• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 05 августа 2010 года Дело N А55-12301/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 29.07.2010.

Полный текст постановления изготовлен 05.08.2010.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: председательствующего судьи Мухаметшина Р.Р., судей Хакимова И.А., Хайруллиной Ф.Ф.,

при участии представителей:

ответчика - Савенок Г.А., доверенность от 04.12.2009, Быкова В.С., доверенность от 12.1.2009,

третьего лица (открытого акционерного общества «АВТОВАЗ») - Курилова М.Ю., доверенность от 25.10.2007, в отсутствии:

третьих лиц - извещены, не явились, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области, г. Тольятти, на решение Арбитражного суда Самарской области от 25.01.2010 (судья Медведев А.А.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 (председательствующий судья Кузнецов В.В., судьи Драгоценнова И.С., Холодная С.Т.)

по делу N А55-12301/2008

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ТРАНС-ВАЗ», г.Тольятти, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области, г. Тольятти, о признании недействительным решения от 23.06.2008 N 19-20/19, с участием третьих лиц: открытого акционерного общества «АВТОВАЗ», г. Тольятти, общества с ограниченной ответственностью «Тольяттинский трансформатор», г. Тольятти, общества с ограниченной ответственностью «Техстрой», г. Москва, общества с ограниченной ответственностью «Аликви», г. Москва, общества с ограниченной ответственностью «Инвестстрой», г. Тольятти, общества с ограниченной ответственностью «Медэя», г. Москва,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «ТРАНС-ВАЗ» (далее - заявитель, ООО «ТРАНС-ВАЗ», Общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением (с учетом принятых судом уточнений заявленных требований) о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области (далее - налоговый орган, Инспекция) от 23 июня 2008 г. N 19-20/19.

Решением от 19 февраля 2009 г. по делу N А55-12301/2008 (с учетом определения об исправлении опечатки от 27 февраля 2009 г.) Арбитражный суд Самарской области частично удовлетворил заявленные обществом требования. Суд первой инстанции признал решение налогового органа недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 8 930 552 руб. 40 коп., налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в сумме 6 738 028 руб., начисления пени и налоговых санкций, приходящихся на указанные суммы налогов. В удовлетворении в остальной части заявления было отказано.

Постановлением Одиннадцатого апелляционного суда от 22 мая 2009 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 05.10.2009 решение Арбитражного суда Самарской области от 19.02.2009 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2009 по делу N А55-12301/2008 в части признания недействительным решения налогового органа от 23.06.2008 N 19-20/19 в части предложения уплатить налог на прибыль в сумме 8 930 552, 40 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 6 594 184 руб., соответствующие суммы пени и штрафа, отменено. Дело в данной части передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд Самарской области.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 25 января 2010 года, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 мая 2010 года, требования заявителя удовлетворены частично. Оспариваемое решение налогового органа признано недействительным в части привлечения к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неполную уплату налогов, в виде штрафов по налогу на прибыль в сумме 1 106 609, 39 руб., по налогу на добавленную стоимость в сумме 607 931 руб., предложения уплатить налог на прибыль в сумме 7 601 833, 37 руб. и пени по налогу на прибыль в соответствующей сумме, НДС в сумме 5 458 147, 03 руб. и пени по налогу на добавленную стоимость в соответствующей сумме, как несоответствующее требованиям НК РФ. В остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, налоговый орган обратился в кассационную инстанцию с жалобой, в которой просит об отмене решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции в части удовлетворения требований, в связи с неправильным применением судами норм материального права и несоответствием выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

Инспекция считает, что при оценке обоснованности налоговой выгоды по налогу на прибыль организаций и применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) суды неправомерно не приняли во внимание такие обстоятельства, как: представление контрагентами нулевой бухгалтерской и налоговой отчётности; подписание от контрагента первичных документов (договоров, справок о стоимости выполненных работ и затратах, актов о приёмке выполненных работ, счетов-фактур), подтверждающих оказание услуг (работ), неустановленными лицами; отсутствие у контрагентов необходимых условий для осуществления деятельности по выполнению работ ввиду отсутствия персонала, основных средств и материалов, налогоплательщиком не подтверждена реальность осуществления хозяйственных операций.

