• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ВЕРХОВНЫЙ СУД РФ

78 – О00 – 63

председательствующий

Маслобоев И.Т.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего – Каримова М.А.

Судей Ворожцова С.А. и Похил А.И.

Рассмотрела в судебном заседании 24 августа 2000 года дело по кассационным жалобам осужденных Плотникова, Дюдькина, Мартыновой, Дмитриева, Неправды, Петрова; адвокатов Казимирчик , Мацкиной, Исмагулова, Погребняка, Соловьева, Осоцкого; потерпевших Деркача А.В., Руденко О.Г, Кондратюк Т.П., кассационному протесту прокурора на приговор Санкт – Петербургского городского суда от 11 августа 1999 года, которым –

ПЛОТНИКОВ АЛЕКСЕЙ ВИТАЛЬЕВИЧ, родившийся 28 октября 1979 года в городе Ленинграде, ранее не судимый, осужден:

по ст. 105, ч.2, п.п. “д, ж, з, н” УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. 162, ч.З, п.п. “а, в” УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с конфискацией имущества;

по ст. ЗО, ч.З, ст. 161, ч.З, п. “а” УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст. 325 ч.2 УК РФ к штрафу в размере двухсот минимальных размеров оплаты труда в сумме 16698 рублей.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Плотникову А.В. наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в размере 16698 рублей, с отбытием наказания в исправительной колонии особого режима.

ДЮДЬКИН АЛЕКСЕЙ СЕРГЕЕВИЧ, родившийся 1 октября 1978 года в городе Ленинграде, ранее не судимый, осужден

по ст. 105, ч.2, п.п. “д, ж, з, н” УК РФ к пожизненному лишению свободы;

по ст. 162, ч.З, п.п., “а, в” УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с конфискацией имущества;

по ст. ЗО, ч.З, ст. 161, ч.З, п. “ а ” УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с конфискацией имущества;

по ст.223, ч.4 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года без штрафа;

по ст. 222, 4.4 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев без штрафа;

по ст.325, ч.2 УК РФ к штрафу в размере ста минимальных размеров оплаты труда в сумме 8349 рублей.

На основании ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Дюдькину А. С. наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества и штрафом в сумме 8349 рублей, с отбытием наказания в исправительной колонии особого режима.

ДМИТРИЕВ ВЛАДИСЛАВ ВИТАЛЬЕВИЧ, родившийся 31 марта 1979 года в городе Ленинграде, ранее не судимый - по ст. 105, ч.2, п.п. “д, ж з”УК РФ оправдан в связи с недоказанностью его участия в совершении данного преступления.

Дмитриев Владислав Витальевич осужден:

по ст. 162, ч.З, п. “в” УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет с конфискацией имущества;

по ст.325, ч.2 УК РФ к штрафу в размере ста минимальных размеров оплаты труда в сумме 8349 рублей.

На основании ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено Дмитриеву В.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с конфискацией имущества и со штрафом в размере 8349 рублей с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

МАРТЫНОВА КСЕНИЯ ВИКТОРОВНА, родившаяся 16 мая 1979 года в городе Воронеже - по ст. 105. ч.2, п.п. “д, ж, з” УК РФ оправдана в связи с недоказанностью ее участия в совершении этого преступления.

Мартынова Ксения Викторовна, осуждена по ст. ЗО ч.З, ст. ЗЗ ч.5, ст. 161, ч.2, п.п. “а, в, г” УК РФ-сроком на 4 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа,

по ст. 161, ч.2, п.п. “а, в, г” УК РФ-сроком на 6 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено Мартыновой К.В. наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет 6 месяцев без штрафа с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

ПЕТРОВ РОМАН АЛЕКСАНДРОВИЧ, родившийся 28 октября 1978 года в городе Ленинграде - по ст. 105, ч.2, п.п. “д, ж, з”УК РФ

оправдан в связи с недоказанностью его участия в совершении данного преступления.

Петров Роман Александрович осужден по

по ст. ЗО ч.З.ст.161, ч.2, п.п. “а, в, г” УК РФ-сроком на 5 лет лишения свободы без штрафа,

по ст. ЗЗ ч.5 ст. 161, ч. 2, п.п. “а, в г” УК РФ сроком на 5 лет лишения свободы года без штрафа.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Петрову Р.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет без штрафа, с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

НЕПРАВДА СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ, родившийся 20 апреля 1979 года в городе Ленинграде, ранее не судимый - по ст. 105, ч.2. п. п. “ д, ж, з ” УК РФ оправдан в связи с недоказанностью совершения им данного преступления.

