• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 февраля 2012 года Дело N А42-6826/2010

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Родина Ю. А., судей Блиновой Л. В., Васильевой Е. С.,

при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Мурманской области Сулима Н. Н. (доверенность от 16.01.2012 N 14-28), от общества с ограниченной ответственностью «Феолент» Вехорева В. Ю. (доверенность от 26.07.2011 б/н),

рассмотрев 21.02.2012 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Мурманской области на решение Арбитражного суда Мурманской области от 05.08.2011 (судья Сигаева Т. К.), постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.11.2011 (судьи Горбачева О. В., Будылева М. В., Загараева Л. П.) по делу N А42-6826/2010,

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «Феолент», место нахождения: 184040, г. Кандалакша, Первомайская ул., д. 55 А, ОГРН 1065102008674 (далее - Общество), обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании недействительным решения от 30.06.2010 N 42 Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Мурманской области, место нахождения: 184040, г. Кандалакша, ул. Пронина, д. 4 (далее - Инспекция).

Решением от 05.08.2011 требования заявителя удовлетворены.

Постановлением апелляционного суда от 10.11.2011 решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в судебных актах, обстоятельствам дела, исследование доказательств по делу без учета необходимости оценки всех обстоятельств дела в отдельности и в совокупности, просит решение и постановление отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По мнению подателя жалобы, в ходе проверки установлено создание налогоплательщиком схемы ухода от налогообложения путем сокрытия дохода от оптовой реализации товаров посредством заключения агентского договора с обществом с ограниченной ответственностью «Кредо» (далее - ООО «Кредо»), в связи с чем суммы, поступившие от Общества на расчетный счет ООО «Кредо» в рамках агентского договора, фактически являются доходом последнего.

В отзыве Общество просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, а кассационную жалобу Инспекции - без удовлетворения.

В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы, приведенные в кассационной жалобе, а представитель Общества возражал против ее удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налога на прибыль, налога на добавленную стоимость (далее - НДС), единого социального налога и взносов на обязательное пенсионное страхование, единого налога на вмененный доход, транспортного налога, налога на имущество предприятий за период с 01.01.2007 по 31.12.2008, а также правильности исчисления (удержания), полноты и своевременности перечисления в бюджет налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2007 по 30.11.2009. По результатам проверки вынесено решение от 30.06.2010 N 42, которым доначислено 2 297 857 руб. налога на прибыль, 975 637 руб. НДС, начислено 229 786 руб. штрафа за неуплату налога на прибыль, 662 673 руб. пеней по налогу на прибыль, 397 376 руб. пеней по НДС.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Мурманской области от 19.08.2010 N 528 решение Инспекции оставлено без изменения.

Общество оспорило решение налогового органа в судебном порядке.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление, посчитав, что Инспекцией не доказана согласованность действий Общества и ООО «Кредо», направленная на получение необоснованной налоговой выгоды, отклонив довод налогового органа о том, что агентский договор реально не исполнялся и установив, что заявитель представил надлежащие доказательства заключения и исполнения агентского договора.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции, отметив, что реальность совершенных сделок и их исполнение сторонами подтверждаются материалами дела; Инспекция не представила доказательств перечисления ООО «Кредо» денежных средств, полученных от третьих лиц в качестве платы за поставленный товар, на расчетный счет заявителя, равно как и получения Обществом необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем у налогового органа отсутствовали правовые основания для принятия оспариваемого решения.

Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 146 НК РФ объектом налогообложения по НДС признается, в частности, реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - постановление N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде Общество осуществляло розничную торговлю, исчисляя и уплачивая в бюджет единый налог на вмененный доход, а также оказывало услуги на основании агентского договора от 04.09.2006 (далее - агентский договор), заключенного с ООО «Кредо», которое занималось оптовой торговлей.

В соответствии с условиями агентского договора Общество (агент) обязуется за счет ООО «Кредо» (принципала) от своего имени, но в интересах принципала, а в необходимых случаях от его имени за вознаграждение выполнять действия по доставке и реализации товара, переданного принципалом агенту или третьим лицам. При участии в расчетах за товар агент обязан способствовать скорейшему получению принципалом или указанными принципалом третьими лицами денежных средств, поступающих в качестве платы за товар. Право собственности на товар не переходит к агенту.

