• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 июня 2007 года Дело N А72-565/2007

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 14 июня 2007г.

В полном объеме постановление изготовлено 19 июня 2007г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Семушкина В.С., судей Апаркина В.Н., Поповой Е.Г., при ведении протокола секретарем судебного заседания Васиной О.В., без участия в судебном заседании лиц, участвующих в деле, извещены, рассмотрев в открытом судебном заседании 14 июня 2007г. апелляционную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Старокулаткинском районе Ульяновской области, Ульяновская область, р.п. Старая Кулатка,

на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 11 апреля 2007г. по делу NА72-565/2007 (судья А.Е. Прохоров), рассмотренному по заявлению, к муниципальному учреждению здравоохранения «Старокулаткинская центральная районная больница», Ульяновская область, р.п. Старая Кулатка, о взыскании переплаченной суммы пенсии, третье лицо: Батраева Сания Абдулхаковна, Ульяновская область, р.п. Старая Кулатка,

УСТАНОВИЛ:

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Старокулаткинском районе Ульяновской области (далее - Управление) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о взыскании с муниципального учреждения здравоохранения «Старокулаткинская центральная районная больница» (далее - больница) убытков в размере 36264 руб. 79 коп., причиненных вследствие предоставления недостоверных сведений, повлекших за собой перерасход средств на выплату трудовой пенсии Батраевой Сание Абдулхаковне.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора к участию в деле была привлечена Батраева С.А.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 11 апреля 2007г. по делу NА72-565/2007 в удовлетворении заявленных требований Управлению было отказано.

В апелляционной жалобе Управление просит отменить указанное судебное решение и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Управление считает, что обжалуемое судебное решение вынесено с нарушением норм материального права, а выводы, изложенные в этом решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

На основании статей 156 и 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле, которые были надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы (От больницы поступило ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие ее представителей, а также третьего лица).

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Как видно из материалов дела, что бывшая работница больницы Батраева С.А. (до замужества - Юнусова) 05.09.2005 г. обратилась в Управление с заявлением о назначении пенсии на льготных условиях как медицинскому работнику. С заявлением были представлены паспорт, трудовая книжка с соответствующими записями и иные документы, предусмотренные законодательством о трудовых пенсиях.

На основании представленных документов и в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17.12.2001 г. N173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» Батраевой С.А. как медицинскому работнику с 05.09.2005 г. была назначена трудовая пенсия по старости на льготных условиях в сумме 2172 руб. 62 коп. в месяц. При этом страховой стаж на право получения пенсии на льготных условиях был исчислен исходя из заявления Батраевой С.А. и записей в ее трудовой книжке. Решение о назначении пенсии оформлено протоколом от 13.09.2005 г.

В ходе проведенной Управлением проверки правомерности начисления и выплаты пенсии работникам больницы, вышедшим на пенсию по выслуге лет и по достижению пенсионного возраста в период с 2003-2006г.г., было установлено предоставление больницей недостоверной информации, на основании которой Батраевой С.А. с 05.09.2005г. незаконно начислена трудовая пенсия в указанном размере. По мнению Управления, недостоверность информации заключается в том, что в трудовую книжку Батраевой (Юнусовой) С.А. была внесена запись о том, что на основании приказа от 14.08.1982 г. N 56 она принята на работу с 14.08.1982 г. фельдшером скорой помощи, тогда как фактически этим приказом Юнусова (Батраева) С.А. с 14.08.1982 г. была принята на работу секретарем-машинисткой, а на должность фельдшера переведена уже приказом от 09.10.1982 г. N 74. В связи с этим Управление посчитало, что на дату подачи Батраевой С.А. заявления (т.е. на 05.09.2005 г.) у нее отсутствовал необходимый стаж в 25 лет для начисление трудовой пенсии на льготных условиях в связи с занятием должности медицинского работника, поскольку по состоянию на указанную дату этот стаж составлял 24 года 9 месяцев 24 дня и, следовательно, право на указанную пенсию возникло у нее (с учетом приказа от 09.10.1982г. N 74) только спустя 2 месяца 6 дней после подачи заявления.

Согласно представленному по делу расчету, ущерб, причиненный Пенсионному фонду в результате выплаты необоснованно начисленной пенсии, составил 36264 руб. 79 коп.

Отказывая Управлению в удовлетворении заявления о взыскании с больницы убытков в размере 36264 руб. 79 коп., вызванных перерасходом средств на выплату трудовой пенсии Батраевой С.А., суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

В соответствии с пунктом 11 Правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», утвержденных постановлением Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27.02.2002 г. N17/19пб, при приеме заявления об установлении пенсии и необходимых документов территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации проверяет правильность оформления заявления и соответствие изложенных в нем сведений документу, удостоверяющему личность, и иным представленным документам; сличает подлинники представленных документов с их копиями, фиксирует выявленные расхождения; регистрирует заявления граждан и выдает расписку-уведомление, в которой указывается дата приема заявления, перечень недостающих документов и сроки их представления; истребует от юридических и физических лиц документы, необходимые для назначения пенсии, перерасчета размера пенсии, перевода с одной пенсии на другую и выплаты пенсии;

Согласно пункту 12 указанных Правил при рассмотрении документов, представленных для установления пенсии, территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации дает оценку содержащимся в них сведениям, их соответствия данным индивидуального (персонифицированного) учета, а также правильности оформления документов; проверяет в необходимых случаях обоснованность их выдачи и соответствие сведениям, содержащимся в индивидуальном лицевом счете застрахованного лица; принимает меры по фактам представления документов, содержащих недостоверные сведения; принимает решения и распоряжения об установлении пенсии либо об отказе в ее установлении на основании совокупности представленных документов; приостанавливает или прекращает выплату пенсии в установленных законом случаях.