Налоговый орган указывает, что анализ движения денежных средств на расчётных счетах общества с ограниченной ответственностью (далее - ООО) «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой» показывает отсутствие перечислений налогов в бюджет, заработной платы сотрудникам и на хозяйственные нужды, чем при отсутствии управленческого и технического персонала подтверждается невозможность осуществления и достижения результатов активной финансово-хозяйственной деятельности. Как указывает налоговый орган, руководители контрагентов отрицают свое участие в ведении хозяйственной деятельности организаций, в связи с чем расходы налогоплательщика на оплату работ не обладают характером реальных затрат, документы, представленные налогоплательщиком в этой части, нельзя признать достоверными, договоры с указанными контрагентами являются мнимыми; целью формального заключения рассматриваемых сделок было завышение затратной части по налогу на прибыль организаций с соответствующим занижением суммы налога, подлежащей уплате в бюджет. Кроме того, налоговый орган указывает, что через расчетные счета контрагентов транзитом проходили значительные суммы денежных средств с последующим обналичиванием.

Согласно выводам налогового органа, в данном случае имело место создание схемы ухода от налогообложения, тем самым выявлена недобросовестность налогоплательщика при получении налоговых выгод.

В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Судебная коллегия кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и, проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 АПК РФ применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, считает кассационную жалобу подлежащей удовлетворению в связи со следующим.

Как видно из материалов дела, налоговый орган провел выездную налоговую проверку ООО «ТРАНС-ВАЗ» за период с 01 января 2004 г. по 31 декабря 2006 г., по результатам которой принял решение от 23 июня 2008 г. N 19-20/19. Указанным решение налоговый орган доначислил ООО «ТРАНС-ВАЗ» налог на прибыль в сумме 9 309 116 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 6 765 211 руб., начислил пени и налоговые санкции, приходящиеся на указанные суммы налогов.

Не согласившись с принятыми ненормативными актами, общество обратилось с заявлением в Арбитражный суд Самарской области.

В соответствии со статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемый период) к налоговым вычетам, уменьшающим общую сумму налога, относятся суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

Налоговые вычеты согласно пункту 1 статьи 172 Кодекса производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога и принятие на учет указанных товаров (работ, услуг).

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

В силу пункта 2 статьи 173 Кодекса возмещение налогоплательщику налога на добавленную стоимость, уплаченного им поставщику, производится в размере положительной разницы между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения.

Положения этой статьи находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций.

Поэтому налоговая инспекция вправе отказать в возмещении налога на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов, а налоговый орган вправе отказать в применении вычетов, если заявленная налогоплательщиком сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая недействительным решение Инспекции в части доначисления НДС (пени, штрафа), налога на прибыль по поставщикам: ООО «ТехСтрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой», пришли к выводу, что в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика; доводы и доказательства Инспекции свидетельствуют о недобросовестности контрагентов, а не самого Общества; представленные Обществом первичные документы подтверждают, что работы (услуги) по заключенным договорам были произведены, приняты к учету и оплачены. Кроме того, указали на недоказанность Инспекцией выводов об отсутствии реального выполнения работ и составлении фиктивных документов о произведённых расходах.

Мотивируя принятые судебные акты, суды указали, что названные выше обстоятельства исключают возможность вывода об исключительно налоговых мотивах заключения рассматриваемых сделок, при заключении сделок заявителем, были предприняты все меры, необходимые для того, чтобы убедиться в реальности существования организаций, с которыми планировалось заключить договоры.

Суд кассационной инстанции считает ошибочным вывод судов о том, что сам факт наличия у налогоплательщика документов (счетов-фактур, договоров, платежных поручений и др.) без надлежащей проверки достоверности содержащихся в них сведений является достаточным основанием для подтверждения заявленных сумм вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Из разъяснений, данных в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" следует, что при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учётом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

Таким образом, в целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В пункте 1 вышеуказанного постановления прямо указывается, что основанием к отказу в признании налоговой выгоды обоснованной является, в том числе, недостоверность сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах.

Требования о достоверности учёта хозяйственных операций содержатся в законодательстве о бухгалтерском учёте и в НК РФ, установившем правила ведения налогового учёта (статья 1 пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учёте", статья 313 НК РФ).

Поскольку в рассматриваемом деле налоговая выгода заявлена по операциям, связанным с оплатой работ (услуг), подтверждением последних в силу пункта 4 статьи 38 НК РФ должна быть деятельность, результаты которой имеют материальное выражение. Кроме того, необходимо наличие достоверных доказательств того, что работы, в оплату которых заявителем перечислены денежные средства, выполнены именно теми контрагентами, в пользу которых произведена оплата.