Все выгоды от заключенных агентом сделок получает принципал. Для выполнения агентского договора агент наделен правом заключать договоры поставки от своего имени, содействовать заключению договоров между принципалом и третьими лицами в отношении товара принципала, а также выполнять другие необходимые действия для успешного выполнения поручения.

Право собственности на товар принципала, отгруженный агентом третьим лицам переходит к последним в момент перечисления суммы, уплаченной за товар на расчетный счет принципала.

Согласно пунктам 4.2, 4.3, 4.4 агентского договора минимальный размер вознаграждения, выплачиваемого принципалом агенту, составляет 5000 руб. в месяц. Помимо уплаты вознаграждения принципал возмещает агенту дополнительно согласованные и документально подтвержденные расходы, понесенные агентом в связи с выполнением условий договора. Агент вправе произвести удержание сумм вознаграждения и расходов, понесенных им в результате исполнения своих обязательств по настоящему договору из сумм, полученных от реализации товара принципала.

В кассационной жалобе Инспекция указала на выявленную в ходе проверки схему ухода от налогообложения, на отсутствие деловой цели в заключении агентского договора, его мнимость, что выражается в фиктивности осуществления деятельности ООО «Кредо», в фактическом распоряжении Общества денежными потоками контрагента и ведении всей хозяйственной деятельности последнего без законных на то оснований.

При этом налоговый орган в обоснование своей позиции сослался на такие обстоятельства, как отдаленность ООО «Кредо» от Общества и места совершения операций по реализации товара; номинальность директора контрагента; недоказанность осуществления руководства деятельностью ООО «Кредо» консалтинговой фирмой; подписание от имени контрагента документов сотрудниками Общества, на которых не была выдана доверенность; нахождение печати принципала у руководителя Общества; направление отчетности ООО «Кредо» с адреса Общества; уплата контрагентом минимальных платежей в бюджет при многомиллионных оборотах; доступ Общества к распоряжению банковским счетом контрагента; перенос на счет Общества остатков денежных средств со счета ООО «Кредо»; заправка автотранспорта Общества за счет ООО «Кредо»; погашение задолженности контрагента перед поставщиками после прекращения договорных отношений; незначительность суммы агентского вознаграждения, не покрывающей расходы Общества; неполучение Обществом от агента возмещения расходов, понесенных в связи с исполнением агентского договора; отсутствие экономической обоснованности заключения агентского договора.

Кассационная инстанция полагает, что суды первой и апелляционной инстанций правомерно отклонили названные доводы налогового органа как необоснованные, не соответствующие материалам дела.

Согласно пункту 4 постановления N 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Следовательно, по своей природе агентский договор подразумевает передачу полномочий по заключению сделок от принципала агенту, в связи с чем фактическая хозяйственная активность проявляется на стороне агента, в то время как принципал принимает результаты исполнения своего поручения агентом и оплачивает их.

Такие обстоятельства, как территориальная отдаленность агента и принципала, подписание документов от имени ООО «Кредо» сотрудниками Общества, не противоречат правовому понятию и назначению агентского договора.

В связи с этим правомерен вывод апелляционного суда о том, что в настоящем деле согласованность действий организаций выразилась в использовании ими преимуществ гражданско-правовых отношений в целях своей предпринимательской деятельности с получением законной экономической выгоды, что не нарушает ни нормы гражданского, ни налогового законодательства.

Налоговый орган не опровергнул реальность доходов и расходов, связанных с осуществлением названных юридически значимых действий, отраженных в бухгалтерской и налоговой отчетности, а также совершенных агентом сделок в пользу принципала.

Инспекция, говоря о мнимости агентского договора, фиктивности ООО «Кредо», ссылается на номинальность директора контрагента Ильина Виктора Валентиновича.

Из материалов дела следует, что Ильин В. В. принимал участие в создании организации, подписывал учредительные документы, агентский договор, а также генеральную доверенность, предусматривающую передачу полномочий по заключению сделок от имени ООО «Кредо» сотрудникам Общества с правом передоверия, что согласуется с задачами и целями заключенного агентского договора.

Соответственно, необоснован вывод налогового органа о непричастности Ильина В. В. к хозяйственной деятельности ООО «Кредо».

