• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 августа 2011 года Дело N А56-54867/2010

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Корабухиной Л.И., судей Блиновой Л.В., Корпусовой О.А.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью «Точная механическая обработка» Шершукова Д.В. (доверенность от 21.02.2011),

рассмотрев 24.08.2011 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Точная механическая обработка» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.03.2011 (судья Константинова Е.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2011 (судьи Горбачева О.В., Загараева Л.П., Семиглазов В.А.) по делу N А56-54867/2010,

у с т а н о в и л :

Федеральное государственное унитарное предприятие «Научно-исследовательский институт «Поиск», место нахождения: Ленинградская область, Всеволожский район, поселок Мурино, улица Лесная, дом 3, ОГРН 1027802497843 (далее - институт) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Точная механическая обработка», место нахождения: город Санкт-Петербург, проспект Металлистов, дом 96, ОГРН 1047855055863 (далее - общество) об исполнении обязательства по договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И в натуре, путем осуществления гарантийного ремонта станка с ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC и двух станков с ЧПУ Hwacheon Cutex-240 B SMC в семидневный срок со дня вынесения решения Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также о взыскании с общества 18 576 701 руб. 56 коп. неустойки (с учетом уточнения требований).

До рассмотрения дела в суде первой инстанции, общество заявило встречный иск о признании недействительным договора поставки от 07.09.2009 N 45-09/33-И в части пунктов 6.6-6.9.

Определением суда первой инстанции от 01.03.2011, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 12.05.2011, встречное исковое заявление возвращено обществу.

Определением суда первой инстанции от 21.12.2010, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 10.05.2011, обществу отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, закрытого акционерного общества «ФИНВАЛ-Индастри» (далее - ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри»).

Решением от 09.03.2011 суд первой инстанции обязал общество исполнить обязательства по договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И в натуре, а именно: произвести гарантийный ремонт станка ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC и двух станков с ЧПУ Hwacheon Cutex-240 В SMC в семидневный срок со дня вынесения решения суда. Суд также взыскал с общества в пользу института 500 000 руб. договорной неустойки. В удовлетворении остальной части иска институту отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов двух инстанций фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение от 09.03.2011 и постановление от 23.05.2011 и принять новый судебный акт.

По мнению подателя жалобы, в ходе рассмотрения дела суды двух инстанций не дали оценку и не исследовали договоры, заключенные между институтом и третьим лицом - ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» от 02.10.2009 N 130/Ф5/ФИн-2009 - 139/Ф5/ФИн-2009 на предмет наличия причинно-следственной связи между действиями третьего лица, связанными с разработкой технологий изготовления деталей, установкой управляющих программ, и выходом из строя спорных станков; не оценили письмо ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» от 21.02.2011 N 120 в котором оно подтверждает факт выполнения работ на спорных станках, а также указывает на удержание результатов выполненных работ до погашения институтом долга по договорам от 02.10.2009 N 130/Ф5/ФИн-2009 - 139/Ф5/ФИн-2009; суды не приняли во внимание непредставление истцом документов («истории ошибок» и «истории нажатия кнопок»), которые характеризуют работу станков и позволяют сделать вывод о наступлении гарантийного случая; не привлекли к участию в деле в качестве третьего лица ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри», являющееся эксклюзивным представителем компании производителя станков на территории России, а также не вызвали и не допросили в качестве свидетелей сотрудников (специалистов) этой компании, участвовавших в проведении работ.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы, приведенные в кассационной жалобе.

Институт о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещен надлежащим образом, однако представители в судебное заседание не явились, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, институт (заказчик) и общество (поставщик) заключили договор на поставку товара от 07.09.2009 N 45-09/33-И, по условиям которого общество обязалось поставить институту металлообрабатывающее оборудование (станки) с числовым программным управлением (далее - ЧПУ), а также выполнить работы и оказать услуги связанные с поставкой товара (доставка товара, погрузочно-разгрузочные работы, проверка комплектности оборудования, установка, монтаж (сборка), тестирование, проведение инструктажа персонала). Институт, в свою очередь, обязался принять и оплатить товар.

