• по
Более 63000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 2010 года Дело N А56-1898/2010


[Удовлетворяя заявленные требования, суды указали на незаконность использования ответчиком спорного словесного обозначения в фирменном наименовании, поскольку данное обстоятельство может вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности и возникновение у потребителя представления о том, что услуги, предлагаемые компанией, оказываются именно истцом, то есть лицом, в отношении которого произведена государственная регистрация товарного знака в установленном законом порядке]

Резолютивная часть постановления объявлена 27 октября 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе: председательствующего Гафиатуллиной Т.С., судей: Кадулина А.В., Рудницкого Г.М., при участии от общества с ограниченной ответственностью "Юридическое предприятие "Вердикт" Черных Г.А. (доверенность от 11.01.2010), Крупениной С.А. (доверенность от 15.10.2010), от закрытого акционерного общества "Аудиторская компания "Вердикт" Шалаевой З.В. (доверенность от 01.12.2009), Максоцкого И.А. (доверенность от 09.01.2010), рассмотрев 27.10.2010 в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Аудиторская компания "Вердикт" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.05.2010 (судья Юрков И.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2010 (судьи: Савицкая И.Г., Есипова О.И., Фокина Е.А.) по делу N А56-1898/2010, установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Юридическое предприятие "Вердикт" (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), к закрытому акционерному обществу "Аудиторская компания "Вердикт" (далее - Компания) об обязании ответчика прекратить использование обозначения, тождественного товарному знаку "Вердикт" по свидетельству N 175217, на документации, связанной с введением услуг в гражданский оборот; в предложениях о выполнении работ, оказании услуг; в объявлениях, на вывесках, в рекламе; в Интернете, в том числе в доменном имени и при других способах адресации; в фирменном наименовании в отношении следующих услуг: налоговая экспертиза и услуга по аудиту; управление финансовой деятельностью; консультирование по правовым, финансовым, налоговым и иным вопросам (юридический, налоговый, финансовый и иной консалтинг); юридические услуги; оценка; анализ финансово-хозяйственной деятельности; а также о взыскании 500000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

Решением от 06.05.2010, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 20.07.2010, иск удовлетворен частично. Суды обязали Компанию прекратить использование обозначения, тождественного товарному знаку "Вердикт" по свидетельству N 175217 и взыскали с ответчика в пользу истца 250000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В кассационной жалобе Компания, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит принятые судебные акты отменить, в удовлетворении иска отказать.

По мнению подателя жалобы, истец не имеет исключительных прав на оказание аудиторских услуг с использованием товарного знака "Вердикт"; представленные Обществом документы не подтверждают факт непосредственного использования им товарного знака; заключение Обществом лицензионного договора от 27.05.2009 с обществом с ограниченной ответственностью "Аудиторско-Консалтинговая группа "Вердиктум" свидетельствует о злоупотреблении истцом правом на использование товарного знака. Кроме того, Компания считает, что правообладатель не доказал размер предъявленной к взысканию компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак.

В отзыве на кассационную жалобу Общество, возражая против ее доводов, просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

В судебном заседании представители Компании поддержали кассационную жалобу, подтвердив приведенные в ней доводы. Представители Общества против удовлетворения жалобы возражали.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, регистрация товарного знака "Вердикт" с приоритетом от 12.09.97 произведена в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 21.05.99 за номером 175217 на имя товарищества с ограниченной ответственностью "Юридическое предприятие "Вердикт" (впоследствии переименованное в Общество), в том числе в отношении услуг 36 класса Международной классификации товаров и услуг (далее - МКТУ): агентства по операциям с недвижимым имуществом, информация и консультирование по вопросам страхования, финансов, оценка недвижимого имущества, оценки финансовые (страхование, банковские операции, недвижимое имущество), сдача недвижимого имущества в аренду, управление финансовой деятельностью, экспертиза налоговая.

Компания зарегистрирована в качестве юридического лица 31.01.2001 и осуществляет деятельность в сфере бухгалтерского учета и аудита, права, предоставляет услуги по исследованию конъюнктуры рынка и выявлению общественного мнения, консультированию по вопросам коммерческой деятельности и управления. В фирменном наименовании и в своей предпринимательской деятельности ответчик использует товарный знак "Вердикт", правообладателем которого является истец.

Компания и Общество 19.01.2009 заключили соглашение о досудебном урегулировании спора, по условиям которого ответчик обязался в срок до 15.04.2009 устранить нарушение исключительного права истца на товарный знак "Вердикт" путем удаления тождественного обозначения из фирменного наименования, а также обязался не использовать обозначение в предложениях об оказании услуг, вывесках, рекламе и иных материалах, идентифицирующих его деятельность.

Поскольку ответчик в добровольном порядке не исполнил обязательства по названному соглашению, Общество направило ему письмо от 16.10.2009 N И-36, в котором просило в течение семи календарных дней с момента его получения представить документы, подтверждающие выполнение условий соглашения.

Компания оставила просьбу истца без ответа, что послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с настоящими требованиями.