В подтверждение своей позиции Инспекция ссылается на факт направления отчетности ООО «Кредо» с адреса Общества, что, по мнению налогового органа, опровергает руководство деятельностью контрагента консалтинговой фирмой, расположенной в Санкт-Петербурге.

Данный довод противоречит материалам дела. Так, из протокола допроса генерального директора Общества Кривоберенко Сергея Васильевича от 24.06.2010 N 110 (том дела 1, листы 109 - 112) следует, что делами ООО «Кредо» занималась консалтинговая компания «Капитал холдинг», расположенная в Санкт-Петербурге; Ильин В. В., являющийся согласно данным Единого государственного реестра юридических лиц генеральным директором ООО «Кредо», в протоколе допроса от 25.06.2010 N 114 показал, что он оформлял доверенности для работы организации в Санкт-Петербурге в фирме «Капитал холдинг», отчетность ООО «Кредо» велась в Санкт-Петербурге. В ходе допроса в судебном заседании, зафиксированного в протоколе от 02.03.2011 (том дела 14, листы 69-72), Ильин В. В. повторно показал, что он в качестве директора ездил в Санкт-Петербург, подписывал доверенности.

Названные показания свидетелей вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговым органом не опровергнуты.

Что касается направления отчетности, то налоговый орган в ходе проверки установил, что она представлялась как лично директором, так и по почте с юридического адреса Общества. Однако последнее обстоятельство указывает лишь место, откуда отправлялась корреспонденция, но не свидетельствует о том, что налоговая отчетность составлялась заявителем за ООО «Кредо».

Довод налогового органа о подписании документов от имени контрагента сотрудниками Общества, на которых не была выдана доверенность, не подтверждает мнимости договора агентирования, поскольку из генеральной доверенности от 04.09.2006 N 1, выданной ООО «Кредо» конкретным сотрудникам Общества, следует, что полномочия по доверенности могли быть переданы и другим лицам, то есть доверенность предусматривала право передоверия.

Нахождение печати ООО «Кредо» у руководителя Общества также не свидетельствует о фиктивности хозяйственных отношений данных лиц. Из агентского договора и генеральной доверенности следует, что Общество наделялось правом заключать и подписывать от имени ООО «Кредо» договоры и товаросопроводительные документы.

Следовательно, распоряжение Обществом печатью контрагента было напрямую связано с необходимостью надлежащего исполнения агентского договора.

В ходе допроса сотрудница Общества Каменева Галина Викторовна (том дела 1, листы 124-125) показала, что печать ООО «Кредо» находилась на складе Общества, где производилось оформление документов. Она подтвердила, что по подобной схеме (с оформлением документов самим Обществом по доверенности от другой организации, в том числе с передачей печати) Общество работало и с другими организациями - ООО «Балтик-Сервис», ООО «Техпром».

Таким образом, агентский договор с ООО «Кредо» не является разовой сделкой заявителя, а согласуется с обычной хозяйственной деятельностью Общества.

Инспекция, заявляя о распоряжении Обществом денежными потоками контрагента, ссылается на доступ заявителя к расчетному счету своего контрагента посредством установки системы Банк-Клиент ООО «Кредо» на телефонный номер Общества; заправку транспортных средств Общества за счет контрагента; перенесение на расчетный счет Общества остатков денежных средств ООО «Кредо» после закрытия банковского счета последнего.

Кассационная инстанция считает, что суды первой и апелляционной инстанций обоснованно отклонили перечисленные доводы.

Согласно ответу банка филиала общества с ограниченной ответственностью коммерческий банк «Финансовый капитал» (далее - ООО КБ «Финансовый капитал») в г. Кандалакше, в котором был открыт счет ООО «Кредо» (том дела 3, листы 104), выдача наличных денежных средств с данного счета производилась по чекам с подписями и оттиском печати, соответствующим заявленным образцам и выписанным из книжки, принадлежащей клиенту, то есть ООО «Кредо», руководителем которого был Ильин В. В.

Из протокола допроса работника банка филиала ООО КБ «Финансовый капитал» в г. Кандалакше Смирновой Елены Алексеевны от 25.06.2010 N 112 (том дела 14, листы 18-19) следует, что подпись в банковской карточке заверялась нотариально; для доступа к программе Банк-Клиент необходимы электронные ключи, выданные директору организации, передача которых была возможна третьим лицам и без уведомления банка. Из показаний не следует, что указание телефонного номера Общества при подключении системы Банк-клиент ООО «Кредо» автоматически предоставляло Обществу доступ к распоряжению банковским счетом контрагента.

