• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 16 марта 2007 года Дело N А56-43237/2006
(Извлечение)



Резолютивная часть решения объявлена 09 марта 2007 года.

Полный текст решения изготовлен 16 марта 2007 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Пасько О.В., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Шелема З.А.

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе Санкт-Петербурга

к ЗАО "Трест-102" о взыскании 208 369 руб. 00 коп. при участии

от заявителя - Яговкиной Н.А., доверенность от 21.02.07г., Березовской Н.Б., доверенность от 14.08.06г.

от ответчика - Бутенко Н.С., доверенность от 26.02.07г.

установил:

Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с ответчика 208369 руб. 00 коп. штрафа за нарушение срока предоставления индивидуальных сведений за 2005г. в орган Пенсионного фонда Российской Федерации, установленного статьей 11 Закона N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» от 01.04.1996г. в редакции Федерального закона от 31.12.2002г. N 198-ФЗ.

Поскольку в предварительном заседании было установлено, что из представленных заявителем в материалы дела документов невозможно установить какие именно сведения по индивидуальному (персонифицированному) учету были представлены ответчиком и приняты заявителем по протоколу приема индивидуальных сведений, то суд определением от 30.11.06г. обязал заявителя представить в судебное заседание 22.02.2007г. протокол ошибок согласно уведомлению N 06-05-12/259 от 01.03.2005г., выданному специалистом ОВСЗЛ Яговкиной Н.А., а также представить в судебное заседание документ, подтверждающий какие именно сведения по индивидуальному (персонифицированному) учету были приняты 10.04.2006г. по протоколу приема индивидуальных сведений, и предложил ответчику представить надлежащее доказательство какие именно сведения по индивидуальному (персонифицированному) учету были сданы им 10.04.2006г. по протоколу приема индивидуальных сведений.

В судебном заседании 22.02.07г. заявитель представил протокол проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г., протокол проверки индивидуальных сведений от 06.04.06г., а также протокол приема индивидуальных сведений от 10.04.06г., протоколы к ведомостям уплаты страховых взносов и ведомости уплаты страховых взносов.

Также в судебном заседании 22.02.07г. заявитель письменно устранил ошибку в указании суммы платежей за отчетный период и подтвердил, что размер платежей за отчетный период в заявлении правильно указан прописью - 2083693 руб. 00 коп.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что в уведомлении от 01.03.05г. (л.д. 39) под «протоколом ошибок» следует понимать «протокол проверки индивидуальных сведений» от 28.02.06г.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г. были выявлены ошибки в отношении 23-х сотрудников ответчика по представленной ответчиком на дискете информации.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что у него не имеется информации, и он не может подтвердить наличие каких-либо других ошибок в индивидуальных сведениях работников Закрытого акционерного общества «Трест 102», кроме ошибок в сведениях о работниках, указанных в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г., представленных ответчиком на дискете.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что в протоколе проверки индивидуальных сведений страховые номера застрахованных лиц, не найденные в базе данных, не считаются ошибками в представлении индивидуальных сведений.

Определением от 22.02.07г. суд отложил рассмотрение дела для письменного уточнения ответчиком своей позиции относительно количества ошибок, выявленных в представленных до 01.03.06г. сведениях о застрахованных работниках, а также для расчета платежей с учетом письма Пенсионного фонда Российской Федерации от 28.06.06г. N КА-09-26/6784 «О взыскании сумм от применения финансовых санкций».

В судебном заседании 09.03.07г. ответчик письменно уточнил свою позицию.

Против удовлетворения заявленных требований ответчик возражает, ссылаясь на то, что заявитель неправомерно исчислил сумму штрафных санкций за непредставление в установленный срок сведений, необходимых для осуществления индивидуального персонифицированного учета из всей суммы платежей за отчетный год, потому что сведения для осуществления индивидуального персонифицированного учета были предоставлены заявителю своевременно в электронном виде на дискете, и заявитель мог исчислить сумму штрафа только исходя из суммы платежей тех работников ответчика, в отношении которых заявителем при проверке представленных на дискете сведений были выявлены ошибки, а не в отношении всех представленных 10.04.06г. исправленных сведений о работниках. Ответчик признает обоснованной сумму штрафа в размере 15071 руб. 36 коп., исчисленную исходя из суммы платежей в отношении 23-х работников ответчика, при проверке которых заявителем были выявлены ошибки согласно протоколу проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г.

Спор рассмотрен судом по существу.

Учитывая, что:

В соответствии с пунктом 2 статьи 11 Федерального закона N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» страхователь представляет один раз в год, но не позднее 1-го марта указанные в Законе сведения о каждом работающем у него застрахованном лице. Частью 3 статьи 17 того же Закона за несвоевременное или неполное предоставление указанных в Законе сведений установлена ответственность в виде взыскания 10% причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В силу статьи 2 Закона о пенсионном страховании правоотношения, связанные с уплатой страховых взносов, в том числе в части осуществления контроля за их уплатой, регулируются законодательством о налогах и сборах, если иное не предусмотрено этим Законом. Закон о пенсионном страховании не регламентирует порядок взыскания штрафных санкций, за исключением указания на судебный порядок. Следовательно, при взыскании штрафных санкций по статье 17 Закона о пенсионном страховании подлежат применению нормы законодательства о налогах и сборах. В свою очередь статьей 106 Налогового кодекса Российской Федерации ответственность предусмотрена лишь за виновно совершенное противоправное деяние. При этом лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке.

