• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

     
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 января 2010 года Дело N А56-22708/2009


[Суд, удовлетворяя заявленные обществом требования, исходил из того, что налогоплательщиком соблюдены все условия, необходимые для принятия сумм НДС к вычету и возмещению из бюджета, а доводы инспекции о совершении обществом недобросовестных действий, направленных на неосновательное изъятие денежных средств из бюджета, документально не подтверждены]

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Эльт Л.Т., судей: Абакумовой И.Д., Морозовой Н.А., при участии: от общества с ограниченной ответственностью "Аида" Гатиятовой Л.М. (доверенность от 07.04.2009), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Санкт-Петербургу Васильевой В.П. (доверенность от 11.01.2010 N 13/71), Голоса В.Ю. (доверенность от 13.07.2009 N 13/15652), рассмотрев 20.01.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.07.2009 (судья Захаров В.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2009 (судьи: Дмитриева И.А., Будылева М.В., Загараева Л.П.) по делу N А56-22708/2009, установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Версаль", впоследствии переименованное в общество с ограниченной ответственностью "Аида" (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением (с учетом уточнения заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - АПК РФ) о признании частично недействительными ненормативных актов Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Санкт-Петербургу (далее - Инспекция): пунктов 2, 3 резолютивной части решений от 13.02.2009 N 89, 90, 92, 93 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения; решений от 13.02.2009 N 1, 2, 3, 5 в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года; решений от 13.02.2009 N 1-08/3604, 2-08/3605, 3-08/3606, 5-08/3607 - в части занижения налога на добавленную стоимость за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года. Также Общество просило возложить на Инспекцию обязанность возместить ему 96219993 руб. налога на добавленную стоимость за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года путем возврата на расчетный счет заявителя.

Решением суда от 21.07.2009, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 05.11.2009, заявленные Обществом требования удовлетворены в полном объеме.

Налоговый орган не согласился с принятыми по делу судебными актами и обжаловал их в кассационном порядке.

В кассационной жалобе Инспекция ссылается на нарушение судами обеих инстанций норм материального и процессуального права, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и принять по делу новый судебный акт. По мнению подателя жалобы, судебные инстанции не в полной мере оценили то обстоятельство, что деятельность Общества в проверяемые налоговые периоды была направлена не на получение прибыли, а на необоснованное возмещение сумм налога на добавленную стоимость из бюджета.

В обоснование этого довода Инспекция ссылается на имеющиеся в материалах дела доказательства притворности сделок по договорам комиссии, заключенным Обществом с комиссионерами - обществами с ограниченной ответственностью "Витас" и "Дукат" (далее - ООО "Витас" и ООО "Дукат"), а именно: неосведомленность Общества о месте нахождения товара; данные бухгалтерского учета заявителя; отсутствие у налогоплательщика и его контрагента (комиссионера) документов, подтверждающих транспортировку импортированных товаров; движение денежных средств по счетам только в размере, необходимом для уплаты налога на добавленную стоимость на таможне; наличие у Общества и его контрагентов - комиссионеров признаков фирм - "однодневок" (отсутствие организаций по адресу регистрации, малая среднесписочная численность кадрового состава, отсутствие производственных, складских активов, отрицание официальными руководителями организаций причастности к их деятельности либо их неосведомленность по основным финансово-хозяйственным вопросам). У Общества отсутствуют документы, подтверждающие право собственности на ввезенный товар, уведомления таможенного брокера или владельца склада временного хранения (СВХ) о прибытии товара, сертификаты качества.

Инспекция считает, что данные обстоятельства в их совокупности свидетельствуют о групповой согласованности операций, производимых Обществом и его контрагентами посредством заключения ряда притворных сделок в целях сокрытия реализации импортированных товаров во избежание исчисления налога на добавленную стоимость. Фактически между заявителем, ООО "Витас" и ООО "Дукат" имеют место отношения по купле-продаже товара, договоры комиссии в силу положений статей 167, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожны.