Неправда Сергей Николаевич осужден к наказанию в виде лишения свободы:

по ст. ЗО, ч.3, ст.1б1, ч.2, п.п. “а ,в, г” УК РФ-сроком на 5 лет без штрафа,

по ст. 162, ч.2, п.п. “а, в” УК РФ-сроком на 8 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного

сложения наказаний окончательно назначено Неправде С.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет с конфискацией имущества, с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Плотникова А.В .в пользу ЗАО “Хлеб” в возмещение материального ущерба сумму 955 рублей 80 копеек;

взыскать с Плотникова А.В. и Дюдькина А.С. солидарно в пользу Руденко О.Г в возмещение материального ущерба сумму 63200 рублей; с Плотникова А.В., Дюдькина А.С. и Дмитриева В.В. солидарно в пользу Кондратюк Т.П. в возмещение материального ущерба сумму 49.080 рублей, в остальной части в иске Кондратюк Т.П. о возмещении материального ущерба - отказано.

Постановлено взыскать с Плотникова А.В. и Дюдькина А.С., солидарно в пользу Кондратюк Т.П. в возмещение морального ущерба сумму 200 тысяч рублей.

Постановлено взыскать с Плотникова А.В. и Дюдькина А.С. солидарно в пользу Деркача А.В. в возмещение морального ущерба сумму 200 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснения осужденного Дюдькина в режиме видеоконференцсвязи, объяснения адвокатов Мацкиной И.Д., Казимирчук Н.А., Погребняка С.В., Осоцкого А.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, объяснения потерпевших Кондратюк, Руденко, Деркача, изменивших основания жалоб и просивших оставить приговор без изменения, заключение прокурора Сарычева Н.П. , полагавшего необходимым удовлетворить протест; отменить приговор за истечением сроков давности по ст. 325 ч.2 в отношении Дмитриева и Дюдькина, а в отношении Плотникова по ст. 325 ч. 2, 222ч. 4, 223 ч. 4 УК РФ, а в остальном оставить приговор без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Плотников и Дюдькин признаны виновными и осуждены за совершение умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах.

Они, а также Дмитриев и Неправда осуждены за совершение разбойного нападения.

Плотников, Мартынова, Дюдькин, Петров и Неправда осуждены также за покушение на грабеж. Мартынова осуждена за грабеж, а Петров – за соучастие в грабеже.

Плотников, Дюдькин, Дмитриев осуждены за похищение документов. Дюдькин осужден и за незаконное изготовление холодного оружия и не законное ношение холодного оружия и газового оружия.

Преступления осужденными совершены в декабре 1997 – мае 1998 года в городе Санкт – Петербурге при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Осужденный Петров вину в совершении преступления не признал.

Остальные осужденные вину в совершении преступлений признали частично.

На приговор все осужденные, а также их адвокаты подали кассационные жалобы.

Осужденная Мартынова и адвокат Соловьёв в её защиту в кассационных жалобах просят приговор изменить и полагают, что квалификация действий Мартыновой судом определена неправильно. Деяния от 2 и 4 февраля охватывались единым умыслом. Мартынова не была осведомлена о поездке к Деркачу 2 февраля. В жалобах содержится просьба об исключении из обвинения Мартыновой эпизода от 2 февраля 1998 года, квалифицированного как покушение на грабеж. Кроме того, авторы жалоб просят смягчить назначенное судом Мартыновой наказание.

Осужденный Дмитриев и адвокат Исмагулов А.К., в защиту последнего в кассационных жалобах выражают несогласие с квалификацией действий Дмитриева и мерой наказания. В жалобах отмечается, что у Дмитриева не было умысла ни на разбойное нападение, ни на убийство Ляшко. Первоначальные допросы Дмитриева проводились без адвоката, на него оказывалось физическое и психическое давление. И осужденный, и адвокат просят переквалифицировать действия Дмитриева на ст. 144 ч. 3 и 325 УК РФ и снизить наказание.

Осужденный Петров и его адвокат Осоцкий в кассационных жалобах указывают, что Петров не принимал участие в разработке плана грабежа. У Петрова имелось алиби, так как он находился в это время на занятиях, что, по мнению авторов жалоб, подтверждено показаниями свидетелей и документами. Адвокат отмечает, что суд не дал оценки роли Петрова по эпизоду в январе 1998 года. Вывод суда о пособничестве в грабеже, совершенном 4 февраля 1998 года не основан на доказательствах. В жалобах также отмечается, что суд не правильно разделил продолжаемое преступление на два самостоятельных оконченных состава преступления.