Пунктом 1.4 договора установлен срок поставки и установки товара - не позднее 20.11.2009. Цена договора определена сторонами в сумме 49 750 000 руб. (пункт 2.1 договора). Пунктами 6.7, 6.8 и 6.9 договора предусмотрено, что гарантийный срок на поставляемый товар составляет 24 месяца полной гарантии со дня подписания акта ввода в эксплуатацию поставленного оборудования. В период гарантийного срока поставщик обязуется за свой счет проводить необходимый ремонт и устранять недостатки. При наступлении гарантийных обстоятельств поставщик обязуется в течении трех дней обеспечить транспортировку поставленного им товара к месту ремонта и обратно с момента его уведомления любым из возможных средств связи.

В порядке исполнения обязательств по договору институт перечислил обществу 49 750 000 руб., что подтверждается платежным поручением от 09.10.2009 N 534.

Общество поставило институту по товарным накладным товар, в том числе станок с ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC (товарная накладная от 29.12.2009 N 219) и два станка с ЧПУ Hwacheon Cutex-240 В SMC (товарная накладная от 17.03.2010 N 38). Согласно двусторонним актам от 17.03.2010 и 29.03.2010, указанные станки смонтированы, протестированы и введены эксплуатацию.

Как указано в претензии института от 13.07.2010 N 177/16, на следующий день после ввода вышеуказанных станков в эксплуатацию они вышли из строя и перестали функционировать. В связи с этим институт в указанной претензии просил общество в течении трех дней с момента ее получения произвести необходимый гарантийный ремонт станков. Впоследствии институт направил обществу повторную претензию от 21.09.2010 с тем же требованием.

Поскольку обществом претензии заказчика по договору не исполнены, институт обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

В ходе рассмотрения дела суд первой инстанции сделал вывод о том, что обществом не представлены документы, опровергающие исковые требования института. Суд признал требования истца в части обязания ответчика исполнить обязательства по договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И обоснованными и подлежащими удовлетворению в полном объеме, а по требованию о взыскании договорной неустойки, с учетом статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), - в части взыскания 500 000 руб. неустойки.

При этом суд отклонил как противоречащий материалам дела довод общества о том, что фактически поставку институту спорных станков осуществил официальный представитель фирмы Hwacheon в России - ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри». Суд также отклонил ссылку общества на договоры от 02.10.2009 N 130/Ф5/ФИн-2009 - 139/Ф5/ФИн-2009, заключенные между институтом и ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри», поскольку они не подтверждают поставку, монтаж или тестирование спорного оборудования этим юридическим лицом, а были заключены для изготовления деталей на спорных станках.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, оставив апелляционную жалобу общества без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение, ввиду следующего.

Согласно статье 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В силу пункта 5 статьи 454 ГК РФ к договору поставки товаров применимы положения Кодекса о договоре купли-продажи, если иное не предусмотрено правилами Кодекса об этом виде договора.

Пунктами 1 и 2 статьи 469 ГК РФ обусловлено, что продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. Если продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для использования в соответствии с этими целями.

Согласно пункту 2 статьи 470 ГК РФ в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 ГК РФ, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).

В соответствии с пунктом 1 статьи 471 ГК РФ гарантийный срок начинает течь с момента передачи товара покупателю (статья 457), если иное не предусмотрено договором купли-продажи.

В рассматриваемом случае пунктом 6.7 договора от 07.09.2009 N 45-09/33-И установлен гарантийный срок на поставляемый товар, который составляет 24 месяца полной гарантии со дня подписания акта ввода в эксплуатацию поставленного оборудования. Исчисление гарантийного срока производится в порядке, установленном действующим законодательством.

Пунктами 6.8 и 6.9 договора предусмотрено, что в период гарантийного срока поставщик обязуется за свой счет проводить необходимый ремонт и устранять недостатки. При наступлении гарантийных обязательств поставщик обязуется в течение трех рабочих дней обеспечить транспортировку поставленного им товара к месту ремонта и обратно с момента его уведомления любым из возможных средств связи.

Согласно пункту 14.16 договора его неотъемлемой частью являются все приложения к договору.

В пункте 12 технического задания, являющегося приложением N 1 к договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И, содержится раздел «Гарантийные обязательства». Пунктами 12.4 и 12.5 этого технического задания установлено, что выполнение гарантийных обязательств должно осуществляться авторизованными сервисными центрами производителя поставляемого оборудования. Поставщик должен обеспечить восстановление работоспособности товара в гарантийные периоды без дополнительных расходов со стороны заказчика при условии соблюдения заказчиком условий эксплуатации, установленных производителем товара. Срок устранения неисправности по гарантийному случаю без замены комплектующих узлов и деталей - 24 часа; при замене комплектующих узлов и деталей - 10 дней; при необходимости срок устанавливается по согласованию, при этом срок ремонта не должен быть более 30 рабочих дней. При выполнении ремонтных работ сроком более 30 дней, гарантийный срок продлевается на соответствующий срок.