Общество представило отзыв, в котором выражает несогласие с позицией налогового органа, настаивая на добросовестном осуществлении в проверенных периодах предпринимательской деятельности, направленной на получение дохода.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали доводы жалобы, а представитель Общества просил принятые по делу судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика - без удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Общество на основании внешнеторгового контракта от 30.05.2006 N 18/012006/R, заключенного с зарубежной компанией "Export Nord N.V.", ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товары широкого потребления. В целях дальнейшей реализации товара на внутреннем рынке Общество заключило 2 договора комиссии: договор от 31.05.2006 N 1/К с ООО "Витас" и договор от 05.06.2006 N 2/К с ООО "Дукат".

Заявитель 28.07.2008 представил в Инспекцию уточненные декларации по налогу на добавленную стоимость за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года, в которых заявил этот налог к возмещению из бюджета.

Налоговый орган провел камеральную налоговую проверку полученных деклараций, по результатам которой принял следующие решения:

- от 13.02.2009 N 89, которым отказал в привлечении Общества к налоговой ответственности и ему предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за июнь 2006 года в сумме 8517352 руб., и от 13.02.2009 N 1, согласно которому Обществу отказано в возмещении 7823998 руб. налога на добавленную стоимость за данный налоговый период. Также по результатам камеральной налоговой проверки уточненной декларации Общества за июнь 2006 года Инспекцией вынесено решение от 13.02.2009 N 1-08/3604 о возмещении Обществу 693354 руб. этого налога;

- от 13.02.2009 N 90, которым отказал в привлечении Общества к налоговой ответственности и ему предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за июль 2006 года в сумме 72985151 руб., и от 13.02.2009 N 2, согласно которому Обществу отказано в возмещении 66525807 руб. этого налога за данный налоговый период. По результатам камеральной налоговой проверки уточненной декларации Общества за июль 2006 года Инспекцией также вынесено решение от 13.02.2009 N 2-08/3605 об отказе Обществу в возмещении 66525807 руб. налога на добавленную стоимость;

- от 13.02.2009 N 92, которым отказал в привлечении Общества к налоговой ответственности и ему предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за сентябрь 2006 года в сумме 22611721 руб., и от 13.02.2009 N 3, согласно которому Обществу отказано в возмещении 21472300 руб. налога на добавленную стоимость за данный налоговый период. Кроме того, по результатам камеральной налоговой проверки уточненной декларации Общества за сентябрь 2006 года Инспекцией вынесено решение от 13.02.2009 N 3-08/3606 об отказе Обществу в возмещении 21472300 руб. налога на добавленную стоимость;

- от 13.02.2009 N 93, которым отказал в привлечении Общества к налоговой ответственности и ему предложено уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за октябрь 2006 года в сумме 454619 руб., и от 13.02.2009 N 5, согласно которому Обществу отказано в возмещении 97888 руб. налога на добавленную стоимость за данный налоговый период. Также по результатам камеральной налоговой проверки уточненной декларации Общества за октябрь 2006 года Инспекцией вынесено решение от 13.02.2009 N 5-08/3607 о возмещении Обществу 56731 руб. этого налога.

Основаниями для принятия таких решений послужили следующие установленные в ходе проверки обстоятельства.

Общество создано в 2005 году, по адресу, указанному в учредительных документах (г.Санкт-Петербург, ул.Пионерстроя, д.23, лит.В, офис 1), организация фактически не находится, что подтверждается показаниями работника собственника данного помещения Рассказовой Т.Н.. Уставный капитал минимален и составляет 10000 руб., основные средства, производственные активы, складские помещения, транспортные средства (расходы) отсутствуют. Кадровый состав Общества также минимален (1 человек) - руководитель организации Сидоров В.О. (в настоящее время), самостоятельно выполняющий иные функции. Сидоров В.О. пояснил, что его основным местом работы является ЗАО "Радуга", специальность - оператор капельного полива. На вопросы о деятельности Общества и заключенных им сделках дать четких ответов не смог.

Инспекцией установлено, что ввезенный на таможенную территорию Российской Федерации импортный товар частично передан на реализацию комиссионерам ООО "Витас" и ООО "Дукат".

