• по
Более 62000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 февраля 2009 года Дело N А53-17272/2008

15АП-414/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 24 февраля 2009 года. Полный текст постановления изготовлен 24 февраля 2009 г. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Ткаченко Т.И., судей Ивановой Н.Н., Смотровой Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Захаровой А.С.,

при участии:

от заявителя: представителя по доверенности от 12.01.2009 г. N 4 Шелепо О.Э., паспорт 6004 N 660309, выдан ОВД Октябрьского района г. Ростова-на-Дону 24.11.2003 г.;

от заинтересованного лица: представителя по доверенности от 11.01.2009 г. N 05-28/00027 Ольховой О.Б., удостоверение N 185347;

от третьего лица: представителя по доверенности от 11.08.2008 г. N 49-29/12923 Романовской Е.А., удостоверение N 186087; рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Таганрогской таможни и Южного таможенного управления на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 22.12.2008 г. по делу N А53-17272/2008-С4-7 по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Таганрогский автомобильный завод" к Таганрогской таможне, при участии Южного таможенного управления, о признании незаконными и недействительными решений, принятое судьей Липатовой В.И.,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Таганрогский автомобильный завод" (далее ООО «ТагАЗ») обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением о признании незаконными следующих решений о классификации Таганрогской таможни: N10319000/11-03-12/1048 (товар N 101); N10319000/11-03-12/1046 (товар N 83); N10319000/11-03-12/1045 (товар N 82); N10319000/11-03-12/1018 (товар N 81); N10319000/11-03-12/1017 (товар N 82); N10319000/11-03-12/1035 (товар N 82); N10319000/11-03-12/1034 (товар N 81); N10319000/11-03-12/1042 (товар N 76); N10319000/11-03-12/1040 (товар N 79); N10319000/11-03-12/1051 (товар N 77); N10319000/11-03-12/1030 (товар N 14); N10319000/11-03-12/1041 (товар N 26); N10319000/11-03-12/1043 (товар N 80); N10319000/11-03-12/1047 (товар N 102); N10319000/11-03-12/1038 (товар N 27); N10319000/11-03-12/1031 (товар N 18); N10319000/11-03-12/1027 (товар N 81); N10319000/11-03-12/1032 (товар N 3); N10319000/11-03-12/1050 (товар N 82); N10319000/11-03-12/1019 (товар N 17); N10319000/11-03-12/1029 (товар N 89); N10319000/11-03-12/1023 (товар N 7); N10319000/11-03-12/1026 (товар N 88); N10319000/11-03-12/1033 (товар N 88); N10319000/11-03-12/1016 (товар N 76); N10319000/11-03-12/1021 (товар N 79); N10319000/11-03-12/1049 (товар N 81); N10319000/11-03-12/1028 (товар N 82); N10319000/11-03-12/1039 (товар N 78); N10319000/11-03-12/1052 (товар N 101); N10319000/11-03-12/1053 (товар N 89); N10319000/11-03-12/1599 (товар N 89); N10319000/11-03-12/1509 (товар N 2); N10319000/11-03-12/1491 (товар N 72); N10319000/11-03-12/1490 (товар N 71); N10319000/11-03-12/1272 (товар N 1); N10319000/11-03-12/1263 (товар N 8); N10319000/11-03-12/1250 (товар N 6); N10319000/11-03-12/1254 (товар N 21); N10319000/11-03-12/1252 (товар N 78); N10319000/11-03-12/1251 (товар N 79); N10319000/11-03-12/1255 (товар N 18); N10319000/11-03-12/1344 (товар N 118); а также о признании незаконным решения Таганрогской таможни от 30.06.08 