Согласно пункту 2 статьи 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Поскольку в данном случае истец требует обязать ответчика осуществить гарантийный ремонт поставленных им станков и взыскать с него неустойку за уклонение от исполнения этого обязательства, в предмет доказывания по делу входит, в первую очередь, сам факт наступления гарантийного случая.

При этом применительно к положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) институт должен доказать наличие недостатков, являющихся основанием для гарантийного ремонта, а общество - факт возникновения этих недостатков вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.

Как указано в постановлении суда апелляционной инстанции, в ходе эксплуатации поставленных станков, станок с ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC и два станка ЧПУ Hwacheon Cutex-240 В SMC вышли из строя и перестали функционировать, что подтверждается, по мнению апелляционного суда, актами от 02.04.2010 и от 22.11.2010.

Вместе с тем из претензий самого истца от 13.07.2010 N 177/16 и от 21.09.2010 следует, что станки перестали функционировать на следующий день после ввода их в эксплуатацию. Следовательно, станок с ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC, который был сдан в эксплуатацию по акту от 17.03.2010, должен был выйти из строя 18.03.2010, а станки с ЧПУ Hwacheon Cutex-240 В SMC, введенные в эксплуатацию по акту от 29.03.2010, - 30.03.2010.

Однако истец до момента направления ответчику претензии от 13.07.2010 N 177/16 не извещал поставщика о том, что спорные станки в указанные даты прекратили функционировать, в том числе и вследствие выявленных в ходе эксплуатации недостатков.

Представленные истцом акты от 02.04.2010 и 22.11.2010 составлены институтом в одностороннем порядке и не содержат причин и описания неисправности станков. Доказательства приглашения общества для участия в составлении этих актов с целью установления причины прекращения функционирования станков, в материалах дела отсутствуют.

Письмо с предложением прислать полномочного представителя для составления совместного комиссионного акта об установлении факта неисправности станков и их причин институт направил в адрес общества только 19.11.2010 (письмо от 19.11.2010 N 148/16; том дела 1, лист 81).

В письменных пояснениях по факту выяснения причин неисправности на станках (том дела 1, лист 189) общество указывает, что при осмотре спорных станков, проведенного 10.02.2011по инициативе суда, их запуск оказался невозможным по причине отсутствия подачи сжатого воздуха, не обеспеченной институтом. По результатам совещания сторон представитель общества установил, что «история ошибок» станков не содержит данные об их неисправностях, а причиной их неработоспособности явилось отключение ряда функций работниками института, либо третьими лицами. В указанных письменных пояснениях отражено, что копия акта обследования станков и сведения «истории ошибок» обществу не представлены.

В судебном заседании суда первой инстанции 22.02.2011 представитель института не отрицал, что не может представить ни ответчику, ни суду «историю ошибок» в работе спорных станков.

Согласно пункту 2 статьи 64 АПК РФ объяснения лиц, участвующих в деле, также носят характер допустимых доказательств, и соответственно, в силу статьи 71 АПК РФ подлежат оценке судом наряду с иными имеющимися в материалах дела доказательствами. Однако в рассматриваемом случае указанные объяснения лиц, участвующих в деле, не получили оценки судов первой и апелляционной инстанций.

Суды необоснованно не придали значения и тому обстоятельству, что между институтом (заказчик) и ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» (исполнитель), являющимся эксклюзивным представителем компании - производителя станков, также были заключены договоры от 02.10.2009 N 130/Ф5/ФИн-2009 - 139/Ф5/ФИн-2009 (том 1 листы дела 103 - 172).

По условиям договора от 02.10.2009 N 132/Ф5/ФИн-2009 исполнитель принял на себя обязательства выполнить работы, включающие изготовление детали заказчика согласно номенклатуре и количеству, указанным в приложении N 5-1, на токарном станке с ЧПУ Hwacheon Hi-Tech 300 SMC, а также провести инструктаж персонала заказчика по особенностям технологии изготовления деталей на этом станке. Аналогичные работы исполнитель обязался выполнить на двух станках с ЧПУ Hwacheon Cutex-240 В SMC по договорам от 02.10.2009 N 136/Ф5/ФИн-2009 и 137/Ф5/ФИн-2009. Согласно спецификациям к этим договорам работы исполнителя включают: разработку технологии; разработку управляющей программы; изготовление деталей (5 штук); инструктаж персонала заказчика.