Пунктом 13 указанных Правил предусмотрено, что решения и распоряжения об установлении пенсии или об отказе в установлении пенсии принимаются территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех представленных документов.

Согласно пункту 5 Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», утвержденного постановлением Минтруда России и Пенсионного фонда Российской Федерации от 27.02.2002 г. N16/19па, к заявлению гражданина, обратившегося за назначением трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в необходимых случаях, в дополнение к документам, предусмотренным в пункте 1 данного Перечня, должны быть приложены документы, подтверждающие стаж на соответствующих видах работ (пункт 1 статьи 27 и подпункты 7-13 пункта 1 статьи 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»).

Как установлено судом первой инстанции, в трудовой книжке Батраевой С.А., представленной с заявлением о назначении пенсии, записи в трудовой книжке с пункта 3 по пункт 7 о трудовой деятельности в больнице в качестве медработника не заверены подписью и печатью должностного лица больницы. Что касается сведений о трудовом стаже Батраевой С.А., то они были представлены больницей Управлению 15.09.2003 г. по состоянию на 01.01.2002 г., то есть за 3 года 9 месяцев до даты обращения Батраевой С.А. за получением пенсии и ее назначения.

Судом первой инстанции обоснованно указано, что с целью исключения недостоверности или фальсификации сведений, влияющих на исчисление стажа на пенсию и на назначение пенсии на льготных условиях, полномочные должностные лица Управления имели право и возможность на основании указанных выше нормативных актов запросить у больницы или у лица, обратившегося за пенсией, необходимые документы, подтверждающие достоверность представленных сведений о трудовой деятельности и трудовом стаже пенсионера, дающих право на льготную пенсию, провести проверку их достоверности по сравнению с первичными документами, однако это не было ими сделано.

То обстоятельство, что Управление посчитало указанные сведения, приведенные в трудовой книжке, достоверными и не требующими проверки, назначило Батраевой С.А. соответствующую льготную пенсию и выплачивало ее вплоть до проведения проверки, является, как правильно указано судом первой инстанции, внутренним делом Управления и свидетельствует о непринятия им исчерпывающих мер по всестороннему, полному и объективному рассмотрению всех представленных документов и исключению необоснованного назначения пенсии ранее положенного срока.

В соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» работодатели несут ответственность за достоверность сведений, представляемых для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования. Согласно пункту 3 статьи 25 названного Федерального закона в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанностей, указанных в пункте 1 данной статьи, и выплаты в связи с этим излишних сумм трудовой пенсии работодатель и пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему выплату трудовой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции, при приеме на работу Батраева (Юнусова) С.А. была уведомлена руководителем больницы о том, что временно принимается на должность секретаря-машинистки (т.е. на должность, не дающую право на исчисление льготного стажа) с недостоверной записью в трудовой книжке о приеме на работу с 14.08.1982 г. фельдшером (данное обстоятельство подтверждается самой Батраевой С.А.). Суд первой инстанции обоснованно посчитал, что Батраева (Юнусова) С.А. не могла не знать, что получаемая ею с 14.08.1982 г. зарплата секретаря-машинистки в размере 80 руб. не соответствует зарплате фельдшера (95 руб.).

Данные обстоятельства, установленные судом первой инстанции, Управлением в апелляционной жалобе не опровергаются.

Судом первой инстанции правильно указано, что в рассматриваемом случае у Пенсионного фонда убытки возникли в связи с выплатой излишних сумм пенсии именно физическому лицу, которое знало или должно было знать о необоснованно начисленной и выплаченной пенсии.

Согласно статье 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело иле сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом правила, предусмотренные главой 60 «Обязательства вследствие неосновательного обогащения» Гражданского кодекса Российской Федерации, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Из приведенных правовых норм следует, что в первую очередь ущерб, связанный с необоснованно выплаченной пенсией, должен возмещаться за счет работника. Ответственность работодателя является дополнительной и применяется только в случае невозможности удовлетворения требований за счет работника.

Данный вывод суда первой инстанции согласуется с правовой позицией, выраженной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 17 Информационного письма от 11.08.2004 г. N 79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании», в котором указано, что ответственность работодателя в виде возмещения ущерба в размере излишне выплаченных сумм пенсии является дополнительной по отношению к ответственности работника и применяется только в случае невозможности удовлетворения требований за счет работника, являющегося пенсионером и фактически получившего излишние суммы.

В соответствии с положениями статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, которыми предусмотрены исключения из общего правила, предусмотренного статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, пенсии, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, но при условии отсутствия недобросовестности с его стороны (пункт3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем материалами дела подтверждается, что Управлением не было принято никаких мер, направленных на взыскание суммы ущерба с Батраевой С.А. во внесудебном и (или) судебном порядке. При этом Управление не представило доказательств невозможности возмещения причиненного ущерба (полностью или частично) за счет Батраевой С.А. Как правильно указано судом первой инстанции, вопрос о возможности полного или частичного взыскания необоснованно начисленной суммы с Батраевой С.А., а также о ее добросовестном или недобросовестном поведении не может быть предметом рассмотрения в рамках настоящего дела.

Таким образом, обжалуемое судебное решение является законным и обоснованным; все обстоятельства, имеющие значение для дела, суд первой инстанции выяснил и надлежащим образом оценил.

Доводы, приведенные Управлением в апелляционной жалобе, основаны на ошибочном толковании закона и не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 11 апреля 2007г. по делу NА72-565/2007 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа.

     Председательствующий
В.С.Семушкин
Судьи
В.Н.Апаркин
Е.Г.Попова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А72-565/2007
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 19 июня 2007

Поиск в тексте