• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2001 года Дело N 18-В00-125

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Дело N 18-В00-125

г.Москва 22 января 2001 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего М.Н. Лаврентьевой

судей Н.К. Толчеева

А.М. Маслова

рассмотрела в судебном заседании от 22 января 2001 года гражданское дело по иску Шичкина А.И. к Миронову П.А. о возмещении материального и морального вреда

по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на состоявшиеся по делу судебные постановления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения Шичкина А.И., возражавшего против доводов протеста, и Савина М.С. в интересах Миронова П.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей протест обоснованным, Судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Шичкин А.И. обратился в суд с иском к Миронову П.А. о возмещении материального и морального вреда, указывая на то, что 7 апреля 1997 г. ими был подписан акт о безвозмездной передаче от ЗАО “Южный нефтяник” имущества Ханьковского подсобного хозяйства, начальником которого на то время был ответчик, в собственность АПП “Приазовец”, директором которого является он (истец), но имущество фактически передано не было, это создало препятствия в производственной деятельности, в результате чего он понес убытки, представляющие собой упущенную выгоду в виде не полученной заработной платы в сумме 362 610 руб., кроме того, 21 сентября 1997 г. ответчик причинил ему телесные повреждения, повредил диктофон с магнитной лентой, стоимость записи на которой он оценивает в 429000 руб., в связи с отстаиванием прав на подсобное хозяйство в судебных органах ему причинен моральный вред, подлежащий компенсации ответчиком в размере 30 000 руб.

Решением Славянского районного суда Краснодарского края от 23 февраля 1999 года взысканы с Миронова П.А. в пользу Шичкина А.И. неполученные доходы (упущенная выгода) в сумме 364 221 руб., компенсация морального вреда - 5000 руб. и государственная пошлина - 100 руб., а также пошлина в доход государства в сумме 12 324 руб. 15 коп. В части иска о взыскании стоимости записи на магнитной ленте в сумме 429 000 руб. отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 27 мая 1999 года оставлен без удовлетворения протест заместителя прокурора края, а решение Славянского районного суда – без изменения.

В протесте, внесенном Заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права.

Обсудив доводы протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит его подлежащим удовлетворению.

Из дела видно, что Шичкин А.И. и Миронов П.А. правом собственности либо иными вещными правами на имущество, передаваемое по акту от 7 апреля 1997 года, не обладали. Данный акт подписан ими, как работниками ЗАО “Южный нефтяник” и АПП “Приазовец”, согласно заключенному между этими юридическими лицами договору о безвозмездной передаче имущества Ханьковского подсобного хозяйства (л.д. 7 – 9). Такие действия влияют на гражданские права и гражданские обязанности указанных юридических лиц, экономический спор между которыми, связанный с исполнением договора, на основании ст. 22 АПК РФ подлежит рассмотрению арбитражным судом.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Судом эти положения закона учтены не были. Не отграничен вред, причиненный имуществу юридического лица, от вреда, который причинен личности или имуществу гражданина.

Возлагая на ответчика обязанность по возмещению вреда, суд указал на то, что Миронов П.А. своими действиями, выразившимися в самовольном завладении сельскохозяйственной техникой, принадлежащей АПП “Приазовец”, препятствовал Шичкину А.П. заниматься производственной деятельностью и причинил ему ущерб в виде неполученных доходов в сумме 364 221 руб.

Между тем, Шичкин А.П. производственной деятельностью не занимался, в своих объяснениях ссылался на препятствия деятельности руководимого им предприятия, что само по себе не свидетельствует о причинении ему, как физическому лицу, какого – либо вреда (л.д. 37-38). В решении суда не приведены доказательства того, что истец по вине ответчика не мог исполнять свои служебные обязанности и утратил заработок (доход) или его часть, например, в результате повреждения здоровья.

Не определены и лица, ответственные за вред и имеющие право на его возмещение, что не позволило правильно определить надлежащие стороны по делу.

