• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 декабря 2008 года Дело N А53-10800/2008-С2-28

Резолютивная часть постановления объявлена 03 декабря 2008 года. Полный текст постановления изготовлен 12 декабря 2008 г. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Ванина В.В. судей М.Г. Величко, Ю.И. Барановой

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Абраменко Р.А.

при участии:

от истца общества с ограниченной ответственностью «Весна-Плюс»: Вешкина М.В., паспорт, по доверенности N 39 от 12 августа 2008 года, Лабунский Н.Н., паспорт, по доверенности N 40 от 12 августа 2008 года от ответчика общества с ограниченной ответственностью ««Страховая компания «Согласие»: Кацелашвили З.Д., паспорт, по доверенности от 3 декабря 2008 года

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Страховая компания «Согласие»

на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 9 октября 2008 г. по делу N А53-10800/2008-С2-28

по иску общества с ограниченной ответственностью "Весна-Плюс"

к обществу с ограниченной ответственностью «Страховая компания «Согласие» о взыскании страховой выплаты в сумме 418 582 руб.

принятое в составе судьи Соколовой Т.Б.

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Весна-Плюс» (далее - ООО «Весна-Плюс», истец) обратился в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Страховая компания «Согласие», (далее - ООО СК «Согласие», ответчик) о взыскании страховой выплаты в сумме 418 582 руб. (с учетом уточнений первоначально заявленных требований, произведенных в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (т. 1, л.д. 227)).

Исковые требования мотивированы тем, что ответчик отказал в выплате страхового возмещения по договору страхования урожая сельскохозяйственных культур с государственной поддержкой N 1610000-00015/06 СК от 16 октября 2006 года. По утверждению истца, урожай, являющийся объектом страхования по указанному договору, частично погиб в результате страхового случая, что обусловило возникновение обязанности страховщика произвести страховую выплату, которая не была исполнена.

Ответчик возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на отсутствие факта гибели и /или повреждения сельскохозяйственных культур, которые были объектом страхования по договору страхования от 16 октября 2006 года, а также нарушение страхователем договора в части условия об уведомлении страховщика. Кроме того, ответчик указал на то, что средняя пятилетняя урожайность, указанная истцом в заявлении на страхование, является завышенной.

Суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме. Решение суда мотивировано тем, что представленными в дело доказательствами подтверждаются факт частичной гибели застрахованного урожая в результате засухи, являющейся согласно договору страхования от 16 октября 2006 года страховым случаем, а также стоимость погибшего урожая. Судом первой инстанции не установлено нарушений договора страхования со стороны страхователя, которые обусловливают правомерность отказа в страховой выплате, в результате чего требования истца признаны правомерными.

ООО СК «Согласие» обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и просило решение арбитражного суда Ростовской области от 9 октября 2008 года отменить и принять по делу новый судебный акт, отказав в удовлетворении иска.

В отзыве на апелляционную жалобу истец приводит доводы, направленные на опровержение доводов апелляционной жалобы, полагая их необоснованными, и просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании представители каждой из сторон поддержали доводы, изложенные, соответственно, в апелляционной жалобе и отзыве на нее.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 16 октября 2006 года между ООО СК «Согласие» в качестве страховщика и ООО «Весна-Плюс» в качестве страхователя был заключен договор N 1610000-00015/06 СК страхования урожая сельскохозяйственных культур с государственной поддержкой (т.1, л.д.7-10).

С точки зрения правовой природы заключенный между сторонами договор является договором имущественного страхования, отношения из которого регулируются главой 48 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Из пункта 2.3 договора страхования от 16 октября 2007 года следует, что объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с риском недобора пшеницы озимой, посеянной на площади 320 га.. В качестве страхового случая пунктом 2.1 договора страхования определены гибель или повреждение сельскохозяйственных культур в результате опасных для сельскохозяйственного производства гидрометеорологических явлений, к которым в соответствии с абзацем вторым указанного пункта относится, в частности засуха атмосферная и (или) почвенная. Согласно пункту 2.8 договора страхования территория страхования определяется площадями посева застрахованных сельскохозяйственных культур; Приложением N 1 к договору к указанным площадям отнесены поля NN 2, 5, 8.

Из вышеизложенного следует, что основанием возникновения обязанности страховщика по страховой выплате является произошедшая в период и на территории страхования полная или частичная гибель урожая озимой пшеницы, причиной которой является опасные гидрометеорологические явления, включая атмосферную и/или почвенную засуху.

