• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 08 декабря 2011 года Дело N А12-3986/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 06 декабря 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 08 декабря 2011 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе: председательствующего судьи Хакимова И.А., судей Хабибуллина Л.Ф., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя - Ганеева Р.Р., доверенность от 18.11.2011 б/н,

ответчика - Ужеговой И.А., доверенность от 10.12.2010 б/н, Антонова В.С., доверенность от 11.01.2011 б/н, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 04.05.2011 (судья Кострова Л.В.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2011 (председательствующий судья Александрова Л.Б., судьи Борисова Т.С., Жевак И.И.)

по делу N А12-3986/2010

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Инвестиционная строительная компания «Перспектива-Инвест», г. Волжский Волгоградской области, к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области о признании недействительным ненормативного акта,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Инвестиционная строительная компания «Перспектива-Инвест» (далее - общество «ИСК «Перспектива-Инвест», общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области (далее - инспекция) от 06.11.2009 N 16-10/34 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.05.2010, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.08.2010, заявление общества удовлетворено.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.12.2010 судебные акты отмены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области. При новом рассмотрении суду указано на необходимость дать надлежащую правовую оценку доводам налогового органа о непринятии налогоплательщиком мер, направленных на исключение вероятности вступления в правоотношения с недобросовестными контрагентами и на предупреждение риска наступления неблагоприятных налоговых последствий, учитывая, что изначально обладая информацией о возможных недобросовестных действиях контрагентов, с учетом наличия сведений о лицах, на которых они зарегистрированы, реально руководят, оно, тем не менее, вступало с ними в хозяйственные отношения, в связи с чем последствия таких действий всецело должны ложится на общество; исследовать все доказательства и в их совокупности дать надлежащую оценку всем обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения спора, в том числе договору от 11.05.2004 N 10/И-3 на оказание услуг по организации строительства жилого дома, с учетом совокупности всех содержащихся в нем условий, а также характера прав и обязанностей сторон, вытекающих из этого договора и представленных доказательств в их совокупности и взаимосвязи.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 04.05.2011 заявление общества удовлетворено частично, решение инспекции признано недействительным в части доначисления 13 850 718 рублей налога на добавленную стоимость, начисления соответствующих сумм пени и 2 175 487 рублей 80 копеек штрафа, доначисления 14 122 416 рублей налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и 2 489 897 рублей 83 копеек штрафа, уменьшения налога на добавленную стоимость, предъявленного к возмещению из бюджета, в сумме 5721 рублей. В удовлетворении остальной части заявления отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2011 решение суда первой инстанции в части отказа обществу в удовлетворении требования о признании недействительным решения инспекции по доначислению налога на добавленную стоимость и на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и штрафа по эпизодам, связанным с обществами с ограниченной ответственностью «Бизнес-Техно», «ПромСтройКонсульт» и «Волгалайн», отменено. Решение суда первой инстанции в обжалуемой инспекцией части оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит отменить принятые судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, в удовлетворении заявления обществу отказать.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции находит их подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как следует из содержания принятых по делу судебных актов, удовлетворяя требование общества по эпизоду занижении налогоплательщиком налоговой базы по налогу на прибыль и на добавленную стоимость в результате необоснованного не включения сумм дохода, полученных от общества с ограниченной ответственностью «НЕО» (далее - общество «НЕО»), суды пришли к выводу о недоказанности налоговым органом фактического выполнения заявителем в рамках договора от 11.05.2004 N 10/И-3 функций генерального подрядчика. Суды признали, что вышеуказанный договор является смешанным, возлагает на общество «ИСК «Перспектива-Инвест» как обязанности технического заказчика (контроль и надзор за строительством), так и агента (заключение договоров от имени общества «НЕО» с генеральными подрядчиками и расчеты с ними от имени и за счет средств принципала). Внесенные в платежные документы изменения, по мнению судов, не свидетельствуют об изменении содержания возникших между налогоплательщиком и его контрагентом отношений. В справках о стоимости работ отсутствует указание на выполнение заявителем строительных работ либо на выполнение им функций подрядчика (генерального подрядчика). Наименование услуг, указанных в справках, соответствует объему обязательств, взятых истцом по договору от 11.05.2004 N 10/И-3, исключительно по организации строительства дома. Субъективное мнение свидетелей о правовой природе договора не может быть признано достаточным и достоверным доказательством осуществления истцом функций генерального подрядчика. Анализ условий договора и совершенных во исполнение условий договора действий свидетельствует о том, что контроль общества за выполнением подрядными организациями работ, принятие работ у обществ с ограниченной ответственностью «Жилстрой» и «Строй-Оптим» производились в рамках возложенных на него обязанностей по договору от 11.05.2004 N 10/И-3.