Согласно пункту 4.6 договоров от 02.10.2009 N 132/Ф5/ФИн-2009, 136/Ф5/ФИн-2009 и 137/Ф5/ФИн-2009 по результатам выполнения работ по сдаче технологии изготовления детали заказчика на указанных станках стороны обусловили подписание сторонами «Акта сдачи технологии изготовления заказчика» на «Оборудовании» по форме, установленной Приложением N 5-2. При этом исполнитель обязался передать заказчику на CD-диске управляющие программы для ЧПУ. До подписания «Акта сдачи технологии изготовления заказчика» на «Оборудовании» исполнитель не передает заказчику управляющие программы (пункт 4.7 договоров).

В материалах дела имеются двусторонние «Акты сдачи технологии изготовления заказчика на «Оборудовании» (том дела 1, листы 122, 150, 157). Однако указанные акты не содержат дат их составления, в связи с чем не представляется возможным установить, производились ли ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» на спорных станках работы, обусловленные договорами с институтом, до или после ввода этих станков в эксплуатацию обществом. Отсутствует в этих актах и информация о передаче исполнителем заказчику CD-дисков, содержащих управляющие программы для ЧПУ спорных станков.

В материалах дела имеется письмо ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» от 25.11.2010 N 4206 (том дела 1, лист 102) в котором оно подтверждает наличие между ним и институтом хозяйственных отношений по договорам от 02.10.2009 N 130/Ф5/ФИн-2009 - 139/Ф5/ФИн-2009, а также указывает на то, что данные договоры не были выполнены в полном объеме по вине института.

В письме от 21.02.2011 N 12 ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» пояснило, что поскольку институт не оплатил работы, выполненные исполнителем по договорам от 02.10.2009 N 132/Ф5/ФИн-2009, 135/Ф5/ФИн-2009 и 136/Ф5/ФИн-2009, то последний удерживает интеллектуальные результаты выполненных работ до полного погашения задолженности (статья 359 ГК РФ). При этом ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» указывает, что нахождение станков в нерабочем состоянии не является гарантийным случаем, а вызвано удержанием им как исполнителем управляющих программ.

При таких обстоятельствах в целях установления факта наступления гарантийного случая и возможной ответственности общества в рамках гарантийного обязательства для правильного рассмотрения настоящего дела имела существенное значение оценка судами правоотношений института и ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» в рамках договоров от 02.10.2009 N 132/Ф5/ФИн-2009, 136/Ф5/ФИн-2009 и 137/Ф5/ФИн-2009, а также степени влияния работ, выполненных ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» (как третьим лицом), и удержания им управляющих программ для ЧПУ на возможность функционирования спорных станков после ввода их в эксплуатацию.

Однако в нарушение статьи 71 АПК РФ вся вышеназванная совокупность доказательств в их взаимосвязи, которая имеет существенное значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций не исследована и ей не дана правовая оценка.

В суде первой инстанции ответчик завил ходатайство о привлечении к участию в деле ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, который мог дать пояснения и представить документы, касающиеся предмета и оснований инициированного институтом спора.

В удовлетворении этого ходатайства судом отказано со ссылкой на то, что ответчик не обосновал, чем решение суда может затронуть интересы ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри». Соответствующее определение суда от 21.12.2010 поддержано судом апелляционной инстанции (постановление от 10.05.2011)

При этом ни суд первой инстанции, ни апелляционный суд не учли, что именно ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» как эксклюзивный представитель производителя являлся для общества поставщиком спорных станков по договору от 15.09.2009 N 121/Ф2/ФИн-2009 (том 1 листы дела 87 - 93) и взял на себя обязательства по их гарантийному ремонту.

Кроме того, в соответствии с пунктами 12.4 и 12.5 технического задания (приложения N1) к договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И выполнение гарантийных обязательств ответчика перед институтом также подлежит осуществлению авторизованным сервисным центром производителя поставляемого оборудования, то при непосредственном участии ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри».

В силу названных обстоятельств, права и законные интересы ЗАО «ФИНВАЛ-Индастри» могут быть затронуты принятыми по делу судебными актами, что необоснованно не принято судами во внимание.