Как следует из материалов дела, срок действия договора страхования определен с 16 октября 2006 года по 25 августа 2007 года (пункт 2.5 договора). В соответствии с указанным пунктом страховая премия должна быть уплачена не позднее 1 ноября 2006 года, в противном случае договор не считается заключенным. Данное условие договора соответствует пункту 1 статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Страховая премия в размере, предусмотренном пунктом 2.3 договора страхования - 138 858 рублей 90 копеек - была уплачена истцом ответчику 27 октября 2006 года платежным поручением N 121 (том 1, л.д. 13), т.е. в срок, установленный пунктом 2.5 договора. 27 октября 2006 года истцу был выдан страховой полис N 1610000-00015/06 СК (том 1, л.д.12). Из этого следует, что в соответствии с пунктом 2 статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование, обусловленное заключенным между ООО «Весна-Плюс» и ООО СК «Согласие» договором, распространяется на страховые случаи, происшедшие в период с 27 октября 2006 года по 25 августа 2007 года.

Территорией страхования, как указано выше, являются площади посева пшеницы озимой на полях ООО «Весна-Плюс» NN 2,5,8.

Комиссионным актом от 5 июня 2007 года с учетом акта об исправлении описки от 11 июня 2007 года установлен факт гибели озимой пшеницы на площади 120 га на поле N 2 размером 151 га в результате почвенной и воздушной засухи и проявлением суховейных явлений, имевших место с 13 мая 2007 года по 30 мая 2007 года. Указанные акты составлены истцом с участием начальника гидрометеостанции Гигант и утверждены заместителем Главы Администрации Сальского района - начальником управления сельского хозяйства и окружающей среды (том 1, л.д. 14-15). Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что данный акт обследования сельскохозяйственных культур не может быть принят в качестве надлежащего доказательства не влияет на правильность вывода суда первой инстанции о факте недобора урожая пшеницы, застрахованного по договору от 16 октября 2006 года. Данный факт, помимо указанного акта, подтверждается актами контрольного определения урожайности сельскохозяйственных культур, пострадавших от засухи N 1 от 17 июня 2007 года и N 3 от 1 июля 2007 года, составленными комиссией с участием представителей органов местного самоуправления - Управления сельского хозяйства Администрации Сальского района и Администрации сельского поселения - урожайность озимой пшеницы на поле N 2 составила 12,0 ц/га - на площади 121 га, 36,3 ц/га - на площади 30 га (том 1, л.д. 32, 35). Аналогичные акты были составлены по полям NN 5,8 (соответственно, акт N 2 от 28 июня 2007 года и N 4 от 3 июля 2007 года), согласно которым урожайность озимой пшеницы на поле N 5 составила 23,1 ц/га, на поле N 8 - 24,8 ц/га (том 1, л.д. 86, 88).

Суд первой инстанции обоснованно не принял основанный на заключении ФГОУ ВПО РГАУ-МСХА им. Тимирязева довод ответчика об отсутствии гибели урожая, поскольку, данный вывод сделан на основании фотоматериалов, что следует из содержания описательной части указанного заключения (см.: пункт 2.6 заключения (том 1, л.д. 115), пункт 3.4 заключения (том 1, л.д. 116). Между тем, из представленных фотографий нельзя сделать однозначный вывод об их относимости к спорным полям ООО «Весна-Плюс»; в акте обследования сельскохозяйственных культур от 16 июня 2007 года нет указания на проведение фотографирования застрахованных полей. Довод апелляционной жалобы о том, что экспертное учреждение само изготовило фотографический материал отклоняется, поскольку, как следует из письма ответчика в адрес ООО «Весна-Плюс» N 98 от 23 января 2008 года (том 1, л.д. 95), ООО СК «Согласие приняло решение о проведении независимой экспертизы в ФГОУ ВПО РГАУ-МСХА им. Тимирязева в январе 2008 года, тогда как фотографии, по утверждению ответчика, изготовлены при проведении им обследования полей ООО «Весна-Плюс» 16 июня 2007 года. Из пункта 1.4 заключения следует, что в перечень исследуемых материалов входит CD-носитель с фотоматериалами (том 1, л.д. 114), однако содержание заключения не позволяет установить источник получения данных материалов, что является необходимым условием оценки доказательства как относимого.