Налоговый орган проанализировал бухгалтерские документы Общества (счета N 41 и 45) и установил, что организация после отгрузки товара комиссионеру (ООО "Витас") списывает товарно-материальные ценности со счета N 41 "Товары на складах" на счет N 45 "Товары отгруженные". Налогоплательщик связывает обязанность по исчислению налога на добавленную стоимость с моментом реализации товара комиссионером в адрес покупателя и предоставлением отчета комиссионера за реализованный товар. Инспекция пришла к выводу о неправомерности такого порядка формирования налоговой базы по налогу на добавленную стоимость и исчисления налога, поскольку отгрузка товара связана с фактом и датой его передачи, а не с моментом перехода права собственности на реализованные товары и его оплатой.

С момента регистрации Общества в декабре 2005 года по настоящее время организация фактически не ведет предпринимательской деятельности (что подтверждается "нулевыми" данными ее отчетности), в проверенных периодах ею были приобретены товары на территории Российской Федерации и реализованы по цене закупки. О фактическом месте нахождения переданного комиссионеру товара Общество сведениями не обладает.

Налоговый орган также провел мероприятия налогового контроля в отношении комиссионеров Общества - ООО "Витас" и ООО "Дукат", которым импортированный товар передавался на реализацию, и выявил что ООО "Витас" представило последнюю налоговую отчетность за 9 месяцев 2006 года, требование о представлении документов не получено, разыскать его руководителя не представляется возможным. В ходе опроса гражданин Гулис О.А., являющийся, согласно документам, руководителем ООО "Дукат", отрицал учреждение такой организации, ведение какой-либо хозяйственной деятельности о ее имени и подписание документов.

Изложенное, как посчитала Инспекция, в совокупности свидетельствует о реализации Обществом товара конечному покупателю, его выбытии из собственности налогоплательщика, и совершении притворных сделок с комиссионерами с целью сокрытия сделок купли-продажи товара для получения необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета.

Общество обжаловало указанные решения Инспекции в апелляционном порядке в Управление Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу (далее - Управление) в порядке статьи 101.2 НК РФ. По результатам рассмотрения апелляционных жалоб налогоплательщика, Управлением приняты решения от 10.04.2009, которыми решения Инспекции от 13.02.2009 N 89, 90, 92, 93 изменены посредством уменьшения сумм предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость, в том числе, за июнь 2006 года - в сумме 7823998 руб., за июль 2006 года - в сумме 66525807 руб., за сентябрь 2006 года - в сумме 2172300 руб., за октябрь 2006 года - в сумме 397888 руб.

Считая решения Инспекции, принятые по результатам камеральной налоговой проверки уточненных деклараций по налогу на добавленную стоимость за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года (в редакции решений Управления) частично незаконными, Общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Судебные инстанции, удовлетворяя заявленные Обществом требования, исходили из того, что налогоплательщиком соблюдены все условия, необходимые для принятия в июне, июле, сентябре, октябре 2006 года сумм налога на добавленную стоимость к вычету и возмещению из бюджета. При этом суды признали основанными на предположениях и не доказанными документально доводы Инспекции о совершении Обществом недобросовестных действий, направленных на неосновательное изъятие денежных средств из бюджета.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы налогового органа, проверив правильность применения судами обеих инстанций норм материального и процессуального права, не находит оснований для удовлетворения жалобы по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав (включая передачу права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе), передача на территории Российской Федерации товаров (выполнение работ, оказание услуг) для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций, выполнение строительно-монтажных работ для собственного потребления, ввоз товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 171 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 названного Кодекса, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Пунктом 1 статьи 172 НК РФ предусмотрено, что налоговые вычеты, установленные статьей 171 НК РФ, производятся после принятия на учет указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

В данном случае суды предыдущих инстанций установили факт ввоза Обществом товаров на таможенную территорию Российской Федерации, уплату им налога на добавленную стоимость в составе таможенных платежей и принятие на учет ввезенных товаров. Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела и не оспариваются налоговым органом.