Помимо этого, условием для признания задекларированных затрат в составе расходов налогоплательщика является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что затраты фактически понесены именно в заявленной сумме.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по НДС).

Если при рассмотрении налогового спора налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему взаиморасчётов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам, либо схема взаимодействия данных организаций указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям НК РФ, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Как усматривается из материалов дела, Обществом в подтверждение обоснованности заявленных вычетов по НДС, расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль были представлены договоры, счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату товаров (работ, услуг).

Инспекция, доказывая правомерность принятия оспариваемого решения, указала на то, что в ходе проведения встречных проверок контрагентов Общества были установлены факты, свидетельствующие о нарушениях законодательства при создании и осуществлении деятельности указанных организаций, организации не находятся по своему юридическому адресу, не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность, у них отсутствуют на балансе основные и оборотные средства, необходимые для ведения деятельности, в том числе для производства заявленных работ (услуг); представленные документы от имени указанных организаций подписаны не руководителями, а иными лицами.

Поскольку одним из условий возмещения из бюджета суммы НДС является надлежащее подтверждение обстоятельств, связанных с реальным осуществлением операций по реализации услуг (товаров), обязанность налогового органа доказать соответствие оспариваемого решения закону или иному нормативному правовому акту не освобождает налогоплательщика от представления доказательств по его доводам. Налогоплательщик, не воспользовавшийся своим правом обеспечить надлежащее документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он претендует на налоговый вычет, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

Суды, отклоняя доводы налогового органа о наличие с действиях заявителя признаков недобросовестности, указали на то, что право налогоплательщика на предъявление вычетов по налогу на добавленную стоимость не ставиться налоговым законодательством в зависимость от исполнения обязанности по уплате налогов его поставщиками.

Действительно нормы НК РФ не ограничивают право налогоплательщика на возмещение налога из бюджета условием поступления в бюджет сумм налога от поставщиков, которые являются самостоятельными налогоплательщиками.

Вместе с тем, в силу пункта 1 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой.

При этом счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, право на налоговый вычет возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения вышеуказанных требований НК РФ.

При этом обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком.

В силу пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.96 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно пункту 2 статьи 9 Закона первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты, в том числе наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

Перечень лиц, имеющих право подписи первичных учетных документов, утверждает руководитель организации по согласованию с главным бухгалтером (пункт 3 статьи 9 Закона).

В соответствии с пунктом 4 статьи 9 Закона достоверность данных, содержащихся в первичных учетных документах, обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Таким образом, налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Аналогичная правовая позиция определена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 9299/08.

Как следует из материалов дела, заявителем отнесены на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, затраты на приобретение товаров и услуг у ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой». Также на основании счетов-фактур названных организаций заявителем предъявлен налоговый вычет по налогу на добавленную стоимость.

Инспекция, ссылаясь на нарушение заявителем требований статей 252, 171, 172, 169 Налогового кодекса Российской Федерации, статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", указывала на неправомерное применение налоговых вычетов и необоснованное отнесение на расходы в целях налогообложения спорных затрат вследствие того, что документы, на основании которых применены налоговые вычеты и понесены расходы, содержат недостоверную информацию о лицах, действовавших от имени названных контрагентов, приводила доводы о том, что все первичные документы по совершению хозяйственных операций с названными организациями подписаны неустановленными лицами.

В обоснование своей позиции Инспекция ссылалась по ООО "Техстрой", ООО "Аликви" и ООО "Инвестрой" на протоколы допросов лиц, числившихся по данным Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) учредителями, руководителями названных организаций, которые отрицали свою причастность к деятельности организаций и подписание ими документов от имени названных организаций. Инспекция указывала на соответствие протоколов допросов установленной законом форме, предупреждением лиц об уголовной ответственности в рамках статей 307, 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 9299/08 в случае, если счета-фактуры оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к этой организации, то есть первичные документы содержат недостоверные сведения, вычеты по НДС нельзя считать документально подтвержденными.

Судами установлено, что договоры (контракты), первичные документы (товарные накладные, акты КС-2, справки КС-3, сметы, счета-фактуры, акты приема передачи векселей) со стороны ООО «Техстрой» подписаны Уткиным Д.С.

