• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 декабря 2000 года Дело N 1003п2000

1003п2000

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 декабря 2000 года г. Москва

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя – Лебедева В.М.,

членов Президиума – Верина В.П., Вячеславова В.К., Кузнецова В.В.,

Меркушова А.Е., Попова Г.Н., Радченко В.И.,

Свиридова Ю.А.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 27 января 2000 года, по которому

КРОХИН Евгений Александрович, родившийся 9 января 1979 года в г. Якутске, ранее судимый 30 января 1997 года по ч.2 ст.144, ч.1 ст.149 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год (судимость погашена), -

осужден: по ст.105 ч.2 п.п. “д”, “ж”, “к” УК РФ к 14 годам лишения свободы; по ст.158 ч.2 п.п. “а”, “б”, “г” УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа; по ст.166 ч.3 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ст.167 ч.2 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст.325 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы; по ст.325 ч.2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

На основании ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Крохину назначено наказание - 19 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ЧЕГОРОВА Надежда Васильевна, родившийся 2 июля 1979 года в г. Якутске, ранее судимая 14 июня 1994 года по ч.3 ст.144 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года (судимость погашена), -

осуждена: по ст.105 ч.2 п.п. “д”, “ж”, “к” УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст.166 ч.3 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст.167 ч.2 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст.158 ч.2 п.п. “а”, “б”, “г” УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа; по ст.325 ч.1 УК РФ к одному году лишения свободы; по ст.325 ч.2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства; по ст.213 ч.3 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст.213 ч.3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

На основании ст.69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно Чегоровой назначено наказание - 17 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По ст.ст.126 ч.2 п.п. “а”, “в”, “г”, 126 ч.3, 151 ч.1, 105 ч.2 п. “в” УК РФ Крохин и Чегорова – оправданы.

Срок наказания исчислен:

Крохину - с 27 сентября 1999 года;

Чегоровой – с 26 ноября 1999 года.

В срок наказания Чегоровой зачтено время нахождения под стражей с 27 сентября 1999 года по 30 сентября 1999 года.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2000 года приговор суда оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об изменении состоявшихся по делу судебных решений в отношении Крохина и Чегоровой, исключении осуждения их по п. “ж” ч.2 ст.105 и п. “б” ч.2 ст.158 УК РФ, переквалификации действий Чегоровой с п.п. “д”, “к” ч.2 ст.105 УК РФ на ст.33 и п.п. “д”, “к” ч.2 ст.105 УК РФ, назначив по ней наказание – 10 лет лишения свободы. Предлагается исключить осуждение Чегоровой по ч.3 ст.213 УК РФ, назначив ей по совокупности преступлений 13 лет лишения свободы, а Крохину – 19 лет и 3 месяца лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дорошкова В.В. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., полагавшего протест удовлетворить,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

согласно приговору суда Крохин и Чегорова признаны виновными в совершении умышленного убийства группой лиц, с особой жестокостью, с целью скрыть совершенное преступление, а также и в совершении ряда других преступлений при следующих обстоятельствах.

22 сентября 1999 года Крохин, Чегорова и Полуянова остановили автомашину “Жигули”, в которой находились Дьяконов А. и Тарбеев В. и попросили их подвезти до дома 71 по улице О. Кошевого в г. Якутске. Когда они подъехали к указанному адресу, Чегорова пригласила Дьяконова и Тарбеева зайти к ним в гости.

Дьяконов и Тарбеев зашли в дом и распивали спиртные напитки с участием Крохина, Чегоровой Н., Чегоровой А., Полуяновой Е. Во время распития спиртного Тарбеев уснул за столом, а Крохин, Дьяконов уехали с Полуяновой к ее знакомому. В период их отсутствия Чегорова разбудила Тарбеева и из хулиганских побуждений нанесла ему удар бутылкой по голове, а потом, схватив за воротник куртки повалила на пол и нанесла удары ногами. Чегорова прекратила свои действия только после появления в квартире Крохина, Дьяконова, Полуяновой. После того, как состоялось примирение между Тарбеевым и Чегоровой все сели за стол и продолжали распивать спиртное. В это время Чегорова, используя незначительный повод для ссоры, из хулиганских побуждений, нанесла удар бутылкой по голове Дьяконову и когда он упал нанесла еще удары ногами в область головы и туловища. Свои действия Чегорова прекратила только после замечания Полуяновой и попросила всех покинуть ее квартиру. Тогда Крохин вывел Дьяконова из квартиры и посадил на заднее сиденье автомашины.