Дюдькин и адвокат Мацкина И.Р. в защиту последнего в кассационных жалобах просят приговор в отношении Дюдькина отменить и в обосновании своей просьбы в жалобах указывают, что действия осужденного по эпизоду в отношении потерпевшего Никонова должны быть квалифицированы по ст. 162 ч. 2 п. п. ‘’ а, г ‘’ . Смерть Никонова, по мнению авторов жалоб наступила от действий Плотникова, а не Дюдькина. Убивать Никонова Плотников и Дюдькин не хотели. Необоснованно суд отказал в проведении стационарной судебно – психиатрической экспертизы в отношении Дюдькина.

В жалобах отмечается, что не доказана вина Дюдькина в убийстве Ляшко. Совершить ограбление Ляшко предложил Дмитриев. Дюдькин ни каких ударов Ляшко не наносил. Ни какой договоренности между Дюдькиным, Дмитриевым и Плотниковым на убийство Ляшко не было. Квалификация как убийство, совершенное организованной группой, а также разбойное нападение на Деркача, является неправильной, поскольку п. ‘’ з ‘’ ст. 105 УК РФ содержит ответственность за совершение убийства, сопряженного с разбоем.

Осужденный в жалобе указывает, что показания Дмитриева были ложными, в обсуждении планов преступлений он не участвовал, не участвовал и в разработке алиби по эпизоду убийства Деркача. Также он указывает, что к нему на предварительном следствии применялись незаконные методы ведения следствия.

А адвокат в жалобах отмечает, что Дюдькин незаконно осужден за незаконное ношение газового оружия, а также за похищение военного билета, так как не доказана его вина в совершении этих преступлений.

Кроме того, в жалобах отмечается, что судом не приняты во внимание данные о личности Дюдькина, что он ранее не судим, положительно характеризуется. Воспитывался в неблагополучной семье.

Осужденный Плотников и адвокат Казимирчик в кассационных жалобах подробно описывают их версии содеянного Плотниковым, анализируют доказательства, имеющиеся в уголовном деле, и просят приговор отменить. В обосновании такой просьбы и осужденный, и адвокат в жалобах отмечают, что суд пришел к неправильному выводу о том, что Плотников и Дюдькин объединились в организованную группу для совершения насильственных преступлений. При совершении преступлений действия Плотникова и Дюдькина были самостоятельными, о совместных действиях они не договаривались. В эпизоде с Никоновым предлагается действия Плотникова квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ и по ст. 162 ч. 2 п. ‘’ а, г ‘’ УК РФ, так как в действиях Плотникова не было умысла на убийство Никонова.

По мнению авторов жалоб, суд пришел к необоснованному выводу о том, что между Плотниковым и Дюдькиным была договоренность об убийстве Деркача. В этом эпизоде Плотников должен нести ответственность только за совершение разбойного нападения. Без достаточных оснований суд квалифицировал действия Плотникова и Дюдькина от 2 февраля 1998 года как покушение на грабеж. При этом суд вышел за рамки предъявленного Плотникову обвинения.

По их мнению не доказана вина Плотникова и в совершении убийства Ляшко. Показаниям Дмитриева доверять было нельзя, так как они являются противоречивыми. Не законно Плотников осужден и по ст. 325 ч. 2 УК РФ, так как о хищении документов Плотникову ничего не было известно.

В жалобах указывается, что суд не обоснованно не назначил проведение стационарной комплексной психолого – психиатрической экспертизы. Кроме того, в жалобах отмечается, что Плотников добровольно явился в органы прокуратуры и его заявление о совершенных им преступлениях на основании ст. 61 и ст. 62 УК РФ должно было быть учтено судом при вынесении приговора. Однако суд это обстоятельство не признал смягчающим. Не был учтен и возраст осужденного и его характеристики.

Осужденный Неправда и его адвокат Погребняк С.В. в кассационных жалобах просят приговор в отношении Непрады изменить: переквалифицировать действия осужденного на ст. 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в ‘’ УК РФ м снизить срок наказания.