Согласно показаний полученных в ходе допроса (протокол допроса от 03.03.2008 т. 3 л.д.68-69) он показал, что незнаком с фирмой ООО «ТехСтрой», никаких векселей АКБ «Тольяттихимбанк» не приобретал и директором ООО «ТехСтрой» никогда не являлся, никогда и ни кому не давал право своей подписи на финансовые документы ООО «ТехСтрой», так как не являлся директором ООО «ТехСтой»; с гражданами: Федоровым А.А., Рыльцевым Р.В. (на счета которых перечислялись денежные средства ООО «ТехСтрой», Никифоровым С.А. (учредителем ООО «ТехСтрой»), Статниковым О.Ю. (лицо, предъявлявшее к оплате векселя, переданные ООО «Транс-ВАЗ» ООО «ТехСтрой») никогда не был знаком.

В соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ учредителем и директором ООО «Аликви» значиться Уколова С.С. (т.3 л.д. 125-131). Согласно протокола опроса данного свидетеля (т. З л.д. 112-113), с 2001 г. Уколова С.С. работала на стройке в г. Москве строителем. Паспорт находился всегда у хозяина фирмы. Что делал с паспортом хозяин, она не знала, и как его использовал тоже. Организация ООО «Аликви» ей не знакома. Никаких документов на открытие ООО «Аликви» не подписывала, в организации не работала и чем данная организация занималась, она не знает, в г. Тольятти никогда не была.

В соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ учредителем и директором ООО «Инвестрой» значится Хухлаев А.А. Согласно объяснений данного свидетеля (т. 15 л.д. 39), организация была зарегистрирована на его имя за вознаграждение в 5000 руб. После регистрации больше никаких документов от имени этой фирмы он не подписывал, деятельность от лица данной организации никогда не осуществлял. ООО «ТРАНС-ВАЗ» ему не знакома, граждане Сачков Ю.А и Александровский А.А. также не знакомы.

Кроме того, суд кассационной инстанции принимает во внимание то обстоятельство, что Хухлаев А.А вызывался в суд первой инстанции в качестве свидетеля, где также подтвердил данные им показания, зафиксированные в протоколе судебного заседания от 21.01.2009 (т. 22 л.д.34-35), при этом указав на то, что на товарной накладной б/н от 01.10.2004 и счете-фактуре N 42 от 01.10.2004 не его подпись.

Указанные показания свидетелей являются допустимыми доказательствами, при этом, оснований для их непринятия в качестве доказательств судебная коллегия не находит.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что от имени ООО «ТехСтрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой» могли действовать какие-либо уполномоченные лица.

В нарушение статьи 65 АПК РФ Общества указанные выше обстоятельства не опровергнуты.

Указанное выше свидетельствует о том, что документы, представленные налогоплательщиком в обоснование расходов и вычетов подписаны неустановленными (неуполномоченными) лицами.

В соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном этим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Полученные объяснения вышеуказанных лиц являются иными письменными доказательства, что не противоречит статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации .

Учитывая, что предусмотренный главой 7 АПК РФ «Доказательства и доказывание» перечень видов доказательств не является исчерпывающим, и согласно части 1 статьи 89 Кодекса иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, а также то, что налогоплательщиком о фальсификации доказательств в порядке статьи 161 АПК РФ не заявлялось, судебная коллегия приходит к выводу о том, что указанные показания подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами.

В рассматриваемом случае указание на то обстоятельство, что руководители (учредители) отрицают какое-либо отношение к деятельности указанных контрагентов, имеет значение не в рамках документального подтверждения конкретных хозяйственных операций, а связи с совокупной оценкой контрагентов Общества, как недобросовестного юридического лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, и, прежде всего, через директора как единоличный исполнительный орган юридического лица.

Следовательно, отрицание лицами, являющимися руководителями ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой», осуществления какой-либо деятельности от имени данных юридических лиц, отсутствие у них объективной возможности осуществлять руководство организациями со значительными финансовыми оборотами (ввиду отсутствия образования и квалификации) свидетельствует и о нереальности хозяйственных операций между Обществом и его контрагентами.

Кроме того, отсутствие лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой» в порядке, предусмотренном статьей 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», как одного из признаков юридического лица, свидетельствует о том, что Общество не вступало в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия, с указанным контрагентом.

Ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве единоличных исполнительных органов названных обществ, у суда не было оснований считать, что эти организации вступали в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия. Аналогичная позиция изложена в постановлении от 02 октября 2007 года Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 3355/07.