Из представленных ответчиком в материалы дела доказательств, в том числе справки старшего следователя СУ при УВД Кировского района Санкт-Петербурга от 26.04.06г. (л.д. 40), следует, что 04.08.05г. было возбуждено уголовное дело N 97172 по факту хищения принадлежащей ответчику оргтехники, в том числе 12-ти компьютеров с базами данных. 03.10.05г. производство по уголовному делу было приостановлено на основании статьи 208 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Поэтому суд считает обоснованным довод ответчика о затруднении в восстановлении хранившихся в похищенных компьютерах базах данных о застрахованных лицах, поскольку ответчик имеет большой штат работников.

Однако требования заявителя суд считает частично необоснованными и неправомерными не в связи с отсутствием вины ответчика в несвоевременном предоставлении сведений о застрахованных лицах, а в связи с отсутствием события, установленного частью 3 статьи 17 ФЗ N 27-ФЗ, правонарушения в отношении всех застрахованных лиц ответчика.

В обоснование факта несвоевременного представления ответчиком сведений по персонифицированному учету заявитель ссылается на пункт 2 статьи 8 ФЗ N 27-ФЗ в редакции Федерального закона от 25.10.01г. N 138-ФЗ, согласно которому предусмотренные пунктом 2 статьи 11 данного Закона сведения могут предоставляться как в виде документов в письменной форме, так и в электронной форме (на магнитных носителях или по каналам связи) при наличии гарантий их достоверности и защиты от несанкционированного доступа и искажений. В этом случае юридическая сила представленных документов должна подтверждаться электронной цифровой подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации. Вопрос о возможности представления информации в электронной форме решается Пенсионным фондом Российской Федерации совместно с конкретным страхователем.

Заявитель полагает, что поскольку ответчик представил информацию о застрахованных лицах 28.02.06г. (то есть до 01.03.06г.) не в письменном виде и не в электронном виде, заверенном цифровой подписью, а лишь в электронном виде на дискете, то поэтому ответчик не может считаться представившим информацию до 01.03.06г. в отношении всех застрахованных лиц.

Однако, как следует из вышеуказанного пункта 2 статьи 8 ФЗ N 27-ФЗ предусмотренные данным Законом сведения представляются в Пенсионный фонд Российской Федерации в соответствии с утверждаемыми им в установленном порядке формами документов и инструкциями, и при этом вопрос о возможности представления информации в электронном виде решается Пенсионным фондом Российской Федерации совместно с конкретным страхователем.

Как следует из утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации N 318 от 15.03.97г. (в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 14.07.03г. N 422) Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах для целей обязательного пенсионного страхования (пункты 28 и 29 Инструкции) - копию сведений, представленных в территориальный орган для включения в лицевой счет застрахованного лица, страхователь передает этому лицу в недельный срок с даты приема сведений территориальным органом. В случае обнаружения ошибок в представленных в территориальный орган формах документов персонифицированного учета, страхователь в двухнедельный срок представляет исправленные формы. При этом страхователь в недельный срок выдает застрахованному лицу копию уточненных индивидуальных сведений. В соответствии с пунктами 53 и 54 той же Инструкции - индивидуальные сведения о застрахованных лицах представляются страхователями и органами записи актов гражданского состояния в письменной или электронной форме в соответствии с настоящей Инструкцией и Инструкцией по заполнению форм документов индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, утверждаемой Пенсионным фондом Российской Федерации. Индивидуальные сведения о застрахованных лицах, предусмотренные настоящей Инструкцией, могут представляться в электронной форме при наличии гарантий их достоверности и защиты от несанкционированного доступа и искажения. В этом случае юридическая сила представленных документов должна подтверждаться электронной цифровой подписью в соответствии с законодательством Российской Федерации. Вопрос о возможности и порядке представления информации в электронной форме решается территориальным органом совместно с конкретными страхователями и оформляется соглашением об обмене электронными документами в системе электронного документооборота.