Однако Инспекция считает, что Общество необоснованно сформировало в спорных налоговых периодах положительную разницу по налогу на добавленную стоимость, подлежащую возмещению из бюджета, поскольку положительная разница между суммой налоговых вычетов и общей суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 146 НК РФ, возникает у налогоплательщика в случае неполной реализации на внутреннем рынке импортированного товара, приобретенного для перепродажи. Общество, по мнению Инспекции, скрыло фактическую реализацию товара, заключив для этой цели притворные (а потому недействительные) договоры комиссии с ООО "Витас" и ООО "Дукат".

Суд кассационной инстанции не усматривает правовых и фактических оснований согласиться с таким выводом ответчика.

Институт недействительности сделок, о необходимости применения которого в рассматриваемой ситуации заявляет налоговый орган в оспариваемых решениях и доводах кассационной жалобы, закреплен в § 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу части 2 статьи 170 данной главы Гражданского кодекса Российской Федерации под притворной понимается сделка, которая совершена с целью прикрыть собой другую сделку. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в постановлении от 10.04.2008 N 22 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации" указал, что при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика. Поскольку ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 ГК РФ), суд решает вопрос об обоснованности произведенной налоговым органом переквалификации сделок налогоплательщика в рамках рассмотрения налогового спора, в том числе и в том случае, когда изменение налоговым органом юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика основано на оценке сделок в качестве мнимых или притворных (статья 170 ГК РФ). Если суд на основании оценки доказательств, представленных налоговым органом и налогоплательщиком, придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения не учел операции либо учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания данной операции или совокупности операций в их взаимосвязи.

Вместе с тем в силу пункта 2 статьи 45 НК РФ, статей 65, 200 АПК РФ бремя доказывания ничтожности сделок, заключенных налогоплательщиком, возлагается на налоговые органы. Соответственно, Инспекция, вменяя налогоплательщику совершение притворной сделки, должна доказать, что договор комиссии, заключенный Обществом с комиссионером, носит фиктивный характер, а фактически действия Общества были направлены на реализацию товаров другим лицам по иным сделкам.

В данном случае судебные инстанции, исследовав и оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ представленные заявителем документы, сделали обоснованный вывод об отсутствии между комиссионерами и Обществом иных правоотношений, кроме как вытекающих из договора комиссии.

Пунктом 1 статьи 990 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента.

По исполнении поручения комиссионер обязан представить комитенту отчет и передать ему все полученное по договору комиссии (статья 999 Гражданского кодекса Российской Федерации), а комитент обязан уплатить комиссионеру комиссионное вознаграждение (пункт 1 статьи 991 того же Кодекса).

В соответствии с представленными налогоплательщиком суду договорами комиссии от 31.05.2006 N 1/К, заключенному с ООО "Витас", и от 05.06.2006 N 2/К, заключенному с ООО "Дукат", названные комиссионеры по поручению комитента (Общества) за обусловленное комиссионное вознаграждение обязуются от своего имени, но за счет комитента совершать сделки купли-продажи товаров, поступивших к нему от комитента. Приемка-передача товаров осуществлялась на основании товарных накладных; Общество представило отчеты, товарные накладные о передаче товаров на реализацию комиссионеру, счета-фактуры, книги продаж за июнь, июль, август, октябрь 2006 года в подтверждение реализации товаров через комиссионеров.

Как правильно указали суды первой и апелляционной инстанций, настаивая на притворности договоров N 1/К и N 2/К и фактической реализации товара конечному покупателю, налоговый орган обязан обеспечить доказательства приобретения товара этими покупателями. Но в рассматриваемом случае, в ходе проверки Инспекция достоверно не установила путь движения товара после его отгрузки Обществом комиссионерам. Из решений Инспекции, принятых по итогам камеральных проверок уточненных деклараций Общества за спорные налоговые периоды, видно, что налоговый орган не опроверг передачу заявителем части импортированного товара именно в рамках договора комиссии; более того, в решениях указано, что в ходе проверки ею не выявлено хозяйственно - финансовых взаимоотношений заявителя с получателями товара (в том числе, на основании сведений, предоставленных СВХ ОАО "Совинтеравтосервис", и полученных Инспекцией при изучении движения денежных средств по расчетным счетам Общества и комиссионеров).