Вывод судебных инстанций о том, что показания указанных свидетелей в отсутствие заключения экспертизы не могут опровергнуть подпись указанных лиц в документах, подписанных от имени ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой», не может быть принят во внимание, так как фиктивность данных документов подтверждается также другими доказательствами.

Из материалов дела (отчетных и регистрационных данных налоговых органов, Фонда социального страхования Российской Федерации и Пенсионного фонда Российской Федерации, реестров недвижимого имущества и транспортных средств) видно, что в штате контрагентов Общества отсутствовали работники за исключением лиц, исполняющих обязанности их руководителей, в их собственности отсутствовали основные и транспортные средства.

Анализ движения денежных средств ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой» по счетам в банках свидетельствует об отсутствии расчетов с третьими лицами за аренду движимого и недвижимого имущества, а также выплат, производимых в пользу лиц, осуществляющих свои трудовые функции на основании гражданско-правовых договоров.

При таких обстоятельствах доводы налогового органа о том, что контрагенты Общества в силу отсутствия трудовых и материально-технических ресурсов не располагали возможностью по осуществлению работ (услуг) Обществу, судебная коллегия находит обоснованным, что, в соответствии с пунктом 5 вышеуказанного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды, полученной в результате взаимоотношений с указанными лицами, а также о нереальности хозяйственных операций.

Ссылка судебных инстанций на то, что недобросовестность контрагентов Общества не свидетельствует о недобросовестности самого Общества, является несостоятельной и противоречит правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении. В соответствии с пунктом 6 постановления каждое из перечисленных обстоятельств в отдельности не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, однако в совокупности и взаимосвязи между собой и с иными обстоятельствами, они могут быть признаны доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Между тем, именно совокупная оценка особенностей контрагентов Общества фактов неисполнения ими своих обязанностей по представлению налоговой и бухгалтерской отчетности, перечисления значительных сумм денежных средств на расчетные счета контрагентов и их последующего перевода на счета повторяющихся организаций (физических лиц) позволила налоговому органу сделать правильный вывод о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате осуществления рассматриваемых хозяйственных операций.

Вывод судов о том, что операции по приобретению товара у ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой» были надлежаще оформлены в бухгалтерском учете Общества, а это якобы свидетельствует о реальности сделок, является несостоятельной. Оформление сделок в бухгалтерском учете организации-налогоплательщика ни при каких обстоятельствах не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций.

Утверждение заявителя о том, что информация налоговых органов, в которых состоят на учете контрагенты Общества, якобы не является допустимым доказательством по настоящему делу, нельзя признать состоятельным.

Статьи 88, 89 НК РФ предусматривают использование налоговыми органами при проведении проверок сведений о деятельности самого налогоплательщика и его контрагентов, не ограничивая источники получения таких сведений. Таким образом, налоговые органы вправе запрашивать у компетентных государственных органов и друг у друга информацию, соответствующую профилю возложенных на них задач и использовать полученные сведения при принятии решений по результатам проверок и доказывании правомерности своей позиции в суде.

Таким образом, оценив доказательства и доводы сторон в их совокупности с учетом требований статей 71, 162, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, исходя из доказанности налоговым органом наличия в представленных Обществом в Инспекцию первичных бухгалтерских документах, выставленных в адрес налогоплательщика его контрагентами недостоверных сведений, а также, принимая во внимание, что указанный выше контрагент по юридическому адресу не находится, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств, что в совокупности свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности указанного выше контрагентов, кассационная инстанция приходит к выводу о не подтверждении Обществом понесенных расходов и заявленных налоговых вычетов, что привело к необоснованному получению налоговой выгоды в виде уменьшения сумм налога на прибыль и НДС, подлежащих уплате в бюджет, путем неправомерного включения в налоговые декларации расходов и налоговых вычетов

Судебная коллегия отклоняет доводы заявителя о его добросовестности в связи с отсутствием в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, применяющего налоговые вычеты, обязанность осуществлять контроль за поставщиками товара, мотивируя это тем, что законодательство о налогах и сборах, а именно глава 21 НК РФ, не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара (работ, услуг), в том числе, в выставленных счетах-фактурах.

Согласно Закону «О бухгалтерском учете», одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организаций, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающих достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

В силу действующего законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товара, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы и налоговые вычеты должны отражать достоверную информацию.

Согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск.

Следовательно, заключая договоры с контрагентом, не проверив его правоспособность, приняв от него документы, содержащие явно недостоверную информацию, Общество взяло на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащих недостоверную информацию.

