• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 октября 2000 года Дело N 16-Г00-17

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Дело N 16-Г00-17

г.Москва 2 октября 2000 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Г.В.Манохиной

судей Г.В.Макарова

А.М.Маслова

рассмотрела в закрытом заседании от 2 октября 2000 г. гражданское дело по иску Рыльцева М.С. к Администрации Волгоградской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда по кассационной жалобе Рыльцева М.С. и по протесту и.о.прокурора Волгоградской области на решение Волгоградского областного суда от 10 августа 2000 г., которым постановлено: “В удовлетворении исковых требований Рыльцеву Михаилу Семеновичу к Администрации Волгоградской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда – отказать”.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., объяснения М.С. Рыльцева и его представителя М.С.Фролова, а также представителей Администрации Волгоградской области В.Н.Прочухана и Ю.А.Корбанева, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., полагавшей кассационную жалобу и протест подлежащими удовлетворению, Судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Рыльцев М.С. постановлением Главы Администрации Волгоградской области от 29.12.99 г. N 920 был освобожден от занимаемой должности заведущего отделом специальной документальной связи аппарата Главы Администрации Волгоградской области и уволен с 29 декабря 1999 г. по п.1 ст.254 КЗоТ РФ за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, выразившихся в нарушении “Инструкции по шифровальной службе в органах исполнительной власти Российской Федерации”, специальных требований и рекомендаций по защите информации, составляющей государственную тайну от утечки по техническим каналам.

Будучи не согласным с указанным постановлением, Рыльцев М.С. обратился в Волгоградский областной суд с исковым заявлением, в котором просил восстановить его в ранее занимаемой должности заведующего отделом специальной связи аппарата Главы Администрации Волгоградской области, взыскать с ответчика среднюю заработную плату за период вынужденного прогула с 29.12.99 г. по день восстановления на работе, взыскать с ответчика сумму компенсации причиненного ему морального вреда в размере 50.000 рублей.

В обоснование иска указал, что он не мог быть уволен по ч.1 ст.254 КЗоТ РФ, поскольку не являлся руководителем или заместителем руководителя предприятия, учреждения и организации. Отдел, возглавляемый им, не являлся обособленным структурным подразделением.

Кроме того, от него, вопреки требованиям ст.136 КЗоТ РФ, Глава Администрации области не отобрал письменного объяснения; уволен он был по истечении шестимесячного срока со дня совершения дисциплинарного проступка; Главой Администрации не была учтена тяжесть совершенного проступка. В противоречие с Уставом Волгоградской области Глава Администрации по вопросу его увольнения вынес не распоряжение, а постановление.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе М.С.Рыльцева указывается о несогласии с решением суда и ставится вопрос о его отмене и принятии нового решения об удовлетворении иска.

В обоснование жалобы указано на то, что в силу занимаемой должности и структуры подразделения истец не мог быть уволен по п.1 .1 ст.254 КЗоТ РСФСР, а доводы суда о функциональной обособленности подразделения применительно к увольнению являются несостоятельными. Вывод суда сделан без учета акта компетентной комиссии и признания судом того, что результаты проведенной проверки “не свидетельствуют о необеспечении режима секретности” в подразделении. Сославшись на Указ Президента РФ N 810 от 6 июня 1996 г. “О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы” и Инструкцию по обеспечению режима секретности, суд не указал, какие конкретные требования законодательства были нарушены, не учел того, что увольнение произведено без отобрания у истца объяснений по вменяемым для увольнения обстоятельствам, а признание таковыми объяснений по материалам проверок является неправильным. Судом ошибочно признано, что увольнение произведено в установленный законом срок. Не были удовлетворены ходатайства истца, направленные на представление имеющих значение для дела доказательств. Неправильным является суждение суда относительно формы документа об увольнении истца.

В протесте прокурора также указывается на незаконность решения суда и ставится вопрос о его отмене и направлении дела на новое рассмотрение по мотиву того, что возглавляемый М.С.Рыльцевым отдел не является обособленным структурным подразделением, а следовательно, истец не мог быть уволен по указанному выше основанию. Неправильным является суждение суда и в части увольнения истца за пределами шестимесячного срока со дня совершения проступка и без отобрания у него объяснений.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и протеста, суд находит, что решение суда подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно п.1 ч.1 ст.254 КЗоТ РСФСР прекращение трудового договора (контракта) по данному основанию может иметь место в случае однократного грубого нарушения трудовых обязанностей руководителем предприятия, учреждения, организации (филиала, представительства, отделения и другого обособленного подразделения) и его заместителями.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. (в редакции от 15 января 1998 г.) “О некоторых вопросах применения судами РФ законодательства при разрешении трудовых споров” раз)яснено, что подразделение юридического лица может считаться обособленным, если оно отвечает требованиям, содержащимся в ст.55 ГК РФ.