Кроме того, как следует из пункта 1.4 заключения ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева, в перечень исследуемых материалов входил лишь один из четырех представленных в дело актов контрольного определения урожайности сельскохозяйственных культур, пострадавших от засухи - N 3 от 1 июля 2007 года по площади 30 га поля N 2, на которой была установлена самая высокая по территории страхования урожайность. Делая вывод о том, что урожайность озимой пшеницы находится на уровне средней 5-ти летней урожайности и выше (том 1, л.д. 117), ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева не учло данные по другим посевным площадям территории страхования - 120 га поля N 2, полям NN 5, 8, в отношении которых аналогичными актами установлена иная - меньшая - урожайность. Как отмечалось выше, актом N 1 от 17 июня 2007 года установлена урожайность озимой пшеницы на поле N 2 на площади 121 га - 12,0 ц/га (том 1, л.д. 86), актом N 2 от 28 июня 2007 года установлена урожайность озимой пшеницы на поле N 5 - 23,1 ц/га (том 1, л.д. 88), актом N 4 от 3 июля 2007 года установлена урожайность озимой пшеницы на поле N 8 - 24,8 ц/га. Из этого следует, что содержащийся в заключении ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева вывод об отсутствии гибели или повреждения урожая озимой пшеницы не может считаться достоверным в отношении всех полей, определенных договором от 16 октября 2006 года в качестве территории страхования.

Кроме того, факт недобора урожая ответчик признал в дополнениях к отзыву на иск (том 2, л.д. 12), указав, что фактическая урожайность составляет 19,98 ц/га.

Материалами дела подтверждается правильность вывода суда первой инстанции о том, что страховщиком нарушены пункт 7.1 договора страхования, в соответствии с которым экспертные организации (независимые эксперты) могут привлекаться только по обоюдному согласию сторон, а также пункт 7.2 договора, из которого следует, что экспертиза, назначенная по инициативе одной из сторон, должна проводиться с участием другой стороны. Из содержания направленного в адрес ООО «Весна-Плюс» уведомления о проведении экспертизы причин гибели урожая и размера ущерба в РГАУ - МСХА им. Тимирязева от 23 января 2008 года (том 1, л.д. 95) следует, что соответствующее решение принято односторонним волеизъявлением страховщика; данное уведомление не содержит сведений о времени и месте проведения экспертизы, поставленных перед экспертом вопросах, перечне направленных на экспертизу материалов, а также сведений о том, куда направлять вопросы и предложения и представителей для участия в проведении экспертизы.

Материалами дела подтверждается факт наличия в период страхования почвенной и атмосферной засухи, являющейся в силу пункта 2.1 договора от 16 октября 2006 года опасным гидрометеорологическим явлением, на случай наступления которого осуществляется страхование. Данное обстоятельство установлено на основании справок государственного учреждения «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями» N 09-927 от 20 июня 2007 года, N 09-2297 от 13 декабря 2007 года, из которых следует, что с середины мая 2007 года в Ростовской области, в том числе в Сальском районе, установилась жаркая, суховейная погода. Данный факт подтверждается выполненным по инициативе ответчика заключением ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева, согласно пункту 4.1 которого на территории Сальского района Ростовской области имела место почвенная засуха в период с 17 мая 2007 года по 18 июня 2007 года продолжительностью 31 день, атмосферная засуха - с 1 мая 2007 года по 18 июня 2007 года продолжительностью 48 дней. С учетом изложенного вывод арбитражного суда первой инстанции о существовании факта почвенной и атмосферной засухи на полях ООО «Весна-Плюс», включенных в территорию страхования, в период страхования является правильным.

Наличие причинно-следственной связи между атмосферной и почвенной засухой и гибелью (повреждением) урожая озимой пшеницы на участке поля N 2 площадью 120 га подтверждается актом обследования состояния посевов сельскохозяйственных культур по ООО «Весна-плюс» от 5 июня 2007 года, произведенного с участием начальника агрометеорологической станции Гигант государственного учреждения «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями» Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, представителя органа местного самоуправления - землеустроителя администрации Кручено-Балковского сельского поселения Сальского района Ростовской области, утвержденного заместителем Главы администрации - начальника управления сельского хозяйства и охраны окружающей среды Сальского района Ростовской области, с учетом акта об исправлении описки от 11 июня 2007 года, подписанного теми же лицами (том 1, л.д. 14-15). Данный факт также следует из письма государственного учреждения «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями» Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды N 09-927 от 20 июня 2007 года (том 1, л.д. 36). Вывод о наличии причинной связи можно сделать также из акта обследования сельскохозяйственных культур от 1 июня 2007 года, составленного страховщиком с участием эксперта Комиссарова В.П., которым установлено, что недостаток влаги сказался на формировании зерна на участках поля N 2 по предшественникам ячмень и подсолнечник, в результате чего зерно в колосе щуплое; площадь данных участков, как следует из этого акта, составляет 121 га (том 1, л.д. 16-17), что совпадает с площадью участка поля N 2, низкая урожайность по которой вследствие засухи отражена в акте от 5 июня 2007 года.