N10319000/300608/100 об отмене решения по ГТД N10319010/180308/0000614 (товар N 24); N10319010/210308/0000651 (товар N 77); N10319010/240308/0000667 (товары N 66 N 67); N10319010/030408/0000788 (товар N 24); N10319010/040408/0000793 (товар N 3); N10319010/040408/0000804 (товар N 18); N10319010/070408/0000810 (товары N 76 и N 77); N10319010/090408/0000839 (товар N 9); N10319010/140408/0000887 (товар N 12); N10319010/140408/0000891 (товары N 77 и N 78); N10319010/160408/0000922 (товары N 77 и N 78); N10319010/250408/0001005 (товар N 68); о признании незаконными решений о классификации Таганрогской таможни: N10319000/11-03-12/1624 (товар N 24); N10319000/11-03-12/1639 (товар N 66); N10319000/11-03-12/1654 (товар N 24); N10319000/11-03-12/1501 (товар N 18); N10319000/11-03-12/1354 (товар N 77); N10319000/11-03-12/1779 (товар N 12); N10319000/11-03-12/1351 (товар N 78); N10319000/11-03-12/1459 (товар N 78); N10319000/11-03-12/1454 (товар N 77); N10319000/11-03-12/1640 (товар N 67); N10319000/11-03-12/1749 (товар N 3); N10319000/11-03-12/1353 (товар N 76); N10319000/11-03-12/1748 (товар N 9); N10319000/11-03-12/1352 (товар N 77); N10319000/11-03-12/1458 (товар N 77); N10319000/11-03-12/1757 (товар N 68), о признании незаконным решения Таганрогской таможни от 07.07.08 N10319000/070708/111 об отмене решения по ГТД N10319010/080508/0001106 (товары N 115, N 116, N 117); о признании незаконными решений о классификации Таганрогской таможни: N10319000/11-03-12/1710 (товар N 115); N10319000/11-03-12/1711 (товар N 116); N10319000/11-03-12/1712 (товар N 112), о признании незаконным решения Таганрогской таможни от 07.07.08 N10319000/070708/115 об отмене решения по ГТД N10319010/080508/0001109 (товары N 92, N 93); N10319010/120508/0001128 (товары N 70); о признании незаконными решений о классификации Таганрогской таможни: N10319000/11-03-12/1755 (товар N 92); N10319000/11-03-12/1756 (товар N 93); N10319000/11-03-12/1770 (товар N 70).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 22.12.2008 г. заявленные требования удовлетворены в полном объеме. Мотивируя решение суд указал, что Порядок, утвержденный приказом трех министерств, не распространяется на товарные подсубпозиции 8708 95 100 0 и 8708 99 100 0, примененные декларантом. Необходимость заключения Соглашения с Минэкономразвития и подтверждения целевого назначения ввозимых товаров имеется только в отношении товарных подсубпозиций Товарной номенклатуры, помеченных сноской <5>, к их числу подсубпозиции, определенные обществом при декларировании, не относятся. Определение дополнительных условий классификации в подзаконном ненормативном акте трех министерств противоречит Конвенции о Гармонизированной системе описания и кодирования товаров, статье 39 Таможенного кодекса Российской Федерации, произведенная таможенным органом переклассификация не соответствует правилам 1 и 6 Основных правил интерпретации ТН ВЭД России. Таможенный орган не отрицает ввоз автокомпонентов для промышленной сборки, следовательно, условия классификации товара по кодам 8708 95 100 0 и 8708 99 100 0 декларантом выполнены.

Не согласившись с принятым судебным актом, ЮТУ и Таганрогская таможня обжаловали решение суда в порядке, определенном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