Удовлетворяя исковые требования в части обязания ответчика прекратить использование обозначения, тождественного товарному знаку "Вердикт" по свидетельству N 175217, суды исходили из того, что Компания использует обозначение "Вердикт", сходное до степени смешения с товарным знаком истца без его согласия, в связи с чем нарушает исключительные права Общества. При этом суды пришли к выводу, что представленными истцом документами подтверждается факт использования Компанией словесного обозначения "Вердикт" в фирменном наименовании и при оказании однородных услуг. Одновременно, оценив характер допущенного ответчиком нарушения, суды сочли возможным снизить размер заявленной компенсации до 250000 руб.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Согласно пункту 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

В соответствии с пунктами 1, 3 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 приведенной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

В силу статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном названным Кодексом, требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения. Для целей приведенного пункта под частичным запретом на использование понимается: в отношении фирменного наименования - запрет на его использование в определенных видах деятельности.

Судами установлено, что истец является правообладателем товарного знака "Вердикт" по свидетельству N 175217 с приоритетом от 12.09.97, в том числе в отношении услуг 36 класса МКТУ: агентства по операциям с недвижимым имуществом, информация и консультирование по вопросам страхования, финансов, оценка недвижимого имущества, оценки финансовые (страхование, банковские операции, недвижимое имущество), сдача недвижимого имущества в аренду, управление финансовой деятельностью, экспертиза налоговая.

На основании статьи 1 Федерального закона от 30.12.2008 N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (далее - Закон N 307-ФЗ), пункта 6 Федеральных правил (стандартов) аудиторской деятельности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 23.09.2002 N 696, суды сделали вывод о том, что специфика осуществляемых сторонами видов деятельности позволяет объединить консультационные услуги в сфере бизнеса, включая аудит, налоговый консалтинг, юридическое сопровождение, оценку и прочее, в одну родовую группу как по предметной взаимосвязи, так и по кругу потенциальных потребителей, заинтересованных в приобретении этих услуг.

Как правильно указал апелляционный суд, довод подателя жалобы о предоставлении им исключительно аудиторских услуг опровергается сведениями, размещенными о Компании в Интернете; заключенными ответчиком с третьими лицами договорами на оказание юридических консультационных (юридических) услуг; письмом Компании о ее структуре, деятельности, осуществлением ответчиком оценочной деятельности, а также оказанием консультационных, юридических услуг в области бизнеса, налоговых правоотношений, финансового права, экспертных услуг в сфере государственного регулирования цен и тарифов естественных монополий и экологического права.

Учитывая разъяснения Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации в постановлениях от 24.12.2002 N 10268/02, от 18.07.2006 N 2979/06, суды посчитали подтвержденной материалами дела однородность предоставляемых сторонами услуг, в отношении которых истец обладает исключительным правом на использование словесного обозначения "Вердикт", и признали незаконным его использование ответчиком в своей предпринимательской деятельности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1539 ГК РФ не допускается использование коммерческого обозначения, способного ввести в заблуждение относительно принадлежности предприятия определенному лицу, в частности обозначения, сходного до степени смешения с фирменным наименованием, товарным знаком или защищенным исключительным правом коммерческим обозначением, принадлежащим другому лицу, у которого соответствующее исключительное право возникло ранее.

С учетом приведенных обстоятельств суды указали на незаконность использования ответчиком спорного словесного обозначения в фирменном наименовании, поскольку данное обстоятельство может вызвать смешение разных субъектов предпринимательской деятельности и возникновение у потребителя представления о том, что услуги, предлагаемые Компанией, оказываются именно истцом, то есть лицом, в отношении которого произведена государственная регистрация товарного знака в установленном законом порядке.

Исходя из пункта 2 статьи 1486 ГК РФ использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Судами установлено, что истец использует знак обслуживания самостоятельно и предоставляет право на его использование иным лицам на основании лицензионных договоров. На основании пункта 5 совместного постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.96 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" судами обоснованно отклонен как недоказанный довод Компании о злоупотреблении Обществом своими гражданскими правами.

В подпункте 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ закреплено право правообладателя требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10000 до 5000000 рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. При этом в последнем абзаце пункта 3 статьи 1252 ГК РФ установлено, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Согласно пункту 43.3 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10000 до 5000000 рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего установленного предела. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

При определении размера подлежащей взысканию компенсации суды в соответствии со статьей 71 АПК РФ оценили совокупность всех собранных по делу доказательств, учли характер и объем допущенного Компанией правонарушения и определили гражданско-правовую меру ответственности за допущенное нарушение.

Довод жалобы об отсутствии тождества копий документов (договоров на оказание услуг, актов, счетов), представленных в материалы дела сторонами, отклоняется кассационной инстанцией. Ответчик не воспользовался своим процессуальным правом, предоставленным статьей 161 АПК РФ, не заявил об этом в суде первой инстанции.

Иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку выводов судов относительно имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 АПК РФ в полномочия суда кассационной инстанции не входит.

Оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов, установленных статьей 288 АПК РФ, не имеется.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.05.2010 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2010 по делу N А56-1898/2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества "Аудиторская компания "Вердикт" - без удовлетворения.

     Председательствующий
Т.С.Гафиатуллина

Судьи:
А.В.Кадулин
Г.М.Рудницкий

     Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: А56-1898/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 29 октября 2010

Поиск в тексте