Обосновывая свою просьбу, авторы жалоб полагают, что у Неправды был умысел на совершение грабежа, о чем имелась предварительная договоренность участников преступления. Предлагается считать ошибочным решение суда об искусственном разделении единого преступления на два самостоятельных, позволившее при определении наказания по ст. 69 УК РФ, ухудшившее положение Неправды. Действия Неправды и других осужденных в этом преступлении необходимо было квалифицировать как единое преступление.

Вывод суда о предварительной договоренности между Плотниковым, Дюдькиным и Неправдой на совершение разбойного нападения на Деркача не основан на доказательствах. Действия Плотникова, применившего насилия опасного для жизни и здоровья для завладения имуществом потерпевшего, являлись эксцессом исполнителя, за которые Неправда не должен нести ответственность.

На приговор подана кассационная жалоба потерпевшим Деркач А.В., в которой содержится просьба об отмене приговора в отношении Мартыновой, Петрова и Неправды в части оправдания их в совершении убийства Деркача. Потерпевший полагает, что вина этих осужденных в убийстве в составе организованной группы из корыстных побуждений материалами дела установлена. Кроме того, потерпевший полагает, что это убийство было совершено с особой жестокостью. В дополнительной кассационной жалобе от 15 марта потерпевший Деркач просит не считать изложенные в предыдущей жалобе возражения, но не указывает – какие.

Потерпевший просит удовлетворить гражданский иск о взыскании ему материального ущерба и о возмещении морального вреда в размере 500 млн. рублей.

Потерпевшая Кондратюк Т.П. в кассационных жалобах выражает несогласие с оправданием Дмитриева по ст. ст. 102 ч. 2 п. п.’’ д ж, з ‘’ и ст. 162 ч. 3 п. ‘’ а ‘’ УК РФ. Потерпевшая указывает в жалобах, что именно Дмитриев был организатором нападения на Ляшко, входил в состав организованной группы и принимал участие в совершении тех преступлений, в которых обвинялся органами предварительного следствия.

Потерпевшая Руденко О.Г. в кассационной жалобе не соглашается с выводами суда о том, что не нашел свое подтверждение факт убийства Никонова с особой жестокостью Плотниковым и Дюдькиным. Кроме того, в жалобе содержится просьба квалифицировать действия Плотникова по ст. 325 ч. 2 – дважды – при совершении разбойного нападения на Ляшко и на магазин - булочную.

Потерпевшие Кондратюк, Деркач и Руденко принесли подробные возражения на кассационные жалобы осужденных и адвокатов, в которых просят доводы этих жалоб не удовлетворять.

Государственный обвинитель принес на приговор в отношении Плотникова и Дюдькина протест, в котором просит отменить приговор в отношении этих осужденных по эпизоду разбойного нападения на Никонова. Прокурор полагает, что исключение из обвинения Плотникова и Никонова п. ‘’ б ‘’ ч. 3 ст. 162 УК РФ, то есть совершение разбоя в крупном размере является не обоснованным. Поскольку в процессе разбойного нападения было похищено имущество, превышающее крупный размер, действия осужденных в этом эпизоде, по мнению прокурора, следовало квалифицировать по п. ‘’ б ‘’ ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, кассационного протеста, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступлений установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Факт совершения разбойного нападения на Никонова и убийство последнего подтвержден протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно – медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего и возможности причинения повреждений предметами представленными на исследование – кухонным ножом, металлическим стержнем, шнуром и посмертного колотого ранения – металлической спицей;

показаниями потерпевшей Руденко; дополнительным осмотром места происшествия с участием Плотникова и Дюдькина, в ходе которых они показывали как совершались эти преступления, показаниями Плотникова на предварительном следствии о том, что он и Дюдькин заранее договорились совершить преступления, договорились, что когда они войдут в квартиру Никонова, Плотников оглушит хозяина, а Дюдькин его добьет, что ими было и сделано. Он – Плотников нанес Никонову несколько ударов металлическим прутом по голове, а Дюдькин воткнул Никонову нож в глаз и спицу в ухо.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными, поскольку они были получены в полном соответствии с требованиями УПК РСФСР и ст. 51 Конституции РФ, в присутствии адвоката. Таким образом, доводы кассационных жалоб о том, что Дюдькин якобы не совершал убийства Никонова, судебная коллегия признает не состоятельными. По мнению судебной коллегии, суд правильно определил, что Плотников совершал насильственные действия в отношении Никонова с целью убийства. Дюдькин нанося удары ножом и спицей, а, также завязывая шнур на шее потерпевшего не знал о наступившей смерти Никонова и действовал также с целью убийства последнего.