Соответственно, довод подателя жалобы о совершении Обществом сделок купли-продажи ввезенного товара основан на его ничем не подтвержденных предположениях, что нельзя признать надлежащим соблюдением Инспекцией положений статей 65, 200 АПК РФ, возлагающих на налоговый орган обязанность доказать законность и обоснованность принятого им решения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в пункте 1 данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Поскольку доказательств наличия воли сторон при совершении спорных сделок на заключение договора купли-продажи Инспекция не представила, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что у заявителя были намерения заключить с ООО "Витас" и ООО "Дукат" именно договоры комиссии.

Согласно пункту 1 статьи 39 и статье 146 НК РФ передача товаров от комитента комиссионеру не признается реализацией товаров в целях исчисления налога на добавленную стоимость, что послужило основанием для правомерного вывода судов об обоснованном исчислении Обществом сумм данного налога только в момент их реализации конечному покупателю.

Ссылаясь на необоснованное получение Обществом налоговой выгоды, Инспекция приводит и такие установленные в ходе проведения проверки обстоятельства, как отсутствие у налогоплательщика складских помещений, управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов и транспортных средств, наличие кредиторской и дебиторской задолженности.

Однако названные обстоятельства сами по себе, в отсутствие доказательств, опровергающих реальность хозяйственных операций, не свидетельствуют о том, что целью деятельности Общества является получение необоснованной налоговой выгоды.

В постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ N 53) отмечено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность по доказыванию обоснованности оспариваемого ненормативного акта, принятого государственным органом, и его соответствия закону и иному нормативному правовому акту возлагается на соответствующий орган. Следовательно, Инспекция должна представить доказательства, бесспорно свидетельствующие о том, что действия налогоплательщика экономически неоправданны и направлены исключительно на искусственное создание условий для получения необоснованной налоговой выгоды.

В данном случае налоговый орган не доказал, что Общество фактически не осуществляет отраженной в учете хозяйственной деятельности, что заявленный товарооборот отсутствует, представленные первичные документы недействительны в силу их фальсификации либо по иным причинам, а отраженные в них сведения недостоверны.

Судами детально исследованы условия заключенных Обществом договоров относительно обязанностей их сторон по доставке и хранению товара. Так, договорами комиссии предусмотрен вывоз товаров комиссионерами своими силами и средствами, в связи с этим организация вывоза товаров не относится к сфере деятельности заявителя, и подтверждает правомерность оформления передачи товара товарными накладными, исключая оформление товарно-транспортных накладных, являющихся документом, необходим перевозчику либо заказчику транспортных услуг для подтверждения осуществления соответствующих операций и понесенных расходов. Наличие собственных складских помещений, значительного кадрового состава при такой организации движения товара, посчитали суды, также не является обязательным условием осуществления предпринимательской деятельности.

Такой вывод судов основан на представленных в материалы дела доказательствах и основания для его переоценки у суда кассационной инстанции отсутствуют.

Иные отраженные Инспекцией в оспариваемых решениях и доводах кассационной жалобы факты о деятельности Общества, ООО "Витас" и ООО "Дукат", с учетом обстоятельств спора и имеющихся доказательств, также не подтверждают совершение заявителем хозяйственных операций с целью получения необоснованной налоговой выгоды и не влияют на его право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета.

Так, указывая на нарушения, допускаемые комиссионерами ООО "Дукат" и ООО "Витас", налоговый орган не учитывает, что данные организации являются самостоятельными юридическими лицами и налогоплательщиками. В пункте 10 постановления Пленума ВАС РФ N 53 разъяснено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В данном случае наличие таких обстоятельств судами не установлено.

ООО "Дукат" и ООО "Витас" являются действующими организациями, что установлено Инспекцией в ходе проверки. В решении ответчика N 5-08/3607 отражено, что согласно данным регионального ресурса УФНС ЕИП ООО "Дукат" отчитывается, отчетность не "нулевая".

Представленные Инспекцией показания руководителей заявителя и ООО "Дукат", иных лиц о деятельности Общества оценены судами наряду с остальными доказательствами по делу, что соответствует положениям частей 4 и 5 статьи 71 АПК РФ.