Находясь в автомашине, Дьяконов стал угрожать Чегоровой, что ей придется отвечать за нанесенные ему побои. Чегорова обратилась к Крохину и сказала, что ей придется отвечать за избиение Дьяконова и ей не хочется оказаться в тюрьме оставив без присмотра малолетнего ребенка.

Крохин обещал ей все устроить и они, с целью совершения убийства Дьяконова, для сокрытия избиения Дьяконова, решили вывезти его за пределы населенных пунктов.

Крохин сел рядом с Дьяконовым, а Чегорова заняла место водителя и попыталась завести автомашину, но не смогла, а когда Крохин и Чегорова менялись местами, Дьяконов вышел из машины и убежал. Крохин побежал за ним и, догнав, повалил на землю и стал наносить Дьяконову удары. Потом он вызвал Чегорову и оставил ее охранять Дьяконова, сам пошел заводить автомашину. Когда машина завелась, Крохин подъехал к Чегоровой, которая удерживала Дьяконова. Крохин, чтобы посадить Дьяконова в автомашину, поднял его с земли и в это время тот вырвался от него и стал убегать. Крохин догнал его, нанес удары и с применением физической силы посадил Дьяконова на заднее сиденье автомашины. Проехав несколько населенных пунктов, они оказались на 33 км Намского тракта в лесной зоне, где при подъеме в гору машина заглохла. Крохин вышел из машины и стал подходить к Чегоровой. Воспользовавшись этим Дьяконов выскочил из автомашины и попытался убежать. Крохин догнал его, повалил на землю и стал наносить множественные удары ножом по различным частям тела, причиняя Дьяконову особые мучения и страдания. После совершения убийства он снял с Дьяконова кожаную куртку стоимостью 2000 руб. и оттащил труп в лес.

После совершения убийства Дьяконова, Крохин и Чегорова завладели автомашиной, принадлежащей гр-ке Жженых, стоимостью 63000 руб., а когда, отъехав от места происшествия не более 1 км, машина заглохла, совершили поджог автомашины, причинив владельцу ущерб на сумму 31922 руб.

Прежде чем поджечь автомашину Крохин и Чегорова из салона похитили автомагнитолу “Пионер” стоимостью 5200 руб.; деньги в сумме 200 руб., сумку стоимостью 300 руб. с документами на имя Дьяконова, водительское удостоверение, технический паспорт на автомашину, а также военный билет на имя Тарбеева и другие важные личные документы.

Президиум находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность осужденных в совершении указанных действий установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Однако юридическая оценка этим действиям дана неправильная.

Суд ошибочно квалифицировал преступные действия обоих осужденных по ст.105 ч.2 п. “ж” УК РФ – убийство потерпевшего Дьяконова группой лиц. Согласно закону при квалификации убийства по ст.105 ч.2 п. “ж” УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц. Согласно закону убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего применяя к нему насилие или подавляя сопротивление потерпевшего, лишая его возможности защищаться.

По данному делу суд привел в приговоре доказательства, свидетельствующие о том, что непосредственным исполнителем в убийстве потерпевшего Дьяконова являлся осужденный Крохин, поскольку, имея умысел лишить жизни потерпевшего, избивал его и нанес множественные ранения ножом.

О том, что Чегорова непосредственно не участвовала в процессе лишения жизни потерпевшего фактически признал и суд, указав в приговоре, что действия, направленные на убийство Дьяконова, начались после того, как потерпевший стал угрожать Чегоровой, что ей придется ответить за нанесенные ему побои.

Во время транспортировки потерпевшего к месту совершения убийства, как указал суд, роль Чегоровой сводилась к тому, чтобы не дать возможности потерпевшему убежать. Поэтому Чегорова, не участвуя в лишении жизни Дьяконова, оказывала Крохину содействие в его убийстве и по смыслу ст.32 УК РФ являлась соучастником убийства, выполняя роль подстрекателя и пособника. Поэтому данные преступные действия Чегоровой охватываются диспозицией ст.ст.33,105 ч.2 п.п. “д”, “к” УК РФ, а действия Крохина ст.105 ч.2 п.п. “д”, “к” УК РФ, поскольку соучастие Чегоровой в убийстве потерпевшего не образует группы и п. “ж” ст.105 ч.2 УК РФ вменен обоим осужденным ошибочно.

