• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 апреля 2011 года Дело N А55-16131/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 14 апреля 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 апреля 2011 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: председательствующего судьи Хакимова И.А., судей Мухаметшина Р.Р., Егоровой М.В.,

при участии представителей:

заявителя - Федрушковой О.Р., доверенность от 22.12.2010 без номера,

ответчика - Семкина С.Г., доверенность от 11.01.2011, N 04-05/3577,

третьего лица - Суркина С.А., доверенность от 08.06.2010 N 12-21/407, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Самары и Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области, г. Самара на решение Арбитражного суда Самарской области от 21.10.2010 (судья Мехедова В.В.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2011 (председательствующий судья Семушкин В.С. судьи Попова Е.Г., Филиппова Е.Г.)

по делу NА55-16131/2010 по заявлению ООО «Метр Плюс» (ИНН 6316113749 ОГРН 1066316093689), г. Самара, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Самары, с участием третьего лица Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области, г. Самара, об оспаривании решения,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Метр Плюс» (далее - ООО «Метр Плюс», Общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району г. Самары (далее - Инспекция, налоговый орган) от 11.05.2010 N 14-15/50.

Определением Арбитражного суда Самарской области от 09.09.2010 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее - Управление).

Решением Арбитражный суд Самарской области от 21.10.2010, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2011, заявленные требования ООО «Метр Плюс» удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с вынесенными судебными актами, налоговый орган и Управление обратились в кассационную инстанцию с жалобами, в которых просят об отмене решения арбитражного суда и постановления апелляционной инстанции

Общество, в представленном в соответствии со статьей 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отзыве на кассационные жалобы, просит оставить решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Судебная коллегия кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и, проверив в соответствии с пунктом 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, считает кассационную жалобу подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, налоговым органом по результатам выездной налоговой проверки вынесено решение от 11.05.2010 N 14-15/50, согласно которому ООО «Метр Плюс» было привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в сумме 1 271 607,53 руб., предложно уплатить недоимку по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость (далее - НДС) в общей сумме 8 228 522,17 руб., а также пени в сумме 2 551 290,17 руб.

Не согласившись с указанным решением налогового органа, налогоплательщик обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган.

Управление решением от 26.06.2010 N 03-15/16092 оставило решение налогового органа без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для обращения Общества в Арбитражный суд Самарской области с соответствующим заявлением.

Из материалов дела следует, что основанием для начисления оспариваемых сумм налогов, пени и штрафов послужил вывод налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды в результате взаимоотношений с обществом с ограниченной ответственностью (далее - ООО) «Строй-Экс», ООО «Перспектива», ООО «Свтк».

Кроме того, налоговым органом указано, что Общество неправомерно включило в состав расходов по налогу на прибыль затраты по данным контрагентам, а также неправомерно предъявило к вычету НДС, на основании первичных документов, подписанных неустановленными лицами и не отвечающих требованиям статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», статей 252 и 169 НК РФ.

В соответствии со статьей 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, которыми признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты.

При этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В соответствии со статьями 171, 172 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров. Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур. Согласно статье 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая недействительным решения налогового органа в части оспариваемых сумм налогов, пени и штрафов по взаимоотношениям с контрагентами ООО «Строй-Экс», ООО «Перспектива», ООО «Свтк», пришли к выводу, что в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика; доводы и доказательства налогового органа свидетельствуют о недобросовестности контрагентов, а не самого Общества; представленные Обществом первичные документы подтверждают, что работы (услуги) по заключенным договорам были произведены, приняты к учету и оплачены. Кроме того, указали на недоказанность Управлением выводов об отсутствии реального выполнения работ (услуг) и составлении фиктивных документов о произведённых расходах.

Мотивируя принятые судебные акты, суды, указали, что названные выше обстоятельства исключают возможность вывода об исключительно налоговых мотивах заключения рассматриваемых сделок, при заключении сделок заявителем, были предприняты все меры, необходимые для того, чтобы убедиться в реальности существования организаций, с которыми планировалось заключить договоры.

Как следует из решения налогового органа, ООО «Строй-Экс» поставлено на налоговый учет 21.02.2006, основной вид деятельности - производство общестроительных работ, с 4 квартала 2007 года относится к категории налогоплательщиков, не представляющих отчетность, имущество (в том числе транспортные средства) и работники отсутствуют. Анализ движения денежных средств на расчетном счете ООО «Строй-Экс» показал, что платежи за аренду основных средств, выплата заработной платы, уплата налогов не производились.