В связи с этим суды посчитали неправомерными доводы инспекции о том, что все денежные средства, поступившие от общества «НЕО» в адрес налогоплательщика, являлись доходом последнего и подлежали включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и на добавленную стоимость. Как отмечено судами, в качестве вознаграждения налогоплательщик получил от данной организации 1 550 000 рублей, указанные суммы и включены обществом в налогооблагаемую базу по налогу на добавленную стоимость и на прибыль, с них исчислены и уплачены соответствующие налоги.

В части правомерности включения в состав расходов по налогу на прибыль затрат по договорам на оказание услуг и применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость на основании документов, оформленных от имени обществ с ограниченной ответственностью «ВолгоПромРесурс», «РусТех», «ПолиПром», «Сонексгрупп», «ПромВолга», «Индустрия», «Техиндустрия» и «Авери», суды признали, что данные затраты экономически обоснованы и документально подтверждены. Как отмечено судами, в период совершения сделок с налогоплательщиком контрагенты являлись юридическими лицами, созданными в установленном законом порядке, имели юридические адреса согласно учредительным документам, состояли на налоговом учете; налоговым органом не установлено и в материалы дела не представлено доказательства того, что налогоплательщику было известно о предоставлении контрагентами недостоверных либо противоречивых сведений, либо у него имелись основания для сомнений в правильности оформления вышеназванными контрагентами первичных документов, подлинности проставленных в них подписей. Налоговым органом реальность хозяйственных операций не опровергнута.

Кроме того, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление налогоплательщика по эпизоду взаимоотношений заявителя с обществами с ограниченной ответственностью «ПромСтройКонсульт», «Волгалайн» и «Бизнес-Техно», суд апелляционной инстанции указал на то, что в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Доводы и доказательства инспекции свидетельствуют о недобросовестности контрагентов, а не самого общества.

Между тем судебная коллегия считает, что судами не учтено следующее.

Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 постановления Пленума от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - Постановление Пленума от 12.10.2006 N 53) представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы; налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

В соответствии с абзацем вторым пункта 15 части 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указания суда кассационной инстанции, изложенные в его постановлении об отмене решения, постановления суда первой, апелляционной инстанций, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело.

Направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции в постановлении от 22.12.2010 указал, что налоговым органом представлены доказательства того, что отношения между обществом «НЕО» и заявителем не являются отношениями принципала и агента, а свидетельствуют о наличии между ними отношений заказчика и исполнителя.

В соответствии со статьей 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации, по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

Таким образом, обеспечение агента принципалом средствами для совершения последним сделок является определяющим признаком агентского договора.

В платежных поручениях, выставленных обществом «НЕО», отсутствует ссылка на то, что суммы перечисляются обществу «ИСК Перспектива-Инвест» как агенту по агентскому договору.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон о бухгалтерском учете) все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, являющимися первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно пункту 5 статьи 9 Закона о бухгалтерском учете и пункту 2.11 положения Центрального Банка России от 03.10.2002 N 2-П «О безналичных расчетах в Российской Федерации» внесение исправлений в банковские расчетные документы не допускается.

Из содержания хозяйственных операций в счет оплаты которых произведено перечисление денежных средств на общую сумму 232 329 000 рублей следует, что денежные средства заявителю перечислены как аванс за выполненные работы по договору от 11.05.2004 N 10/И-3 на строительство жилого дома N 17 в 14 микрорайоне, в том числе налог на добавленную стоимость в размере18 процентов.

Из писем общества «НЕО», ежемесячно, начиная с января 2005 года по декабрь 2007 года, корректирующих перечисленные платежи, следует, что налог на добавленную стоимость в размере 18 процентов в данных платежных поручениях указан неверно, назначение платежей необходимо читать как оплату без налога (налога на добавленную стоимость). Названные письма подписаны директором общества «НЕО» Разуваевым М.М., скреплены печатью данной организации.

Между тем налоговым органом неоднократно заявлялось о том, что письма об изменении назначения платежа подписаны неуполномоченным лицом, от имени несуществующей организации, в связи с чем они не могли быть приняты судами в качестве допустимого доказательства по делу.

Кроме того, судами не учтено, что смена формы собственности организации с закрытого акционерного общества на общество с ограниченной ответственностью произошла 25.08.2005. Поэтому до указанной даты налогоплательщика с организационно-правовой формой как общество «НЕО» не существовало, письма об изменении оснований платежа до данной даты не могли быть заверены печатью общества «НЕО».