Суды обоснованно отклонили довод Инспекции о заправке транспортных средств Общества и его сотрудников за счет ООО «Кредо» как об одном из обстоятельств, свидетельствующих о распоряжении Общества денежными потоками контрагента. Инспекция не исследовала основание компенсирования затрат, их связь с исполнением агентского договора, возможность использования автомобилей в целях осуществления обязательств, принятых Обществом по договору.

Такие обстоятельства, как перенесение на расчетный счет Общества остатков денежных средств ООО «Кредо» после закрытия банковского счета последнего, а также погашение задолженности контрагента перед поставщиками после прекращения договорных отношений, не свидетельствуют, вопреки утверждениям Инспекции, о распоряжении Общества денежными потоками ООО «Кредо», в связи с чем обоснованно не приняты во внимание судами при рассмотрении дела.

Суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу, что налоговый орган не представил доказательств перечисления ООО «Кредо» на расчетный счет заявителя денежных средств, полученных от третьих лиц в качестве платы за поставленный товар, равно как и получения заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Податель жалобы указывает на уплату контрагентом в бюджет минимальных платежей при многомиллионных оборотах.

Кассационная инстанция считает названный довод не относящимся к делу, поскольку никаких доказательств, подтверждающих совершение ООО «Кредо» налоговых правонарушений, неисполнение им налоговых обязательств, направленность действий на получение необоснованной налоговой выгоды, Инспекция не представила. Напротив, из имеющихся в материалах дела документов следует, что ООО «Кредо» сдавало налоговую отчетность и производило уплату налогов.

Кроме того, следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, высказанную в пункте 2 определения от 16.10.2003 N 329-О, о том, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Довод налогового органа о неполучении Обществом от принципала возмещения расходов, понесенных в связи с исполнением агентского договора, не соответствует материалам дела и подлежит отклонению.

Согласно показаниям главного бухгалтера Общества Бобровой Лидии Ивановны в суде первой инстанции, отраженным в протоколе от 25.03.2011 (том дела 14, листы 101-102), ООО «Кредо» возмещало все расходы Общества; затраты оплачивались перезачетами, о чем составлялись акты согласования, протоколы-соглашения. Протоколы-соглашения представлены в материалы дела (том дела 14, листы 148-150).

Инспекция в доказательство отсутствия экономической цели заключенного агентского договора ссылается на несоразмерность платы за работу, выполненную агентом по договору, которая не покрывает его расходы.

Названный довод правомерно отклонен судами первой и апелляционной инстанций ввиду следующего. Согласно агентскому договору агентское вознаграждение подлежало выплате Обществу наряду с компенсацией понесенных расходов. Кроме того, в силу статьи 1006 ГК РФ принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре, а согласно статьи 421 ГК РФ юридические лица свободны в заключении договора, причем его условия определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Следовательно, принципал и агент были вправе определить любую сумму агентского вознаграждения по своему усмотрению.

Кроме того согласно позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 04.06.2007 N 320-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности как таковое и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу указанного судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку из-за рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. Действия налогоплательщика предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом.

Кассационная инстанция считает правомерным и обоснованным вывод апелляционного суда о том, что при отсутствии вступившего в законную силу приговора суда, устанавливающего умышленное создание и регистрацию ООО «Феолент» и ООО «Кредо» конкретным физическим лицом в целях осуществления деятельности по реализации товаров, удержанию денежных потоков в одних руках и уклонению от налогообложения, деятельность и доходы названных юридических лиц признаются самостоятельными, как и обязанность по исчислению и уплате налогов.

Доводы жалобы фактически направлены на повторную оценку обстоятельств, ранее установленных судами обеих инстанций, что не относится к полномочиям кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

решение Арбитражного суда Мурманской области от 05.08.2011 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.11.2011 по делу N А42-6826/2010 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Мурманской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
Ю.А.Родин
Судьи
Л.В.Блинова
Е.С.Васильева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А42-6826/2010
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа
Дата принятия: 21 февраля 2012

Поиск в тексте