Из материалов дела следует, что 06.08.2009 государственная регистрация ООО «Строй-Экс» признана недействительной в связи с тем, что при создании организации нарушены статьи 9, 12 и 13 Федерального закона РФ от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Согласно материалам дела, в регистрирующий орган представлены недостоверные сведения заявление о регистрации ООО «Строй-Экс» при создании, устав общества, решение учредителя, подписаны от имени Жидкова Максима Павловича, указанного в качестве единственного учредителя общества. Однако, согласно ответу нотариуса Бурмистровой Л.А., подпись Жидкова М.П. в заявлении о государственной регистрации ООО «Строй-Экс» и банковской карточке ею не свидетельствовалась.

Жидков М.П., согласно протоколу допроса, ни руководителем, ни учредителем ООО «Строй-Экс» не являлся, финансово-хозяйственные документы не подписывал, договоры от имени этой организации не заключал.

На основании изложенного налоговый орган сделал вывод о том, что действия ООО «Метр Плюс» были направлены не на реальное осуществление хозяйственных операций, а лишь на создание необходимого пакета документов, дающего право на получение необоснованной выгоды (занижение налоговой базы по налогу на прибыль и завышения вычетов по НДС) по операциям с указанным контрагентом.

Судами первой и апелляционной инстанции установлено и следует из материалов дела, что ООО «Строй-Экс» на момент заключения с ООО «Метр Плюс» договора поставки товаров от 02.07.2007 N 37 было зарегистрировано и поставлено на налоговый учет, то есть обладало правоспособностью.

В соответствии с частью 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц. Иных оснований прекращения правоспособности закон не предусматривает.

В подтверждение проявления осмотрительности и осторожности при выборе контрагента ООО «Метр Плюс» представило копию выписки из единого государственного реестра юридического лица (далее - ЕГРЮЛ) ООО «Строй-Экс» от 10.01.2007, заверенную налоговым органом.

Судами правомерно отклонены доводы налогового органа на признание записи в ЕГРЮЛ о государственной регистрации ООО «Строй-Экс» ошибочной по решению регистрирующего органа, поскольку из материалов дела следует, что данное решение было принято после заключения договора и исполнения договорных обязательств сторонами.

При таких обстоятельствах суды правомерно удовлетворили требования заявителя в указанной части.

Однако судебные акты в части удовлетворения требований по взаимоотношениям заявителя с ООО «Перспектива», ООО «Свтк» подлежат отмене по следующим обстоятельствам.

Суды, отклонив каждый из доводов налогового органа в отдельности, не учли, что доводы налогового органа в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами дела, в частности, указанными в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Суд кассационной инстанции считает ошибочным вывод судов о том, что сам факт наличия у налогоплательщика документов (счетов-фактур, договоров, платежных поручений и т.д.) без надлежащей проверки достоверности содержащихся в них сведений является достаточным основанием для подтверждения заявленных сумм вычетов по НДС и уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Из разъяснений, данных в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» следует, что при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учётом положений статьи 71 АПК РФ.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по НДС).

Если при рассмотрении налогового спора налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему взаиморасчётов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам, либо схема взаимодействия данных организаций указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям НК РФ, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Как усматривается из материалов дела, Обществом в подтверждение обоснованности заявленных вычетов по НДС, расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль с ООО «Перспектива», ООО «Свтк», представлены договоры, счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату товаров (работ, услуг).

Налоговый орган, доказывая правомерность принятия оспариваемого решения, указал на то, что в ходе проведения мероприятий налогового контроля контрагентов Общества были установлены факты, свидетельствующие о нарушениях законодательства при создании и осуществлении деятельности указанных организаций, организации не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность, у них отсутствуют на балансе основные и оборотные средства, необходимые для ведения деятельности, в том числе для производства заявленных работ (услуг); представленные документы от имени указанных организаций подписаны не руководителями, а иными лицами.

Кроме того, налоговым органом установлено, что в периоде действия хозяйственных взаимоотношений у контрагентов отсутствовали транспортные средства, штатная численность. Анализ движения денежных средств на расчетных счетах показали, что платежи за аренду основных средств, плата за средства связи и выплату заработной платы организацией не осуществлялись. Данные обстоятельства свидетельствует об отсутствии материальной базы для осуществления заявленного при регистрации вида деятельности, невозможности реального осуществления организацией хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества.

Из материалов дела следует, что ООО «Перспектива» поставлена на налоговый учет 02.02.2009.

