• по
Более 66000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 06 августа 2010 года Дело N А56-83956/2009

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Любченко И.С., Мунтян Л.Б.,

при участии от Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Наумова И.Ю. (доверенность от 13.07.2010 N ЮМ/7111), от закрытого акционерного общества «Вилаш» Булановой А.Г. (доверенность от 31.06.2010 N СПб/2010/25/ЗАО),

рассмотрев 02.08.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 по делу N А56-83956/2009 (судьи Савицкая И.Г., Зотеева Л.В., Семенова А.Б.),

у с т а н о в и л:

Закрытое акционерное общество «Вилаш» (далее - общество, ЗАО «Вилаш») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (далее - управление, УФАС) от 27.10.2009 о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении N Ш05-240/09, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Решением суда от 22.01.2010 (судья Синицына Е.В.) обществу отказано в удовлетворении заявления.

Постановлением апелляционной инстанции от 19.04.2010 решение от 22.01.2010 отменено, оспариваемое постановление управления признано незаконным и отменено.

В кассационной жалобе ее податель просит отменить постановление от 19.04.2010 и оставить в силе решение от 22.01.2010, ссылаясь на неправильное применение (истолкование) судом апелляционной инстанции норм материального права - положений части 6 статьи 4.5, части 2 статьи 14.33 КоАП РФ, статей 39, 44, 48, 49 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон N 135-ФЗ). Управление считает, что в данном случае у него имелись законные основания для привлечения общества к административной ответственности за акт недобросовестной конкуренции. Датой обнаружения антимонопольным органом антимонопольного нарушения является дата изготовления решения комиссии УФАС по делу о нарушении обществом антимонопольного законодательства в полном объеме, в данном случае 25.03.2009. В связи с этим срок давности привлечения общества к административной ответственности антимонопольным органом не пропущен.

В судебном заседании представитель управления поддержал доводы жалобы, а представитель общества отклонил их по основаниям, изложенным в отзыве.

Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела и установлено судами, 24.09.2008 в УФАС поступило заявление открытого акционерного общества «Нижегородский завод шампанских вин» (далее - завод, ОАО «НЗШВ») на действия общества, выразившиеся в незаконном размещении на этикетках продукции «Российское шампанское» обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, правообладателем которого на основании свидетельства Роспатента от 18.08.1998 N 166975 (с приоритетом от 05.03.1997) является ОАО «НЗШВ» (том дела II, листы 114 - 116).

Приказом от 24.10.2008 N 315-ОВ управление возбудило дело N К05-393/08 по признакам нарушения ЗАО «Вилаш» части 1 статьи 14 Закона N 135-ФЗ (том дела I, лист 135).

12.02.2009 завод обратился в антимонопольный орган с ходатайством о приобщении к материалам дела N К05-393/08 дополнительных доказательств, подтверждающих его позицию об осуществлении заявителем недобросовестной конкуренции (том дела II, лист 104).

В рамках антимонопольного производства управление установило, что ОАО «НЗШВ» и ЗАО «Вилаш» осуществляют деятельность в сфере производства алкогольных напитков, а также торговли алкогольной продукцией, включая «Российское шампанское», и состоят в конкурентных отношениях на товарном рынке алкогольных напитков.

Завод является правообладателем товарных знаков:

- согласно свидетельству на изобразительный товарный знак от 18.08.1998 N 166975 (с приоритетом от 05.03.1997) в виде обозначения, представляющего собой стилизованное изображение ладьи, плывущей по волнам и везущей винные бочки или виноградины (том дела II; листы 111 - 113);

- согласно свидетельству на комбинированный товарный знак от 13.01.2009 N 369210 (с приоритетом от 21.06.2007) в виде обозначения, представляющего собой в соответствии с описанием, отраженным в заявке на регистрацию товарного знака, фигурную этикетку белого цвета, окаймленную полосой желтого цвета. В верхней части этикетки расположено стилизованное изображение ладьи, являющейся зарегистрированным товарным знаком завода на основании свидетельства N 166975. Под изображением расположена надпись «1939 НЗШВ», выполненная художественным курсивом, под которой размещено стилизованное изображение виноградного листа. В правой и левой частях этикетки имеются изображения виноградной лозы, выполненные в виде вязи желтого цвета (том дела II; листы 105 - 109).

УФАС сравнило формы используемых этикеток на примере четырех организаций - производителей шампанских и игристых вин, включая ЗАО «Вилаш». По результатам сравнения управление выявило, что этикетки всех наименований шампанского, имеющиеся на этих сайтах, облечены в прямоугольную форму. В этой связи антимонопольный орган посчитал, что форма этикетки, составляющая часть комбинированного товарного знака, принадлежащего ОАО «НЗШВ» по свидетельству N 369210, не является традиционной при производстве шампанских и игристых вин, в том числе «Российского шампанского».