Судом дана надлежащая оценка выводам судебно – медицинских экспертиз. В частности, судом достоверно установлено, что удары потерпевшему наносились и металлическим стержнем, который был взят Плотниковым и Дюдькиным перед приходом в квартиру потерпевшего. Дюдькин показывал, что Плотников наносил удары по голове Никонова именно этим металлическим стержнем.

Юридическая оценка действий Плотникова и Дюдькина в отношении Никонова судом определена правильно, а доводы кассационных жалоб в отношении Плотникова и Дюдькина о якобы не правильной квалификации этих действий судебная коллегия признает не состоятельными.

Вина Плотникова в совершении разбойного нападения на булочную подтверждена показаниями потерпевших Дударевой Ю.В. и Анисимовой Т.А. о том, что 18 января 1998 года было совершено нападение на их магазин. Нападавшие требовали деньги, угрожали им пистолетом.

По заключению дактилоскопической экспертизы на месте преступления были обнаружены отпечатки пальцев Плотникова.

Совершение данных преступных действий не отрицал и сам Плотников.

Квалификация данных преступных действий Плотникова у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Факты совершения Плотниковым, Неправдой, Дюдькиным, Петровым, Мартыновой преступлений 2 и 4 февраля 1998 года в отношении Деркача подтверждены показаниями потерпевшего Деркача о том, что, вернувшись домой 4 февраля он увидел в квартире убитого сына с ранениями и белым шнуром на шее. На полу видел нож с зеленой ручкой. В квартире был беспорядок, из дома пропали кожаная куртка, телефон и другие вещи.

Утром 2 февраля он видел, как в его квартиру звонил ранее ему не знакомый Петров.

По заключению дактилоскопической экспертизы в квартире Деркача был обнаружен след руки Плотникова.

Свидетель Большеменинов показывал, что зимой 1998 года он подвозил Плотникова и несколько его знакомых в район Ленинского проспекта и сказал, что нужно будет кое – что перевезти. Около дома, где они остановились, он ожидал возвращения этих людей. Первой возвратилась девушка. А еще через несколько минут – все остальные. У одного из них была большая спортивная сумка, которую положили в багажник.

Во время дополнительных осмотров места происшествия с участием Плотникова А.В. и Дюдькина А.С. последние подробно показывали и рассказывали, где и каким образом они совершали насильственные действия в отношении Деркача: Плотников наносил потерпевшему удары кулаками и ногами по голове, а Дюдькин - удар ножом в грудь в область сердца, затем завязал на шее электрический шнур, что подтверждается протоколами данных осмотров и фототаблицами к ним.

Доказательствами вины подсудимых являются также их показания в стадии предварительного следствия, полученные в установленном законом порядке и которые суд обоснованно положил в качестве доказательств в основу приговора.

В частности, по показаниям Дюдькина А.С. во время очной ставки с Плотниковым А.В. от 27.11.98 перед первой поездкой к Деркачу с целью его ограбления по их плану он /Дюдькин/, Плотников, Неправда и Петров должны были подстеречь Деркача у дверей на лестничной площадке, где они ожидали его около часа.

Дюдькин А.С. во время очной ставки с Неправдой С.Н. 23.07.98 показал, что сначала они не планировали убивать Деркача, хотели только ограбить его, но после того, как 2.02.98 им не удалось это сделать, он и Плотников решили убить Деркача. Остальные -Неправда, Мартынова, Петров - об этой договоренности не знали;

Неправда С.Н. во время допроса в качестве обвиняемого 22.07.98 показал, что он, Петров, Мартынова, Плотников и Дюдькин заранее обсуждали возможность ограбления Деркача, разработали план совместных действий, но, когда он, Плотников и Дюдькин попытались с этой целью проникнуть в его квартиру, им это не удалось, т.к. Деркача не было дома. Тогда через несколько дней он, Мартынова, Плотников и Дюдькин вновь пришли в дом Деркача и, согласно их новому плану, Мартынова и Плотников зашли в квартиру, т.к. Деркач открыл Мартыновой дверь, а он и Дюдькин остались ждать на лестнице. Плотников должен был “вырубить” Деркача. Через несколько минут Мартынова выскочила из квартиры, а он и Дюдькин в нее вошли. Он увидел лежащего на полу парня с накрытым лицом, который хрипел. Они стали “обыскивать” квартиру. Перед уходом Дюдькин сказал Плотникову: “Надо мочить”, т.е., как он понял - убить Деркача. Плотников согласился. Через несколько минут они покинули квартиру. В этот же день Плотников сказал Мартыновой об убийстве Деркача.