Также следует признать, что частота, количество, характер исправлений, их регулярность не могут являться доказательствами совершения ошибок, а свидетельствуют о преднамеренном характере вносимых изменений, совершенных задним числом с целью ухода от налогообложения. Так, согласно письмам общества «НЕО», направляемым в адрес заявителя, ежемесячно в последних числах каждого месяца в течение более 2-х лет, начиная с января 2005 года по декабрь 2007 года, в ранее выставленных платежных поручениях с выделением налога на добавленную стоимость в размере 18 процентов делаются исправления в виде исключения суммы налога с текстом следующего содержания: «оплату по договору от 11.05.2004 N 10/И-3 на строительство жилого дома N 17 в 14 микрорайоне, по всем платежным поручениям за такой-то месяц такого-то года (указывается конкретный месяц и год), назначение платежа считать неверным в части «в том числе налога на добавленную стоимость (18 процентов)» читать как оплату «без налога (налога на добавленную стоимость)». При этом налогоплательщиком не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что стороны обращались в банк с заявлением об изменении назначения платежа по названным платежным поручениям. Более того, показаниями свидетеля (бывшего главного бухгалтера общества «НЕО» Олейниковой М.И.) подтверждается, что полномочий на подписание вышеуказанных писем об изменении оснований платежа у нее не было (протокол допроса от 21.10.2009).

Таким образом, указание в платежных поручениях цели назначения платежа как аванса за выполнение работ, а также суммы налога на добавленную стоимость свидетельствует о наличии между заявителем и обществом «НЕО» отношений заказчика и исполнителя, поскольку именно в этом случае закон предписывает выделять в расчетных документах сумму налога на добавленную стоимость отдельной строкой.

В соответствии со статьей 749 Гражданского кодекса Российской Федерации технический заказчик - заказчик, привлекаемый застройщиком в целях осуществления контроля и надзора за строительством и принятия от имени застройщика решений во взаимоотношениях с подрядчиком. При этом гражданско-правовым заказчиком по договору строительного подряда является застройщик (в данном случае общество «НЕО», что подтверждается также решением Арбитражного суда Волгоградской области от 18.06.2008 по делу N А12-7105/08-с6). Заказчик действует от имени, в интересах и за счет застройщика. Технический заказчик не ведет учета затрат по строительству, не получает средства на финансирование строительства: он получает лишь вознаграждение за оказание услуг. Таким образом, технический заказчик имеет право только контролировать работы, подтверждать, что объемы работ, указанные подрядчиком, не завышены, а виды и характер работ соответствуют условиям договора строительного подряда.

Согласно статье 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить определенную работу и сдать ее результат, а другая сторона обязуется принять результат работы и оплатить его. В соответствии со статьей 706 вышеназванного кодекса, если из договора не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков), В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика. В договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работ (пункт 1 статьи 708 Гражданского кодекса Российской Федерации). Кроме этого, по согласованию сторон, в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, а также то, что вознаграждение заявителю (в размере 5 процентов от общих затрат по строительству) выплачено не в полном объеме (1 550 000 рублей относительно предполагаемых 12 500 000 рублей), не отдельными платежными документами, а зачтено на основании писем общества «НЕО» от 06.01.2006, 06.10.2006, 06.12.2006 из стоимости строительных работ, при этом операции по выплате вознаграждения в бухгалтерском учете общества «НЕО» не отражены; в справках о стоимости выполненных работ формы КС-3, актах о приемке выполненных работ формы КС-2 общество значилось заказчиком (генподрядчиком), полностью распоряжалось денежными средствами, предназначенными для строительства жилого многоквартирного дома, и расплачивалось с привлеченными организациями от своего имени; осуществляло приемку выполненных работ от подрядчиков, результаты которых передавало от своего имени в адрес общества «НЕО», судебная коллегия считает, что налоговым органом представлены доказательства, подтверждающие факт того, что договор от 11.05.2004 N 10/И-3 по своей правовой природе является смешанным, содержащим элементы договора подряда, а общество выполняло функции генподрядчика.

Кроме того, о выполнении работ генподряда свидетельствует и то, что согласно договору от 11.05.2004 N 10/И-3 на заявителя возлагалось строительство всего дома N 17, а при заключении договоров с подрядчиками в предмете договора указывались отдельные секции дома. Как усматривается актов о приемке выполненных работ формы КС-2, справок о стоимости выполненных работ и затрат формы КС-3, строительство жилого дома N 17 в 14 микрорайоне осуществляли организации - общества с ограниченной ответственностью «Жилстрой», «Строй-Оптим» и «Строительное управление - 111». Взаимоотношения с данными организациями обществом «ИСК «Перспектива-Инвест» оформлены договорами генподряда, хотя выполнение строительно-монтажных работ на объекте осуществлялось одновременно несколькими организациями на одном участке строительства и в один и тот же период времени.