В обоснование понесенных расходов и применения налоговых вычетов по хозяйственным операциям с ООО «Перспектива» Общество представило договор поставки от 10.01.2007 N 4, счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату товаров (работ, услуг), которые от имени руководителя ООО «Перспектива» подписаны Хажаевым А.А.

Из материалов дела следует, что Хажаев А.А., указанный в учредительных документах ООО «Перспектива» в качестве учредителя и руководителя, отбывает наказание в ФГУ ИК N 6 по приговору Самарского областного суда от 09.11.2005 на срок лишения свободы 24 года, по присоединенному приговору Новокуйбышевского городского суда 6 лет 6 месяцев с общим сроком отбывания 24 года 6 месяцев. Приговор вступил в законную силу с 13.03.2006.

Таким образом, в период совершения спорных хозяйственных операций Хажаев А.А. находился в местах лишения свободы.

Кроме того, в материалах дела имеется допрос, согласно которому Хажаев А.А. свою причастность к деятельности ООО «Перспектива» отрицает, заявление о создании данного юридического лица им не подавалось, и не заверял у нотариуса, учредительные и уставные документы не подписывал, расчетные счета для ООО «Перспектива» не открывал, организация ООО «Метр плюс» ему незнакома.

Согласно данным Федерального информационного ресурса (ФИР) сведения о физических лицах, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности с момента постановки на учет ООО «Перспектива» не изменялись.

При таких обстоятельствах в материалах дела отсутствуют доказательства об уполномочивании контрагентом кого-либо на подписание первичных документов (доверенности, приказы) и Обществом иного не доказано.

Кроме того, из представленных по запросу инспекции нотариусом Тимофеевой С.А. сведений следует, что нотариальное действие свидетельствование подлинности подписи Хажаева А.А. в заявлении о государственной регистрации при создании ООО «Перспектива»», свидетельствование подлинности подписи Хажаева А.А. в банковской карточке и оттиска печати ООО «Перспектива» ею не совершалось.

В соответствии с требованиями статей 169, 171 и 172 НК РФ счет-фактура является основным документом, необходимым для предъявления к вычету суммы налога на добавленную стоимость, уплаченной поставщику товара.

Согласно пункту 2 статьи 169 Кодекса счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 названной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В данном случае договор, счета-фактуры ООО «Перспектива» оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к указанной организации; уполномоченные на подписание счетов-фактур лица у общества отсутствовали.

При таких обстоятельствах Инспекция пришла к обоснованному выводу, что первичные документы, подтверждающие сделку, не отвечающими признакам достоверности и, вследствие этого не подтверждающими расходы по данным хозяйственным операциям в целях налогообложения прибыли и возмещения НДС вследствие нарушения налогоплательщиком положений пункта 1 статьи 252, 169, 171, 172 НК РФ.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 9299/08.

Из материалов дела следует, налоговым органом установлено, что ООО «Свтк» поставлено на налоговый учет 16.12.2005, руководителем и учредителем является Порваткина И.В.

Из представленных по запросу инспекции нотариусом Тимофеевой С.А. сведений следует, что нотариальное действие свидетельствование подлинности подписи Порваткиной И.В. в заявлении о государственной регистрации при создании ООО «Свтк» и свидетельствование подлинности подписи в банковской карточке и оттиска печати ООО «Свтк» ею не совершалось.

Из материалов дела следует, что в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 18 по Самарской области было направлено поручение о допросе свидетеля Порваткиной И.В.

Согласно полученному ответу Порваткина И.В. снята с налогового учета 26.08.2006 в связи со смертью.

Кроме того, данное обстоятельство подтверждается также ответом отдела адресно-справочной службы УФМС России по Самарской области.

Согласно данным Федерального информационного ресурса (ФИР) сведения о физических лицах, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности с момента постановки на учет ООО «Свтк» не изменялись.

В ОАО «Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» от имени Порваткиной И.В. на имя Усова А.В. выписана доверенность от 31.01.2006 на получение выписок с расчетных счетов. Также на расчетный счет, открытый в указанном банке на имя Усова А.В., перечислялись денежные средства в виде процентных займов.

Из протокола допроса свидетеля Усова А.В. от 01.03.2010 N 14-20/48, следует, что он никакого отношения к ООО «Свтк» не имеет, кто является директором данной организации не знает, с Порваткиной И.В. не знаком, в ОАО Межрегиональный Волго-Камский банк реконструкции и развития» расчетных счетов не имеет, процентные займы от ООО «Свтк» не получал, где находится данная организация не знает. В 2006-2007 года обращался в различные банки для получения денежного кредита, где требовалась копия паспорта.