Таким образом, следует признать, что принятые судебные акты по настоящему делу основаны на неполно исследованных обстоятельствах, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения спора, в связи с чем обжалуемые решение и постановление судов подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции как в части удовлетворения требований истца об исполнении ответчиком обязательств в натуре, так и в части взыскания договорной неустойки.

В силу статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Вместе с тем взыскание неустойки не должно служить способом неосновательного обогащения одной из сторон договора.

Пунктом 9.3 договора от 07.09.2009 N 45-09/33-И предусмотрено, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком своих обязательств по договору, заказчик вправе потребовать уплаты неустойки. Неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства по договору. Размер такой неустойки устанавливается в размере 20 % от общей цены договора (стоимости товара и сопутствующих услуг), исполнение обязательств, в отношении которых просрочено поставщиком.

Однако необходимо учитывать, что пунктами 6.6 - 6.9 указанного договора не установлены какие-либо сроки выполнения обществом гарантийного ремонта.

В пунктах 12.4 и 12.5 технического задания являющегося приложением N 1 к договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И установлено, что выполнение гарантийных обязательств должно осуществляться авторизованными сервисными центрами производителя поставляемого оборудования. При этом срок устранения неисправности по гарантийному случаю без замены комплектующих узлов и деталей - 24 часа; при замене комплектующих узлов и деталей - 10 дней; при необходимости срок устанавливается по согласованию, при этом срок ремонта не должен быть более 30 рабочих дней.

Поскольку судами при рассмотрении настоящего дела не установлено, что явилось действительной причиной прекращения функционирования спорных станков и является ли эта причина гарантийным случаем, не представляется возможным установить, возникла ли у ответчика обязанность осуществить их гарантийный ремонт и в какие обусловленные договором сроки эта обязанность (исходя из характера неисправностей) подлежала исполнению. Следовательно, невозможно оценить и правильность представленного истцом расчета неустойки по пункту 9.3 договора.

Кроме того, в отзыве на исковое заявление общество оспаривало саму возможность применения пункта 9.3 договора к рассматриваемому спору, полагая, что этот пункт применим только к обязательствам по поставке станков и оказанию сопутствующих услуг, но не к гарантийным обязательствам. Однако в нарушение пункта 2 части 4 статьи 170 и пункта 12 части 2 статьи 271 АПК РФ, обжалуемые судебные акты не содержат мотивы, по которым суды двух инстанций отклонили этот довод ответчика.

Согласно пункту 9.4 договора в случае отказа или уклонения поставщика от доукомплектования товара и восполнения или замены некачественного товара в установленный договором срок, заказчик вправе требовать дополнительно к неустойке, предусмотренной пунктом 9.3 договора, уплаты штрафа в размере 20 (двадцати) процентов от общей цены договора.

По смыслу этого пункта договора взыскание штрафной неустойки допускается в случае отказа или уклонения поставщика от доукомплектования товара, восполнения или замены некачественного товара в установленный договором срок.

Однако применительно к рассматриваемым правоотношениям материалы дела не содержат документов, подтверждающих некомплектность станков, поставленных по договору от 07.09.2009 N 45-09/33-И, а также необходимость их восполнения или замены обществом по требованию института.

При таких обстоятельствах, представленный истцом расчет взыскиваемой штрафной неустойки также нельзя признать правомерным, а выводы судов двух инстанций в этой части - обоснованными.

С учетом изложенного при новом рассмотрении дела суду необходимо установить все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора: исследовать представленные доказательства с учетом доводов обеих сторон и дать им правовую оценку с позиции положений пункта 2 статьи 476 ГК РФ, для чего, в том числе, решить вопросы о необходимости привлечения к участию в деле третьих лиц и истребования дополнительных доказательств; в случае установления факта наступления гарантийного случая и отсутствия обстоятельств, в результате наступления которых продавец не отвечает за недостатки переданного товара, суду также необходимо проверить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки применительно к периодам допущенной ответчиком просрочки исполнения обязательства и правомерности ее взыскания на основании пунктов 9.3 и 9.4 договора от 07.09.2009 N 45-09/33-И, и с учетом изложенного, разрешить спор по существу.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.03.2011 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2011 по делу N А56-54867/2010 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

     Председательствующий
Л.И.Корабухина
Судьи
Л.В.Блинова
О.А.Корпусова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-54867/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 31 августа 2011

Поиск в тексте