является доказательством получения предпринимателем необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с указанными контрагентами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности, в частности, когда одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов.

Конституционный суд Российской Федерации в определении от 4 декабря 2005 года N 441-О разъяснил, что право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 НК РФ, может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Таким образом, для признания организаций взаимозависимыми необходима обязательная совокупность двух условий: установление в законе или ином нормативно-правовом акте формальных критериев взаимозависимости, а также причинно-следственная связь между фактом взаимозависимости и результатами заключенных указанными лицами сделок. В отсутствие подобной связи лица не могут быть признаны взаимозависимыми по смыслу НК РФ.

Аналогичный вывод был сделан и Высшим арбитражным судом Российской Федерации в пункте 6 Постановления, согласно которому взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания того обстоятельства, что факт предполагаемой взаимозависимости участников сделок повлиял на их результат, возлагается на налоговый орган.

Между тем, налоговый орган по настоящему делу не привел никаких доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что предполагаемая взаимозависимость ИП Адайкина А.Н., ООО "Кормилецъ и К" и ООО "Продукт" оказала влияние на условия или экономические результаты их деятельности.

Согласно определениям Конституционного суда Российской Федерации от 25 июля 2001 года N 138-О и от 15 февраля 2005 года N 93-О для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция и другие доказательства.

Между тем при рассмотрении настоящего дела налоговый орган таких доказательств не представил.

Из материалов дела видно, что действия ИП Адайкина А.Н. были направлены на получение экономического эффекта в результате осуществления им реальной предпринимательской деятельности, что, в соответствии с пунктом 9 Постановления, является безусловным основанием для признания наличия в действиях предпринимателя разумной деловой цели и полученной им налоговой выгоды обоснованной. При этом получение налоговой выгоды не являлось самостоятельной деловой целью предпринимателя.

Доводы налогового органа о том, что реальность хозяйственных операций между ИП Адайкиным А.Н. и ООО "Компания "Балтия" является неподтвержденной, правомерно не приняты судами.

Из материалов дела видно, что указанный контрагент выставил ИП Адайкину А.Н. счета-фактуры на поставленные товары, которые предприниматель оплатил в полном объеме, а затем принял на учет.

Представление ООО "Компания "Балтия" ИП Адайкину А.Н. надлежащих платежных документов после обнаружения неточностей в ранее выданных квитанциях к приходным кассовым ордерам является правомерным и не свидетельствует о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка налогового органа на отсутствие в счетах-фактурах, выставленных ООО "Компания "Балтия", расшифровок подписей руководителя и главного бухгалтера, является несостоятельной. В соответствии с пунктом 6 статьи 169 НК РФ обязательным условием для признания счета-фактуры составленным надлежащим образом является ее подписание руководителем и главным бухгалтером организации. Между тем, НК РФ не предусматривает обязательного указания в счете-фактуре именно расшифровок подписей указанных лиц.

Утверждение налогового органа об отсутствии у ООО "Компания "Балтия" контрольно-кассовой машины с заводским номером 7105783, сделанное со ссылкой на письмо Инспекции Федеральной налоговой службы по Промышленному району г.Самары (т.5, л.д.36), является несостоятельным. Из текста указанного письма не усматривается, на какую именно дату у ООО "Компания "Балтия" отсутствовала контрольно-кассовая машина.

Исходя из оценки изложенных обстоятельств в их совокупности и взаимосвязи суды пришли к правильному выводу о том, что у налогового органа отсутствовали основания для отказа ИП Адайкину А.Н. в возмещении НДС, доначисления НДС, НДФЛ и ЕСН, начисления соответствующих сумм пени и налоговых санкций по взаимоотношениям с указанными контрагентами.

В данном случае перечисленные в кассационной жалобе обстоятельства не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Доказательств того, что указанные обстоятельства повлекли неисполнение заявителем каких-либо налоговых обязанностей, неосновательное получение налоговой выгоды, налоговая инспекция не представила.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили требования заявителя.

Все доводы кассационной жалобы были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка. Переоценка фактических обстоятельств дела противоречит требованиям статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не входит в полномочия суда кассационной инстанции. Новые доводы со ссылками на представленные в деле и не исследованные судом материалы, налоговая инспекция не привела.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют правовые основания для отмены обжалуемых судебных актов.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановил:

Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2009 по делу N А72-3307/2008 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
...

Судьи
...

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: А72-3307/2008
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 18 марта 2010

Поиск в тексте