Подтверждением довода налогового органа о том, что заявитель выступал в качестве генерального подрядчика, является и протокол допроса от 28.10.2009 бывшего директора обществ с ограниченной ответственностью «Жилстрой» и «Строй-Оптима» Ткаля Владимира Алексеевича. В соответствии с данным протоколом допроса, общество с ограниченной ответственностью «Жилстрой» не являлось генподрядчиком при строительстве секций «Д», «Е» жилого многоквартирного дома N 17 в 14 микрорайоне, оно выступало в роли подрядчика, потому что все работы выполнялись собственными силами. Все работы при строительстве секций «Д» и «Е» контролировало и принимало общество «ИСК Перспектива-Инвест».

При таких обстоятельствах, выводы судов о наличии между заявителем и обществом «НЕО» отношений агента и принципала судебная коллегия признает несостоятельным, основанном на неправильном применении судами норм материального права и противоречащим материалам дела.

Объектом обложения налогом на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) (подпункт 1 пункта 1 статьи 146 Кодекса).

Стоимость оказания услуг по организации строительства, а также выполнения строительных работ облагается налогом на добавленную стоимость и является доходом в целях исчисления налога на прибыль, в соответствии со статьей 249 Кодекса.

Поэтому в рассматриваемом случае доначисление налога на прибыль и на добавленную стоимость обществу «ИСК «Перспектива-Инвест» инспекцией произведено обоснованно.

Что касается правомерности применения налогоплательщиком налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и отнесения в состав расходов затрат по сделкам с контрагентами, то необходимо отметить, что, направляя дело на новое рассмотрение суд кассационной инстанции указал на то, что налоговым органом представлены доказательства, свидетельствующие о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды по каждому контрагенту.

Как отмечено в постановлении суда кассационной инстанции от 22.12.2010, материалами дела не подтверждается факт привлечения контрагентами общества третьих лиц для исполнения обязательств по договору, более того, такая возможность опровергается материалами дела, из которых следует, что контрольные мероприятия опровергли совершение контрагентами какой-либо хозяйственной деятельности с третьими лицами и факт оплаты таких работ и услуг. Анализ движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов свидетельствует об отсутствии у контрагентов расходов, связанных с осуществлением ими хозяйственной деятельности, и подтверждает только факт обналичивания денежных средств, поступивших им от общества «ИСК «Перспектива-Инвест».

Несмотря на утверждение налогоплательщика о том, что им были предприняты меры по получению информации о месте нахождения, ИНН и ОГРН организаций-контрагентов в Интернет-сайте www.nalog.ru, доказательств совершения указанных действий и направления запроса по адресу Интернет-сайта или получения указанной информации другим способом, ни налоговому органу, ни суду не представлено.

Доказательства, свидетельствующие о ведении деловых переговоров, принятии мер по установлению и проверки деловой репутации контрагентов, выяснение адресов и телефонов офисов, должностей, имен и фамилий должностных лиц и других действий, в материалах дела отсутствуют. Налогоплательщиком не предпринято мер, направленных на исключение вероятности вступления в правоотношения с недобросовестными контрагентами и на предупреждение риска наступления неблагоприятных налоговых последствий, более того, изначально обладая информацией о возможных недобросовестных действиях контрагентов, с учетом наличия сведений о лицах, на которых они зарегистрированы, реально руководят, оно, тем не менее, вступало с ними в хозяйственные отношения, в связи с чем последствия таких действий всецело должны ложиться на общество «ИСК «Перспектива-Инвест».

Обстоятельства, установленные вступившими в законную силу решениями Арбитражного суда Волгоградской области по делам N А12-4224/2009, А12-9572/2009, А12-12003/2009, А12-12272/2009 о признании недействительным регистрации юридических лиц, также свидетельствуют о не проявлении обществом должной осмотрительности и осторожности, заблаговременной осведомленности налогоплательщика о том, что он вступает в правоотношения с недобросовестными контрагентами, преднамеренном выборе указанных контрагентов, допускающих нарушения налогового законодательства.

Указания суда кассационной инстанции, в том числе и на толкование закона, изложенные в его постановлении об отмене судебных актов, при новом рассмотрении судами не учтены.

Более того, при новом рассмотрении, отменяя решение суда первой инстанции по эпизоду взаимоотношений заявителя с обществами с ограниченной ответственностью «ПромСтройКонсульт», «Волгалайн» и «Бизнес-Техно» (далее - общества «ПромСтройКонсульт», «Волгалайн» и «Бизнес-Техно»), суд апелляционной инстанции указал на непредставление налоговым органом безусловных доказательств отсутствия в проверяемом периоде взаимоотношений между заявителем и его контрагентами.