ЮТУ в своей апелляционной жалобе сослалось на неверное толкование положений приказа Минэкономразвития России, Минпромэнерго России и Минфина России N73/81/58н от 15.04.2005 года «Об утверждении порядка, определяющего понятие «промышленная сборка» и устанавливающего применение данного понятия при ввозе на территорию Российской Федерации автокомпонентов для производства моторных транспортных средств товарных позиций 8701-8705 ТН ВЭД, из узлов и агрегатов», в силу которого для классификации автокомпонентов по указанным товарным позициям необходимым условием является заключение предприятием-импортером соглашения с Минэкономразвития Российской Федерации, которое обществом «ТагАЗ» не заключалось. Данный Порядок, по мнению таможни, принят во исполнение соответствующего постановления Правительства Российской Федерации, вводящего изменения в Таможенный тариф Российской Федерации, в связи с чем является неотъемлемым условием применения Таможенного тарифа. ЮТУ считает необоснованными и не относимыми к делу ссылки суда на сноску <5>, как на признак необходимости подтверждения Минпромэнерго России целевого назначения ввозимых товаров, а следовательно, заключения соответствующего соглашения. Заявитель жалобы указывает, что суд не дал оценку тому обстоятельству, что ООО «ТагАЗ» сознавало необходимость заключения названного соглашения и обращалось по этому поводу в Минэкономразвития. На основании изложенного считает, что товары, поступающие в адрес ООО «ТагАЗ» и заявляемые как «для промышленной сборки моторных транспортных средств» следует классифицировать в подсубпозициях 8708 95 900 9 и 8708 99 990 0, то есть в тех подсубпозициях, тексты которых не содержат фразы «для промышленной сборки». В подтверждение доводов таможенный орган ссылается на позицию, изложенную в письме ФТС России от 22.04.2008 года N25-28/16059.

Таганрогская таможня в апелляционной жалобе указывает на несогласие с выводом суда о том, что Порядок, определяющий понятие «промышленная сборка» и условия его применения был утвержден для реализации Постановления Правительства Российской Федерации N166 от 29.03.2005 года, следовательно, не распространяется на подсубпозиции 8708 95 100 0 и 8708 99 100 0, поскольку данные подсубпозиции не затрагивались указанным постановлением Правительства. Таможенный орган ссылается на то, что судом не учтено то обстоятельство, что Правительство Российской Федерации в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации утверждает ТН ВЭД России и вносит изменения в Таможенный тариф, в результате чего и было принято постановление Правительства Российской Федерации N166 от 29.03.2005 года. Таганрогская таможня, также как и ЮТУ, не согласна с выводом суда о квалифицирующем значении сноски <5> в товарных подсубпозициях. Таможня не согласна с выводом суда о недопустимости использования иных нормативных актов для толкования понятий и терминов, содержащихся в ТН ВЭД, в целях классификации ввозимых товаров.

В отзыве на апелляционные жалобы ООО «ТагАЗ» в обоснование законности и обоснованности своих требований ссылается на следующее. По мнению общества, таможня не оспаривает, что ввозимые автокомпоненты используются заводом для промышленной сборки автомобилей «Акцент» и «Соната». Таможенные органы при классификации должны действовать в соответствии с Основными правилами интерпретации, которые не допускают использования иных нормативных актов в юридических целях при классификации товаров; все изменения, соответственно, должны вноситься в Таможенный тариф. Следовательно, принятие приказа трех ведомств от 15.04.2005 года во исполнение указания Правительства Российской Федерации и его регистрация в Минюсте Российской Федерации не означает, что он может применяться напрямую, без внесения соответствующих изменений в Таможенный тариф. Иное понимание, по мнению заявителя, противоречит пункту 1 статьи 39 и пункту 1 статьи 40 Таможенного кодекса Российской Федерации, правилам 1 и 6 Основных правил интерпретации ТН ВЭД России, а также принятой международной практике классификации товаров. Соответственно, необходимые понятия и термины всегда вносятся в Таможенный тариф Российской Федерации в раздел Примечаний к соответствующей группе, а специальные условия классификации товаров - в соответствующие сноски. По указанным основаниям заявитель поддерживает выводы суда первой инстанции в отношении сноски <5>, как определяющей необходимость заключения соглашения с Правительством Российской Федерации по тем подсубпозициям, где она используется. В то же время ООО «ТагАЗ» не отрицает, что содержащееся в приказе трех министерств определение понятия «промышленная сборка» можно отнести к вспомогательному материалу, дополнительно регламентирующему указанное понятие. Общество указывает, что коды товарной номенклатуры, по которым классифицировался товар, не подпадают под предмет правового регулирования Постановления Правительства N166 и изданного в его исполнение Приказа трех министерств. ООО «ТагАЗ» полагает обоснованным вывод суда о нарушении таможенным органом подпункта «а» пункта 3 Основных правил интерпретации при переклассификации товара, в результате чего товар классифицирован в товарной подсубпозиции общего характера, а не содержащей его конкретное описание. Также ООО «ТагАЗ» указывает, что данные коды использовались заводом с 2003 года, однако претензий таможенных органов на этот счет не возникало. Предлагаемый Минэкономразвития проект соглашения содержал неясности, влияющие на исполнимость соглашения со стороны ООО «ТагАЗ», в частности, не учитывал, что производственные мощности по сборке введены в эксплуатацию на заводе давно (по условиям соглашения операции по сборке должны были быть начаты через 18 месяцев со дня представления актов ввода в эксплуатацию), не регулировал последствия неисполнения обязательств ООО «ТагАЗ» по локализации производства.