Сопоставив используемые конкурентами (заводом и обществом) этикетки на продукции «Российское шампанское», управление пришло к выводу, что по своему композиционному построению, цветовой гамме, стилю, пропорциональным соотношениям элементов и их начертанию они являются сходными до степени смешения. Кроме того, антимонопольный орган констатировал, что завод с 2000 года при производстве продукции «Российское шампанское» использует этикетки по форме, являющейся частью комбинированного товарного знака согласно свидетельству N 369210 (том дела II; листы 91 - 94). Сам товар «Российское шампанское» с обозначением, зарегистрированным ОАО «НЗШВ» по свидетельству N 369210, выпускается с 2005 года. Вместе с тем общество не подтвердило документально факт разработки дизайна и цвето-графического оформления этикетки, используемой им для маркировки продукции «Российское шампанское».

Согласно решению УФАС от 11.03.2009 по делу N К05-393/08 (том дела I; листы 117 - 122) действия заявителя, выразившиеся во введении в оборот «Российского шампанского» с незаконным использованием средств индивидуализации продукции, правообладателем которых является ОАО "НЗШВ (товарные знаки по свидетельствам N 369210 и N 166975), признаны нарушением пункта 4 части 1 статьи 14 Закона N 135-ФЗ,

Предписанием от 11.03.2009 управление обязало общество прекратить выявленное нарушение антимонопольного законодательства путем изъятия из оборота партии «Российского шампанского», этикетки которого оформлены с нарушением пункта 4 части 1 статьи 14 Закона N 135-ФЗ, а также не допускать впредь действий, которые могут привести к нарушению антимонопольного законодательства (том дела I; листы 115 - 116). Одновременно антимонопольный орган указал заявителю на необходимость в срок до 12.05.2009 сообщить в УФАС о выполнении предписания, с приложением доказательств.

Обстоятельства, установленные по делу N К05-393/08 о нарушении антимонопольного законодательства, также послужили управлению основанием для возбуждения в отношении ЗАО «Вилаш» дела N Ш05-240/09 об административном правонарушении по части 2 статьи 14.33 КоАП РФ и проведения административного расследования (определение от 13.07.2009; том дела I, листы 107 - 109).

Антимонопольный орган составил в отношении заявителя протокол от 12.10.2009 об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ (том дела I; листы 65 - 67). В этом протоколе в качестве фактического основания для привлечения заявителя к административной ответственности отражен результат рассмотрения дела N К05-393/08. Кроме того, в нем указано, что «обстоятельство незаконного введения в оборот вышеуказанного «Российского шампанского» свидетельствует о совершении ЗАО «Вилаш» длящегося административного правонарушения».

В соответствии с постановлением управления от 27.10.2009 общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ; ему назначено административное наказание в виде 100 000 руб. штрафа (том дела I; листы 7 - 14).

Не согласившись с этим постановлением, общество обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал обществу в удовлетворении заявления, признав доказанным управлением состав вмененного обществу деяния. Кроме того, суд не выявил существенных процессуальных нарушений, исключающих применение к заявителю административного наказания, и отклонил довод общества об истечении срока давности привлечения к административной ответственности (статья 4.5 КоАП РФ).

Апелляционный суд не согласился с судом первой инстанции в части вывода о соблюдении УФАС требований статьи 4.5 КоАП РФ и указал на пропуск административным органом соответствующего пресекательного срока.

При этом суды двух инстанций исходили из признания вмененного обществу правонарушения длящимся и, как следствие, из необходимости установления дня обнаружения административного правонарушения (часть 2 статьи 4.5 КоАП РФ).

Заслушав представителей участников спора, изучив материалы дела и доводы управления и общества, суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Объективную сторону административного правонарушения образует недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг (часть 2 статьи 14.33 КоАП РФ).

Санкция приведенной нормы права предусматривает наложение административного штрафа на юридических лиц - от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

В рассматриваемой ситуации, в силу доводов участников кассационного производства, требований статьи 286 АПК РФ, задач и целей кассационной проверки в рамках административного судопроизводства суд кассационной инстанции согласен с выводами управления и судов относительно длящегося характера вмененного заявителю правонарушения. Процессуальные предпосылки к иной оценке существа данного правонарушения отсутствуют.

Как следует из материалов дела и подтверждено апелляционной инстанцией, фактической основой для вынесения оспоренного постановления послужили выводы управления о нарушении заявителем пункта 4 части 1 статьи 14 Закона N 135-ФЗ, сделанные в рамках дела N К05-393/08 при определенных обстоятельствах.

Решение и предписание УФАС от 11.03.2009 не оспорены обществом и не признаны недействительными в установленном порядке, но проверены и признаны судами по настоящему делу как законные и обоснованные ненормативные правовые акты. При этом суды учли положения статей 4, 14 Закона N 135-ФЗ, статьи 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883, части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из существа и фактических пределов спорных правоотношений. Активное поведение общества на товарном рынке обоснованно воспринято судами как противоправное и виновное, а равно правильно квалифицированное УФАС. Общество не оспаривает соответствующие выводы управления и судов в рамках кассационного производства. Определенный управлением размер штрафа соответствует требованиям статей 3.5 и 14.33 КоАП РФ.