Из системного толкования вышеуказанных нормативных актов следует, что ни Законом, ни Инструкцией не предусмотрена какая-либо единственная окончательная форма представления индивидуальных сведений о застрахованных лицах, при несоблюдении которой сведения могли бы считаться непредставленными в установленный срок в полном объеме. Напротив, и Закон и Инструкция позволяют органам Пенсионного фонда и страхователям решать вопрос о предоставлении информации в электронной форме по взаимному соглашению с учетом особенностей конкретного страхователя. Из уведомления заявителя от 17.10.05г. (л.д. 78) следует, что заявитель согласно графику приема индивидуальных сведений, утвержденному начальником Управления, установил для ответчика дату сдачи индивидуальных сведений на 20.02.06г. При этом следует учесть, что заявитель не вправе был установить для ответчика вопреки нормам Закона какой-либо иной срок сдачи индивидуальных сведений, кроме 01.03.06г. Поэтому указанная в уведомлении дата сдачи индивидуальных сведений не изменяет установленный Законом срок сдачи индивидуальных сведений, а является фактически лишь согласованной датой приема заявителем индивидуальных сведений от ответчика с учетом конкретных особенностей ответчика - страхователя и сложившейся между заявителем и ответчиком на протяжении длительного периода времени практики сдачи-приемки индивидуальных сведений на магнитных носителях. Заявитель не отрицает, что в связи с большим количеством работников ответчика индивидуальные сведения ежегодно представлялись ответчиком на магнитном носителе в виде диска, что значительно облегчало заявителю проверку и обработку переданной ответчиком информации о застрахованных лицах. Поэтому следует признать, что фактически заявитель представил информацию по персонифицированному учету в отношении всех своих застрахованных сотрудников до истечения установленного Законом срока на магнитном носителе в виде диска, что и позволило заявителю своевременно проверить и обработать поступившую информацию и выявить допущенные ответчиком ошибки в представленных индивидуальных сведениях, которые (ошибки) и были отражены в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г. Уведомлением от 01.03.06г. (л.д. 39) заявитель установил ответчику двухнедельный срок для устранения обнаруженных в представленных на диске документах персонифицированного учета ошибках, которые были указаны в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г.

Таким образом, заявитель мог бы исчислять сумму штрафа из общего количества представленных ответчиком индивидуальных сведений только в том случае, если бы в срок до 01.03.06г. ответчик либо не представил бы никаких индивидуальных сведений, либо все представленные сведения содержали бы ошибочные данные.

Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в пункте 16 Информационного письма от 11.08.04г. N 79 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства об обязательном пенсионном страховании» закрепил правовую позицию, согласно которой размер штрафа, подлежащего взысканию за представление неполных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, следует определять от суммы платежей только в отношении тех застрахованных лиц, о которых представленных неполные сведения.

В письме от 28.06.06г. N КА-09-26/6784 Пенсионный фонд Российской Федерации во избежание судебных споров, связанных с взысканием сумм от применения финансовых санкций за непредставление в установленные сроки либо представление неполных и недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, сообщил, что, учитывая неоднозначную арбитражную практику по названному вопросу территориальным органам пенсионного фонда следует четко руководствоваться положением пункта 16 Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 11.08.04г. N 79 и обращаться в судебные органы с исками к страхователям-работодателям о взыскании сумм от применения финансовых санкций за непредставление в установленные сроки либо представление неполных и (или) недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета, исходя из размера 10% причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации только в отношении тех застрахованных лиц, за которых во время не представлены либо представлены не полные и (или) недостоверные сведения.

Таким образом, по смыслу нормы статьи 17 Закона N 27-ФЗ сумму штрафа следует исчислять не от причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации за всех застрахованных лиц, а от платежей за тех застрахованных лиц, в отношении которых сведения, необходимые для ведения индивидуального (персонифицированного) учета в системе пенсионного страхования не были представлены либо представлены не полные и (или) недостоверные сведения. Указанный подход, по мнению суда, отражает позицию законодателя, обеспечивающую индивидуализацию ответственности. В ином случае, когда производится расчет штрафа исходя из общей суммы страховых взносов, уплачиваемых страхователем, размер ответственности фактически зависит не от тяжести совершаемого правонарушения, а от численности работников страхователя, что противоречит смыслу Закона.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г. были выявлены ошибки в отношении 23-х сотрудников ответчика по представленной ответчиком на дискете информации.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что у него не имеется информации, и он не может подтвердить наличие каких-либо других ошибок в индивидуальных сведениях работников Закрытого акционерного общества «Трест 102», кроме ошибок в сведениях о работниках, указанных в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г., представленных ответчиком на дискете.

В судебном заседании 22.02.07г. представитель УПФ подтвердил, что в протоколе проверки индивидуальных сведений страховые номера застрахованных лиц, не найденные в базе данных, не считаются ошибками в представлении индивидуальных сведений.

Следовательно, заявитель мог обоснованно и правомерно исчислить сумму штрафа только от суммы платежей ответчика в отношении 23-х указанных в протоколе проверки индивидуальных сведений от 28.02.06г. застрахованных лиц, в отношении которых были выявлены ошибки.

В этом случае сумма штрафа составляет 15071 руб. 36 коп., что и признает ответчик в отзыве на заявление.

При таких обстоятельствах требования заявителя подлежат удовлетворению частично, а госпошлина взыскивается с ответчика пропорциональной удовлетворенной части заявленных требований.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 216 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

Взыскать с Закрытого акционерного общества «Трест-102» (...) в бюджет Пенсионного фонда 15071 руб. 36 коп. штрафа.

В остальной части заявленных требований отказать

Взыскать с Закрытого акционерного общества «Трест-102» (...) в доход федерального бюджета 602 руб. 85 коп. госпошлины.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.



Судья
Пасько О.В.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А56-43237/2006
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 16 марта 2007

Поиск в тексте