Согласно показаниям Неправды С.Н. во время очной ставки с Петровым Р.А. от 21.12.98 Петров участвовал в обсуждении планов ограбления Деркача и согласился в этом ограблении участвовать, 2.02.98 он, Плотников, Дюдькин и Петров ездили в адрес Деркача именно с целью его ограбления.

Мартынова К.В., будучи допрошенной в качестве обвиняемой 2.10.98, показала, что Петров привез ее в кафе на одну из встреч с Плотниковым, Неправдой и Дюдькиным специально для того, чтобы обсудить вопрос об ограблении Деркача, где Петров рассказал остальным, что Денис раньше покупал ей транспортные карточки. Плотников предложил ей договориться о приезде домой к Денису под предлогом получения данной карточки. Петров вместе с остальными обсуждал план проникновения в квартиру Дениса. Через несколько дней Петров сказал ей, чтобы она позвонила Денису и сказала, что придет к нему домой утром на следующий день. Петров говорил, что если Денис будет знать о ее приезде, то он откроет дверь для Плотникова, Неправды и Дюдькина. Она позвонила Деркачу и договорилась с ним о встрече в указанное Петровым время, хотя понимала, что в результате ее действий у Дениса отнимут деньги.

В показаниях в качестве обвиняемой от 30.10.98 Мартынова пояснила, что видела, как 4.02.98 в квартире Плотников нанес Денису один удар по голове, а в этот же день вечером в кафе, где они собрались, Плотников на вопрос Петрова ответил, имея в виду Дениса: “Мы его убили”.

По показаниям Плотникова А.В. в качестве обвиняемого от 21.09.98, предложение ограбить Деркача исходило от Петрова и Мартыновой.

О наличии у Плотникова и Дюдькина совместного умысла и предварительной договоренности на убийство Деркача свидетельствуют и показания Плотникова в качестве обвиняемого от 25.05.98, согласно которым они продумывали разные варианты и пришли к выводу, что “Дениса надо убить”.

Проверялся судом и вопрос о якобы имевшемся у Петрова алиби 2 февраля 1998 года. По мнению судебной коллегии, суд проверив все представленные на этот счет документы, допросив свидетелей, пришел к правильному выводу, что Петров принимал участие в совершении преступления в отношении Деркача.

Оценивая действия Петрова Р. А. по эпизоду от 4.02.98, суд правильно отметил в приговоре, что хотя сам Петров в этот день не был в квартире Деркача и не участвовал в совершении насильственных действий в отношении потерпевшего и завладении его имуществом.

Однако он после неудачной попытки совершения 2.02.98 грабежа имущества Деркача участвовал вместе с Плотниковым, Неправдой и Дюдькиным в разработке нового плана проникновения с этой целью в квартиру потерпевшего: в частности, судом достоверно установлено, что именно Петров сообщил остальным соучастникам о том, что Деркач ранее покупал для Мартыновой проездные карточки, и предложил ей договориться с Деркачом о встрече под предлогом получения такой карточки в квартире потерпевшего, в которую она должна была привести Плотникова, Дюдькина и Неправду для последующего совершения грабежа имущества Деркача;

именно Петров вместе с Плотниковым, реализовывая данный план, 3.02.98, настоял на том, что Мартынова договорилась с Деркачом об указанной встрече, в результате чего стало возможным проникновение в квартиру потерпевшего. Суд правильно отметил, что умыслом Петрова охватывалось применение остальными соучастниками насилия к потерпевшему. Таким образом, суд сделал правильный вывод о том, что Петров содействовал совершению преступлений советами, указаниями, предоставлением информации.

В связи с этим, доводы кассационных жалоб о якобы имевшемся у Петрова алиби и отсутствии доказательств в совершении преступления в отношении Деркача, судебная коллегия признает не состоятельными.

Роль каждого участника этих преступлений судом определена правильно.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что суд ошибочно определил квалификацию всех осужденных по эпизоду от 2 февраля 1998 года, как покушение на грабеж.

Все преступные действия осужденных как 2 февраля, так и 4 февраля 1998 года были направлены для достижения единой цели завладения имуществом Деркача противоправным путем, охватывались единым умыслом, поэтому все эти действия осужденных являются продолжаемым преступлением.