Однако в силу части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении за нарушение антимонопольного законодательства не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Согласно части 2 названной статьи при длящемся правонарушении сроки, предусмотренные частью 1 этой статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Вывод суда первой инстанции о соблюдении УФАС срока давности привлечения к административной ответственности связан с тем, что заявление правообладателя комбинированного товарного знака от 13.01.2009 N 369210 о нарушении его прав поступило в УФАС 12.02.2009 (том дела II, лист 104).

Апелляционная инстанция не согласилась с такой позицией суда первой инстанции с учетом официального толкования закона (пункт 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

При этом она правомерно разграничила понятия «выявление» факта совершения правонарушения и его «установление» (в единстве всех элементов состава). Суд указал, что момент обнаружения длящегося административного правонарушения связан с фактическим выявлением административным органом обстоятельств, указывающих на несоблюдение лицом требований законодательства, за неисполнение которых предусмотрена административная ответственность.

Апелляционный суд также исходил из необходимости в каждом конкретном случае определять день обнаружения административного правонарушения с учетом характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.

Ввиду оснований для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства и полномочий антимонопольного органа (статьи 39 и 44 Закона N 135-ФЗ) суд апелляционной инстанции правильно оценил поступление заявления юридического или физического лица как один из юридических фактов, с которым закон связывает возникновение у антимонопольного органа обязанности по возбуждению и рассмотрению соответствующего дела. Однако поступление заявления само по себе без проведения адекватной проверки не свидетельствует об обнаружении антимонопольным органом нарушения (части 1 и 3 статьи 44 Закона N 135-ФЗ).

В данном случае апелляционный суд признал, что дату обнаружения УФАС вмененного ЗАО «Вилаш» нарушения следует исчислять с момента возбуждения дела N К05-393/08, то есть 24.10.2008. Месячный период (с 24.09.2008 по 24.10.2008) обоснованно воспринят апелляционной инстанцией как время, в течение которого антимонопольный орган и выявил в действиях общества признаки нарушения антимонопольного законодательства. Такой вывод апелляционного суда соответствует материалам дела. Доказательств обратного управлением не представлено.

Вывод суда первой инстанции о том, что срок давности следует исчислять с 12.02.2009 (ввиду содержания иного, дополнительного заявления правообладателя комбинированного товарного знака от 13.01.2009 N 369210), получил обоснованную критическую оценку со стороны апелляционной коллегии.

По своему содержанию такое заявление может лишь свидетельствовать о дополнительных фактических обстоятельствах и доводах, значимых для квалификации действий общества по статье 14 Закона N 135-ФЗ и статье 14.33 КоАП РФ, что не имеет правового значения при применении части 2 статьи 4.5 КоАП РФ.

По смыслу части 2 статьи 4.5 КоАП РФ для решения вопроса об истечении срока давности привлечения к административной ответственности значимы обстоятельства обнаружения (выявления) признаков противоправного деяния, а не последующего уточнения (дополнительного установления) тех или иных его признаков.

Следовательно, на момент вынесения оспоренного постановления (27.10.2009) установленный статьей 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения общества к административной ответственности истек, что в свою очередь является самостоятельным основанием для удовлетворения заявления общества.

Апелляционная инстанция также правомерно, согласно требованиям статьи 1.7 КоАП РФ, отклонила довод УФАС о необходимости исчисления срока давности привлечения к ответственности по правилу части 6 статьи 4.5 КоАП РФ, введенному в действие Федеральным законом от 17.07.2009 N 160-ФЗ. Данная норма не применима к спорным правоотношениям.

Суд апелляционной инстанции принял во внимание ссылку управления на то, что общество и после вынесения решения и предписания от 11.03.2009 по делу N К05-393/08 продолжало вводить в оборот «Российское шампанское» с дизайном этикетки, сходным до степени смешения с товарными знаками ОАО «НЗШВ».

Однако эта ссылка управления не согласуется в данном случае с принципом законности юридической ответственности (требованиями статьи 1.6 и раздела IV КоАП РФ). Обстоятельства, относящиеся к июню 2009 года, не нашли должного отражения в протоколе об административном правонарушении от 12.10.2009 и не получили в рамках административного производства (при соблюдении процессуальных гарантий общества) оценки, отвечающей положениям статей 1.5, 24.1, 25.1, 26.2, 28.2 КоАП РФ. При этом применительно к части 2 статьи 14.33 КоАП РФ управлением ставится вопрос о совершении обществом лишь одного правонарушения.

При таких обстоятельствах следует признать, что правовая позиция суда апелляционной инстанции отвечает не только пункту 6 части 1 статьи 24.5 и пункту 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ, но и основам административного судопроизводства, правилам параграфа 2 главы 25 АПК РФ, призванным, в частности, содействовать слабому в публичном правоотношении субъекту права.

Оснований для изменения либо отмены обжалуемого постановления не имеется (статья 288 АПК РФ).

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 по делу N А56-83956/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу - без удовлетворения.

     Председательствующий
И.О.Подвальный
Судьи
И.С.Любченко
Л.Б.Мунтян

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-83956/2009
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 06 августа 2010

Поиск в тексте