Данные доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По смыслу положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд должен исследовать все имеющиеся в деле доказательства с точки зрения подтверждения тех или иных обстоятельств. В случае если в представленных документах имеются противоречия, расхождения или несоответствия, эти недостатки должны устраняться путем представления дополнительных доказательств, либо путем проведения иных действий, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (например, направление запросов в соответствующие органы, опрос свидетелей, назначение экспертизы).

Согласно пункту 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 судам необходимо иметь в виду, что указанные в данном пункте обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Суды, отклонив вышеуказанные доводы инспекции по отдельности, не выполнили требования части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о необходимости оценки взаимосвязанных доказательств по делу в их совокупности.

Кассационная инстанция считает, что выводы судов основаны на одностороннем исследовании материалов настоящего дела, поскольку суды в нарушение статей 71, 168, 170, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не дали всестороннюю оценку всем доказательствам и изложенным в оспариваемом решении доводам налогового органа в совокупности.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения о том, что от имени ООО «Перспектива», ООО «Свтк» могли действовать какие-либо уполномоченные лица.

В нарушение статьи 65 АПК РФ Общества указанные выше обстоятельства не опровергнуты.

Следовательно, при отрицании руководителями и учредителями контрагентов своей причастности к организации и деятельности данных фирм, наряду с иными доказательствами в совокупности, указанные обстоятельства исключают учет спорных расходов в целях налогообложения и применения налоговых вычетов по НДС, поскольку недостоверные доказательства, независимо от реальности осуществленных операций, не подтверждают ни объем, ни фактическую цену выполненных услуг (работ, товаров), и не подтверждают, что они выполнены именно тем контрагентом, от которого исходят недостоверные документы.

Согласно постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 N 9299/08 в случае, если счета-фактуры оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к этой организации, то есть первичные документы содержат недостоверные сведения, вычеты по НДС нельзя считать документально подтвержденными.

В рассматриваемом случае указание на то обстоятельство, что руководители (учредители) отрицают какое-либо отношение к деятельности указанных контрагентов, имеет значение не в рамках документального подтверждения конкретных хозяйственных операций, а связи с совокупной оценкой контрагентов Общества, как недобросовестного юридического лица.

Суд кассационной инстанции считает, что суды, в нарушение требований статьи 65 АПК РФ переложили бремя доказывания исключительно на налоговый орган.

Действительно, в соответствии с частью 1 статьи 65, частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Но нормы статьи 65 АПК РФ не освобождают налогоплательщика от обязанности доказывания, поскольку каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основании своих требований и возражений.

Поэтому в том случае, если налоговый орган представил доказательства, что изложенные в представленных документах сведения являются недостоверными (например подписи должностных лиц поставщиков), обязанность по доказыванию того обстоятельства, что несмотря на несоответствие подписи указанным в документах лицам документ подписан уполномоченным лицом, возлагается на налогоплательщика, также как и опровержение доводов и доказательств налогового органа относительно объективной невозможности поставить товар (выполнить работы, оказать услуги) указанными налогоплательщиком контрагентами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, и, прежде всего, через директора как единоличного исполнительного органа юридического лица.

Следовательно, отрицание лицами, являющимися руководителями ООО «Перспектива», ООО «Свтк», осуществления какой-либо деятельности от имени данных юридических лиц, отсутствие у них объективной возможности осуществлять руководство организациями со значительными финансовыми оборотами свидетельствует и о нереальности хозяйственных операций между Обществом и его контрагентами.

Аналогичная позиция, согласно которым подписание первичных документов от имени лица, отрицающего свою причастность к организации и подписание этих документов, препятствует применению налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС, содержится в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.10.2005 N 4553/05, от 11.11.2008 N 9299/08.

Кроме того, отсутствие лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа ООО «Перспектива», ООО «Свтк», в порядке, предусмотренном статьей 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», как одного из признаков юридического лица, свидетельствует о том, что Общество не вступало в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия, с указанным контрагентом.

Ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве единоличных исполнительных органов названных обществ, у суда не было оснований считать, что эти организации вступали в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия. Аналогичная позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.10.2007 N 3355/07.

То обстоятельство, что заявитель не знал или не мог знать о том, что его контрагент по сделке учрежден с нарушением закона, на данный вывод не влияет.