В целом ООО «ТагАЗ» считает недопустимым подмену установленного в ТН ВЭД существенного условия классификации - целевого использования товара, юридическим фактом заключения Соглашения, нарушающим принципы классификации.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, повторно рассматривает дело.

В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы, изложенные в апелляционных жалобах и отзыве на апелляционные жалобы, в полном объеме.

Общество с ограниченной ответственностью "Таганрогский автомобильный завод" с 2003 года осуществляет промышленную сборку моторных транспортных средств, автомобилей, включая осуществление операций: сварки, окраски, сборки кузова; монтажа оборудования салона; монтажа силового агрегата, рулевого механизма, передней и задней подвески, выпускной системы; монтажа электрооборудования, элементов подвески; монтажа элементов экстерьера; проведения контрольных испытаний готовых моторных транспортных средств.

Автокомпоненты ввозились обществом с ограниченной ответственностью "Таганрогский автомобильный завод" на основании внешнеэкономических контрактов, заключенных с компанией «Hyundai Motor Company»: от 27.07.07 N S 708 - TAGAZ-070801, от 27.07.07 N F - 708 - TAGAZ-070801, от 05.10.2007 N S 710-TAGAZ-071001-1.

Обществом с ограниченной ответственностью "Таганрогский автомобильный завод" произведена классификация ввозимых автокомпонентов с применением кодов 8708 95 100 0 и 8708 99 100 0.

Таможенным постом «Порт «Таганрог» были приняты решения о классификации товара в соответствии с заявленным кодом и товар выпущен в свободное обращение.

В 2008 года при проверке в порядке ведомственного контроля Таганрогской таможней были приняты решения об отмене решений таможенного поста, произведена переклассификация (о чем также приняты решения) и направлены требования об уплате доначисленных таможенных платежей и пени.

Посчитав, что оспариваемые решения Таганрогской таможни не соответствуют закону, нарушают права и законные интересы заявителя, общество обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с заявлением по настоящему делу.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционных жалоб, выслушав в судебном заседании пояснения представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следует из материалов дела, отменяя решения таможенного поста, Таганрогская таможня исходила из факта незаключения обществом «ТагАЗ» соглашения с Правительством Российской Федерации в порядке, установленном совместным приказом Минэкономразвития России, Минпромэнерго России и Минфина России от 15.04.2005 года N73/81/58, полагая наличие такого соглашения обязательным классификационным признаком отнесения ввозимых ООО «ТагАЗ» автокомпонентов к кодам ТН ВЭД России 8708 95 100 0 и 8708 99 100 0.

Между тем, суд первой инстанции правомерно указал, что применение данных кодов в отсутствие соглашения с Правительством произведено заводом обоснованно.

