• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПРЕЗИДИУМ САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 апреля 1997 года


Обвинительный приговор отменен и дело направлено на дополнительное расследование в связи с односторонностью и неполнотой предварительного и судебного следствия
(Извлечение)

Волжским районным судом Самарской области Рагаускас осужден по ст.103 УК РСФСР. Он признан виновным в умышленном убийстве без отягчающих обстоятельств, совершенном при следующих обстоятельствах.

15 мая 1995 года в вечернее время Рагаускас с целью убийства из-за неприязненных отношений обманным путем на автомашине привез свою жену, Рагаускас О., в лес, где стал избивать ее кулаками и ногами. После того как она потеряла сознание, он удушил ее, используя принадлежащий ему брючный ремень, который затянул на шее при помощи палки.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у потерпевшей обнаружены повреждения: переломы подъязычной кости, ребер (6, 8 слева и 8, 9 справа). Переломы ребер относятся к менее тяжким телесным повреждениям. Ввиду выраженных гнилостных изменений не представилось возможным установить причину смерти, однако наличие на шее трупа Рагаускас О. ремня указывает на то, что вероятной причиной ее смерти послужило сдавливание шеи ремнем при удушении.

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений и направлении дела на новое предварительное расследование в связи с односторонностью и неполнотой предварительного и судебного следствия.

Президиум Самарского областного суда 17 апреля 1997 года протест удовлетворил, указав следующее.

Обосновывая вину Рагаускаса в совершенном преступлении, суд привел в приговоре в подтверждение виновности Рагаускаса его показания, данные им в ходе предварительного следствия и первого судебного заседания, о том, что 15 мая 1995 года вечером на автомашине "Нива" он повез жену к месту убийства. Приехав на озеро, недалеко от пос.П.Дубрава, вышел с женой из автомашины и совершил ее убийство. Для удушения жены он использовал ремень, который ранее ему подарила сестра жены - Лапшина. Лопату, которой пытался закопать труп жены, выбросил на месте преступления.

Суд указал в приговоре и на другие доказательства, протокол осмотра места преступления, в ходе которого были изъяты ремень и лопата; заключение судебно-медицинского эксперта; показания свидетеля Лапшиной, которая опознала ремень, предъявленный ей органами предварительного следствия; показания несовершеннолетнего сына погибшей - свидетеля Рагаускаса А. о том, что 15 мая 1995 года его мать была дома до 18 часов, а затем он ушел гулять, около 24 часов отец сказал ему, что пропала мать; показания свидетелей Серякова и Петрова (которые в ходе предварительного расследования участвовали в качестве понятых при проверке показаний Рагаускаса на месте преступления) о том, что Рагаускас добровольно в их присутствии показал, где и как убил жену.

Вместе с тем суд не учел ряд обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда о виновности осужденного.

Так, из протокола осмотра места преступления видно, что в процессе осмотра там не обнаружено следов протекторов какой-либо автомашины.

Как видно из показаний свидетеля Миронова, с 13 по 16 мая автомашина "Нива" находилась в гараже и ее никто не брал.

Свидетель Лапшин Э. (племянник осужденного) дал аналогичные показания.

Свидетель Лапшина подтвердила, что 15 и 16 мая автомашина со снятым аккумулятором была на месте, а ключи находились у нее.

Однако ни органы предварительного следствия, ни суд в нарушение требований ст.20 УПК РСФСР не проверили полно указанные обстоятельства и, в частности, когда и кем был снят аккумулятор, где он хранился, имел ли возможность осужденный взять этот аккумулятор и ключи от гаража, были ли у него личные ключи от гаража.

Также не установлено точно время, когда несовершеннолетние Миронов, Лапшин и их знакомые уходили из гаража, в частности после 16, 17, 18 часов или ранее, как они закрывали гараж, кому отдавали ключи, видели ли они вблизи гаража осужденного, поскольку Рагаускас показал, что брал машину вечером 15 мая 1995 года.

В процессе осмотра места преступления в 30 м от трупа была обнаружена лопата. Однако конкретно, в каком именно месте она обнаружена, в протоколе подробно не отражено, фотографии осмотра места преступления к делу не приобщены, осмотр лопаты произведен не был, на опознание она никому не предъявлялась.

Вместе с тем, как видно из показаний Лапшиной, а также свидетеля Рагаускаса А., в гараже находилось несколько лопат, в том числе в машине.

9 июня 1995 года с целью проверки ранее данных Рагаускасом показаний с ним был произведен выезд на место преступления с участием понятых Серякова и Петрова. Рагаускас указал место, где выбросил лопату, но соответствует ли оно месту ее обнаружения 31 мая 1995 года, органы предварительного следствия не выяснили.

На допросе в качестве подозреваемого 9 июня 1995 года Рагаускас показал, что, следуя на автомашине к месту преступления, он останавливался по дороге и купил бутылку водки.