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности.

При этом Общество не представило доказательств, свидетельствующих о том, что, запросив учредительные документы и документы, подтверждающие государственную регистрацию контрагента, заявителем осуществлены действия по проверке реальности существования указанных контрагента как субъекта предпринимательской деятельности, а равно доказательств, указывающих на обстоятельства сотрудничества, в частности с директором, полномочия лица, представляющих интересы ООО «ТехСтрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой», не проверялись, что в совокупности свидетельствует о не проявлении Обществом должной осмотрительности при выборе данных контрагентов и не осуществлении необходимых действий, направленных на максимальное уменьшение рисков при осуществлении хозяйственной деятельности с ООО «ТехСтрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой», и не доказывает отсутствие вины со стороны налогоплательщика, так как само по себе наличие у заявителя регистрационных документов с учетом изложенных выше обстоятельств, таким доказательством не является. Общество не доказало, что им были предприняты все зависящие от него меры по проверке правоспособности и порядочности спорных контрагентов.

Доводы заявителя о том, что Инспекция не доказала отсутствие возможности выполнения указанными контрагентами работ (услуг) с использованием услуг, техники и персонала третьих лиц, не может быть принят во внимание, поскольку налоговой и бухгалтерской отчетностью названных обществ данное обстоятельство не подтверждается, движение денежных средств по расчетным счетам названных контрагентов имеет транзитный характер, расчеты за соответствующие услуги не производились.

Судебная коллегия считает также, что заявитель, вступая в гражданско-правовые отношения с ООО «Техстрой», ООО «Аликви», не проявил должную осмотрительность и осторожность, не проверив наличие у контрагентов необходимой лицензии на выполнение спорных работ.

В настоящее время в Российской Федерации действует единый порядок регистрации юридических лиц, подразумевающий внесение записи в Единый государственный реестр юридических лиц о создании, реорганизации, ликвидации, внесении изменений в учредительные документы юридических лиц, отражении сведений о руководителе юридического лица. Ведение указанного реестра налоговыми органами применяется с 01.07.2002 - пункт 1 статьи 27 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", то есть имело место и в проверяемом периоде деятельности налогоплательщика.

В соответствии со статьей 6 указанного Федерального закона, содержащиеся в государственных реестрах сведения и документы являются открытыми и общедоступными. Любое лицо вправе получить интересующие его сведения и документы о конкретном юридическом лице или индивидуальном предпринимателе в виде выписки из соответствующего государственного реестра, копии документа (документов), содержащегося в соответствующем государственном реестре или справки об отсутствии запрашиваемой информации.

Сложившиеся обычаи делового оборота подразумевают проверку правоспособности контрагента путем ознакомления с его учредительными документами, наличии у него специальных разрешений и лицензий (при их необходимости), полномочий лиц, осуществляющих юридически значимые действия.

В соответствии с абзацем 2 пунктом 3 статьи 49 ГК РФ отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии), и с момента получения лицензии (либо в указанный в ней срок) у юридического лица возникает право заниматься определенным видом деятельности.

Согласно подпункту "м" пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" сведения о лицензиях, полученных юридическим лицом, содержатся в Едином государственном реестре юридических лиц и являются общедоступными для ознакомления, а поэтому заявитель, вступив в хозяйственные взаимоотношения с лицами, не имеющими лицензий, и не проверив их наличие проявил неосмотрительность в выборе контрагентов.

Принимая во внимание специфику спорных услуг, оказание которых требует помимо наличия соответствующей лицензии также наличие соответствующего оборудования и квалифицированного персонала, значительный объем расчетов, данные действия заявителя не могут быть признаны судом как проявлением им должной осмотрительности при выборе контрагентов.

Кроме того, из материалов дела следует, что оплата за поставку трансформатора типа ТРЮЦНКМ 63000/10000/110-У1 между ООО «Транс-ВАЗ» и ООО «Техстрой» частично осуществлена векселями ВА 0225089, ВА0225090, ВА0225179, ВА0225942, ВА 0225939, которые к моменту их передачи контрагенту по актам от 21.02.05 и 28.01.05 (т. 3 л.д. 70-81) были погашены Статниковым О.Ю., о чем свидетельствуют ответы Комсомольского отделения N 8112 Сбербанка России от 16.06.08. (т.4. л.д. 72) и Автозаводского отделения N8113 Сбербанка России). Указанное не может рассматриваться в качестве ошибки, поскольку как на актах приема-передачи, так и векселях отсутствуют подписи уполномоченного лица Уткина Д.С, поскольку подписи на актах учинены неустановленным лицом. Указанное лицо отрицает факт знакомства со Статниковым О.Ю. о чем указывалось выше.