То обстоятельство, что непосредственное завладение имуществом производилось различными способами – Мартыновой, Петровым – путем грабежа, а остальными - путем разбойного нападения, не может свидетельствовать, что все они совершили два самостоятельных преступления.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора как излишнее осуждение Плотникова, Дюдькина по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 3 п. ‘’ а ‘’ УК РФ каждого; Мартыновой – по ст. ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в, г ‘’ УК РФ; Петрова и Неправды - по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в, г ’’ УК РФ, каждого.

Доводы кассационных жалоб в этой части судебная коллегия находит правильными.

Вина Плотникова, Дюдькина, Дмитриева в совершении преступлений в отношении потерпевшего Ляшко, а также вина Дюдькина в незаконном изготовлении и ношении холодного оружия и незаконном ношении газового оружия подтверждена показаниями осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в которых они подтверждали предварительную договоренность на совершение разбойного нападения на Ляшко и договоренности Плотникова и Дюдькина об убийстве Ляшко, не ставя об этом в известность Дмитриева.

Приведенные в качестве доказательств в приговоре показания осужденных были получены в полном соответствии с требованиями закона. Оснований для оговора Дмитриевым Плотникова и Дюдькина, как об этом указывается в кассационных жалобах, по делу не установлено.

Эти показания согласуются с показаниями потерпевших, свидетеля Осиповой Л.А., протоколами обыска в квартире Дюдькина, заключениями баллистической и криминалистической экспертиз, заключением судебно – медицинской экспертизы о причинах смерти потерпевшего от повреждений, которые могли быть причинены именно теми предметами и при тех обстоятельствах, на которые указывали осужденные.

При задержании Дмитриеву разъяснялись все его как процессуальные, так и конституционные права, в том числе и право на защиту. При допросе в качестве подозреваемого Дмитриев заявил, что не нуждается в услугах адвоката. При предъявлении Дмитриеву обвинения адвокат был предоставлен, и все последующие следственные действия проводились с участием адвоката.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о том, что показаниям Дмитриева суд не должен был доверять, судебная коллегия признаёт не состоятельными.

Подтверждена приведенными в приговоре доказательствами и вина Плотникова, Дюдькина и Дмитриева в совершении преступления, предусмотренного ст. 325 ч. 2 УК РФ, поскольку достоверно установлено, что при совершении разбойного нападения похитили водительское удостоверения Ляшко, а Плотников при совершении разбойного нападения на булочную похитил водительское удостоверение на имя Шеина и справку о прохождении медкомиссии.

Не состоятельными судебная коллегия признаёт и доводы кассационных жалоб о том, что на осужденных, на предварительном следствии якобы оказывалось физическое и психологическое давление.

Прокуратурой проводилась проверка аналогичных заявлений Дюдькина и Дмитриева и сделан вывод о том, что такие факты не подтвердились.

Суд с такими выводами прокурора согласился. По мнению судебной коллегии такой вывод суда является обоснованным.

Данных о том, что убийства Никонова и Деркача совершалось с особой жестокостью в судебном заседании не установлено, поэтому следует признать правильными выводы суда об исключении из обвинения Плотникова и Дюдькина совершения убийств Никонова и Деркача с особой жестокость. В связи с этим доводы кассационной жалобы потерпевшего Деркач о якобы неправильном исключении из обвинения данного квалифицирующего признака, судебная коллегия находит не состоятельными.

Психическое состояние всех осужденных, в том числе и Дюдькина, судом проверялось. Судом оценивались как заключения судебно – психиатрических экспертиз, о том, что все осужденные во время совершения преступных действий могли отдавать отчет своим действиям и руководить ими, и оснований не доверять этим заключениям экспертов психиатров у суда не было, так и медицинские документы и показания свидетелей.

Каких – либо оснований для назначения стационарной судебно – психиатрической экспертизы в отношении Дюдькина судом обоснованно не усмотрено.

Судом правильно разрешены гражданские иски. Размер иска о компенсации морального вреда в пользу Кондратюк определен судом с учетом требований закона и требований разумности и справедливости.

В связи с этим судебная коллегия находит не состоятельными доводы кассационных жалоб потерпевшей Кондратюк о якобы неправильном удовлетворении её исковых требований.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами кассационных жалоб потерпевшей Деркач о якобы неправильном оправдании Мартыновой. Петрова и Неправды за убийство Деркача.