Исходя из приведенных выше норм закона, если действиями (бездействием) Миронова П.А. при исполнении договора о передаче имущества был причинен вред АПП “Приазовец”, то ответственность перед этой организацией за такой вред несет ЗАО “Южный нефтяник”, с которым он состоял в трудовых отношениях.

Если же вред имуществу юридического лица был причинен Мироновым П.А. не в связи с исполнением трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то он отвечает за вред непосредственно перед АПП “Приазовец”, а не перед его руководителем.

Правовых норм, позволяющих возложить на ответчика обязанность по возмещению истцу вреда в связи с самовольном удержанием сельхозтехники, принадлежащей юридическому лицу, в решении суда не приведено. Не учтено, что обязанность по выплате заработной платы, неполучение которой расценено судом в качестве упущенной выгоды, возлагается на работодателя в соответствии с нормами трудового законодательства и условиями трудового договора.

Не приведено правового обоснования решения и в части компенсации морального вреда. В силу ст.ст. 151, 1099 ГК РФ суд может возложить обязанность денежной компенсации морального вреда, если указанный вред причинен гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Суд компенсировал истцу физические и нравственные страдания, выразившиеся в том, что он на протяжении двух лет занимался устранением препятствий в пользовании подсобным хозяйством, не назвав закон, предусматривающий возможность денежной компенсации морального вреда в подобном случае.

Президиум краевого суда указал в своем постановлении на то, что Миронов П.А. самовольно угонял принадлежащую Шичкину А.И. сельхозтехнику, вред причинен не только повреждением имущества истца, но и его здоровья, чести и достоинства, в связи с чем имеются основания для возмещения не только материального, но и морального вреда.

Указанные доводы не соответствуют установленным судом первой инстанции обстоятельствам, свидетельствующим о принадлежности сельхозтехники АПП “Приазовец”, а не истцу, а также основаниям, по которым на ответчика возложена обязанность денежной компенсации морального вреда.

Ответственность по возмещению материального и морального суда по основанию повреждения здоровья истца либо в связи распространением сведений, порочащих его честь и достоинство, на ответчика судом первой инстанции не возлагалась, требования разумности и справедливости с учетом характера и степени повреждения здоровья истца при определении денежной компенсации не обсуждались. В своих объяснениях на протест заместителя прокурора края Шичкин А.И. сообщил, что им по уголовному делу предъявлен другой иск о возмещении вреда в связи с телесными повреждениями, причиненными ему 21 сентября 1997 г. Мироновым П.А.

Существенно нарушены нормы процессуального права и при рассмотрении дела в надзорном порядке.

В случае принесения протеста на вступившее в законную силу решение суда лицом, указанным в ст. 320 ГПК РСФСР, судом рассматривается дело в порядке надзора с соблюдением требований ст. 325 ГПК РСФСР, согласно которой сторонам и другим лицам, участвующим в деле, направляются копии протеста, принесенного по их делу; в необходимых случаях стороны и другие лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте рассмотрения дела; суд назначает время рассмотрения дела с таким расчетом, чтобы лица, участвующие в деле, имели возможность представить письменные объяснения на протест и дополнительные материалы.

В нарушение указанных требований процессуального закона в материалах дела отсутствуют сведения о том, что лица, участвующие в деле, были извещены о времени и месте рассмотрения дела в порядке надзора.

Вследствие этого ответчик была лишен права быть выслушанным судом надзорной инстанции, хотя президиум сделал противоположные содержащимся в решении выводы о собственнике имущества, изменил основания иска, определив объем прав и обязанностей сторон иначе, чем это сделано судом первой инстанции.

Руководствуясь п. 2 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Славянского районного суда Краснодарского края от 23 февраля 1999 года и постановление президиума Краснодарского краевого суда от 27 мая 1999 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий:

Судьи:

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 18-В00-125
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 22 января 2001

Поиск в тексте