Из дела видно, что М.С. Рыльцев с 31 марта 1993 г. работал в должности заведующего отделом специальной документальной связи аппарата Главы Администрации Волгоградской области, являющегося одним из подразделений Управления делами. Постановлением Главы Адлминистрации области за N 920 от 29 декабря 1999 г. он уволен по предусмотренному п.1 ч.1 ст.254 КЗоТ РСФСР основанию.

Отказывая в удовлетворении предъявленного иска, суд исходил из того, что увольнение истца по данному основанию являлось возможным, так как из заключенного с истцом контракта следует, что он предупреждался о возможности прекращения с ним трудового договора в случае даже однократного нарушения взятых им обязательств, связанных с защитой государственной тайны, а такое нарушение имело место. Возглавлявшийся Рыльцевым М.С. отдел имеет статус специального подразделения, непосредственно подчинен Главе Администрации области, а по специальным вопросам Центральному органу Администрации Президента РФ. Допущенное М.С.Рыльцевым нарушение является грубым. Решение вопроса об увольнении истца соответствует и положениям, предусмотренным Указом Президента РФ “О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы”, федеральному закону “О государственной тайне” и соответствующих действующих инструкций.

С суждением суда о правомерности увольнения истца нельзя согласиться.

Проанализировав обстоятельства проступка (упущения, ошибки) истца в работе и признав правомерным его увольнение с работы, суд фактически не опроверг и не привел мотивов, по которым посчитал несостоятельным довод истца о том, что возглавляемый им отдел не относится к предусмотренным п.1 ч.1 ст.254 КзоТ РСФСР подразделениям, в то время, как именно эта норма закона указана основанием увольнения М.С.Рыльцева и правомерность этого и оспаривалась истцом.

Возможность увольнения М.С.Рыльцева за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей суд мотивировал тем, что последний является государственным служащим и начальником отдела, являющегося подразделением специальных сепкретных органов.

Между тем, статья 25 федерального закона “Об основах государственной службы Российской Федерации” предусматривает, что помимо оснований, предусмотренных законодательством РФ о труде, увольнение государственного служащего может иметь место в случаях несоблюдения обязанностей и ограничений, установленных для государственного служащего настоящим федеральным законом, разглашение сведений, составляющих государственную и иную охраняемую законом тайну и др.

В соответствии со ст.23 Закона РФ “О государственной тайне” однократное нарушение должностным лицом или гражданином взятых на себя предусмотренных трудовым договором (контрактом) обязательств, связанных с защитой государственной тайны, является условием прекращения его допуска к государственной тайне. Прекращение допуска должностного лица или гражданина к государственной тайне вляется дополнительным основанием для расторжения с ним трудового договора (контракта), если такие условия предусмотрены в трудовом договоре (контракте).

Указом Президента РФ “О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы” установлена возможность применения дисциплинарной ответственности, вплоть до освобождения от занимаемой должности за однократное грубое нарушение дисциплины в системе государственной службы. Однако, данное указание не исключает того, что привлечение к дисциплинарной ответственности может иметь место без соблюдения соответствующих требований трудового законодательства, то есть без указания оснований и порядка расторжения трудового договора (контракта).

Суд, не опровергнув позицию истца в части его доводов о характере возглавляемого им подразделения, фактически не высказал суждения о правомерности его увольнения по указанному в постановлении Главы администрации основанию и мотивировал решение основаниями прекращения трудового договора, предусмотренными частью второй ст.254 КЗоТ РСФСР. При этом, в решении нет сведений, указывающих на то, что М.С.Рыльцев был лишен допуска к государственной тайне, что в силу ст.23 закона “О государственной тайне” является дополнительным основанием для расторжения с ним трудового договора (контракта). Вопрос об изменении основания расторжения трудового договора и возможности этого судом не обсуждался.

Кроме того, в исковом заявлении М.С.Рыльцев указывал на то, что его увольнение произведено без учета тяжести и времени совершенного проступка, его отношения к работе и поведения, однако, по этому доводу искового заявления суд суждения не высказал.

На основании изложенного, руководствуясь ст.305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Волгоградского областного суда от 10 августа 2000 г. отменить и дело направить в этот же суд на новое рассмотрение.

Председательствующий:

Судьи:

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 16-Г00-17
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 02 октября 2000

Поиск в тексте