Между тем судом первой инстанции установлено, что документы от имени общества «Бизнес-Техно» подписаны директором Контратьевым А.С., тогда как руководителем общества значилась Контратьева А.В., документы от имени общества «Волгалайн» подписаны директором Богачевым А.В., тогда как руководителем значился Маслаков И.Е., документы от имени общества «ПромСтройКонсульт» подписаны в качестве директоров Архангельским В.В.и Просвировым А.Г. в периоды, когда указанные лица таковыми еще или уже не являлись. Документов, подтверждающих полномочие лиц, подписавших первичные документы, налогоплательщиком не представлено.

При этом, как указано судом первой инстанции, документы от последнего контрагента не только были подписаны неуполномоченными лицами, но ряд из них содержал недостоверные сведения и о наименовании организации - общество с ограниченной ответственностью «ПромСтройКонсультант».

Кроме того, судом первой инстанции установлено отсутствии реальных взаимоотношений заявителя с обществом «ПромСтройКонсульт». Так, в обоснование понесенных расходов по взаимоотношениям с указанным контрагентом налогоплательщик представил в суд договор лизинга оборудования от 01.03.2005 N 7.

В соответствии со спецификацией к договору предметом лизинга являлись тахеометры ЗТа5 «Р2» N 22205, 22007, комплекты отражателей, внешнего источника питания, вех и треног. Общество также представило счета-фактуры, выставлявшиеся в его адрес до марта 2007 года якобы собственником оборудования, подписанные Архангельским В.В., с мая 2005 года не имевшим отношения даже по правоустанавливающим документам к деятельности организации.

Вместе с тем, налоговым органом суду были представлены первичные документы, свидетельствующие о том, что оборудование, якобы взятое в лизинг в марте 2005 года, еще в январе 2005 года заявителем было уничтожено при транспортировке и списано в связи с потерей работоспособности.

Оценив представленные документы, суд первой инстанции признал, что первичные документы, добытые в ходе проверки, опровергают доводы заявителя о реальности операций с контрагентами и о наличии деловой цели при заключении спорных договоров.

Пунктом 10 Постановления Пленума от 12.10.2006 N 53 предусмотрено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает не только проверку правоспособности юридического лица, но и полномочий лиц, действующих от их имени, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью, использование официальных источников информации, характеризующих деятельность контрагента.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).

Если при рассмотрении налогового спора налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции контрагентами организации не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему взаиморасчетов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам, либо схема взаимодействия данных организаций указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суд не должен ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должен оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Исходя из доказанности налоговым органом наличия в представленных обществом в инспекцию первичных бухгалтерских документах, выставленных в адрес налогоплательщика его контрагентами недостоверных сведений, а также, принимая во внимание, что данные организации по юридическому адресу не находятся, отсутствуют необходимые условия для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала с соответствующей квалификацией, основных средств, складских помещений, что в совокупности свидетельствует об отсутствии реальной финансово-хозяйственной деятельности этих организаций, кассационная инстанция приходит к выводу о направленности действий общества на получение налоговой выгоды.

Доказательств, свидетельствующих о проявлении должной осмотрительности при выборе контрагентов и осуществлении необходимых действий, направленных на максимальное уменьшение рисков при осуществлении хозяйственной деятельности с этими лицами, заявителем не представлено.

При изложенных обстоятельствах у судов отсутствовали основания для признания решения налоговой инспекции в этой части незаконным.

Согласно части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае выявления несоответствия выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой инстанции, и имеющимся в деле доказательствам, нарушения либо неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, арбитражным судом кассационной инстанции выносится постановление об отмене обжалуемого решения, постановления.

Поскольку все обстоятельства дела установлены, не требуется установления новых обстоятельств и исследования дополнительных доказательств, суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты не находит оснований для направления дела на новое рассмотрение и считает возможным принять по делу новый судебный акт, отказав обществу в удовлетворении требований о признании недействительным решения инспекции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 04.05.2011 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2011 по делу N А12-3986/2010 отменить.

В удовлетворении заявления общества с ограниченной ответственностью «Инвестиционная строительная компания «Перспектива-Инвест» о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области от 06.11.2009 N 16-10/34 отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия

     Председательствующий
судья
И.А.Хакимов
Судьи
Л.Ф.Хабибуллин
Р.Р.Мухаметшин

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А12-3986/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Поволжского округа
Дата принятия: 08 декабря 2011

Поиск в тексте