Федеральным законом, определяющим нормативные акты, применяемые в области классификации ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации товаров, является Таможенный кодекс Российской Федерации, согласно пункту 1 статьи 40 которого товары при их декларировании таможенным органам подлежат классификации, то есть в отношении товаров определяется классификационный код по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности. В соответствии с пунктом 1 статьи 39 Таможенного кодекса Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности утверждается Правительством Российской Федерации исходя из принятых в международной практике систем классификации товаров.

Основой для Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности России явилась Гармонизированная система описания и кодирования товаров (Постановлением Правительства РФ от 03.04.1996 г. N 372 Российская Федерация с 01.01.1997 г. Россия присоединилась к международной Конвенции об указанной системе), в связи с чем в обязательства России входит: использовать все товарные позиции и субпозиции Гармонизированной системы, относящиеся к ним цифровые коды без каких-либо дополнений или изменений; применять основные правила классификации для толкования Гармонизированной системы, а также все примечания к разделам, группам и субпозициям и не изменять объем разделов, групп, товарных позиций и субпозиций Гармонизированной системы (подп. "а" п. 1 ст. N 3).

Соответственно, Основные правила интерпретации Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, являющиеся составной частью международной Конвенции «О гармонизированной системе описания и кодирования товаров», включены в Таможенный тариф Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства от 27.11.2006 N 718 и представляют собой общеобязательные для всех участников внешнеэкономической деятельности, таможенных органов правила и принципы единообразного отнесения ввозимых товаров к тому или иному коду Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, призваны однозначно классифицировать товар на уровне 10-ти знаков (подсубпозиций) в ТН ВЭД России.

Согласно пункту 1 Основных правил интерпретации для юридических целей классификация товаров в Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности осуществляется исходя из текстов товарных позиций и соответствующих примечаний к разделам или группам и если такими текстами не предусмотрено иное.

Согласно пункту 6 Основных правил интерпретации для юридических целей классификация товаров в субпозициях товарной позиции должна осуществляться в соответствии с наименованиями субпозиций и примечаниями, имеющими отношение к субпозициям.

В примечаниях к субпозициям 8708 95 и 8708 99 ТН ВЭД России используется термин «для промышленной сборки»; указанный признак является классифицирующим.

Таможенный орган не опровергает, что обществом ввозились автокомпоненты для промышленной сборки автомобилей.

Таким образом, общество верно применило Основные правила интерпретации и классифицировало ввезенные товары по тем кодам, которые содержат наиболее конкретное описание товара по сравнению с кодами, содержащими более общее описание.

Доводы апелляционных жалоб не могут быть приняты судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Условие о заключении соглашения, на котором настаивают таможенные органы, является специальным условием применения подсубпозиций ТН ВЭД России.

Между тем, как верно указывает ООО «ТагАЗ», специальные условия классификации товаров в определенных кодах устанавливаются в виде сносок к наименованиям подсубпозиций. Обозначения сносок имеется в Примечаниях к Таможенному тарифу.

В действующем Таможенном тарифе предусмотрено пять различных сносок, регламентирующих специальные условия классификации товаров в кодах, их содержащих.

Вместе с тем, по спорным кодам указанные сноски отсутствуют.

Исключительным правом на внесение в Таможенный тариф Российской Федерации юридически значимых для целей классификации понятий, терминов и их определений, а также специальных условий классификации товаров в силу части 1 статьи 39 Таможенного кодекса обладает Правительство Российской Федерации.

Соответственно, иные органы в соответствии с действующим законодательством в сфере таможенного регулирования, а также утвержденными положениями об этих министерствах не обладают полномочиями определять термины и понятия, применяемые для юридических целей классификации товаров в ТН ВЭД России.