Суд сделал правильный вывод о том, что в представленных в суд и исследованных в суде доказательствах отсутствуют данные о том, что Мартынова, Петров и Неправда совершали в отношении Деркача действия, направленные на причинение ему смерти. Нет в деле доказательств и тому, что они договаривались с Плотниковым и Дюдькиным о совместном совершении убийства Деркача.

Каких – либо нарушений норм УПК РСФСР, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Оснований для смягчения наказания за преступления, вина за которые полностью в суде доказана, судебная коллегия не усматривает.

Наказание всем осужденным назначено с учетом тяжести ими содеянного, данных, характеризующих личность каждого из них, всех смягчающих их наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Обоснованно суд не признал явку Плотникова в прокуратуру как добровольную. Поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что написанное им заявление явкой с повинной не является, а его последующее поведение не может расцениваться как активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников.

Судом сделан правильный вывод о том, что Дюдькин и Плотников совершили в отношении Никонова разбойное нападение и убийство, сопряженное с разбоем. При определении размера похищенного суд руководствовался умыслом виновных. Вывод суда основан на материалах дела.

Судебная коллегия в данном конкретном случае не усматривает оснований для удовлетворения протеста, поскольку действия Плотникова и Дюдькина в этой части квалифицированы как разбой при отягчающих обстоятельствах. Наказание им назначено в соответствии с Законом.

Судебная коллегия считает, что в связи с истечением сроков давности на основании ст. 78 УК РСФСР подлежат отмене приговор в отношении Плотникова – по ст. 325 ч. 2 УК РФ; Дюдькина – по ст. 223 ч. 4, 222 ч. 4, 325 ч. 4 УК РФ; Дмитриева – по ст. 325 ч. 2 УК РФ. На основании ст. 5 п. 3 УПК РСФСР дело в этой части подлежит прекращению.

Как видно из материалов дела, вышеуказанные преступления на основании ст. 15 УК РФ относятся к категории небольшой тяжести, совершены они осужденными более двух лет назад, а в соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступлений небольшой тяжести истекло два года

С учетом исключения из приговора осуждения всех осужденных, кроме Дмитриева за грабеж, судебная коллегия считает, что из приговора в отношении Мартыновой, Неправды, Петрова должно быть исключено указание о назначении наказания с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ, а из приговора в отношении Дюдькина, исключение осуждения за этот преступный эпизод должно быть исключено из наказания, назначенного по совокупности приговоров.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Санкт – Петербургского городского суда от 11 августа 1999 года в отношении :

Плотникова Алексея Витальевича в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ; в отношении Дюдькина Алексея Сергеевича – по ст. ст. 223 ч. 4, 222 ч. 4. 325 ч. 2 УК РФ; в отношении Дмитриева Владислава Витальевича – по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить за истечением срока давности. Дело в отношении каждого в этой части на основании ст. 5 п. 3 УПК РСФСР производством прекратить.

Этот же приговор в отношении Плотникова Алексея Витальевича, Дюдькина Алексея Сергеевича, Мартыновой Ксении Викторовны, Петрова Романа Александровича, Неправды Сергея Николаевича изменить.

Исключить из приговора осуждение Плотникова и Дюдькина по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 3 п. ‘’ а ‘’ УК РФ каждого; Петрова и Неправды по ст. ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в. г ‘’ УК РФ каждого; Мартыновой – по ст. 30 ч. 3, 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в, г ‘’ УК РФ.

Плотникову Алексею Витальевичу на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. ‘’д, ж, з, н ‘’, 162 ч. 3 п. п. ‘’ а, в ‘’УК РФ окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Дюдькину Алексею Сергеевичу на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. ‘’ д, ж, з, н ‘’, 162 ч.3 п. п. ‘’ а, в ‘’ УК РФ окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Мартынову Ксению Викторовну считать осужденной по ст. 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в, г ‘’ УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Петрова Романа Александровича считать осужденным по ст. 33 ч. 5, ст. 161 ч. 2 п. п. ‘’ а, в, г ‘’ УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Неправду Сергея Николаевича считать осужденным по ст. 162 ч. 2 п. п. ‘’ а, в ‘’ УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Дмитриева Владислава Витальевича считать осужденным по ст. 162 ч. 3 п. ‘’ в ‘’ УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот приговор в отношении названных выше осужденных, оставить без изменения, а кассационные жалобы и протест прокурора – без удовлетворения.

Председательствующий –

Судьи –

Копия верна – Судья Верховного

Суда РФ Ворожцов С.А.

 

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл - рассылка

Номер документа: 78-О00-63
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 24 августа 2000

Поиск в тексте