Вывод суда первой инстанции о наличии причинной связи между засухой и повреждением (гибелью) урожая не опровергается заключением ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева, поскольку, как следует из пункта 4.1 заключения, ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева была дана оценка влияния на формирование застрахованного урожая количества продуктивной влаги в почве, что, согласно критериям опасных для сельскохозяйственного производства гидрометеорологических явлений, установленным страховым полисом N 1610000-00015/06 СК (том 1, л.д. 12) в соответствии с Приказом Федеральной службы России по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды N 104 от 15 октября 1999 года в редакции Приказа Росгидромета N 118 от 17 сентября 2004 года, является критериями почвенной засухи. Между тем, указанный приказ, страховой полис, а также пункт 2.1 договора страхования выделяют в качестве самостоятельного опасного гидрометеорологического явления атмосферную засуху, критериями которой являются длительное отсутствие эффективных осадков, высокая температура и низкая влажность воздуха в вегетационный период. Оценка влияния атмосферной засухи, которая, как следует из справок государственного учреждения «Ростовский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями» и установлено заключением ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА им. Тимирязева, имела место в вегетационный период озимой пшеницы, в указанном заключении отсутствует. Кроме того, в заключении сделан вывод об отсутствии существенного влияния почвенной засухи на урожайность озимой пшеницы в ООО «Весна-Плюс», из чего не следует, что такое влияние отсутствовало вовсе; при этом степень существенности последнего в заключении не определена.

Довод апелляционной жалобы о том, что истцом нарушены пункты 3.2, 3.2.7 договора страхования судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим основаниям. Анализ содержания указанных пунктов договора страхования свидетельствует о том, что они конкретизируют установленную пунктом 1 статьи 961 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность страхователя уведомить страховщика о наступлении страхового случая, обеспечивающую последнему возможность оценить наличие страхового случая как обстоятельства, порождающего его обязанность по страховой выплате.

В материалах дела имеется адресованное ответчику заявление ООО «Весна-Плюс» от 14 июня 2007 года о том, что есть подозрения на страховой случай в результате атмосферной и почвенной засухи (том 1, л.д. 72). Письмом N 55 от 19 июня 2007 года страхователь сообщил страховщику о недоборе (гибели) урожая зерна озимой пшеницы, полученное страховщиком 19 июня 2007 года (том 1, л.д. 73), а также заявление о гибели (повреждении) сельскохозяйственных культур от 29 июня 2007 года, полученное страховщиком 2 июля 2007 года (том 1, л.д. 83). Как следует из материалов дела, представитель страховщика с участием эксперта 16 июня 2007 года провели обследование состояния застрахованного урожая, о чем свидетельствует акт N 1 от 16 июня 2007 года (том 1, л.д. 16-17); при указанном обследовании, как следует из пояснительной записки (том 1, л.д. 18) присутствовал главный бухгалтер ООО «Весна-Плюс». Аналогичное обследование было произведено страховщиком 29 июня 2007 года (акт обследования сельскохозяйственных культур от 29 июня 2007 года - том 1, л.д. 19).

Из этого следует, что довод ответчика о нарушении истцом договора страхования в части уведомления страховщика не имеет значения применительно к обязанности последнего выплатить страховое возмещение, поскольку из содержания пункта 2 статьи 961 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что неисполнение страхователем обязанности по уведомлению страховщика не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения, если будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение. Аналогичный вывод следует из пункта 6.1.2 договора страхования, согласно которому страховщик вправе отказать страхователю в страховой выплате, если неизвещение страховщика о наступлении опасного гидрометеорологического явления, приведшего в гибели и/или повреждению урожая, привело к невозможности достоверного установления факта или размера ущерба. Имеющиеся в материалах дела доказательства позволяют достоверно установить как факт причинения ущерба, так и его размер.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд первой инстанции безосновательно отклонил встречный расчет ответчика, основанный на пункте 5.7 договора страхования применительно к ситуации завышения средней урожайности, отклоняется по следующим причинам. Как следует из пункта 1.10 Правил страхования урожая сельскохозяйственных культур с государственной поддержкой, утвержденных ООО СК «Согласие» 17 ноября 2004 года, применимых к спорным отношениям в силу пунктов 1.1, 2 раздела 10 договора страхования, а также пунктов 2,4 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, страховая стоимость представляет собой действительную стоимость урожая сельскохозяйственной культуры на момент заключения договора страхования, рассчитываемая на основе средней урожайности данной культуры за пять лет, предшествующих страхованию, расчетных прогнозируемых цен по этой культуре на год страхования и размера посевной площади под данную культуру в год страхования. В силу указанного условия, отраженного в пункте 5 заявления на страхование урожая сельскохозяйственных культур с государственной поддержкой (приложение N 1 к договору страхования - том 1, л.д. 11) средняя урожайность в совокупности с прогнозируемой ценой и площадью посева являются факторами, определяющими размер страховой стоимости по договору от 16 октября 2006 года. Ссылаясь на то, что указанная страхователем средняя урожайность была завышена, ответчик фактически оспаривает определенную в договору страховую стоимость.