Любая деятельность юридического лица, не имеющего законного учредителя и, как следствие, легитимно назначенных органов управления, заведомо противна основам правопорядка, так как подрывает основы хозяйственного оборота и предпринимательской деятельности. С учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 10.04.2008 N 22 (абзац 3 пункта 2), все сделки, совершенные таким лицом, являются ничтожными.

Из материалов дела (отчетных и регистрационных данных налоговых органов) видно, что в штате контрагентов Общества отсутствовали работники за исключением лиц, исполняющих обязанности их руководителей, в их собственности отсутствовали основные и транспортные средства.

При таких обстоятельствах доводы налогового органа о том, что контрагенты Общества в силу отсутствия трудовых и материально-технических ресурсов не располагали возможностью по осуществлению работ (услуг) Обществу, судебная коллегия находит обоснованным, что, в соответствии с пунктом 5 вышеуказанного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды, полученной в результате взаимоотношений с указанными лицами, а также о нереальности хозяйственных операций.

Ссылка судебных инстанций на то, что недобросовестность контрагентов Общества не свидетельствует о недобросовестности самого Общества, является несостоятельной и противоречит правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении. В соответствии с пунктом 6 постановления каждое из перечисленных обстоятельств в отдельности не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, однако в совокупности и взаимосвязи между собой и с иными обстоятельствами, они могут быть признаны доказательствами получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Между тем, именно совокупная оценка особенностей контрагентов Общества фактов неисполнения ими своих обязанностей по представлению налоговой и бухгалтерской отчетности, перечисления значительных сумм денежных средств на расчетные счета контрагентов и их последующего обналичивания позволила налоговому органу сделать правильный вывод о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в результате осуществления рассматриваемых хозяйственных операций.

Вывод судов о том, что операции по взаимоотношению с ООО «Перспектива», ООО «Свтк», были надлежаще оформлены в бухгалтерском учете Общества, а это якобы свидетельствует о реальности сделок, является несостоятельной. Оформление сделок в бухгалтерском учете организации-налогоплательщика ни при каких обстоятельствах не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций.

В данном случае налоговым органом представлено достаточно доказательств, свидетельствующих о невозможности реального осуществления предпринимательской деятельности контрагентами налогоплательщика.

Таким образом, оценив доказательства и доводы сторон в их совокупности с учетом требований статей 71, 162, 168 АПК РФ, разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, исходя из доказанности налоговым органом наличия в представленных Обществом в налоговый орган первичных бухгалтерских документах, выставленных в адрес налогоплательщика его контрагентами недостоверных сведений, а также, принимая во внимание, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств, что в совокупности свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности указанных выше контрагентов, кассационная инстанция приходит к выводу о не подтверждении Обществом понесенных расходов и заявленных налоговых вычетов, что привело к необоснованному получению налоговой выгоды в виде уменьшения сумм налога на прибыль и НДС, подлежащих уплате в бюджет, путем неправомерного включения в налоговые декларации расходов и налоговых вычетов.

Судебная коллегия отклоняет доводы заявителя о его добросовестности в связи с отсутствием в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, применяющего налоговые вычеты, обязанность осуществлять контроль за поставщиками товара, мотивируя это тем, что законодательство о налогах и сборах, а именно глава 21 НК РФ, не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных поставщиком товара (работ, услуг), в том числе, в выставленных счетах-фактурах.

Согласно Закону «О бухгалтерском учете», одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организаций, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности, поскольку гражданским законодательством не установлено иное, налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору доказательства, подтверждающих достоверность сведений, изложенных в представленных документах.

В силу действующего законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товара, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы и налоговые вычеты должны отражать достоверную информацию.

Согласно пункту 1 статьи 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск.

Следовательно, заключая договоры с контрагентом, не проверив его правоспособность, приняв от него документы, содержащие явно недостоверную информацию, Общество взяло на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащих недостоверную информацию.

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности.

При этом Общество не представило доказательств, свидетельствующих о том, что, запросив учредительные документы и документы, подтверждающие государственную регистрацию контрагента, заявителем осуществлены действия по проверке реальности существования указанных контрагентов, как субъекта предпринимательской деятельности, а равно доказательств, указывающих на обстоятельства сотрудничества, в частности с директором, полномочия лица, представляющих интересы ООО «Перспектива», ООО «Свтк», не проверялись, что в совокупности свидетельствует о не проявлении Обществом должной осмотрительности при выборе данных контрагентов и не осуществлении необходимых действий, направленных на максимальное уменьшение рисков при осуществлении хозяйственной деятельности с ООО «Перспектива», ООО «Свтк», и не доказывает отсутствие вины со стороны налогоплательщика, так как само по себе наличие у заявителя регистрационных документов с учетом изложенных выше обстоятельств, таким доказательством не является. Общество не доказало, что им были предприняты все зависящие от него меры по проверке правоспособности и порядочности спорных контрагентов.