Кроме этого квалификация преступных действий обоих осужденных по ст.158 ч.2 п.п. “а”, “г” УК РФ, является обоснованной. Их же осуждение по ст.158 ч.2 п. “б” УК РФ суд в приговоре не мотивировал.

Из материалов данного уголовного дела усматривается, что оба осужденных имеют погашенную судимость за кражу, признаков неоднократности преступлений, предусмотренных ст.16 УК РФ в действиях осужденных не усматривается и п. “б” ч.2 ст.158 УК РФ подлежит исключению.

Действия осужденной Чегоровой по эпизоду хулиганских действий в отношении потерпевших Тарбеева и Дьяконова, которым осужденная причинила побои бутылкой, судом квалифицированы по ст.213 ч.3 УК РФ обоснованно.

Вместе с тем суд дважды квалифицировал одни и те же преступные действия Чегоровой по указанной статье и дважды назначил наказание, в том числе и по совокупности преступлений, что противоречит требованиям ст.17 УК РФ, согласно которой совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Такие признаки в действиях Чегоровой по указанному эпизоду хулиганских действий отсутствуют.

Совершенное ею преступление в отношении потерпевших Тарбеева и Дьяконова охватывается одной ст.213 ч.3 УК РФ, поскольку совершенные Чегоровой деяния в отношении обоих потерпевших образуют состав одного преступления, имеют одинаковые уголовно-правовые последствия, следовательно совокупность преступлений отсутствует, в связи с чем одна из указанных статей подлежит исключению как излишне вмененная.

Квалификация преступных действий осужденных по ст.ст.166 ч.3, 167 ч.2, 325 ч.2 УК РФ соответствует требованиям закона.

Суд установил по делу и отразил в приговоре, что Крохин и Чегорова прежде чем поджечь автомашину похитили документы на имя Дьяконова – водительское удостоверение, страховой медицинский полис, доверенность на право управления автомашиной, технический паспорт на автомашину, а также документы Тарбеева -–военный билет, страховой медицинский полис, медицинскую санитарную книжку.

Эти действия осужденных были квалифицированы по ч.1 ст.325 УК РФ как похищение официальных документов совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и по ч.2 ст.325 УК РФ как похищение у граждан важных личных документов.

Между тем, указанные судом документы, которые похитили Крохин и Чегорова являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам. В связи с этим осуждение Крохина и Чегоровой по ч.1 ст.325 УК РФ следует признать необоснованным.

Поэтому следует исключить осуждение Крохина и Чегоровой по ч.1 ст.325 УК РФ, поскольку их действия по эпизоду похищения документов потерпевших охватываются ч.2 ст.325 УК РФ.

Характер и степень общественной опасности совершенных Крохиным преступлений не дает оснований для смягчения ему наказания.

С учетом снижения объема обвинения у Чегоровой и ее роли при совершении преступлений, назначенное ей судом наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь п.5 ст.378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Верховного Суда Республики Саха от 27 января 2000 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 июля 2000 года в отношении Крохина Евгения Александровича и Чегоровой Надежды Васильевны изменить.

Исключить осуждение Крохина Е.А. и Чегоровой Н.В. по ч.1 ст.325 УК РФ с назначенным по ней наказанием сроком 1 год лишения свободы каждому.

Исключить из судебных решений их осуждение по ст.105 ч.2 п. “ж” УК РФ и ст.158 ч.2 п. “б” УК РФ.

Исключить осуждение Чегоровой Н.В. по ст.213 ч.3 УК РФ с назначенным по ней наказанием сроком 4 года лишения свободы.

Переквалифицировать действия Чегоровой Н.В. со ст.105 ч.2 п.п. “д”, “к” УК РФ на ст.ст.33,105 ч.2 п.п. “д”, “к” УК РФ, по которой назначить наказание 10 лет лишения свободы.

На основании ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.33, 105 ч.2 п.п. “д”, “к” УК РФ, 213 ч.3, 158 ч.2 п.п. “а”, “г”, 166 ч.3, 167 ч.2, 325 ч.2 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно ей назначить 13 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

На основании ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п.п. “д”, “к”, 158 ч.2 п.п. “а”, “г”, 166 ч.3, 167 ч.2, 325 ч.2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Крохину Е.А. назначить 19 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном судебные решения оставить в силе.

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 1003п2000
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 20 декабря 2000

Поиск в тексте