• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2001 года Дело N 11-В00-29

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Дело N 11-В00-29

г.Москва 7 августа 2001 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего В.И. Нечаева,

судей Д.П. Александрова,

А.В. Харланова,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 7 августа 2001 года дело по иску Кустабаевой Л.Г. к Министерству культура Республики Татарстан о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на решение Вахитовского районного суда г. Казани от 12 июля 2000 года и постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 8 мая 2001 года.

Заслушав доклад судьи Д.. Александрова, объяснения представителя Министерства культуры Республики Татарстан Бондарчука П.И., Кустабаеву Л.Г. и заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации Т.А. Власовой об удовлетворении протеста, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

у с т а н о в и л а:

Кустабаева Л.Г. обратилась в суд к Министерству культуры Республики Татарстан с иском о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда, сославшись на то, что с 9 ноября 1978 года работала художественным руководителем Государственного ансамбля песни и танца ТАССР / ныне Республика Татарстан/ и приказом от 23 декабря 1998 года уволена с работы по п. 2 ст. 29 КЗоТ РФ по истечении срока контракта, что истица считает незаконным.

Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями.

При новом рассмотрении решением Вахитовского районного суда Казани от 12 июля 2000 года в иске отказано.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан (8 мая 2001 года протест Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации оставлен без удовлетворения, а решение суда оставлено в силе.

Протест принесен на предмет отмены указанных судебных постановлений с вынесением нового решения о восстановлении Кустабаевой Л.Г на прежней работе и направлением на новое рассмотрение в суд первой инстанции дела по иску о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Д.П. Александрова, обсудив доводы протеста, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истица не возражала против оформления трудовых отношений на контрактной основе, впервые произведенной приказом N 26-л от 30 марта 1993 года /л.д. 68/, действие которого продлевалось протоколами до 31 декабря 1998 года, после чего в продлении срока контракта было отказано и приказом от 23 декабря 1998 года она была уволена по п.2 ст. 29 КЗоТ РФ правильно.

Надзорная инстанция, не соглашаясь с доводами протеста, указала на то, что контракт с истицей был заключен в соответствии с п. 23 Устава Государственного ансамбля песни и танца РТ, а Кустабаева Л.Г. не оспаривала законность заключения с ней контракта и его условия.

Однако с данными доводами суда первой и надзорной инстанций согласиться нельзя.

Художественным руководителем Государственного Ансамбля песни и танца ТАССР / ныне Республика Татарстан/ истица была назначена приказом N 301 от 15 ноября 1978 года и с этого времени постоянно работала на этой должности /л.д.223/.

Предоставление в 1991 году Государственному ансамблю песни н танца ТАССР статуса самостоятельного художественного коллектива и принятие им Устава, которым предусматривалась возможность заключения срочных трудовых договоров /контрактов/, не могло изменить характера трудовых отношений истицы и породить законность заключения с ней такого контракта.

Изложенный в решении суда первой и надзорной инстанций довод о согласии истицы на изменение условий заключения трудового договора значения не имеет, поскольку возможность заключения срочного трудового договор урегулирована законом, а условия трудового договора, ухудшившие положения работника по сравнению с законодательством о труде, являются недействительными в силу императивного предписания ч. 1 ст. 5 КЗоТ РФ.

Согласно ч. 2 ст. 17 КЗоТ РФ срочный трудовой договор /контракт заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы, или условий ее выполнения, или интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 10 постановления от 22 декабря 1992 года /в редакции постановлений Пленума от 21 декабря 1993 года и от 25 октября 1996 года и с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 15 января 1998 года/ “О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров” дал разъяснения о том, что если трудовой договор /контракт/ с работниками прекращен по мотивам истечения срока после введения в действие Закона РФ от 25 сентября 1992 года “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР” и работник оспаривает такое увольнение, законность прекращения договора /контракта/ должна оцениваться в соответствии с ч.2 ст. 17 КЗоТ РФ, согласно которой срочный трудовой договор /контракт/ заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, или интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом.

Из дела видно, что истица работала художественным руководителем названного ансамбля с 1978 года, а в 1993 году с ней был заключен срочный трудовой договор /контракт/ на ту же должность.

Таким образом, судом первой инстанции неправильно применен и истолкован материальный закон.

Ссылка суда первой и надзорной инстанций на то, что срочный контракт заключен с истицей на основании Устава Государственного ансамбля песни и танца РТ, утвержденного в соответствии с приказом заместителя министра культуры РТ N 125 от 24 июля 1992 года, не может являться основанием к отказу в иске, поскольку с учетом изложенного это обстоятельство не порождает законно заключения с истицей такого контракта.

В силу п.1 ч.1 ст. 330 ГПК РСФСР основаниями к отмене определения, постановления суда в надзорном порядке является неправильное применение или толкование норм материального права.

Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением и постановлением вправе отменить либо изменить решение суда первой, второй и надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права /п.5 ст. 329 ГПК РСФСР/.

Поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении толкования норм материального права, решение подлежит отмене, а в части восстановления на работе с вынесением нового решения о восстановлении Кустабаевой Л. Г. художественным руководителем Государственного ансамбля песни и танца Республики Татарстан.

На основании изложенного, руководствуясь п. п. 2 и 5 ст. 329, п.1 ч. ст. 33 0 ГПК РСФСР, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

о п р е д е л и л а:

Решение Вахитовского районного суда г. Казани от 12 июля 2000 года и постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 8 мая 2001 года отменить, дело в части взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула и возмещения морального вреда направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции; иск о восстановлении на работе удовлетворить; восстановить Кустабаеву Л.Г. на прежнюю должность художественного руководителя Государственного ансамбля песни и танца Республики Татарстан.

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 11-В00-29
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 07 августа 2001

Поиск в тексте