• по
Более 60000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 апреля 2000 года Дело N 43-Г00-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Дело N 43-Г00-3

г.Москва 10 апреля 2000 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Манохиной Г.В.

судей Пирожкова В.Н.

Хаменкова В.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 10 апреля 2000 года дело по кассационной жалобе Чураковой А.А. на решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 августа 1999 года об отказе ей в иске к ГПО “Воткинский завод” о понуждении к заключению договора приватизации жилого помещения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., Судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Чуракова А.А. обратилась в суд с иском к Государственному производственному объединению “Воткинский завод” о понуждении к заключению договора приватизации кв.16 д.2 в п.Молодежном Завьяловского района.

В обоснование своих требований указала на то, что данная квартира в 1979 году была предоставлена ответчиком ей и ее мужу в связи с работой на предприятии. После смерти мужа в 1997 году обратилась к администрации предприятия с заявлением о ее приватизации, в удовлетворении которого было отказано по тем мотивам, что квартира является служебным жилым помещением.

Ссылаясь на то, что служебного ордера ответчик не выдавал и о том, что предоставляемое жилое помещение является служебным, не предупреждал, Чуракова А,А. просила обязать его заключить договор бесплатной передачи ей в собственность занимаемой квартиры.

Решением Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 августа 1999 года в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Чуракова А.А. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения и считает его правильным.

В соответствии со ст.4 Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” от 4 июля 1991 г. (с последующими изменениями и дополнениями) служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и приравненных к ним сельскохозяйственных предприятий, приватизации не подлежат.

Собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также предприятия, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений.

В силу ст. 108 ЖК РСФСР служебные жилые помещения предназначаются для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него.

Как видно из материалов дела, теплотехническая станция (ТТС) - цех N 29 ГПО “Боткинский завод” является режимным предприятием с высокой степенью секретности проводимых на нем работ.

Согласно генеральному плану 1961 года дом N 2 в п.Молодежный, в котором проживает истица, является домом аварийного персонала, обслуживающего ТТС.

При этом судом установлено, что поселок Молодежный не является административно-территориальной единицей Удмуртской Республики и его наименование носит условный характер, а указанный выше дом, расположенный в запретной зоне предприятия, в качестве объекта жилищного фонда не зарегистрирован.

То обстоятельство, что квартиры в этом доме предназначались для аварийного персонала цеха N 29 ГПО “Боткинский завод” и заселялись исключительно работниками, обслуживающими ТТС, подтверждено, в частности, списком проживающих в них лиц, показаниями свидетелей, выданным предприятием одному из своих работников ордером на жилое помещение в доме аварийного персонала, и истицей по существу не оспаривалось.

Последняя в судебном заседании не отрицала, что и ей с мужем спорная квартира была предоставлена администрацией цеха N 29 в связи с их трудовыми отношениями и работой на ТТС.

Из пояснений представителя ответчика усматривается, что необходимость проживания работников ТТС вблизи от места работы обусловлена спецификой производства. Поэтому приватизация ими жилых помещений в доме, расположенном в запретной зоне режимного предприятия, с возникновением права последующего отчуждения этих помещений не совместима с обеспечением секретности и безопасности проводимых на предприятии работ.

В связи с этим служебный статус дома был закреплен решением Якшурской сельской администрации Завьяловского района Удмуртской Республики N 7 от 10 января 1997 года.

Данные доводы подтверждены материалами дела и истицей не опровергнуты.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что занимаемая истицей квартира, как и другие жилые помещения в том же доме, предназначена для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него, в силу ст. 101 ЖК РСФСР является служебным жилым помещением и приватизации в соответствии с требованиями ст.4 вышеуказанного Закона о приватизации жилищного фонда без согласия собственника жилищного фонда не подлежит.

При этом суд обоснованно исходил из того, что вынесение сельской администрацией решения о закреплении в отношении жилого дома предприятия статуса служебного жилья в 1997 году не означает наличия права на приватизацию жилых помещений, у лиц, вселившихся в них до вынесения данного решения. Поскольку судом установлено наличие такого статуса по существу со времени сдачи дома в эксплуатацию в 1961 году и заселения работников предприятия.

В судебном заседании, кассационной жалобе истица не отрицала, что под понятием дома для “аварийного персонала”, на что указано в генеральном плане застройки предприятия того же 1961 года, ответчик имел в виду именно понятие служебного жилья.

Доводы Чураковой А.А. о том, что служебный ордер на спорное жилое помещение ей не выдавался, не свидетельствует об отсутствии у этого жилого помещения такого статуса.

Ссылка в кассационной жалобе на нахождение дома, в котором проживает истица, на неохраняемой территории не имеет правового значения и на наличие особого статуса жилых в нем помещений не влияет.

Утверждения истицы о том, что данный дом является жилым, не противоречит выводам суда об отсутствии его регистрации в качестве объекта жилищного фонда.

На основании изложенного и руководствуясь ст.305 Гражданского процессуального кодекса РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

о п р е д е л и л а:

решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 августа 1999 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Чураковой А.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 43-Г00-3
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 10 апреля 2000

Поиск в тексте