Между тем органы предварительного расследования в ходе проверки показаний Рагаускаса не выяснили, были ли на пути его следования какой-либо магазин или торговая точка, где он мог купить водку.

В ходе судебного заседания были допрошены понятые Серяков и Петров, которые дали противоречивые показания: "Рагаускас показывал сам дорогу...", "Рагаускас сразу не мог указать место. Сколько раз останавливались, не запомнили".

Суд не выяснил причины противоречий в показаниях Рагаускаса и свидетелей Петрова и Серякова об обстоятельствах проведения этого следственного действия.

Органы предварительного следствия и суд недостаточно полно выяснили вопрос о принадлежности ремня, изъятого с места преступления, а опознание ремня провели с нарушением требований ст.ст.164, 165 УПК РСФСР.

Так, в соответствии со ст.164 УПК РСФСР опознающее лицо предварительно должно допрашиваться об обстоятельствах, при которых оно наблюдало предмет, и о приметах и особенностях, по которым оно может произвести опознание.

В соответствии с ч.7 ст.165 УПК РСФСР опознающий обязан объяснить, по каким приметам или особенностям он указал данный предмет.

Однако, по словам допрошенной в качестве подозреваемой Лапшиной, она подробно об индивидуальных признаках ремня не допрашивалась. В протоколе допроса сделана запись, из которой неясно, какого цвета ремень: черного или серого. Тогда как в процессе осмотра места преступления указан ремень из кожи темного цвета, с желтой пряжкой без других индивидуальных признаков.

10 июня 1995 года ремень Лапшиной был предъявлен на опознание. Из протокола опознания видно, что индивидуальные признаки ремня не указаны, и неясно, по каким признакам она его опознала.

Согласно материалам дела, с Лапшиной проводились следственные действия, когда она была задержана в качестве подозреваемой. Вместе с тем в соответствии со ст.ст.122, 127 УПК РСФСР орган дознания и следователь вправе были задержать Лапшину в качестве подозреваемой лишь при наличии оснований, указанных в ст.122 УПК РСФСР. Но в протоколе задержания эти основания не указаны: Лапшина не была застигнута при совершении преступления или непосредственно после его совершения; очевидцы прямо не указывали на Лапшину как на лицо, совершившее преступление; на ней или ее одежде, при ней или в ее жилище не обнаружены явные следы преступления, она не покушалась на побег и имела постоянное место жительства.

В ходе судебного разбирательства Лапшина изменила свои показания, пояснив, что она опознавала ремень черный, женский, принадлежавший ее сестре, никакого другого ремня не опознавала, подписывала протокол, не читая, поскольку была испугана угрозами работников милиции, которые незаконно ее задержали 9 июня 1995 года, а затем арестовали в качестве подозреваемой 12 июня 1995 года и, продержав 10 дней, освободили. После освобождения ее признали представителем потерпевшей, но с делом не ознакомили. В результате неправомерных действий работников милиции она попала в больницу.

Эти обстоятельства судом не проверены.

В ходе судебного заседания осужденный Рагаускас изменил первоначальные показания, пояснив, что убийство жены он не совершал, а признал вину ввиду применения к нему во время задержания физического насилия работниками милиции. При проверке его показаний 9 июня 1995 года к нему в машине применяли насилие.

Эти показания судом в полной мере проверены не были. Прокурорская проверка по данному факту не проводилась.

Как пояснил в ходе предварительного и судебного следствия несовершеннолетний Рагаускас А., ему следователь показывал ремень, который его отец не носил. Органы предварительного следствия и суд надлежаще не проверили эти показания.

Кроме того, ссылка в приговоре на показания Рагаускаса А. о том, что его мать пропала 15 мая 1995 года, не соответствует его показаниям, данным им как в ходе предварительного, так и судебного следствия, где Рагаускас А. показал об исчезновении матери 16 мая 1995 года.

По заключению эксперта, обнаруженные на трупе Рагаускас О. переломы ребер относятся к менее тяжким телесным повреждениям, и они не могли быть причиной смерти потерпевшей. Степень тяжести других повреждений, в частности перелома подъязычной кости, эксперт не установил, указав, что "в связи с гнилостными изменениями оценка перелома подъязычной кости нецелесообразна". Органы предварительного следствия и суд не выяснили, в чем причина нецелесообразности оценки данного повреждения, поскольку при тех же условиях эксперт определил степень тяжести других повреждений.

Не установлен механизм образования посмертных телесных повреждений - перелома двух ребер справа.

Органы следствия не приняли всех мер для выяснения причины смерти потерпевшей.

Учитывая невозможность восполнения выявленной неполноты предварительного следствия в судебном заседании, необходимость проведения следственных действий, выяснения причин противоречий в показаниях свидетелей, представителя потерпевшей, осужденного, установления причины смерти потерпевшей, приговор суда и кассационное определение подлежат отмене, а дело - направлению на дополнительное расследование.

Текст документа сверен по:
Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации, N 1, 1998 год

Дата принятия: 17 апреля 1997

Поиск в тексте