В частности, в оспариваемых решениях Инспекции содержатся сведения, опровергающие показания Гулиса О.А., утверждающего, что ему не известна организация ООО "Дукат", руководителем которой он является согласно регистрационным документам: в решении ответчика от 13.02.2009 N 5 указано, что согласно выписке ОАО "Банк ВТБ Северо-Запад" о движении денежных средств ООО "Дукат" учредителю Гулису О.А. перечислялись денежные средства в виде материальной помощи в сумме 335400 руб.

Показания бухгалтера ООО "Заполярснаб", приводимые Инспекцией в качестве доказательств отсутствия ведения Обществом реальной хозяйственной деятельности, подтверждают факт аренды заявителем помещения у названной организации (что подтверждается также и представленным Обществом в материалы дела договором от 09.11.2007 N 8, заключенным с этим юридическим лицом), а сведения о неосуществлении Обществом предпринимательской деятельности в период действия договора аренды являются документально не подтвержденным мнением опрошенной. Кроме того, следует отметить, что договор аренды помещения, расположенного по адресу: г.Санкт-Петербург, ул.Пионерстроя, д.23, лит.В, офис 1, заключен Обществом с ООО "Заполярснаб" 09.11.2007, то есть значительно позже проверенного периода (июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года). В 2006 году юридическим адресом общества являлся иной адрес - г.Санкт-Петербург, Дрезденская ул., д.8, корп.2, что подтверждается решением N 5 участника Общества от 11.07.2006, свидетельствами серии 78 N 005714598 о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц и N 004656933 о постановке на учет в налоговом органе. Об изменении места нахождения организации на помещение офиса 1 дома 23, лит.В по улице Пионерстроя Санкт-Петербурга Общество приняло решение N 6 только 14.02.2008; изменения зарегистрированы в установленном законом порядке, налогоплательщик перешел на учет в иную налоговую инспекцию (уведомления о снятии организации и учета от 20.02.2008 N 1958А, свидетельства серии 78 N 006834698 о постановке на учет в налоговом органе по месту нахождения (в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Санкт-Петербургу), N 00683497 о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц).

Согласно части 3 статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Сведения, которые носят вероятностный характер, не отвечают критериям достоверности и не могут быть положены в основу выводов судов.

Учитывая имеющиеся противоречия, наличие прямой заинтересованности названных лиц и отсутствие иных достоверных доказательств, их показания нельзя признать надлежащими и достаточными доказательствами отсутствия действительных хозяйственных взаимоотношений Общества и его контрагентов, неосуществления им какой-либо действительной предпринимательской деятельности.

Суды первой и апелляционной инстанций, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ все приведенные налоговым органом доводы и представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, пришли к обоснованному выводу о недоказанности Инспекцией наличия в действиях Общества недобросовестной направленности на получение необоснованной налоговой выгоды.

Доводы Инспекции (об отсутствии у заявителя ряда документов - уведомлений таможенного брокера или владельца СВХ о прибытии товара, сертификатов качества) также были правильно отклонены судами как не влияющие на право заявителя на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета.

Все изложенные в решениях, принятых по результатам камеральных налоговых проверок деклараций Общества за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года, и воспроизведенные в кассационной жалобе аргументы налогового органа в полном объеме проверены ранее судами первой и апелляционной инстанций.

В соответствии с пунктами 1-3 статьи 176 НК РФ в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1-3 пункта 1 статьи 146 НК РФ, то полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями статьи 176 НК РФ.

Установив соблюдение Обществом требований положений главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации, необходимых для получения права на вычет и возмещение сумм налога на добавленную стоимость, суды первой и апелляционной инстанций правомерно обязали налоговый орган возместить заявителю спорные суммы налога за июнь, июль, сентябрь, октябрь 2006 года.

Поскольку дело рассмотрено судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, оснований для отмены принятых по делу судебных актов не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.07.2009 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.11.2009 по делу N А56-22708/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 22 по Санкт-Петербургу - без удовлетворения.

     Председательствующий
Л.Т.Эльт

Судьи:
И.Д.Абакумова
Н.А.Морозова

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-22708/2009
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 25 января 2010

Поиск в тексте