Суд первой инстанции дал правильную оценку предмету утвержденного приказом Минэкономразвития России, Минпромэнерго России и Минфина России N 73/81/58н от 15.04.2005 г. Порядка, целью которого являлось определение основных прав и обязанностей для инвесторов, собирающихся создать автосборочные производства в России, выработка условий для заключения с инвесторами соответствующих Соглашений, дающих право использовать для классификации ввозимых автокомпонентов коды ТН ВЭД «для промышленной сборки», а также обоснованно указал, что после того, как в Порядок были внесены изменения, прекратившие после 10 ноября 2007 г. заключение указанных в нем соглашений, превратился по сути в акт ненормативного характера, действующий в отношении лиц, заключивших Соглашение с Минэкономразвития России.

Соответственно, указанный порядок не может использоваться в более широких целях - для расширительного толкования используемого в ТН ВЭД Российской Федерации термина "для промышленной сборки", как то произвел таможенный орган в отношении ООО «ТагАЗ».

Не может он определять и специальные условия в отношении кодов Товарной номенклатуры, не имеющих соответствующей сноски.

Таможенные органы в суде первой и апелляционной инстанции указывают на неотносимость к рассматриваемому делу ссылок суда на сноску <5>, используемую в ряде случаев в Товарной номенклатуре.

Однако суд первой инстанции привел ссылку на указанную сноску в качестве примера того, каким образом Правительство Российской Федерации, при наличии необходимости определить специальные условия применения ряда подсубпозиций, в установленном законом порядке вносит изменения в товарную номенклатуру, в связи с чем указанные условия, введенные в товарную номенклатуру, становятся обязательными для получения права на классификацию товаров в соответствующих товарных подсубпозициях.

Суд первой инстанции, исходя из системного и функционального толкования указанных выше нормативных актов пришел к обоснованному выводу о том, что с целью принятия Постановления Правительства N166 были внесены изменения в Таможенный тариф в отношении ряда товарных подсубпозиций (пункт 1) с тем, чтобы в отношении указанных позиций (а не в целом в отношении всех субпозиций ТН ВЭД, содержащих термин «для промышленной сборки») определить специальные условия, что и было реализовано путем их обозначения в ТН ВЭД сноской <5>. Соответственно, по указанным, а не всем прочим позициям трем министерствам было поручено определить специальные условия, как-то заключение соглашения и подтверждение целевого использования ввозимых товаров.

Иное толкование приводит к выводу о том, что Минэкономразвития России, Минпромэнерго России и Минфин России вышли за пределы предоставленных им Правительством Российской Федерации полномочий, в нарушение пункта 1 статьи 39 Таможенного кодекса Российской Федерации затронув вопрос классификации по тем позициям, по которым Правительство Российской Федерации решения о введении специальных условий не принимало. Такое толкование фактически приводит к подмене имеющего юридическое значение при классификации понятия использования товара для целей сборки юридическим фактом заключения соглашения, что противоречит российской и международной практике классификации товаров в таможенных целях.

Аналогичные выводы изложены в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.11.2008 г. по делу N А53-8375/2008-С4-10.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции полагает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что введение в отношении ряда субпозиций сноски <5>, принятой в целях реализации упомянутого Постановления Правительства, не затрагивает права участников внешнеэкономической деятельности на применение ставок, предусмотренных в отношении иных товарных подсубпозиций, поскольку товары с указанными кодами ТН ВЭД не подпадают под предмет правового регулирования Постановления и Порядка.

Факт обращения общества «ТагАЗ» с целью заключения соответствующего соглашения в Минэкономразвития России не имеет правового значения, поскольку обязанность заключения указанного соглашения в соответствии с позицией, изложенной выше, у общества отсутствовала.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями отмены обжалуемого судебного акта, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 22.12.2008 г. по делу N А53-17272/2008-С4-7 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
Т.И.Ткаченко
Судьи
Н.Н.Иванова
Н.Н.Смотрова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-17272/2008
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 24 февраля 2009

Поиск в тексте