Материалы налоговой проверки свидетельствуют о том, что должностные лица Общества не убедились в наличии полномочий у должностных лиц ООО «Перспектива», ООО «Свтк», при вступлении в хозяйственные взаимоотношения с ними.

Между тем, сложившиеся обычаи делового оборота подразумевают проверку правоспособности контрагента путем ознакомления с его учредительными документами, наличии у него специальных разрешений и лицензий (при их необходимости), полномочий лиц, осуществляющих юридически значимые действия.

Доказательств того, что спорные документы, на основании которых заявлены налоговые вычеты, подписаны надлежащими лицами, заявитель в материалы дела также не представил.

Также Обществом не представлено доказательств и того, что им предпринимались какие-либо действия для установления личности лиц, подписавших спорные документы, подтверждающие заявленные вычеты по НДС.

Доводы заявителя о том, что налоговый орган не доказал отсутствие возможности выполнения указанными контрагентами работ (услуг) с использованием услуг, техники и персонала третьих лиц, не может быть принят во внимание, поскольку налоговой и бухгалтерской отчетностью названных обществ данное обстоятельство не подтверждается, движение денежных средств по расчетным счетам названных контрагентов имеет транзитный характер, расчеты за соответствующие услуги не производились.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, возмещение НДС из бюджета возможно при условии, что налогоплательщик действовал добросовестно.

Суд кассационной инстанции, в соответствии со статьей 71 АПК РФ, оценив представленные по делу доказательства, приходит к выводу о том, что в действиях Общества усматривается злоупотребление правом, предоставленным ему статьей 176 НК РФ, при предъявлении НДС к возмещению из бюджета и уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Обеспечение прибыльности своей деятельности исключительно за счет возмещения НДС из федерального бюджета противоречит положениям пункта 1 статьи 2 ГК РФ, определяющего предпринимательскую деятельность как деятельность, направленную на систематическое получение прибыли в процессе взаимоотношений между участниками гражданского оборота.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что Обществом был создан искусственный денежный оборот; суммы НДС, предъявленные Обществом к вычету (возмещению) из бюджета, возникают не в процессе обычной хозяйственной деятельности, а в результате искусственно созданного и систематически поддерживаемого превышения суммы налоговых вычетов над суммой НДС по операциям по реализации товаров.

Кассационная инстанция отклоняет доводы Общества о представлении налоговым органом недопустимых доказательств, добытых в нарушение НК РФ, поскольку они основаны на ошибочном толковании норм налогового законодательства.

При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для признания оспариваемого решения налогового органа в указанной части незаконным.

Согласно части 3 статьи 286 АПК РФ при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Исходя из положений части 1 статьи 288 АПК РФ в случае выявления несоответствия выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой инстанции, и имеющимся в деле доказательствам, нарушения либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, арбитражным судом кассационной инстанции выносится постановление об отмене обжалуемого решения, постановления.

Учитывая изложенное, обжалуемые судебные акты подлежат отмене в указанной части.

Поскольку все обстоятельства дела установлены, не требуется установления новых обстоятельств и исследования дополнительных доказательств, суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты по названным позициям, не находит оснований для направления дела на новое рассмотрение и считает возможным принять по делу решение, отказав Обществу в удовлетворении требований о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району от 11.05.2010 N 14-15/50 в части доначисления налога на прибыль в сумме 4087365,05 руб., НДС в сумме 3065823,67 руб., а также начисления соответствующих сумм пени и штрафа по взаимоотношениям заявителя с ООО «Перспектива», ООО «Свтк».

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Самарской области от 21.10.2010 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2011 по делу NА55-16131/2010 в части признания недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Октябрьскому району от 11.05.2010 N 14-15/50 в части доначисления налога на прибыль в сумме 4087365,05 руб., НДС в сумме 3065823,67 руб., а также начисления соответствующих сумм пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО «Перспектива», ООО «Свтк» отменить. В удовлетворении требований в указанной части отказать.

В остальной части судебные акты оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его приняти

     Председательствующий
судья
И.А.Хакимов
Судьи
Р.Р.Мухаметшин
М.В.Егорова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-16131/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 20 апреля 2011

Поиск в тексте