Указанная схема свидетельствует об отсутствии реальных расчетов между заявителем и ООО «Техстрой».

Кроме того, никто из свидетелей, опрошенных в ходе судебных заседаний по факту осуществления ремонта трансформатора не подтвердил факт его осуществления силами субподрядной организации ООО «Техстрой» (т.21 л.д. 147-145, т22 л.д.28-41), напротив свидетелем Хомяковым подтверждено соответствие выполненных его бригадой работ, указанных в локальном сметном расчете РС-290 от 01.11.2003. смете, поскольку, выполняемые работы им были перечислены: прогрев трансформатора, слив масла в количестве 28 тонн., демонтаж смотровых люков, оказание помощи в демонтаже ПУ РС-3 и монтаж ПУ РС-4, заливка масла в трансформатор с последующей сушкой и т.д. (т.21 л.д.143-145), что согласуется с видами работ, указанными в локальном сметном расчете РС-290 от 01.11.2003 (т.4. л.д. 66-67).

Указанные показания не противоречат объяснениям от 14.10.2008 (т. 15 л.д. 43-44), а также объяснениям Хнаева А.В. (т. 15 л.д. 30, 45-46), Пешкурова Д.А. (т. 15 л.д. 40).

Согласно письменным объяснениями работников ОАО «АВТОВАЗ» Пешкурова Д.А. (т. 15 л.д. 40-42), Хнаева А.В. (т. 15 л.д. 45-46), отобранных старшим оперуполномоченным ОРЧ КМ по налоговым преступлениям N3 при ГУВД по Самарской области, осуществление обслуживания трансформаторных подстанций, находящихся на балансе ЭП ОАО «АвтоВАЗ» происходило силами работников ОАО «АВТОВАЗ».

Указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что хозяйственные операции, в связи с которыми обществом заявлены налоговые вычеты, фактически не осуществлялись, представленные обществом документы были оформлены только с целью получения им налоговой выгоды в виде налоговых вычетов, а в состав расходов по налогу на прибыль неправомерно включены затраты.

Учитывая изложенное, выводы суда о том, что заявленные налогоплательщиком работы фактически выполнены указанными выше контрагентами не основаны на материалах дела.

При этом не имеют значения выводы суда об использовании результатов работ (услуг) при составлении документации для заказчика и реальном принятии выполненных работ заказчиком - ОАО "АВТОВАЗ", поскольку материалами дела не подтверждают выполнение спорных работ именно заявленными контрагентами.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали основания для признания оспариваемого решения налоговой инспекции незаконным.

Согласно части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Исходя из положений части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае выявления несоответствия выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой инстанции, и имеющимся в деле доказательствам, нарушения либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, арбитражным судом кассационной инстанции выносится постановление об отмене обжалуемого решения, постановления.

Учитывая изложенное, обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

Поскольку все обстоятельства дела установлены, не требуется установления новых обстоятельств и исследования дополнительных доказательств, суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты по названным позициям, не находит оснований для направления дела на новое рассмотрение и считает возможным принять по делу решение, отказав Обществу в удовлетворении требований о признании недействительным решения от 23.06.2008 N 19-20/19 в части предложения уплатить налог на прибыль 7 601 833,37 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 5 458 147,03 руб., соответствующие суммы пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО «Техстрой», ООО «Аликви», ООО «Инвестрой»

В соответствии со статьей 110 АПК РФ государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы подлежит отнесению на заявителя.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 25.01.2010 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 по делу N А55-12301/2008 в части признания недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Самарской области от 23.06.2008 N 19-20/19 в части предложения уплатить налог на прибыль 7 601 833,37 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 5 458 147,03 руб., соответствующие суммы пени и штрафа, отменить. В удовлетворении требований общества с ограниченной ответственностью «ТРАНС-ВАЗ» в указанной части отказать.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ТРАНС-ВАЗ» в доход бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в размере 1000 рублей. Арбитражному суду Самарской области выдать исполнительный лист.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

     Председательствующий
судья
Р.Р.Мухаметшин
Судьи
И.А.Хакимов
Ф.В.Хайруллина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-12301/2008
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 05 августа 2010

Поиск в тексте