Из содержания пункта 2 статьи 947 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что страховая стоимость представляет собой действительную стоимость застрахованного имущества. Статьей 945 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено право страховщика при заключении договора страхования имущества назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. Страховщик, не воспользовавшийся этим правом, в соответствии со статьей 948 Гражданского кодекса Российской Федерации, вправе оспорить указанную в договоре страхования страховую стоимость только в случае, когда был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости. Из содержания пунктов 1,3 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что сообщение страхователем страховщику заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (к числу последних относится, в частности, страховая стоимость, поскольку в соответствии с пунктом 5.1 договора страхования ущерб от недобора урожая определяется как разность между страховой стоимостью и стоимостью выращенного урожая), является основанием для предъявления страховщиком требования о признании договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации. Требование о признании договора страхования недействительным ответчиком не заявлялось.

Обязательным условием для применения ст. 948 Гражданского кодекса Российской Федерации РФ, как следует из ее содержания, является наличие умысла страхователя. Материалами дела не подтверждается предоставление страхователем страховщику заведомо ложной информации о средней урожайности озимой пшеницы. Справкой территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Ростовской области N 27-55/25 от 7 февраля 2007 года подтверждается, что средняя урожайность пшеницы озимой в среднем за пять лет с 2001 по 2005 годы по Сальскому району составляет 34,2 ц/га, по ООО «Весна-Плюс» - 34,5 ц/га (том 1, л.д. 90), в силу чего указание ООО «Весна-Плюс» в заявлении на страхование средней урожайности за указанный период в размере 32,8 ц/га не может рассматриваться как умышленное завышение данного параметра страховой стоимости. Отсутствие же умысла страхователя, как следует из упомянутой выше статьи 948 Гражданского кодекса Российской Федерации, исключает право страховщика оспаривать страховую стоимость, указанную в договоре страхования.

Заключая договор страхования, ООО СК «Согласие» согласилось с данными, указанными страхователем в части, касающейся средней урожайности пшеницы. Страховщик добровольно принял условия страхования, предложенные истцом, в связи с чем суд первой инстанции правильно отклонил довод ответчика о завышении средней урожайности озимой пшеницы.

Суд также учитывает, что по договору страхования предусмотрен достаточно высокий уровень безусловной франшизы (20% от страховой суммы - пункт 2.4 договора страхования), что свидетельствует о дополнительной защите интересов страховщика по договору.

При расчете суммы страхового возмещения суд первой инстанции правомерно исходил из следующего. В соответствии с пунктом 2.3 договора страхования страховая сумма установлена в размере страховой стоимости и составляет 2 193 660 руб.; франшиза (20%), исчисленная от страховой суммы составляет 438 732 руб. В соответствии с пунктом 5.2 договора страхования стоимость выращенного урожая определяется как произведение фактической урожайности, цены одного центнера, принятой при заключении договора и площади посева сельскохозяйственной культуры. Согласно пункту 5.3 договора фактическая урожайность определяется как наибольшая из урожайности на корню с учетом нормированных потерь при уборке, оприходовании и доработке и рассчитанной по данным ф.29-СХ и ф.4-СХ. Стоимость выращенного урожая составила 1 336 346 руб. С учетом вычета из страховой стоимости (2 193 660 руб.) франшизы (438 732 руб.) и стоимости собранного урожая (1 336 346 руб.) страховое возмещение, подлежащее взысканию, правомерно определено судом первой инстанции в размере 418 582 рублей.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта, принятого в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Госпошлина, уплаченная при подаче апелляционной жалобы, по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отнесению на ООО «Страховая компания «Согласие».

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение арбитражного суда Ростовской области от 9 октября 2008 г. по делу N А53-10800/2008-С2-28 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
В.В. Ванин

Судьи
М.Г. Величко
Ю.И. Баранова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-10800/2008-С2-28
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 12 декабря 2008

Поиск в тексте